Номер части:
Журнал
ISSN: 2411-6467 (Print)
ISSN: 2413-9335 (Online)
Статьи, опубликованные в журнале, представляется читателям на условиях свободной лицензии CC BY-ND

Позиция дворянства на созыв Генеральных штатов во Франции



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                              
Данные для цитирования: . Позиция дворянства на созыв Генеральных штатов во Франции // Евразийский Союз Ученых. Исторические науки. ; ():-.

Вопросами социально-политической истории Франции кануна Французской революции с разных позиций на протяжении двух столетий занимались как отечественные, так и зарубежные историки [6, 2, 9, 10, 11, 9, 3, с. 170-192,5, 62-82]. Цель статьи рассмотреть отношение дворянского сословия в целом на созыв Генеральных штатов, для этого.

К 80-м годам XVIII в. французский абсолютизм уже полностью исчерпал свои исторические возможности. Характерной чертой французского абсолютизма накануне революции была его бюрократизация. Абсолютизм подра­зумевает определенное единомыслие всех подданных короля, Фран­ция же конца Старого порядка представляла собой общество раз­дробленное, идейно разобщенное; эта разобщенность многими ощу­щалась, но так как она не была политическиоформлена, то о ней особо не задумывались. Абсолютизм превратился в застывшую форму, жизненность которой поддерживалась тем, что продолжал функци­онировать мощный бюрократический аппарат. Господство замкнутой в самой себе бюрократии приходило во все более острое противоречие с динамично развивавшимся гражданским об­ществом, стремившимся к обновлению страны.

Противников абсолютизма можно было встретить уже не толь­ко в третьем сословии; не меньше их было и среди дворянства, пре­жде считавшегося опорой трона. Присущая абсолютизму тенденция к неограниченной королевской власти вела к ограничению и даже ликвидации древних дворянских вольностей. Старая знать постепенно теряла былое могущество перед усилив­шимся натиском бюрократии и новоиспеченного дворянства. Да и само дворянство давно утратило былую относительную однородность. Внутри его выделились два соперничавших течения —либерально- и консервативно-реформистское, в одинаковой степени, хотя и по разным причинам, отвергавшие старый абсолютистско-6юрократической.

С середины 80-х годов XVIII в.во Франции все больше обострялись противоречия  между королевской властью и дворянством. Оппозиция абсолютизму нарастала не только слева — со стороны ли­берально настроенного дворянства, но и справа — со стороны боль­шей части дворянского сословия, отстаивавшей древние феодальные права и вольности и выступавшей за ограничение власти абсолютист­ской бюрократии. [7, c. 442-443]

Л.А. Пименова отмечала, что на исходе Старо­го порядка недовольство политическим режимом абсолютной мо­нархии стало общим для дворянского сословия. Основная масса дворян перестала видеть в абсолютизме надежного защитника сво­их интересов[4, с. 64].

Парламентская реформа Мопу вскрыла разногласия между дворянством мантии и короной, но в целом все дворянство было недовольно королевской политикой. Судейские чины предстали перед общественным мнением как защитники прав нации, так как гербовый сбор и продление двадцатины затрагивали интересы всего народа. К ним присоединились военное дворянство и церковная знать. Придворная аристократия открыто не приняла сторону парламентов. Истинными причинами оппозиции были экономические и политические интересы дворянства, за которые оно и сражалось, подключив общественное мнение, критикуя королевскую власть и выступая за созыв Генеральных штатов. Все это расшатывало Старый порядок, создавая предпосылки для революции. Дворянство добилось своего – отставки Бриенна и назначения на этот пост Неккера, который выдвинул условия: судебная реформа должна быть отменена, парламенты восстановлены, а Генеральные штаты созваны в назначенный Бриенном срок (1 мая 1789 г.). Король согласился,  волнения  прекратились, и общество стало готовиться к созыву генеральных штатов.

Государственный министр Мармонтен писал хранителю печати Ламуайону, что отставка господина де Бриенна была для их величеств скорее актом необходимым, чем приятной вещью. Кризис был сильным, так как выступали со всех сторон.[14, р. 46-49]

5 июля 1788 г., на пике беспокойства аристократии, король сделал предварительное заявление относительно созыва Генеральных Штатов, которого давно ждали. Это заявление привело к различным предложениям относительно состава ор­гана, учитывая изменения во французском обществе с 1614 года. Было ясно — встает вопрос об увеличении представителей треть­его сословия. Бриенн намеревался ослабить власть аристократии, усиливая власть буржуазии. На третье со­словие смотрели, как на союзников Людовика XVI. На этой опти­мистической ноте начались обсуждения, касавшиеся Генеральных Штатов.

8 августа 1788 года, наконец, было официально объявлено о со­зыве Генеральных Штатов. Оставался вопрос их состава. Ко­роль предложил высказать комментарии по этому поводу еще в начале июля. Этот вопрос горячо обсуждался в следующие меся­цы.[8, с. 340-341.]

25 сентября 1788 г. парламент заявил, что Генеральные Штаты должны быть созваны «в соответствии с формой, которая соблюдалась в 1614 году», иными сло­вами, по сословиям. Это было бесспорной победой привилегированных сословий.

Сложившаяся политическая ситуация в корне отличается от той, что была в 1787 году. Конфликт теперь не между королем и нотаблями, стремящимися ограничить его власть. На сей раз привилегированные сословия — в число которых входят и нотабли — противостоят третье­му сословию. 111 нотаблей, против 33-х, отказывают третьему сословию в праве на двойное представительство и поголовное голосование. [1, с. 145]

6 ноября 1788 г. в Версале открылась вторая (и, как окажется, последняя) Ассамблея нотаблей. Общественное мнение требовало, чтобы третьему сословию было предоставлено двойное представи­тельство, а голосование проводилось не по сословиям, а по числу де­путатов. Король сопротивлялся этому и рассчитывал на поддержку нотаблей. Ассамблея голосами депутатов от дворянства и духовенст­ва поддержала короля, но подавляющее большинство провинциаль­ных ассамблей решительно высказались за двойное представительст­во третьего сословия, и Людовик XVI вынужден был прислушаться.[ 7, c. 452]

В этой атмосфере Неккеру на самом деле удалось благополучно выйти из положения, чтобы сдерживать продолжающейся фи­нансовый кризис, снова появились парламенты. Также для кон­сультаций по вопросу состава Генеральных Штатов пригласили и нотаблей. В ответ на возбуждение общественности были напи­саны «Мемуары принцев», осуждавшие изменения «институтов, которые считались священными и благодаря которым монархии так долго процветали». Однако этот консервативный протест при­нцев не подписал герцог Орлеанский, который становился все более радикальным, и граф Прованский (хотя Д’Артуа подписал). Оба этих принца приняли принцип удвоения, в соответствии с которым представительство третьего сословия будет увеличено в два раза по сравнению с прошлым. [1,с. 348]

На государственном совете, созванном королем 27 декабря 1788 г., приняли решение относительно созыва будущих Генеральных штатов. Определили, что депутатов будущих Генеральных штатов будет менее тысячи человек (рассчитывая по населению и требованиям каждого бальяжа); количество депутатов  от третьего сословия будет равно двум другим сословиям вместе и что эта пропорция будет установлена через письма созыва, которые послужат приглашениями. [16]

Дворянство всеми способами пыталось сохранить все свои привилегии, будь то экономические, социальные или  политические. Оно препятствовало  тем методам, которые предлагались для  выхода из сложившегося экономического кризиса королевской властью. Если эти меры были бы поддержаны всем дворянством и, в частности парламентами, то они могли способствовать скорейшему финансовому урегулированию. Но протесты парламентов, которые апеллировали к народным интересам, создавали основу недовольных королевской властью. Они способствовали перерастанию экономического кризиса в политический и общему  ухудшению обстановке во Франции. Недооценка сложной ситуации  в стране обнаружила то, что аристократия не понимала, к чему ведет ее критика существующего режима. Она была уверена в непоколебимой позиции в королевстве, поэтому считала возможным критиковать существующий политический строй и требовать неизменности своего  положения.

Отношение к созыву Генеральных штатов было неоднозначным,  большинство дворян выступали все же против двойного представительства третьего сословия, боясь, что это создаст перевес голосов в пользу неугодных для дворянства решений.

Герцог де Люксембург писал в письме, что, несмотря на избрание депутатов от различных сословий, которые сразу стали работать, многие предполагали, что штаты не должны собираться. «Если выбор наших депутатов не падет на тех, кого мы называем большими сеньорами, то   мы не будем опрокинуты третьим сословием, число которого имеет превосходство над нашим.  Также мы действовали, чтобы приблизить короля к нашим сторонникам и чтобы королева помогла нам разрушить проект собрания нации: может быть слишком далеко зашедший, чтобы отступать,  и в этом  затруднение».  [12, р. 58-60.]Так, герцог де Люксембург, был представителем той части аристократии, которая опасалась созыва Генеральных штатов, видя в нем угрозу своему положению. Он являлся ярым  противником созыва Генеральных штатов и двойного представительства третьего сословия.

Аббат Вермон так описывал открытие Генеральных штатов в частной переписке кардиналу Ломени.  Депутаты королевства приезжают ежедневно.  Открытие откладывается под  предлогом, что провинции опаздывают. Хочется, чтобы он никогда не состоялось. Но эта надежда призрачна, и клика должна предполагать, что министерство  уже сделало шаг и не может остановиться. Все замышлялось, к несчастью, без министерского кабинета и короля, который боялся продолжения национальной ассамблеи, кляня, что ему посоветовали сказать «да», и желающего сказать сегодня «нет». Все в ожидании первых событий от высшего дворянства, не  готового жертвовать своими привилегиями. [13, р. 78.]

Маршал Броглио докладывал принцу Конде свое мнение о депутатах Генеральных штатов, считал, что под предлогом свободы возвышались те, кто стремиться уничтожить все привилегии, что военное вмешательство сможет это изменить. [15, р. 92.]Таким образом, происходило разделение мнения среди высшей аристократии. Большая часть знати выступала против созыва Генеральных штатов, высказываясь даже за военное вмешательство при обострении обстановки. Хотя была небольшая, но активная часть, которая еще на ассамблее нотаблей высказывалась за всеобщую ассамблею и отказ от ряда привилегий.

Таким образом, часть высшего дворянства выступала за политические перемены, не такие кардинальные, как у третьего сословия, но достаточно весомые для абсолютной монархии. Аристократия в сложившихся обстоятельствах политического и экономического кризиса решила воспользоваться ситуацией, чтобы попытаться вернуть утраченное положение государственных советников при короле. Для нее абсолютистская власть всегда была узурпацией их прав, она мечтала создать парламент на манер английского с его высшей палатой, где заседали пэры. Поэтому часть аристократов приняла активное участие в Генеральных штатах и в революции на ее первом этапе, так как это совпадало с их стремлением создать конституционную монархию с парламентом, который мог реально влиять на государственное управление Франции.

Список литературы:

  1. Бадентэр Э., Бадентэр Р. Кондорсе. Ученый в политике. М.: Ладомир, 2001. 398 с. С.348.
  2. Жорес Ж. Социалистическая история французской революции. М.: Изд-во Прогресс, 1976. Т. 1. Учредительное собрание (1789-1791). 519с.
  3. Лебедева Е. И. Собрание нотаблей кануна Великой французской революции и эволюция политических позиций дворянства // Французский ежегодник. Статьи и материалы по истории Франции, 1985. М.: Наука, 1987. С. 170-192
  4. Пименова Л. А. Дворянство накануне Великой французской революции. М.: Наука, 1986.
  5. Пименова Л. А. Людовик XVI // Вопросы истории. 2000. № 3. С. 62-82.
  6. Токвиль А. де. Старый порядок и революция. М.: Моск. философ. фонд, 1997. 251с.
  7. Черкасов П. П. Екатерина II и Людовик XVI. М.: Наука, 2004.528 с. С 442-443.
  8. Фрэзер А. Мария Антуанетта: Жизненный путь. М.:АСТ МОСКВА, 2008. 638 с. С. 340-341.
  9. Bluche Fr. La noblesse française au XVIII siècle. P.: Hachette, 1995. 248 p.
  10. Goubert P., Roche D. Les francais et l’Ancien Régime. T. 1. La société et l’état. : Armand Colin, 1984. 383 p
  11. Egret G. La pré-révolution française (1787-1788). P.: Presses universitaires de France, 1962. 400 p.
  12. Fragment d’une lettre. Du duc de Luxembourg // Correspondance de la Reine. l., 1790. Р. 58-60.
  13. Lettre de M. L’abbé de Vermont au cardinal de Lomenie// Correspondance de la Reine. l., 1790.
  14. Lettre du comte de Montmorin au garde de Sceaux //  Correspondance de la Reine. S. l. 1790.  126 p. Р. 46-49.
  15. Lettre du maréchal de Broglio au Prince de Conde // Correspondance de la Reine. l., 1790.Р. 92.
  16. Resultant du Conseil d’Etat du Roi tenu à Versailles le 27 decembre 1788 // Annales de la regénération politique de la Monarchie française ou: Recueil abrégé des Ecrits et Faits les plus remarquables, concernant l’Assemblée national de la France. Vol. 1. Francfort-sur-le Main.: Chez J.-C. Jalger, Libraire et chez les principaux Libraires et bureaux de Postes en Allemagne, 1789. 101 p.[schema type=»book» name=»Позиция дворянства на созыв Генеральных штатов во Франции» description=»В статье рассматривается позиция дворянства на созыв Генеральных штатов 1789 г., а также события 1788 г., когда в обществе, и среди дворян, шло активное обсуждение реформирования государственной системы и ограничения абсолютизма.» author=»КуцеваЕ. А.» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-14″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6780

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх