Номер части:
Журнал

КОНСТИТУЦИОННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА (37-41)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Gusarova E.A., Lunin S.V.
DOI:


УДК 34

Е.А.Гусарова

Студентка 2 курса

Самарский государственный экономический университет

Россия, г. Самара

С.В.Лунин

Самарский государственный экономический университет

Россия, г.Самара

КОНСТИТУЦИОННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА.

Аннотация: в статье рассматриваются вопросы теоретического обоснования и практического совершенствования института конституционной ответственности, ее роли в поддержании в государстве должного, в соответствие закона, правового порядка, установлении режима конституционной закономерности. 

Ключевые слова: конституционная ответственность, конституционные деликты, конституционные санкции, конституционное правоотношение, основание и применение конституционной ответственности, процесс применения конституционной ответственности.

Annotation: The article is devoted to the issues of theoretical substantiation and practical improvement of the institution of constitutional responsibility, its role in maintaining the necessary legal order in the country, establishing a regime of constitutional legality.

Key words: constitutional liability, constitutional delict, constitutional sanctions, constitutional legal relations, grounds and applying of a constitutional liability, process of applying of a constitutional liability.
Общесоциальная ответственность — непростая, обобщённая нравственно-правовая, идеологическая и этико-психологическая категория, рассматриваемая многочисленными юридическими науками, с разнообразными точками зрения. Политическая, юридическая, общественная, моральная, профессиональная гражданская, и прочие виды ответственности, в комплексе формируют суждение — социальная ответственность. В данной статье наиболее подробно рассмотрим конституционную ответственность.

Конституционная ответственность является особым видом социальной ответственности. Она имеет сложную политико-правовую форму, следующую за нарушение конституционного закона и проявляющуюся в определённых неблагоприятных последствиях для конкретной личности. Субъектами конституционной ответственности могут оказаться как официальные служебные лица, так и отдельные органы правительственной власти. Формы (санкции) конституционной ответственности выражаются: в отрешении от должности (в порядке импичмента), приостановлении или отмене антиконституционного действия, отрешении от занимаемой должности, признании выборов или результатов голосования недействительными, официальном признании работы государственных органов, высших должностных лиц неудовлетворительной (в том числе путём выражения вотума недоверия правительству), преждевременный роспуск ответственного органа.[1]

Конституционная ответственность является неотъемлемой составной частью конституционно-правовой ответственности. Некоторые законоведы отождествляют конституционную ответственность и конституционно-правовую

. Так, С. А. Авакьян придерживается другого мнения, в отличие от тех кто связывает понимание конституционной ответственности исключительно с обеспечением действий, касающихся принципов Конституции. Он, в частности, более чем решительно утверждает о том , что единение конституционной ответственности всего лишь с Конституцией, непременно приведёт к включению мер обеспечивающих её действия, включая и санкции содержания самой Конституции.[2]

Ж. И. Овсепян подчёркивает, что конституционная ответственность идентична отрасли конституционного права[3].

Формулировка конституционной ответственности связана с конкретным толкованием конституционного деликта. С точки зрения В. О. Лучина Конституционный деликт является деяние (действие или бездействие) субъекта конституционных правоотношений, не отвечающее подобающему поведению, которое влечёт за собой применение мер конституционно-правовой ответственности[4].

Г. А. Трофимова заявляет, что под конституционным деликтом, в области норм контроля, должно считать противозаконное, виновное: неосторожное или преднамеренное совершение поступка — действие или бездействие личности законотворчества — органа или должностного лица, причинившего или создавшего угрозу нанесения вреда гражданственным отношениям в области законотворчества, общеправовой территории России, субъекта Российской Федерации или муниципального устройства, и за кое законодательством определена конституционно-правовая ответственность[5].

В большей степени точным считается взгляд экспериментаторов, объединяющих понимание конституционного деликта с отступлением от норм Конституции РФ. Именно в такой конструкции, Ж. И. Овсепян под конституционным нарушением права рассматривает нарушение закона, допущенное органами государственной власти — должностными лицами официальной власти, в первую очередь, руководящей государственной власти по причине исполнения ими правоприменительной и иного вида правотворческой функции в исключительных случаях – правоприменительной функции, сопряжённые с принятием закона — нормативного акта, нарушающего правило главенства, руководящей правоведческой силы и непосредственного действия Конституции и её норм, или относящихся к принятию правоприменительных действий, обусловивших всеобъемлющие негативные общественные последствия, широкомасштабные нарушения конституционных прав и свобод человека и гражданина[6].

Нетрадиционной представляется формулировка конституционной ответственности, предложенная Страшуном Б. А. Под конституционной ответственностью автор рассматривает ответственность, предусмотренную Конституцией и случайными конституционными, или сопоставленными с ними законами[7].

Как мне кажется, в наибольшей степени конструктивной является точка зрения толкования конституционной ответственности, в узком смысле, как вариации конституционно-правовой ответственности. В таком случае необходимо придать исключительное значение мерам, предусмотренным за нарушение норм непосредственно самой Конституции РФ. Так, С. Э. Несмеянова, полагает, что первостепенной важности мерилом право применения конституционной ответственности оказывается защита Конституции Российской Федерации[8].

Подобного рода соотношение конституционно-правовой и конституционной ответственности является конституционный деликт — вариант большей частью объёмной категории – конституционно-правового деликта. Закономерным считается также разграничение муниципально-правового деликта и конституционно-правового.

Не смотря на то, что понятие и значение конституционной ответственности остается спорным, введение его в оборот теории ответственности обладает не только научным , но и практическим значеним. Вычленение конституционной ответственности в структуре формы конституционно-правовой ответственности способствует лучшему пониманию природы и степени ценности мер, гарантирующих деятельность Конституции РФ, её защиту и осуществление. В частности, благодаря особому исследованию статуса урегулирования и осуществления конституционной ответственности, всплывает комплекс проблем, касающихся этого вопроса.

На сегодняшний день конституционную ответственность предполагает не только Конституция РФ. Проанализируем те немногие обстоятельства урегулирования негативной конституционной ответственности, предусмотренные непосредственно Конституцией Российской Федерацией. Так, Конституция РФ допускает степень конституционной ответственности, как расценивание действия неконституционным, в результате этого конечный теряет преимущество и не соответствует право применению – статья 125 Конституции РФ. Данную степень ответственности практикует Конституционный Суд РФ, предметом наблюдения которого представлены нормативные акты Президента РФ, федеральные законы палат Федерального Собрания РФ, конституции республик, Правительства РФ; уставы, а также законы и другого вида акты, устанавливающие стандарты личности РФ; договоры между органами государственной власти Федерации и субъектов РФ; соглашение между структурами государственной власти субъектов РФ, вместе с тем, не вступившие в правомочность международные соглашения Российской Федерации. Равным образом фигурой конституционной ответственности в таком случае является Президент РФ, Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ, его палаты, законодательные и исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

Вышеприведённый пример ответственности представляет собой единственный случай, когда Конституция РФ допускает не что иное, как конституционную ответственность. В другой ситуации ответственность установлена параллельно за отступление от нормы Конституции РФ, так и прочих юридических действий. Следовательно, согласно ч. 2 статьи.85 Конституции РФ, Президент РФ имеет право сдерживать функционирование указов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае разногласия таковых с Конституцией РФ и федеральным законом, международным обязательством Российской Федерации или нарушая права свободы человека и гражданина до решения, принятого по данному вопросу соответствующим судом. Другой подобного рода наглядный пример: распоряжения и постановления Правительства РФ могут быть объявлены недействительными Президентом РФ в случае их разногласия с Конституцией РФ, федеральным законам и указам Президента РФ (ст. 115 Конституции РФ). Следовательно, тех или иных отличающихся от других конечных итогов за уклонение от Конституции РФ ни для Правительства РФ, ни для органов государственной власти субъектов РФ не наступает.

Конституция РФ предполагает меру ответственности другого вида правонарушений, или устанавливает меру ответственности за данное нарушение закона. Так, Президент Российской Федерации может быть отстранён, основываясь на обвинение в государственной измене или совершении другого тяжкого преступления (ч. 1 ст. 93 Конституции РФ). Часть ученых считает, что принцип отрешения Президента, нарушившего Конституцию, представляется «спящим», другими словами, такая ответственность является результатом церемонии принесения клятвы на преданность основному закону государства[9]. Судя по всему, допустимость отрешения от должности главы государства за нарушение Конституции РФ должна стать установленным порядком. Данный вид ответственности действовал в отношении Президента РФ согласно Конституции РФ 1978 года. В соответствии ст. 121.10 Президент РФ может быть отрешен от власти в случае нарушений законов РФ, Конституции, а также принятой им присяги.

Убедительным примером ответственности является лишённая субъектного отношения возможность отставки Правительства РФ по инициативе Президента РФ или Государственной Думы. Данной проблеме уделяется должное внимание в юридической литературе. Взгляды российских конституционалистов совпадают в следующем: в Конституции РФ принцип ответственности Правительства перед парламентом носит в большинстве своём условную форму и зависит от усмотрения Президента[10]. Будет разумным сформулировать основные принципы такого рода конституционной ответственности, так как это ограничит другие высшие органы государственной власти от необоснованного вмешательства в деятельность федерального Правительства., вместе с тем, повысит конституционно-правовой статус Правительства РФ.

В юридической литературе предложено обозначать процедуру изъявления недоверия Государственной Думой Правительству РФ упреждающей стадией в случае, не поддержания Президентом РФ инициативы Государственной Думы об отставке Правительства Российской Федерации.[11]. Часть исследователей считает, что в данном случае необходимо вести речь о снижении функции органа государственной власти в ходе претворения в жизнь структуры конституционно-правовой ответственности[12].

В Конституции РФ так же, как и в федеральном законодательстве, в действительности, не существует несоответствие степени ответственности в зависимости от вида правового акта нарушения. За несоблюдение Конституции РФ, федеральных законов и подлежащих закону нормативных правовых актов весьма часто наступает та же самая ответственность. В частности, согласно ст. 9 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ руководящее должностное лицо субъекта РФ имеет право принять распоряжение о преждевременном завершении полномочий представительного органа субъекта РФ в момент принятия им конституции и закона субъекта РФ, другого вида нормативного правового акта, противоречащих Конституции РФ, федеральным законам, конституции субъекта Российской Федерации, в том случае, когда данные разногласия определены соответствующим судом, а законодательный орган субъекта РФ не ликвидировал их на протяжении шести месяцев с момента вступления в силу судебного постановления. Равным образом, законодательная система субъекта РФ, руководствуясь теми же основаниями имеет право выразить недоверие официальному лицу субъекта РФ, при условии, когда последний не ликвидирует рекомендованные противоречия в течение тридцати одного дня со дня вступления в силу судебного решения.

Подобного рода подход имеет место и в урегулировании конституционной ответственности органов местного самоуправления, а так же их должностных лиц.

Другого рода практико-научная трудность сопряжена с осуществимостью решений, определяющих не конституционность актов и последствий за конституционные деликты. Эта сложность, в первую очередь, относится к исполнению решений Конституционного Суда РФ всеми до единого субъектами конституционно правовых отношений. Исполнение постановлений конституционных — уставных судов Российской Федерации, соответственно, должно стать объектом в большей степени интенсивного исследования и применения, на основании этого, целесообразных практических мер.

Наличие противоречия и отсутствие достаточной полноты регулирования конституционной ответственности является проблемой не только Российского государства. В то же самое время имеют место быть государства, в которых на конституционной ответственности уделяется пристальное внимание. Так, в Китайской Народной Республике конституционная ответственность наступает за нарушение Конституции КНР 1982 г., и, которая устанавливается органами, по закону осуществляющими контроль за её исполнением [13].

Я считаю, что поднятию значимости Конституции РФ будет благоприятствовать повсеместное введение системы мер конституционной ответственности, безусловно, не в единственном действии, а взятой за основу единой концепции. Одновременно с этим представляются важным, прежде всего, основные меры, касающиеся в целом органов государственной власти и местного самоуправления, которые, по всей вероятности, должны быть сформулированы конкретно в Конституции РФ. Во-вторых, при установлении подобных критериев необходимо определить отличие степени тяжести поступков в зависимости от того, имеются ли нарушения Конституция РФ и какие имеются последствия данного правонарушения. В-третьих, надлежит единовременно установить реально существующие структуры привлечения к конституционной ответственности, которые содержат чёткие положения, последовательность действий и формы контроля за соответствующим несением ответственности. Основные положения конституционной ответственности, закреплённые в Конституции Российской Федерации, уместно детализировать в специально предназначенном Федеральном законе. Вследствие этого, небезынтересным является размышление Н. М. Колосовой о том, что в России с течением времени допускается возможность постановки вопроса о разработке безукоризненного закона о конституционной ответственности, но для этого российское законодательство должно сформироваться , пройдя определенные этапы[14]. Следовательно, работа над концепцией данного закона должна проводиться, фактически, уже в теперешний день.

 

Использованные источники:

1.Большой юридический словарь Додонов В. Н., Ермаков В. Д., Крылова М. А и др. изд. Инфра-М.,- 2001.- 790с.

2.Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран / под ред. С. А. Авакьяна. М. 2001. 27с

3.Овсепян Ж. И. К вопросу об источниках конституционной ответственности, ее отраслевой адекватности и новых механизмах в федеральном законодательстве Российской Федерации // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. 241с.

4. Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М., 2002. 687с.

5. Трофимова Г. А. Основные подходы к определению оснований конституционно-правовой ответственности федеральных органов государственной власти // Конституционное и муниципальное право. 2013. № 8. 47с.

6. См.: Овсепян Ж. И. Критерии конституционной ответственности в Российской Федерации. Ч. 1 // Северо-Кавказский юридический вестник. 2001. № 4. 30с.

7. Страшун Б. А. К понятию конституционной ответственности // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. 200с.

8. Несмеянова С. Э. К вопросу о конституционной ответственности // Конституционное и муниципальное право. 2002. № 4. 50с.

9. Кененова И. П. Некоторые проблемы ответственности президента в сравнительно-правовом аспекте // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. 568с.

10. Добрынин Н. М. К вопросу о территориальном измерении конституционализма // Государство и право. 2012. № 1. 30с.

11. Трофимова Г. А. Конституционно-правовая ответственность Правительства РФ: основные деликты // Конституционное и муниципальное право. 2010. № 2. 51с.

12. Крысанов А. В. Конституционно-правовая ответственность Правительства Российской Федерации и его должностных лиц: основания и порядок реализации // Конституционное и муниципальное право. 2013. № 5. 196с.

13. Трощинский П. В. Юридическая ответственность по законодательству КНР // Журнал российского права. 2000. № 4. 154с.

14. Колосова Н. М. Особенности конституционной ответственности в России // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. 93с.

  1. Большой юридический словарь Додонов В. Н., Ермаков В. Д., Крылова М. А и др. изд. Инфра-М.,2001. С.245.
  2. Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран / под ред. С. А. Авакьяна. М., -2001.- С. 16.
  3. Овсепян Ж. И. К вопросу об источниках конституционной ответственности, ее отраслевой адекватности и новых механизмах в федеральном законодательстве Российской Федерации // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М. 2001. С. 192.
  4. Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М., 2002. С. 289.
  5. Трофимова Г. А. Основные подходы к определению оснований конституционно-правовой ответственности федеральных органов государственной власти // Конституционное и муниципальное право. 2013. № 8.С.2.
  6. См.: Овсепян Ж. И. Критерии конституционной ответственности в Российской Федерации. Ч. 1 // Северо-Кавказский юридический вестник. 2001. № 4. С.16 .
  7. Страшун Б. А. К понятию конституционной ответственности // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. С. 72–73.
  8.  Несмеянова С. Э. К вопросу о конституционной ответственности // Конституционное и муниципальное право. 2002. № 4. С. 13.
  9. См.: Кененова И. П. Некоторые проблемы ответственности президента в сравнительно-правовом аспекте // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. С. 471.
  10. См.: Добрынин Н. М. К вопросу о территориальном измерении конституционализма // Государство и право. 2012. № 1. С. 15.
  11. Трофимова Г. А. Конституционно-правовая ответственность Правительства РФ: основные деликты // Конституционное и муниципальное право. 2010. № 2. С. 47.
  12. Крысанов А. В. Конституционно-правовая ответственность Правительства Российской Федерации и его должностных лиц: основания и порядок реализации // Конституционное и муниципальное право. 2013. № 5. С.89.
  13. Трощинский П. В. Юридическая ответственность по законодательству КНР // Журнал российского права. 2000. № 4. С. 148–149.
  14. Колосова Н. М. Особенности конституционной ответственности в России // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. С. 92.
Записи созданы 1268

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх