Номер части:
Журнал

ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОГО ОБЫСКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ (46-48)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Bagmanov R.R., Kornelyuk O.V.
DOI:


ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОГО ОБЫСКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

Багманов Радмир Рамилевич

Студент, Башкирский Государственный Университет, г. Уфа

Научный руководитель: Корнелюк О. В.

Аннотация: В данной статье рассмотрено понятие личного обыска, осуществляемого при задержании лица по подозрению в совершении преступления, его теоретические и практические проблемы. Описываются особенности данного мероприятия, приводятся точки зрения различных научных деятелей касательно данного вопроса.

Annotation: This article describes the concept of a personal search carried out during the arrest of a person on suspicion of committing a crime, its theoretical and practical problems. The features of this event are described, the points of view of various scientific figures on this issue are given.

Ключевые слова: личный обыск, следственное действие, уголовный процесс, УПК, задержание, подозреваемый, принуждение.

Keywords: personal search, investigative action, criminal procedure, CPC, detention, suspect, coercion.

Традиционно в теории уголовного процесса к мерам уголовно-процессуального принуждения относят задержания, меры предосторожности и другие меры обеспечения уголовного производства. Кроме этих мер, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает и другие, принудительный характер которых наблюдается как бы «за кадром», непосредственно действуя только на определенные условия. К ним относятся следственные (розыскные) действия, для которых предусмотрен принудительный порядок их проведения.

Следственные действия рассматриваются как предусмотренная уголовно — процессуальным законом и обеспеченная государственным принуждением совокупность операций и приемов, проводимых во время досудебного расследования преступлений для выявления, фиксации и проверки фактических данных, имеющих значение доказательств в уголовном судопроизводстве. Праву следователя на проведение следственных (розыскных) действий всегда корреспондируют соответствующие обязанности, подлежащие исполнению независимо от воли тех, на кого они возложены. В случае, когда в принудительном порядке объектом исследования выступает тело человека, ограничивается его физическая неприкосновенность [1].

Психическая неприкосновенность ограничивается тогда, когда лицо, не желая испытывать на себе физическое принуждение, вынуждено подчиниться и действовать вопреки своему желанию. В тех случаях, когда речь идет о чести и достоинстве лица, происходит ограничение моральной неприкосновенности, а в случае угрозы жизни и здоровью страдает личная безопасность. Индивидуальная свобода в этих условиях ограничивается на время, в течение которого лицо доставляется к месту проведения следственного (розыскного) действия (если такая доставка осуществляется принудительно), удерживается до начала проведения действий или во время непосредственного проведение следственного (розыскного) действия. Состояние научного исследования.

Несмотря на достаточно широкое исследование данных вопросов, проведение следственных (розыскных) действий, хотя и в соответствии с УПК России 2001 года, большинство из них не только не потеряли своей актуальности, а наоборот, приобрели в современных условиях качественно новое содержание, а потому требуют своего решения. Нельзя не отметить тот факт, что большинство монографических, диссертационных исследований проблем проведения следственных (розыскных) действий, в том числе и обыска, выполненные на основе норм Уголовно-процессуального законодательства. Свои работы этим вопросом в разные годы посвятили А. Я. Дубинский,. И. Галаган, В. Я. Горбачевский, Степанова, О. Степанов, М. Кулик, Ю. М. Денежный, А. В. Ищенко, О. В. Каплина, В. С. Кузьмичев, О. П. Кучинская, Л. М. Лобойко, Есть. Д. Лукьянчиков, М. М. Михеенко, В. Т. Маляренко, В. В. Назаров, Д. И. Никифорчук, В. Т. Нор, М. А. Погорецкий, В. О. Золушка, Д. Б. Сергеева, С. В. Слинько, В. М. Тертышник, Л. Д. Удалова, С. С. Чернявский, Ю. М. Черноус, В. Ю. Шепитько, М. Есть. Шумило и др.

Но отдельное внимание, по моему мнению, следует обратить на проведение обыска лица (личного обыска). Сразу же стоит отметить, что действующий УПК РФ, в отличие от УПК РФ 1960 года, не содержит отдельной нормы, которая бы регламентирующая порядок проведения личного обыска (обыск лица). Не сформулирован он в системном виде ни в ст. 208, ни в ст. 234, ни в других статьях УПК России.

Как указывает А. Барышников, системный анализ норм УПК РФ, а именно ч. 8 ст. 191,ст. 208, ч. 7 в. 223, ч. 5 в. 236, ч. 7 в. 236, показывает, что по объемам правового регулирования и способом изложения нормативного материала в тексте закона порядок проведения обыска лица с выемкой в нее во время обыска предметов, материалов и документов до возбуждения уголовного дела (внесения сведений о совершенном преступлении в ЕРДР), дальнейшее их использование в качестве доказательств в уголовном процессе поставлены фактически вне закона [3].

Согласно ч. 3 ст. 208 УПК России при задержании уполномоченным должностным лицом, следователем, прокурором лица, подозреваемого в совершении преступления, может быть проведен его личный обыск. В целом все правила о проведении личного обыска задержанного лица в соответствии с УПК России можно представить таким образом:

1) субъектами проведения личного обыска является уполномоченное должностное лицо, следователь, прокурор (ч. 3 ст. 208 УПК РФ);

2) обыск лица производится с обязательным участием не менее двух понятых независимо от применения технических средств фиксирования (ч. 7 ст. 223 УПК РФ);

3) обыск лица должен быть совершен лицами того же пола (ч. 5 ст. 236 УПК РФ);

4) во время обыска может быть временно изъято имущество задержанного лица (ст. 168 КПК РФ);

5) результаты личного обыска указываются в протоколе задержания лица, подозреваемого в совершении преступления (ч. 5 ст. 208 УПК РФ).

Одной из целей задержания, что может быть вызвана ситуативными обстоятельствами, является выявление и изъятие у задержанного лица средств и орудий совершения преступления, объектов, которые сохранили на себе следы преступления, полученные в совершение преступления, а также является предметом преступления, связанного с их незаконным оборотом (ч. 2 ст. 167 УПК РФ). Аналогичные цели, как основания применения, сформулированы законодателем для такой меры обеспечения уголовного производства, как временное изъятие имущества (глава 16 УПК РФ). В соответствии с ч. 1 ст. 168 УПК России временно изъять имущество может каждый, кто законно задержал лицо в порядке, предусмотренном статьями 207, 208 УПК России. Каждый человек, который осуществил законное задержание, обязан одновременно с доставкой задержанного лица к следователю, прокурору, иному уполномоченному должностного лица передать ему временно изъятое имущество. Факт передачи временно изъятого имущества удостоверяется протоколом [4].

Эти законодательные положения стали основанием для вывода о том, что личный обыск или обыск лица специально не выделяется в законе и даже не называется обыском и не относится к следственным (розыскным) действиям, а именуется временным изъятием имущества. Согласиться с такими выводами можно хотя бы потому, что согласно ч. 2 ст. 168 УПК России временное изъятие имущества может осуществляться во время обыска, обзора [5].

Таким образом, личный обыск (обыск лица) следует рассматривать как вид обыска – следственного (розыскного) действия, в пределах которого и может осуществляться временное изъятие имущества. Итак, если в ст. 168 УПК России речь идет о праве каждого, кто законно задержал лицо в порядке, предусмотренном статьями 207, 208 УПК России, временно изъять имущество, то, соответственно, в статьях 207, 208 УПК РФ должно быть закреплено право соответствующих лиц на осуществление временного изъятия имущества.

В основном физический захват лица в предусмотренных законом случаях, как и его дальнейшая доставка в ближайшее подразделение органа досудебного расследования, осуществляется уполномоченными должностными лицами тогда, когда соответствующие сведения еще не внесены в Единый реестр досудебных расследований и, соответственно, досудебное расследование еще не начато. Так же и необходимость изъятия орудий преступления, других предметов и документов нередко возникает к моменту оформлению протокола задержания, сразу после физического захвата или доставки лица в ближайшее подразделение органа досудебного расследования, когда досудебное расследование по данному факту еще не начато [2].

Ограничение фактического владения вещью осуществляется на основаниях и в порядке, определенных Уголовным процессуальным кодексом России и Кодексом Об административных правонарушениях. Очевидно, речь идет о временном изъятии имущества, которое в соответствии с ч. 1, 2 ст. 168 УПК РФ может осуществляться как во время задержание лица, так и во время осмотра и обыска.

Использованные источники:

Нормативные акты:

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ // Российская газета. — 22 декабря 2001г. — №249

2. Федеральный закон Российской Федерации от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» (действующая редакция) // М. «Закон» 2011.

Литература:

3. Барышников А. Обыск лица по УПК России: теоретические и практические проблемы / А. Барышников // Вестник НААУ. – 2015. – № 7-8. – С. 35-43.

4. Карпушин С. Ю. Проведение следственных (розыскных) действий в неотложных случаях / Сек. Ю. Карпушин // Законодательство России: история развития, социальная обусловленность, качество, применение и совершенствования: материалы межд. наук.-практ. конф. (м. Запорожье, 4-5 декабря 2017 г.). – Запорожье. 2017. – С. 205-207.

5. Уголовный процесс: учебник / под ред. В. В. Коваленко, Л. Д. Удаловой, Д. П. Письменного. – К.: ЦУЛ, 2018. – 544 с.

Записи созданы 1175

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх