Номер части:
Журнал

МЕТАФОРА И СРАВНЕНИЕ В РЕПРЕЗЕНТАЦИИ АБСТРАКТНЫХ КОНЦЕПТОВ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И ПОЛЬСКОГО КОНЦЕПТОВ «ЖИЗНЬ» И «ŻYCIE»)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . МЕТАФОРА И СРАВНЕНИЕ В РЕПРЕЗЕНТАЦИИ АБСТРАКТНЫХ КОНЦЕПТОВ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И ПОЛЬСКОГО КОНЦЕПТОВ «ЖИЗНЬ» И «ŻYCIE») // Евразийский Союз Ученых. Филологические науки. ; ():-.





Метафора является одной из самых используемых мыслительных и языковых форм познания и репрезентации мира. Действительно, как отмечал американский логик и философ У. Куайн, «нет ничего более фундаментального для мышления и языка, чем наше ощущение подобия» [цит. по 1, с. 14]. В современной когнитивной  лингвистике метафора трактуется как концептуальный механизм, позволяющий структурировать некую сферу в терминах другой, конкретной, чувственно воспринимаемой, а потому известной и понятной. В репрезентации абстрактных концептов (таких как жизнь, счастье, судьба и под.) метафоре принадлежит особая роль, поскольку  «для нас это единст­венный способ познать их и ознакомить с ними других» [2, с. 221]. Несомненно, труднопостижимую абстракцию, лишенную наглядно-чувственного воплощения, можно «получить в непосредственное ощущение» только благодаря метафоре и тем самым расширить свое знание о ней, т.е. можно сказать, что метафорой в данном случае создается новый референт постигаемого мира, референт объективный, видимый для мышления. Например, с понятийной точки зрения жизнь есть «форма существования материи», что закреплено в первичном значении соответствующего русского номинатива [6, с. 190], однако благодаря метафоре человеческое сознание способно «увидеть» эту абстрактную форму в виде пути, дороги (В самозабвенье / Не лучше кончить жизни путь? М. Лермонтов; Kolejna stacja na drodze życia, to Kadyny, gdzie dyrektorował w latach 1991-1998. W. Żak), перед нами уже не просто безликая форма существования, а конкретный образ. Жизнь как путь, дорога – это некое место, пространственно локализованное, по которому идет человек. А дальше данный, вполне визуализированный, образ начинает конкретизироваться: дорога жизни может быть узкой или широкой, опасной или безопасной (Życie każdego z nas przypomina poruszanie się po drodze. Ścieżki są rożne, niektóre przejrzyste, szerokie i bezpieczne, a inne bywają kręte i niebezpieczne. Forum Internetowy), длинной или короткой (Мой длинный жизненный путь пересек жизненный путь какой-то совершенно мне чуждой больной девушки и оборвал его. В. Арсеньев; Потому что без высокого мотива поведения, который просвечивает сквозь нужды и помогает их вынести, освещает и освящает их целью, остается только короткий жизненный путь неистовой толчеи… М. Анчаров), она имеет свое направление, которое может меняться (Вслед за большими потрясениями часто происходит какой-то новый поворот жизни. Э Герштейн; Życie jest bowiem drogą jednokierunkową. E. Kazibu), на ней встречаются преграды, препятствия (Życie każdego z nas przypomina poruszanie się po drodze… Niejednokrotnie napotykamy się na przeszkody i nierówności. Forum Internetowy), перекрестки, перепутья (Для нее это была одна из тех случайностей, которые, попадаясь на перепутье жизни, раз навсегда формируют нравственный облик человека. А. Кожухов) и т.д.

Традиционно метафора со времен Аристотеля понимается как сжатое сравнение, перенос на основе сходства, т.е., например, метафорическое «жизнь – стекло» (Вы разбили мне жизнь… отняли у меня женщину, которую я любил больше жизни. А. Чехов;  I tak smierdzące mojego dnia, życie rozbiło się o mój sen. Narodowy korpus języka polskiego – далее NKJP) представляет собой ничто иное, с данной точки зрения, как свернутое выражение «жизнь, как (будто, точно, словно) стекло»/ «жизнь подобна стеклу». Различие между метафорой и сравнением в этом случае усматривается лишь в том, что «в случае сравнения сходство утверждается, а в случае метафоры — подразумевается» [3, с. 160].

Против центральной роли критериев сходства в процессе образования метафор выступали М. Блэк, А. Ричардс, Дж. Р. Серль и другие исследователи. Как утверждал А. Ричардс, неверным является то, что взаимодействие «содержания» и «оболочки» в метафоре обусловлено сходством соответствующих объектов [8, с. 60]. Безусловно, метафору нельзя отождествлять со сравнением, но то, что сравнение (точнее, уподобление) выступает в качестве необходимой мыслительной операции, в результате которой порождается метафора, очевидно.

Рассмотрим несколько сравнительных конструкций, в которых объективируется абстрактный концепт «жизнь»: Жизнь, как подстреленная птица, / Подняться хочет, но не может… (В. Крейд); Ее жизнь, как колода карт, стасованная цыганкой  (В. Гроссман); Та жизнь, как томительный сон, как давление ночного духа… (И. Гончаров). Обязательным условием буквального сравнения является фиксация симметричного отношения сходства между двумя различными объектами, т.е. «жизнь похожа на птицу, сон, колоду карт и т.п.». Однако возникает закономерный вопрос: откуда мы знаем, что она на них похожа, ведь жизнь – это абстракция. В случае, когда в левой части сравнительной конструкции стоит, например, конкретное существительное такой вопрос не появляется: И лес, как нос галеры – величавый, / Деля собою неба склон, / Высокий стих рождал качаньем (Т. Соломатина), т.е. воспринимаемый лес своим внешним видом, качанием напомнил нос галеры, он похож на нее, выглядит схожим образом. Ответить на поставленный вопрос представляется только одним способом: есть сравнения буквальные (как в случае конкретных объектов), а есть фигуральные (в случае абстрактных).

Представленные выше сравнительные конструкции с лексемой «жизнь» могут быть трансформированы в метафоры «жизнь – птица», «жизнь – колода карт», «жизнь – сон»: Жизнь брала под крыло, / Берегла и спасала, / Мне и вправду везло. / Только этого мало (А. Тарковский); Что не толкуй Вальтер или Декарт / Жизнь для меня – колода карт… (М. Лермонтов); Если кости мои – воображение, тело – мечта, а вся жизнь – сон, то и горе мое только воображаемое (В. Дорошевич). «Жизнь – птица, колода карт, сон», безусловно, аналогия, однонаправленный перенос информации с одного объекта на другой, как она понимается А.И. Уемовым [9]. Птица (колода карт, сон) в данном случае выступает в качестве модели, а жизнь – объясняемого объекта (понятия). Аналогия – это особая форма сравнения, отличительной чертой которой является асимметричность переноса признаков. «Жизнь – сон (птица, колода карт и т.д.)» – не истина, а скорее, иллюстрация. Подобные аналогии в философии принято называть небуквальными или уподоблениями, следовательно, метафора есть не что иное как уподобление, т.е. небуквальное асимметричное сравнение.

В русской и польской лингвокультурах концепты «жизнь» и «życie» объективируются разнообразными метафорами, если не рассматривать адъективные метафоры оценочного или характеризующего типа (красивая, уродливая, тоскливая,  серая и под. жизнь; bezsensowne, brudne, młode, ciemne życie itd.), то любая из выделенных метафор может быть трансформирована в сравнительную конструкцию, верно и обратное утверждение: сравнительная конструкция такого типа, в свернутом виде, может быть представлена в метафоре. Однако практика обыденного языкового употребления показывает, что среди объективаций названных концептов есть как параллельно употребляющиеся конструкции (метафоры и простые сравнения), так и только метафоры, которые с точки зрения языкового сознания могут быть трансформированы в сравнения, но такие конструкции практически не употребляются в речи. Приведем некоторые примеры.

Антропоморфная метафора в русском и польском языках позволяет представить жизнь как человека, она имеет органы зрения и слуха (т.е. видит и слышит: Встающая перед нею живая жизнь глядит на нее темно и зловеще. В. Вересаев; Życie nas mija i patrzy ze śmiechem, jak nad zagadką stoimy bezradnie NKJP), она способна осуществлять ряд действий, свойственных человеку (идти, одаривать, обманывать, учить, руководить и т.д.: И чем же нас так жизнь наказала. А. и Г. Вайнеры; …ale także trzeba mieć siłę na jej poparcie, bo jak nas życie uczy, rządzi ten, kto ma siłę.  P.  Smoleński), способна испытывать эмоции и чувства, проявлять их (любить, ненавидеть, заботиться и под.: Жизнь любит смелых. Э. Лимонов; A życie kocha, nawet kiedy już będzie bardzo stara, to i tak będzie bardzo młoda. NKJP) [подробнее см.: 4]. Однако ни в русском, ни польском языке не используется, несмотря на ее допустимость, сравнительная конструкция «жизнь, как человек…»/ «życie jak człowiek…».

Вариантами ландшафтной метафоры выступают модели переноса по линии «жизнь ← река», «жизнь ← море». Изменчивость жизни, ее текучесть передается метафорой реки: Расскажу, как текла былая / Наша жизнь, что былой не была…(С. Есенин); Życie  płynie wolno, a człowiek nie zatraca się w tęsknotach, tylko je realizuje (L. Szatkowska). Течение реки может характеризоваться как спокойное или бурное, через эти же признаки представляется и жизнь: А мы, штабные командиры, составляли донесения, рисовали схемы и время от времени ездили на инструктивные занятия. Жизнь текла спокойно (В. Некрасов); U nas na Wschodzie życie płynie spokojnie (Forum Internetowy); Бурная жизнь запросила покоя (В. Распутин); Od pewnego czasu mam tą dosyć wątpliwą przyjemność obserwowania jak dzień za dniem płynie burzliwe życie w galerii handlowej  (Forum Internetowy). Безграничность, стихийность жизни воплощены в метафоре моря: Ты счастливей меня; перед тобой / Как море жизни – вечность роковая… (М. Лермонтов);  I życzę wam, byście potrafili zawsze iść zarzucając w morze życia, w wasz dzień codzienny, sieć miłości a nie egoizmu… (T. Duszyc). На море жизни могут образовываться волны, несущие или губящие человека: Первых мы презирали, вторых жалели и печально ждали, когда суровые волны жизни сгубят уплывших далеко, и только часть причалит назад к берегам (А. Герцен); Życie niesie go na swojej fali, wyrzucając co jakiś czas na brzeg, w różne, zgoła przypadkowe, miejsca (S. Pastuszewski).

Помимо метафорических моделей «жизнь – море», «жизнь – река», в русском и польском языках используются сравнительные конструкции «жизнь, как море / река….»: Нервы поют ему какие-то гимны, в нем плещется жизнь, как море(И. Гончаров); Со стороны подумать – легкая жизнь, бельведер какой-то, а просто, жизнь, как река, дает колено (Вс. Иванов); Moje życie płynie jak rzeka raz jest szybkiei rwące, a raz płynie wolno i spokojnie, ale zawsze ma swój sens i cel… (Forum Internetowy).

И в русском, и польском языке концепты «жизнь» и «życie» объективируются различными метафорами, источниками метафорической экспансии выступают, помимо уже названных, такие сферы как:

  1. Пространство (внешнее и внутреннее, имеющее границы и края): Я и говорю, ты хочешь идти по жизни легкими путями (И. Полянская); Więc ucywilizować i nauczyć nowego spojrzeniana życiemożna również zwierzęta! (С. Skrzyposzek); С появлением Вовки в жизнь вошло много такого, что сразу расширило представление о ней (Р. Белоглазова); Są w życiu chwile gdy myśli się, że jest tak źle, iż już gorzej być nie może (R. Kosik); …Только больно видеть жизни край(С. Есенин); Kilkukrotnie tryb życia prowadzony przez Vincenta doprowadził go niemal na skraj życia (NKJP).
  2. Артефакты (т.е. все то, что создано руками человека):

а) в самом общем виде жизнь – это вещь (штука)  – Жизнь, господа присяжные заседатели, это сложная штука открывается просто, как ящик, надо только уметь его открыть (И. Ильф и Е. Петров); Kiedy nadchodzi rozpacz, niepojęta i wszechogarniająca, życie staje się bezużyteczną rzeczą… (B. Rosiek);

б) «жизнь – нить» (На эту пенсию с приработком можно тянуть нить жизни. В. Астафьев; Sierp lub kosa mają podobny sens: określają zarówno androgyniczną naturę Saturna (…), jak i wskazują, że przecina on nić życia. A. Kępiński);

в) «жизнь – дом, строение» (План новый, построенный на драгоценном фундаменте жизни тешил его. И. Ильф и Е. Петров; Młodość jest fundamentem, na którym ma się oprzeć budowla życia. NKJP);

г) «жизнь – книга, литературное произведение» (Черный человек / Водит пальцем по мерзкой книге / И, гнусавя надо мной, / Как над усопшим монах, / Читает мне жизнь / Какого-то прохвоста и забулдыги. С. Есенин; Ponura proza życia wdzierała się w poezję uczuć. J. Chmielewska);

д) «жизнь – картина» («Такая вот картина жизни»,  – заключил Леонид словами Алексея Демидовича Ахлюстина. В. Астафьев; To barwny i sugestywny obraz życia i szokujących zwyczajów, panujących na dworze najsłynniejszego króla Anglii (NKJP);

е) «жизнь – кулинарное блюдо» (Мы сами стряпаем свою жизнь, свою веру, а значит и будущее. Интернет-блог; To wypiekane przez nas, NASZE Życie powinno mieć odpowiednią konsystencję. Forum Internetowy);

ж) «жизнь – игрушка» (шире – игра): И жизнию, и чувствами играя, / Как ты я чужд общественных связей…  (М. Лермонтов); Życiem bawmy się,/ Huśtawka co dzień,/ Raz dół a raz nie, / Życie jest jak sen… (Forum Internetowy).

  1. Механизмы (жизнь, как механизм, имеет особое устройство, она может быть простой или сложной, ее можно сломать или починить): Кое-какой опыт подсказывал ей, что жизнь сложна, и эта сложность пугала тетку (Р. Белоглазова); Жизнь у меня до сих пор была устроена так несерьезно, что как-то нельзя обойтись без мелкой лжи! (А. Чехов); Rzeczywiście – potwierdziłem – życie jest skomplikowane (W. Dymny); Nie wiem czy mogę coś jeszcze naprawić i najgorsze jest że niewiem też jak naprawić swoje życie, nie mam znajomych mój cały świat był związany z nim, zostałam sama na własne życzenie (Forum Internetowy).
  2. Животный и растительный мир: Такой уж я тугодум, пока что-то соображу, смотришь: а жизнь уже и обскакала тебя (Р. Белоглазова); Jeden krok a twoje zycie odlatuje w dół… (Forum Internetowy); А жизнь – это лес большой, / Где заря красным всадником мчится (С. Есенин); Jeśli nie spadnie deszcz, zaprowadzę cię tam, gdzieżycie rozkwita(J. Andrzejewski) .
  3. Стихии (огня или воды): А жизнь кипит. / Вокруг меня снуют / И старые и молодые лица… (С. Есенин); В его всех чувствах онемевших / Навеки жизнь уж не горит(М. Лермонтов); Niech nasza miłość płonie, jakżycie płoniew naszej krwi.  (E. Siarkiewicz).
  4. Театр (в театре под названием «жизнь» человек выступает то в роли актера, то сценариста и режиссера): Вопреки здравому смыслу и природе вещей бедный и незнатный контрабасист должен был сыграть в жизни знатной и богатой красавицы важную роль (А. Чехов); Życie to jest teatr, mówisz ciągle, opowiadasz(E. Stachura).

Практически любая из этих репрезентаций представляется и через простые сравнения, однако по частотности употребления метафоры в несколько раз превосходят сравнительные конструкции. Очевидно, что для образования метафоры необходим тот самый перенос на основе сравнения: «А – это не В», но у «А есть что-то, что позволяет видеть его как В, подобным В», т.е. «А как В….». Например, жизнь – это не монета, деньги, но поскольку она имеет для человека некую ценность, может быть, самую высокую, он часто расплачивается ей за что-либо происходящее в его судьбе, равно как платит монетой за приобретенный товар в магазине: И девушкам, и мальчикам нужно рассказывать об ответственности за каждый прожитой день, за каждый кусок чувства, потому что за все приходится платить жизнью… (А. Макаренко); Płacimy życiem lub śmiercią – równa waluta (S. Lec). Таким образом, жизнь уподобляется монете (деньгам), не являясь ими.

Считается, что «метафорический перенос не произволен, существует некое содержание, инвариантно присутствующее в областях Источника и Цели, которое и составляет основание переноса» [5, эл. ресурс]. Это самое инвариатное содержание в случае абстрактных концептов приписывается сознанием человека идеальному объекту и тем самым создается новая реальность, иное, конкретное видение того, что увидено быть не может. В этом случае можно предположить: чем выше уровень абстракции какого-либо объекта, тем большее количество метафорических репрезентаций этого объекта будем находить в языке. Метафора – это своеобразная попытка объяснить неизвестное, невидимое. И в данном случае логического запрета на уподобление (сравнение) с чем-либо быть не может, определенная степень сходства может быть установлена между любыми объектами и явлениями, особенно, если одним из сравниваемых объектов (целью) является некая абстракция. Например, жизнь часто наносит человеку раны, удары, такая болевая или острая жизнь уподобляется ножу: Жизнь: ножи, на которых пляшет Любящая (М. Цветаева). «Жизнь – нож», не вилка, не игла, не сабля и т.д., выбор в качестве источника переноса именно ножа может быть определен какими-либо культурными ассоциациями, но не логикой как таковой.

Метафоры, в отличие от простых сравнений, объективирующие абстрактные концепты «жизнь», «życie», не просто фиксируют сходство сопоставляемых объектов, в нашем случае жизни и другого материального, конкретного объекта (дома, книги, реки, дороги и т.д.), а задают его. При этом имеющиеся метафорические репрезентации часто употребляются наряду с простыми сравнениями. Существуют немногочисленные метафоры, которые не имеют аналогов в виде употребляемых сравнительных конструкций, несмотря на их допустимость. Среди проанализированных сравнений не встретилось ни одного, которое бы не лежало в основе метафоры, что подтверждает ранее высказанную мысль относительно того, что сходство, сравнение играют решающую роль в процессе метафорообразования. Наибольшая частотность встречаемости метафор по отношению к простым сравнениям может быть объяснена тем, что метафоры в силу своей иконичности точнее, чем сравнения способны показывать (изображать) смысл, который они выражают, и в этом плане нельзя не согласиться с высказыванием П. Рикера, писавшего, что метафору по праву «можно считать моделью изменения нашего способа смотреть на вещи» [7, с. 425].

Список литературы:

  1. Арутюнова Н. Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры. – М.: Прогресс, 1990. – С.5-32.
  2. Балли Ш. Французская стилистика. – М.: Изд-во иностранной литературы, 1961. – 394 с.
  3. Блэк М. Метафора // Теория метафоры. – М.: Прогресс, 1990. – С.153-172.
  4. Деева Н.В. Антропоморфная метафора как способ объективации концептов ‘жизнь’ и ‘życie’» // Rocznik Instytutu Polsko-Rosyjskiego, № 2(5). – Wrocław, 2013. – S. 36-50.
  5. Новоселова А.А. Метафорическая концептуализация сознания в английском и русском языках // International Conference on Computational Linguistics, 2002. – Режим доступа:
  6. Ожегов С. И., Шведова, Н. Ю. Толковый словарь современного русского языка. – М.: Азъ, 1995.  – 928 с.
  7. Рикер П. Метафорические процесс как познание, воображение и ощущение // Теория метафоры. – М.: Прогресс, 1990. – С. 416-434.
  8. Ричардс А. Философия риторики // Теория метафоры. – М.: Прогресс, 1990. – С. 44-67.
  9. Уемов А.И. Аналогия в практике научного исследования. – М.: Наука, 1970. – 264 с.
  10. NKJP – Narodowy korpus języka polskiego. – Режим доступа: type=»book» name=»МЕТАФОРА И СРАВНЕНИЕ В РЕПРЕЗЕНТАЦИИ АБСТРАКТНЫХ КОНЦЕПТОВ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И ПОЛЬСКОГО КОНЦЕПТОВ «ЖИЗНЬ» И «ŻYCIE»)» description=» В статье рассматриваются метафоры и сравнительные конструкции как средства объективации абстрактных концептов «жизнь» и «życie», обосновывается ключевая роль сравнения (уподобления) в образовании репрезентирующих концепты метафор, анализируются различия между простыми сравнениями и метафорами, оценивается степень их употребительности в речи. » author=»Деева Наталья Валерьевна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-10″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_27.06.2015_06(15)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх