Номер части:
Журнал

ЭТИКА ТОЛЕРАНТНОСТИ И НРАВСТВЕННЫЕ ИМПЕРАТИВЫ НАУЧНОГО СООБЩЕСТВА (60-62)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: , Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор: Mochalova N. Yu.
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI:
Данные для цитирования: . ЭТИКА ТОЛЕРАНТНОСТИ И НРАВСТВЕННЫЕ ИМПЕРАТИВЫ НАУЧНОГО СООБЩЕСТВА (60-62). PDF архив. ; ():-.



Этика толерантности и нравственные императивы научного сообщества

Мочалова Надежда Юрьевна,

к. филос. н., доцент кафедры ГСЭН,

филиал РГППУ в г. Нижний Тагил,

г. Нижний Тагил

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются проблемы понимания между субъектами научного сообщества, доказывается ценность лигитимного существования нравственных императивов как регуляторов толерантного взаимодействия союзов ученых. Именно толерантность как добродетель и нормальное условие сосуществования позволяет научному сообществу нести ответственность за результаты собственной деятельности и быть социальными критиками общества.

ABSTRACT

The article deals with the problems of understanding between the subjects of the scientific community, proves the value of the legitimate existence of moral imperatives as regulators of tolerant interaction of unions of scientists. It is tolerance as a virtue and a normal condition of coexistence that allows the scientific community to be responsible for the results of its own activities and to be social critics of society.

Ключевые слова: нравственные императивы, толерантность, истина, плюрализм.

Key words: moral imperatives, tolerance, truth, pluralism.

Неизбежная множественность точек зрения на современные научные проблемы приводит не столько к желаемому плюрализму мнений в рамках научного дискурса, сколько к переосмыслению оснований для адекватной научной коммуникации в целом. Научные коммуникации становятся отражением существующих в обществе проблем непонимания между различными социальными группами со всеми вытекающими из этого групповыми интересами. Понимание как таковое невозможно без должного уважения, как социальной позиции оппонента, так и его профессиональной ангажированности. В пространстве гуманитарных наук такое понимание связано, прежде всего, с проблемой толерантности. Этика толерантности становится актуальной темой социально-гуманитарного познания в современном научном дискурсе, поскольку позволяет рассмотреть специфику научной коммуникации в рамках социально-гуманитарной экспертизы научного знания.

Ричард Рорти, рассуждая о роли философии в процессе упорядочивания научных и прочих коммуникаций в рамках научного сообщества, сказал одну парадоксальную, но важную мысль. В соответствии с прагматической точкой зрения ученым не следует ни бояться субъективности, ни тревожиться о собственной методологии. Согласно Рорти нужно лишь «воспевать своих героев и предавать проклятью своих злодеев», проводя индивидуальные сравнения между позициями ученых [1, c. 98]. Это означает, что проблема этики толерантности с точки зрения прагматизма приобретает одно интересное свойство. Следует на первое место поставить принципы «корпоративной этики» научного сообщества, в котором есть свои герои и свои монстры. Нравственный императив такого рода ученых зиждется на полном или частичном отрицании общих и универсальных принципов взаимодействия. Все, что нужно ученому – это истово отстаивать интересы своей научной группы и отчасти (хотя бы в глазах своих соратников) он уже оправдан. А то, что всегда будут несогласные, противники и оппоненты – неизбежное условие плюрализма мнений в рамках этики толерантности.

Пьер Бурдье, ратуя за ангажированность научного знания, настаивает на том, что настоящая работа для ученого-исследователя заключается не в выполнении соответствующих функций в рамках собственного научного сообщества, а в том, чтобы обеспечивать коммуникации между наукой и обществом. Это позволит производить «легитимно ангажированное знание» как совокупность ответственных высказываний, полезных и востребованных как для общества в целом, так и для сообщества ученых. Этические принципы так понимаемого научного сообщества должны, по мысли Бурдье, целиком и полностью отражать настроения общества, с учетом компонента толерантности. Толерантность ученого, особенно гуманитария, взлелеянная в рамках собственного научного сообщества должна плавно проникать в общество и служить целям продуктивной коммуникации [2, c. 167].

Ценность научной деятельности непосредственно связана с таким нравственным императивом научного сообщества, который позволит в наиболее востребованной (читай – ангажированной) форме производить позитивное для общества знание. В противном случае ученые оказываются в двойне невыгодном положении: во-первых, им необходимо оправдать смысл и ценность собственной деятельности, а во-вторых, общество вправе отказать этим ученым в легитимности продуцируемой ими «истины». Будучи частью общества, своеобразной социальной стратой, ученые несут ответственность за процесс «производства истины», они искренне заинтересованы в успехе «общего дела».

Схожей позиции придерживается другой французский аналитик Жан-Люк Нанси, хотя и по-иному аргументирует ее. Научное сообщество, согласно Нанси – это разновидность «бытия-вместе», характерной особенностью которого является то обстоятельство, что моральный выбор порождает проблему ответственности. Научное сообщество, будучи скованным не столько собственной ангажированностью, сколько «заботой о будущем», несет ответственность за собственное существование и существование других. Нравственные императивы научного сообщества гуманитариев диктуют им правила совместного бытия, ключевым понятием которого является толерантность. Именно терпимость как добродетель и нормальное условие сосуществования позволяет научному сообществу не только нести ответственность за результаты собственной деятельности, но и быть «социальными критиками», выступая в качестве своеобразных «лакмусовых бумажек» при решении социальных проблем. Только тогда ученые не только «оправдают» необходимость собственного существования, но и обеспечат обществу толерантную будущность, как условие выживания [3, с. 64].

Таким образом, можно сказать, что этика толерантности становится краеугольным камнем в процессе формирования нравственного императива научного сообщества. Причем толерантность здесь следует понимать предельно широко, не только как условие успешности коммуникаций в рамках научного сообщества, но и как условие стабильности современного общества. Научное сообщество оказывается полноценной частью общества в целом, однако роль интеллектуалов в современном обществе с неизбежностью включает в себя ответственность за судьбу данного общества. Именно ученым-гуманитариям предъявляются требования по обеспечению толерантных условий существования общества [4].

Проблема толерантного взаимодействия может принимать разнообразные уровни и формы в различных контекстах:

— на субъективном уровне – проблема восприятия и психологически адекватной оценки иного мнения, позиции, аргументации схожих объектов и предметов исследования;

— на уровне межсубъектного взаимодействия – проблема присвоения, освоения, усвоения «чужого» материала, выводов и итогов исследования, что порождает практику «плагиата» в современном научном сообществе;

— на предметном уровне – попытка заново «пройти» по чужому вспаханному полю, присоединиться к тематике исследования «ненулевого» цикла, стать «членом научной школы», транслировать и развивать чужие магистральные идеи;

— на объектном уровне – буквальное воспроизведение объекта – некое клонирование, абсолютное копирование, повторение модификаций, а в пространстве антропологического эксперимента неизбежно

— психологический диссонанс между ожиданием и результатом полученного «клона».

Однако здесь остается нерешенной одна существенная проблема: насколько научное сообщество само толерантно, осознает ли оно границы собственной толерантности, требует ли проблематизации концепт толерантности? От ответа на данные вопросы зависит как положение ученого в современном мире, так и возможности развития последнего в сторону возрастающей терпимости ко всему разнообразию существующих форм и видов научного и вненаучного взаимодействия. Позитивистски настроенные ученые мужи не способны в принципе толерантно воспринять иные формы знания, кроме логично-рационалистического. Интуитивистские, чувственно-образные, символизированные до предельной абстрактности формы знания несут новый уровень информации о мире, еще требующий как раскодировки, так и эмотивного принятия научным сообществом.

Список литературы.

  1. Рорти Р. Историография философии: четыре жанра. М.: Канон-Плюс, 2017. – 176 с.
  2. Бурдье П. Социология социального пространства / Пер.с франц.6 отв. Ред. Перевода Н.А. Шматко. – М.: Институт экспериментальной социологии; СПб: Алетейя, 2007. – 288 с.
  3. Нанси Ж.-Л. Непроизводимое сообщество. М.: Водолей, 2011. – 208 с.
  4. Мерло-Понти М. Интенциональность и текстуальность: Философская мысль Франции XX века. Томск: Водолей, 1988. – 320 с.

 

Список литературы:


Записи созданы 1747

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх