Номер части:
Журнал

ЭВОЛЮЦИЯ ГЕРМАНО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ПОСТБИПОЛЯРНЫЙ ПЕРИОД



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . ЭВОЛЮЦИЯ ГЕРМАНО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ПОСТБИПОЛЯРНЫЙ ПЕРИОД // Евразийский Союз Ученых. Политические науки. ; ():-.





На протяжении всей послевоенной истории США оставались фундаментальным партнером Германии в процессе построения европейской системы безопасности. Находясь непосредственно на линии разлома биполярного мира и, не имея возможности по результатам Второй мировой войны для создания собственной эффективной и сильной оборонной политики, ФРГ опиралась в этом вопросе на трансатлантическую кооперацию. Объединение Германии поставило вопрос о необходимости пересмотра существующих определенно ассиметричных германо-американских отношений. Также с устранением угрозы «с востока» и институционального усиления ЕС  возникла проблема соотношения европейской и трансатлантической составляющей в системе евро-атлантической безопасности.

Уже в период канцлерства Г. Коля среди немецких политических элит разгорелась дискуссия о пересмотре ряда принципов германо-американских отношений. Так, например,идею преодоления асимметричной зависимости от заокеанских партнеров социал-демократы использовали уже в ходе предвыборной кампании, равно как и их партнеры по коалиции «Зеленые».Так в своей программе «Работа, инновации, законность» в пункте, посвященном евро-атлантической кооперации, СДПГ призывала учитывать в ходе расширения НАТО на восток интересы России, а также усилить роль ОБСЕ при построении системы европейской безопасности [4, S.77]. Более того в Берлинскую программу СДПГ на партийной  конференции в Лейпциге были внесены аналогичные изменения. В частности, речь идет о возможности вывода американских войск с территории европейских стран в связи с устранением угрозы со стороны ОВД.  Также предлагалось в дальнейшем расширять в Европе  зоны, свободные от ядерного и химического оружия [7, S.15]. Тем не менее, уже в 1999 году администрация Г. Шредера поддержала операцию НАТО в Югославии.Тем не менее, в 1999 году на юбилейном саммите НАТО в Вашингтоне проявился ряд противоречий между США и ФРГ относительно принятия новой доктрины альянса. В итоге под влиянием позиции немецкого руководства в заключительном коммюнике был отражен тезис о необходимости пересмотра темпов разоружения и ядерного сдерживания в условиях ослабления внешних угроз.

Несмотря на выше упомянутые противоречия события 11 сентября 2001 года и ответная реакция на них немецких правящих элит привела к нормализации и улучшению двусторонних отношений. Военная операция США в Афганистане «Несокрушимая свобода» была поддержана правительством «красно-зеленой коалиции» и расценивалась как правомерный ответ на террористические атаки. Также руководство ФРГ заявило, что намерено поддержать США не столько военными, сколько экономическими ресурсами. В целом на покрытие военных расходов бундесвера в рамках операции было выделено 1,25 млрд. марок [8, S.92].

Однако если военную операцию в Афганистане Г. Шредер назвал «справедливым возмездием», то вторжение в Ирак окрестил «авантюрой». Так процесс формирование антииракской коалиции вызвал негативную реакцию ведущих европейских партнеров США по НАТО. И, если антиамериканская позиция Франции была довольно ожидаемой и логичной, то резкая критика политики Вашингтона со стороны администрации Шредера-Фишера стала по-настоящему революционной. В первые за всю послевоенную история Германия отказывалась строить свою внешнюю политику в контексте  американской. И при этом Берлин не просто не поддержал политику США в Ираке, а пошел на открытое сближение с Францией и Россией. Именно в этот период проявилось стремление немцев видеть единую Европу в качестве нового мощного центра силы, способного пошатнуть гегемонию США в сложившемся однополярном мире. Так американский исследователь И. Валлерстайн считает, что Германия в тандеме с Францией на фоне углубляющейся  лабильности трансатлантических связей начали активно «заигрывать» с Россией, чтобы противопоставить американскому влиянию ось Берлин-Париж-Москва [1, c.19].

Напряженность в  двусторонних отношениях достигла такого накала, что в 2002 году речь зашла о передислокации американских военных баз, расположенных на территории Германии, в Польшу [3, cc.65]. В то же время в апреле 2003 года по инициативе Франции и ФРГ на так называемом «мини-саммите» европейских стран НАТО, в котором помимо первых приняли участие еще Бельгия и Люксембург, было принято решение о созданииевропейских вооруженных сил, в дальнейшем потенциально независимых от Североатлантического альянса. В Вашингтоне подобная инициатива была воспринята как демарш и попытка раскола НАТО. В итоге это противостояние закончилось подписанием совместного трехстороннего меморандума между Францией, Россией и Германией, осудившего американо-британскую политику в Ираке [2, c.253].

Следует отметить, что подобный «смелый» антиамериканский курс Г. Шредера был продиктован во многом внутренними вызовами. Экономическая рецессия, наметившаяся внутри страны, привела к ослаблению позиций социал-демократов накануне выборов 2002 года. В этих условиях канцлер сделал ставку на яркую внешнеполитическую риторику в период предвыборной гонки. Как метко отметил Г. Шредер накануне выборов: «Немецкая внешняя политика делается в Берлине, а не в Вашингтоне и от этого постулата не сможет отступить ни одно будущее федеральное правительство». Новый амбициозный курс канцлера, направленный на ослабление зависимости от США, также нашел свое отражение в предвыборной платформе эсдеков «Обновление и сплоченность». Помимо прочего, в документе констатировалось, что роль Германии в современном мире изменилась, и ее голос приобрел значительный вес. Более того особое внимание уделялось дальнейшей институализации ОВПБ, при этом подчеркивалась необходимость усиления европейской составляющей в евро-атлантической структуре безопасности [5]. В своем ярко выраженном антиамериканизме социал-демократы чутко уловили настроения, царящие в немецком обществе в начале 2000-х.  Во многом благодаря грамотно разыгранной внешнеполитической карте «красно-зеленой коалиции» удалось сформировать правительство по итогам парламентских выборов 2002 года.

 Интересно, что антиамериканские настроения рядовых немцев не разделило экспертное сообщество и выступило с критикой «популистского» внешнеполитического курса «красно-зеленой коалиции». Так один из ведущих аналитиков К. Хакке отмечает, что «бережное отношение к германо-американским отношениям, главная внешнеполитическая константа Федеративной Республики, было предано забвению правительством Шредера-Фишера» [9, S.533].

При этом амбициозный внешнеполитический курс Г. Шредера, направленный на разрыхления трансатлантических связей, подвергался постоянным нападкам со стороны консерваторов. Особенно остро это проявилось в последние годы канцлерства. Так А. Меркель, выступая в апреле 2003 года в бундестаге заявила, что она, будучи канцлером, оказала бы поддержку политике США в Ираке. В итоге правительство «красно-зеленой коалиции» было вынуждено идти на нормализацию отношений с Вашингтоном. Первые шаги в этом направление были сделаны в сентябре 2003 года во время визита Й. Фишера в США.

Внешнеполитический фактор в ходе предвыборной кампании 2005 года в отличие от кампании 2002 играл скорее второстепенную роль. Тем не менее, Г. Шредер и спикеры от СДПГ всячески подчеркивали вклад правительства «красно-зеленой коалиции» в противодействие вовлечения Европы в иракский конфликт, а также возросшую роль ФРГ на мировой арене. Так в своем предвыборном манифесте  «Веря в Германию»  социал-демократы декларировали, что хотят видеть «уверенную в себе, миролюбивую Германию, которая способна взять на себя глобальную ответственность» [10]. А также тезис о том, что Г. Шредер сумел повысить значимость и репутацию страны на международнойсцене. При этом в предвыборной программе было особо подчеркнуто, что ФРГ готова нести военное участие для обеспечения безопасности, а также защиты прав человека, но только в том случае, если мирные средства исчерпали себя.  Судьбу выборов 2005 года во многом решило нарастание глубоких внутренних проблем, как в экономике, так и в социальной сфере. В итоге социал-демократы были вынуждены согласиться на роль младшего партнера по коалиции с ХДС/ХСС.

В результате сложных и напряженных переговоров вчерашним оппонентам удалось достичь ряда компромиссных решений при подписании коалиционного договора. В итогев текст коалиционного договора (не без давления со стороны представителей СДПГ) был включен месседж о необходимости развития и укрепления собственного европейского инструментария в сфере обеспечения безопасности. При этом НАТО закреплялось в качестве ключевой опоры «нашей политики в сфере безопасности и обороны» [6, S.131]. Назначение на должность министра иностранных дел, а также вице-канцлера близкого соратника Г. Шредера Ф.-В. Штайнмайера, известного своими трезвыми и умеренными взглядами должно было несколько умерить «атлантический» пыл нового канцлера. Тем не менее, по определению отечественного исследователя Н. Павлова, правление второй в истории страны «большой коалиции» прошло под знаком  «постшредеровского потепления». Так в новой «Белой книге», принятой в 2006 году и раскрывающей основы оборонной политики ФРГ и политики в сфере безопасности, США обозначены в качестве главного стратегического партнера. Без которого тогдашнее руководство Германии не видело возможным построение целостной структуры европейской безопасности[11].  Уже в 2006 году канцлер предложила план создания трансатлантической зоны свободной торговли, которая бы институционально закрепила экономическую кооперацию между Европой и США.Здесь же стоит отметить принятие концепции «Открытого неба», которая упростила полеты гражданской авиации США и ЕС в пределах их воздушных пространств.Полную лояльность выразила канцлер и политике США в Ираке, а также в Афганистане. В период правления «большой коалиции» бундестаг трижды продлевал время нахождения немецкого миротворческого контингента в Афганистане, правда, сократив его с 3900 до 1800 человек.

Немецкое правительство после нормализации и улучшения отношений с США рассчитывало на возможность трансформации трансатлантического сотрудничества из формата ассиметричных отношений в своеобразный форум безопасности равных партнеров. Более того как А. Меркель, так и Ф.-В. Штайнмайер, рассчитывали на помощь заокеанского партнера в идее продвижения реформирования ООН, в результате которого ФРГ сможет претендовать на место постоянного члена Совбеза.  По факту этого во время президентства Дж. Буша так и не произошло. Напротив ряд немецких экспертов считают, что в данный период внешняя политика США стремительно скатывалась к проявлению агрессивного милитаризма и унитаризма. В частности один из ведущих аналитиков СДПГ по вопросам внешней политики заместитель председателя профильного комитета бундестага Х.-У. Клозе считает, что «деятельность Дж. Буша  в значительной степени привела к подрыву американского авторитета во всем мире». При этом помимо усиления кооперации в рассматриваемый период наблюдается и углубление разногласий между США и ФРГ по ряду вопросов. В частности, речь идет о расширении НАТО на восток. Так на Бухарестском саммите весной 2008 года Франция и ФРГ выступили против присоединения к ПДЧ Грузии и Украины. Фактически, проявив тем самым уважение к геополитическим интересам России в регионе. Кстати, на тот момент 72% немцев не поддержали возможность членства в НАТО для этих стран. Дискуссионными в билатеральных отношениях еще со времен канцлерства Г. Шредера оставались и вопросы, связанные с выполнением США  норм Киотского протокола, а также игнорирование ими деятельности Международного уголовного суда.

Президентские выборы в США 2008 года, по мнению руководства СДПГ, предоставили возможность пересмотреть двусторонние отношения. Большинство представителей немецкой общественности поддержали на выборах кандидата от демократической партии Б. Обаму. Которому, по данным соцопросов, симпатизировали более 80% немцев. В частности, Ф.-В. Штайнмайер, вдохновленный реформаторскими амбициями нового американского лидера, разместил в политическом журнале «Шпигель» публичное послание к Б. Обаме. В нем была предложена Новая трансатлантическая повестка дня. Ключевым вопросом Новой трансатлантической повестки Ф.-В. Штайнмайера стал тезис о «совместной безопасности Востока и Запада». В частности, обращаясь к новому руководству Белого дома, политик призвал выстраивать новую систему общеевропейской безопасности, охватывающую весь континент, включая Россию. Также в своем послании министр настаивал на необходимости принятия нового стратегического документа, регламентирующего цели Североатлантического альянса в условиях современной системы международных отношений. «Сегодня нам необходимо принципиальное взаимопонимание на предмет будущей ориентации альянса». В целом послание Ф.-В. Штайнмайера выражалооптимистичные ожидания социал-демократов по поводу смены руководства в Вашингтоне. Его особую актуальность следует отметить в связи с тем, что озвучено оно был накануне юбилейного саммита НАТО в Вашингтоне. Так в свое выступление в бундестаге в преддверии саммита федеральный канцлер включила тезис министра о необходимости дальнейшей политики разоружения в рамках альянса, а также установку о перспективах построения безъядерного мира.

Возвращение социал-демократов в состав правительства и формирование третей в истории страны «большой коалиции» очень условно можно назвать победой первых. Так после четырех лет в оппозиции и довольно аргументированной критики работы правительства СДПГ сумела получить лишь 192 мандата в бундестаге, в то время как ее оппоненты получили 311. Таким образом, ХДС/ХСС для формирования парламентского большинства не хватило всего 5 мандатов.  Стоит добавить, что в ходе предвыборной кампании социал-демократы сделали ставку на внутренний блок проблем, не акцентируя внимания на своих внешнеполитических  приоритетах. Однако показательным является тот факт, что, несмотря на разгоревшийся в преддверии выборов скандал вокруг прослушки американскими спецслужбами переговоров высших должностных лиц ФРГ, П. Штайнбрюк (кандидат на пост канцлера от СДПГ) занял крайне осторожную позицию, заявив, что этот вопиющий случай не должен повлиять на качество двусторонних отношений. Также следует отметить, что, несмотря на возвращение в кресло федерального министра иностранных дел осторожного и прагматичного Ф.-В. Штайнмайера, фактически все ключевые внешнеполитические решения принимаются в канцелярии А. Меркель, которая была и остается сторонником проамериканской ориентации ФРГ. Тем не менее, разрабатывая концепцию новой внешней политики Германии (имеется в виду «Обзор-2014») министр стремится противопоставить собственный европеизм атлантизму канцлера, а также вернуть рычаги влияния на формирования внешней политики, утраченные в период пребывания на этом посту Г. Вестервелле.

Подводя итоги, следует отметить, что в контексте преемственности, традиционно присущей немецкой дипломатии, для политической элиты ФРГ трансатлантические отношения и после завершения Холодной войны продолжают  играть ключевую роль при формировании европейской архитектуры безопасности. При этом эта тенденция сохраняется вне зависимости от «цветового» состава правящей коалиции. В то же время переосмысление возросшей роли Германии в новой системе международных отношений привело и к стремлению немецкого руководства переформатировать двусторонние отношения и нивелировать асимметричность, характерную  для них в период блокового противостояния. Наибольших результатов в этом процессе, по мнению автора, удалось достичь правительству «красно-зеленой коалиции». В частности, речь идет о жесткой негативной позиции канцлера Г. Шредера по поводу развязывания США военного конфликта в Ираке, а также открытое сближение Берлина с Парижем и Москвой в противовес Вашингтону. Однако смена состава правящего кабинета привела к «постшредеровскому потеплению» в германо-американских отношениях в  период канцлерства А. Меркель. Сегодня мы наблюдаем попытку федерального министра иностранных дел представителя СДПГ Ф.-В. Штайнмайера противопоставить собственный «европеизм» открытому «атлантизму» канцлера и таким образом сформировать более взвешенный внешнеполитический курс.

Список литературы:

  1. Валлерстайн И. Кривая американского могущества / И. Валлерстайн // Прогнозис. – 2006. – N 3. – С. 9-24.
  2. Вяткин К. С. Германия и США в контексте евро-атлантических отношений. — М.: Весь Мир , 2009. — 793 с.
  3. Павлов Н. Внешняя политика Берлинской республики: новый «германский путь»? /Н. Павлов// Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – №2. – С. 63-75.
  4. Arbeit, InnovationundGerechtigkeit // Официальный сайт фонда Фридриха Эберта URL: https://library.fes.de/pdf-files/bibliothek/retro-scans/a98-04467.pdf (дата обращения: 15.11.2014).
  5. ErneurungundZusammenhalt // Официальный сайт фонда Фридриха Эберта URL: https://library.fes.de/pdf-files/bibliothek/retro-scans/a02-03539.pdf (дата обращения: 18.12.2014).
  6. Gemeinsam für Deutschland – mit Mut und Menschlichkeit // SPIEGEL ONLINE URL: https://www.spiegel.de/media/media-12178.pdf (датаобращения: 25.11.2014).
  7. Grundsatzprogramm der Sozialdemokratischen Partei Deutschlands // ОфициальныйсайтСДПГ URL: https://www.spd.de/linkableblob/1812/data/berliner_programm.pdf (датаобращения: 9.10.2014).
  8. Schollgen G. Der Auftritt. Deutschlands Ruckkehr auf die Weltbuhne. — München: Propylaeen Verlag, 2003. – 176 S.
  9. Hacke C. Die Aussenpolitik der Bundesrepublik Deutschland von Konrad Adenauer bis Gerhard Schroder. — München: Ullstein, 2003. — 652 S.
  10. Vertrauen in Deutschland // официальныйсайтфондаФридрихаЭберта URL: https://library.fes.de/pdf-files/bibliothek/downl/wahlmanifest2005.pdf (датаобращения: 10.09.2014).
  11. Weißbuch 2006 // Официальный портал федерального министерства обороны Германии URL: https://www.bmvg.de/portal/a/bmvg/sicherheitspolitik/grundlagen/weissbuch2006 (дата обращения: 15.12.2013).[schema type=»book» name=»ЭВОЛЮЦИЯ ГЕРМАНО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ПОСТБИПОЛЯРНЫЙ ПЕРИОД» description=»В данной статье автор ставит своей целью рассмотреть динамику германо-американских отношений в рамках постбиполярной системы международных отношений, а также определить возможность влияния ключевых политических сил на качество и характер двусторонних взаимодействий. В результате комплексного анализа трансатлантической политики ФРГ в заданный исторический период автор приходит к выводам о том, что США остается ключевым партнером при построении европейской системы безопасности. При этом наблюдается тенденция к попыткам пересмотра немецкой политической элитой двусторонних отношений в сторону уменьшения их явной асимметрии. Так Германии сегодня вне зависимости от партийного состава правительства стремиться стать равноправным партнером США в регионе. » author=»Макогон Дарья Игоревна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-04-07″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_04(13)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх