Номер части:
Журнал

НАЛОГОВЫЕ СПОРЫ В КОНТЕКСТЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ВОПРОСАМ ВЗИМАНИЯ НАЛОГА НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ (53-59)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Tretyak I.Yu.
DOI:


Третьяк Иван Юрьевич,

Аспирант 3 курса кафедры Административного и Финансового права

Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)»

НАЛОГОВЫЕ СПОРЫ В КОНТЕКСТЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ВОПРОСАМ ВЗИМАНИЯ НАЛОГА НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ

TAX DISPUTES IN THE CONTEXT OF JUDICIAL PRACTICE ON THE ISSUES OF LEVYING THE VALUE ADDED TAX

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы возникновения налоговых споров по налогу на добавленную стоимость. Автором проанализированы подходы высших судов и налоговых органов к толкованию понятий «недобросовестный налогоплательщик» применительно к вычету налога на добавленную стоимость (НДС); перечислен перечень документов, необходимых для того, чтобы доказать добросовестность действий покупателя. Автор проанализировал обзор судебной практики по налоговым спорам 2014-2018 года. Результаты анализа судебной практики помогут организациям успешно отстоять право на вычет в ходе налоговых проверок и в суде при недобросовестности контрагентов.

Ключевые слова: НДС, налоговые вычеты, налоговые споры, добросовестность поставщиков, налогоплательщики.

Annotation. The article deals with the problems of tax disputes on value added tax. The author analyzes the approaches of higher courts and tax authorities to the interpretation of the concepts of «unfair taxpayer» in relation to the deduction of value added tax (VAT); lists the list of documents necessary to prove the integrity of the buyer’s actions. The author has analyzed the review of judicial practice on tax disputes 2014-2018. The results of the analysis of judicial practice will help organizations to successfully defend the right to deduction during tax audits and in court in case of bad faith contractors.

Key words: VAT, tax deductions, tax disputes, integrity of the providers, the taxpayers.

Налог на добавленную стоимость имеет самое широкое распространение в экономико-производственной сфере Российской Федерации и затрагивает абсолютно каждого налогоплательщика. Налоговый кодекс РФ, к сожалению не раскрывает содержание данного налога, однако Информационным письмом Федеральной налоговой службы от 14 июня 2018 года № СА-4-7/11482, главный фискальный орган страны дает разъяснение: «данный налог, будучи формой изъятия в бюджет части добавленной стоимости, создаваемой на всех стадиях производства и определяемой как разница между стоимостью реализованных товаров, работ и услуг и стоимостью материальных затрат, отнесенных на издержки производства и обращения, является косвенным налогом (налогом на потребление); при этом реализация товаров (работ, услуг) производится по ценам (тарифам), увеличенным на сумму налога, а бремя его уплаты, соответственно, ложится на приобретателя товаров (работ, услуг), которому, в свою очередь, предоставлено право уменьшить собственное налоговое обязательство на величину налоговых вычетов в размере суммы налога, предъявленной ему продавцом к уплате при реализации товаров (работ, услуг)…» [6].

Исходя из данного разъяснения, налог на добавленную стоимость можно считать «налогом на потребление», что по своей сути является новшеством для законодателя. Указанное информационное письмо имеет своей целью раскрыть не только содержание НДС, но и раскрыть правильный принцип применения налогового вычета. Данный шаг направлен исключительно для сокращения налоговых споров, возникающих в связи с многочисленными спорами, связанными с получением налогоплательщиками необоснованной налоговый выгоды.

Фундаментальным разъяснением применения судами норм налогового права, касающихся получения налоговой выгоды, является Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года № 53 [1], поскольку судебные споры о применении этой концепции составляют весьма значительную часть всех споров.

Стоит заметить, что в настоящий момент количество подобных дел постоянно увеличивается, при этом налоговые органы зачастую пытаются развить подходы Пленума ВАС РФ и используют новые доводы для обоснования своей позиции. В такой ситуации налогоплательщикам стоит дополнительно проанализировать операции со своими контрагентами, а также схему ведения бизнеса на предмет возможного возникновения претензий со стороны налоговых органов с учетом текущих тенденций судебной практики, чтобы быть готовыми реализовывать свои права на досудебной и судебной стадиях.

Текущая судебная практика показывает, что для подтверждения добросовестности поставщиков недостаточно таких документов, как выписка из ЕГРЮЛ, ЕГРН, свидетельство о регистрации, свидетельство о постановке на налоговый учет. Для подтверждения проявления должной осмотрительности компаниям необходимо проводить более глубокий анализ деловой репутации контрагентов.

Например, как указал суд в рамках рассмотрения дела № А50-32883/2017 [2], обстоятельствами, свидетельствующими об отсутствии должной осмотрительности, могут стать следующие признаки в совокупности:

• отсутствие какой-либо деловой переписки и личных встреч;

• отсутствие оценки деловой репутации контрагентов;

• отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя и представителей компании-контрагента, копий документов, удостоверяющих их личность;

• отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также его складских/производственных/торговых площадей;

• отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте (нет рекламы в СМИ, рекомендаций партнеров, сайта контрагента).

Суд отметил, что неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки, и не могут быть перенесены на федеральный бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат. Кроме того, предоставление налогоплательщиком пакета документов, имеющих формальный характер и не выдерживающих критики со стороны налогового органа, расценивается судами как образование «фиктивного документооборота» и может лишь усугубить положение налогоплательщика в налоговом споре. Для минимизации налоговых рисков налогоплательщикам рекомендуется проводить более детальный анализ деловой репутации контрагента.

Относительно проблемы «фиктивности документов», стоит отметить, что само по себе наличие полного пакета документов, подтверждающих проявления должной осмотрительности не гарантирует отсутствие претензий налоговых органов.

Так, в деле А19-22182/2016 [6] налогоплательщик представил внушительный пакет документов (выписки из ЕГРЮЛ, ЕГРН, свидетельства о регистрации о постановке на налоговый учет, протоколы собраний учредителей, приказы о вступлении в должность генерального директора), так и дополнительные (бухгалтерские балансы, копии паспортов уполномоченных лиц, договоры аренды, письма генерального директора контрагента о реальности взаимоотношений, собственноручном подписании документов, неоднократности поставок, продолжительного характера взаимоотношений).

Однако, принимая решение в пользу налогового органа, суд апелляционной инстанции сделал вывод, что юридическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, в соответствии с ч.1 ст. 2 ГК РФ, несет риск наступления неблагоприятных последствий. Гражданско-правовая сделка в данном случае, влечет для налогоплательщика в том числе и налоговые последствия от недобросовестных действий контрагента по сделке.

К данному выводу суд пришел, основываясь на иных обстоятельствах дела: недобросовестность контрагентов второго и последующих звеньев, противоречия в документах, возможность выполнения работ налогоплательщиком самостоятельно за счет собственных материальных средств, наличие в совокупности фактов, ставящих под сомнение реальную возможность проведения операций.

Таким образом, исходя из положений НК РФ, право налогоплательщика на получение налоговых вычетов по НДС, тесно связано с предоставлением надлежаще оформленных документов в соответствии с законодательством РФ, подтверждающих не только понесенные затраты, но и реальность совершенных операций.

Недобросовестность контрагентов второго и последующих уровней может послужить основанием для вывода о получении необоснованной налоговой выгоды. Например, в деле № А40-6272/2016 [3] спор был связан с приобретением налогоплательщиком сырья у сторонних поставщиков через аффилированную компанию (торговый дом). В ходе камеральной проверки налоговые органы раскрыли всю цепочку движения товара и, установив наличие у контрагентов второго и последующих звеньев наличие признаков недобросовестности, пришли к выводу о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

По мнению налоговых органов, представленные налогоплательщиком документы (транспортные накладные и товарные накладные, счета-фактуры, сертификаты качества) содержали неполные или недостоверные сведения, препятствующие идентификации наименований товаров, количества, стоимости, а также ставящие под сомнение факт их существования. Также было доказано несоблюдение процедур проверки благонадежности поставщиков со стороны налогоплательщика. Суд согласился с доводами налоговых органов, указав на нарушения в части заполнения первичных документов, по причине которых они не могут свидетельствовать о реальности торговых операций.

В свою очередь, судами признается правомерным получение налогоплательщиком налогового вычета, в случае предоставления экономико-материальных ресурсов своему контрагенту по сделке. Так Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 октября 2018 г. N Ф07-12780/18 по делу N А56-90410/2017 [7], было оставлено в силе решение суда первой инстанции, а постановление апелляционного суда отменено, по делу о необоснованности возмещения НДС заявителю.

Налоговый орган пришел к выводу, что при заключении договоров подряда, аренды и перевозки, у налогоплательщика не возникало необходимости предоставлять контрагенту материальные ресурсы, автомобили, технику, помещения и персонал. В данном случае оценивалась реальность совершения действий участников сделки, а также экономическая обоснованность данной сделки.

Суд пришел к обоснованному выводу, что в случае, если налогоплательщиком принято решение самостоятельно не осуществлять деятельность по организации перевозок, а поручить данную деятельность иному лицу (с передачей в аренду имеющихся транспортных средств и необходимых помещений, переводом работников) имело разумную деловую цель и принято в целях оптимизации затрат на содержание и обслуживание непрофильных активов (транспортных средств), в целях более эффективной организации перевозок, поскольку основной специализацией Общества является иная деятельность — производство химических веществ.

Таким образом, налогоплательщик не только предоставил все необходимые, в силу закона, документы, подтверждающие в том числе осуществление расходов, но и доказал экономическую значимость заключения спорных сделок с контрагентом.

Несмотря на стремление ФНС к конкретизации подходов по налоговым спорам, связанным с доначислениями НДС и налога на прибыль организации (и не только), стоит отметить характер взаимоотношений между субъектами предпринимательства. С учетом постоянного прогресса в информационных технологиях, на рынках оказания услуг, а также товарно-материальных ценностей – растет количество способов осуществления предпринимательской деятельности, которые ФНС может оценить как схемы, предназначенные для уклонения от налоговых обязанностей.

Таким образом, между налоговым органом и налогоплательщиком возникает еще один важный предмет для споров – реальность хозяйственных операций.

Анализируя самые значимые решения Верховного Суда РФ в 2016 и в 2017 году: определение от 29.11.2016 № 305-КГ16-10399 по делу № А40-71125/2015 (Заявитель — ООО «Центррегионуголь»), от 6 февраля 2017 г. № 305-КГ16-14921 по делу № А40- 120736/2015 (Заявитель — ПАО «СИТИ») [3,4], следует выделить выводы, к которым пришли суды.

В первом случае, противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность движения товара от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого, второго и других звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров.

Это наиболее положительный для налогоплательщиков вывод Верховного Суда РФ в данном деле. Его наличие оставляет надежду на возможность защититься в налоговом споре в случае обнаружения проблемных поставщиков.

Таким образом, наличие в цепочке субъектов сделки фирмы – однодневки, при условии, что налогоплательщик доказал факт реальности такой сделки, не должен влечь за собой отказ в принятии к учету вычетов и расходов.

Вместе с тем, обтекаемая формулировка Верховного Суда РФ «противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность движения товара от изготовителя к налогоплательщику», подразумевающая наличие однодневок в цепочке, истолкована ФНС в письме в свою пользу.

В этом случае налоговыми органами в качестве самостоятельного основания для возложения негативных последствий на налогоплательщика не могут приводиться признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков.

То есть, факт наличия фирмы-однодневки в цепочке контрагентов, выявленный при налоговой проверке, сам по себе не может быть самостоятельным аргументом в решении об отказе в признании правомерности заявленных вычетов и расходов.

Однако данное обстоятельство становится основанием для проведения проверки, а в случае совокупности его с иными неблагоприятными обстоятельствами, будет являться одним из существенных условий отказа в реализации налогоплательщиком своих прав.

Одним из факторов, влияющих на результативность разрешения налоговых споров относительно налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организаций, стала публикация судебной практики Верховного Суда РФ в феврале 2017 года [12].

Благодаря полученным статистическим данным, совокупности судебной практики, а также рекомендациям и разъяснениям, относительно применения налогового законодательства, ФНС был разработан новый подход к осуществлению налоговых проверок, в том числе по НДС и налогу на прибыль. Это следует из письма-указания ФНС России, направленного в адрес инспекций по крупнейшим налогоплательщикам и руководителям управлений ФНС России по субъектам Российской Федерации от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@. [11]

В данном письме ФНС указала инспекциям помимо уже применяемых методов проверки обоснованности вычетов и расходов, взять на вооружение новый метод, основанный на позициях Верховного Суда РФ.

Суть нового метода состоит в следующем: начиная с 2017 года, ФНС было принято решение проводить проверки в два этапа, что позволило выделить закономерные обстоятельства, позволяющие оценить действия налогоплательщика, при этом на 1 этапе осуществляются следующие действия:

1) При условии участия во взаимоотношения цепочки контрагентов, налоговый орган во время проверки обязан убедиться в прямом умысле налогоплательщика, при получении необоснованной налоговый выгоды;

2) При обнаружении подозрительной цепочки контрагентов, налоговым органом должен быть подтвержден факт юридической, экономической и иной подконтрольности, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику;

3) Устанавливаются обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников сделки (сделок), а также (или) доказательства нереальности хозяйственной операции (операций) по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

Второй этап проверки проводится в случае, если факторы подконтрольности контрагентов не были установлены и выявляются следующие обстоятельства:

1) Выявление минимизации налогов, через использование однодневок самим налогоплательщиком;

2) Установление недобросовестности действий самого налогоплательщика по выбору контрагента;

3) Установление обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика (по первому звену).

Для второго этапа был выработан общий подход для всех налоговых инспекций. В случае проявления должной осмотрительности, с использованием всех имеющихся у налогоплательщика ресурсов, а также при условии реальности хозяйственных операций, на него не могут быть возложены негативные последствия.

При этом, установление по результатам налоговой проверки факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя, путем проведения допросов и почерковедческих экспертиз не является безусловным и достаточным основанием для вывода о не проявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

Однако, стоит обратить внимание на трактовку ФНС позиции Верховного суда [5]: «…не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.» [8].

Таким образом, ФНС использует данную позицию в письме [11] и предписывает инспекциям на местах не ограничиваться только указанными доказательствами, и дает указание на необходимость собирать и другие доказательства, помимо допроса руководителей и почерковедческих экспертиз.

 Применение вычетов по НДС, расходов при исчислении налога на прибыль – это налоговая выгода налогоплательщика от применения правил Налогового кодекса РФ. Верховный Суд РФ в Определении от 29.11.2016 № 305-КГ16-10399 [5] указал:

«Согласно пункту 10 Постановления N 53[1], налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом».

Из чего Верховный Суд РФ сделал вывод: мотивы выбора контрагента только по условиям сделки и коммерческой привлекательности – не достаточны для признания действий налогоплательщика с должной осмотрительностью.

По мнению Верховного Суда РФ, помимо условий и коммерческой привлекательности необходимо оценивать:

1) деловую репутацию,

2) платежеспособность контрагента,

3) риск неисполнения обязательств контрагентом и предоставление обеспечения их исполнения,

4) наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала)

5) наличие у контрагента соответствующего опыта.

Верховный Суд РФ считает эти критерии известными с 2010 г. и ссылается на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 N 15658/09 [9].

Кроме того, при анализе ФНС указанного Определения Верховного Суда РФ увидела путь, как отказать в вычетах и не принимать к взысканию расходы, если реальность хозяйственных операций подтверждена, но в цепочке сделок или в одной сделке имеется фирма-однодневка — оспаривание должной осмотрительности в сделках с проблемными поставщиками. В определении ВС отметил: «опровергая проявление должной осмотрительности, налоговый орган вправе приводить аргументы о том, что налогоплательщик исходил лишь из коммерческой привлекательности сделки и не придавал значения добропорядочности контрагентов, а также доказывать, что налогоплательщик должен был знать о допускаемых контрагентами нарушениях» [13, 115-117].

Таким образом, принимая во внимание указанное выше письмо ФНС, к другим доказательствам, подтверждающим проверку контрагента, можно отнести информацию, касающуюся его выбора:

1) документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента;

2) источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента);

3) результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов;

4) документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.);

5) деловую переписку.

Согласно указаниям ФНС в делах о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды мероприятия налогового контроля должны проводиться в рамках предпроверочного анализа, камеральных и выездных налоговых проверок. Налоговым органом в акте налоговой проверки должны быть отражены все доказательства, свидетельствующие о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды [14, 121].

ФНС была проведена работа по анализу доказательственной базы и судебной практики за периоды, предшествующие 2017 году, и уже по состоянию на 2018 год, был выведен достаточно «новый» критерий оценки достаточности и разумности принятых налогоплательщиком мер по проверке контрагента. Таким критерием стала обоснованность выбора контрагента проверяемым налогоплательщиком. Для проверки данного критерия были разработаны следующие вопросы:

— отличался ли выбор контрагента от условий делового оборота или установленной самим налогоплательщиком практики осуществления выбора контрагентов,

— каким образом оценивались условия сделки и их коммерческая привлекательность, деловая репутация, платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта, заключались ли налогоплательщиком сделки преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств [14].

 Таким образом, доказательственная база ФНС была актуализирована. Налоговым органом будет правомерно отказано в вычетах и принятии к возмещению расходов налогоплательщика налога на добавленную стоимость, если будут доказаны следующие критерии отсутствия реальности хозяйственных операций:

1) отсутствие личных контактов руководства (уполномоченных должностных лиц) компании – поставщика (подрядчика) и руководства (уполномоченных должностных лиц) компании покупателя (заказчика) при обсуждении условий поставок, а также при подписании договоров;

2) отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя компании – контрагента,

3) отсутствие у налогоплательщика копий документа, удостоверяющего личность руководителя контрагента или уполномоченного лица контрагента;

4) отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских и (или) производственных и (или) торговых площадей;

5) отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте (отсутствуют реклама в средствах массовой информации, рекомендации партнёров или других лиц, сайт контрагента и т.п. При этом следует принимать во внимание наличие доступной информации о других участниках рынка (в том числе производителях) идентичных (аналогичных) товаров (работ, услуг), в том числе предлагающих свои товары (работы, услуги) по более низким ценам;

6) отсутствие у налогоплательщика информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ;

7) отсутствие у налогоплательщика информации о наличии у контрагента необходимой лицензии, если сделка заключается в рамках лицензируемой деятельности, а равно – свидетельства о допуске к определённому виду или видам работ, выданного саморегулируемой организацией.

По результатам «обследования» налоговая будет располагать совокупностью сведений для обоснования вывода о не проявлении должной осмотрительности при выборе контрагента. Именно этот вывод будет обосновывать доводы инспекции о получении необоснованной налоговой выгоды при наличии «однодневок» и иных недобросовестных поставщиков. Такой комплект доказательств позволит инспекциям обоснованно снимать вычеты и расходы в случае реальности хозяйственных операций и будет соответствовать действующим разъяснениям Верховного Суда РФ.

Оспорить такой мотивированный вывод инспекций налогоплательщику позволит только наличие такого же формально собранного комплекта доказательств проявления должной осмотрительности при выборе контрагента, как на это указал Верховный Суд РФ. Доказательства должны характеризовать контрагента с точки зрения:

1) деловой репутации,

2) платежеспособности контрагента,

3) риска неисполнения обязательств контрагентом и предоставления обеспечения их исполнения,

4) наличия у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала)

5) наличия у контрагента соответствующего опыта

Доказательства должны содержаться не в формально сделанных для проверки документах, а в рабочих документах, обычно создающихся в ходе обычной хозяйственной деятельности. ФНС рекомендовало инспекциям получать необходимые сведения из [11]:

1) документов, фиксирующих результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента;

2) источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента);

3) результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов;

4) документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.);

5) деловую переписку.

По мнению автора, при совершении хозяйственных операций, налогоплательщику необходимо создавать соответствующее досье, в котором архивировать соответствующие документы отражающие, интересующие налоговые органы вопросы. У отдельных крупных и крупнейших налогоплательщиков в целях формирования таких досье исполнительным органам необходимо принять соответствующие регламенты для подразделений, участвующих в многоэтапном процессе преддоговорной работы (маркетологов, отделов материально-технического снабжения, контроля цен и т.д.).

Вывод об отсутствии должной осмотрительности не может быть основан только на немотивированном выборе контрагента, налоговая помимо этого должна еще доказать информированность налогоплательщика о допускаемых контрагентом нарушениях (не исполнение налоговых обязательств).

Это означает, что налогоплательщик теперь так же обязан проверить поставщика по открытым источникам, например, по базам ФНС на официальном сайте.

Подводя итоги, можно выделить следующие тенденции, повлиявшие на развитие налоговых споров по вопросам взимания налога на добавленную стоимость на конец 2018 года:

  • Проверки налогоплательщиков на ведение своей хозяйственной деятельности в соответствии с налоговым законодательством стали намного эффективнее;
  • Налоговым органом определен наиболее точный перечень проверяемой документации,
  • ФНС увеличила значение проведению мероприятий по воспитанию добросовестного исполнения налогового законодательства;

Целью информационных писем ФНС в 2017 и 2018 году являлось устранение выявленных в 2016 году судами (Верховным Судом РФ) недостатков по доказыванию инспекциями фактов необоснованной налоговой выгоды крупными и крупнейшими налогоплательщиками.

По мнению автора, основная тема рекомендаций ФНС – оперативное налаживание работы инспекций по обоснованию вычетов и принятию к вычету расходов при выявлении однодневок в цепочках поставщиков. Разъяснена необходимость и методика применения доказывания необоснованной налоговой выгоды, особенно при ссылках налогоплательщиков на реальность хозяйственных операций.

Анализируя вышесказанное стоит отметить, что суды стали все чаще занимать позицию налоговых органов в спорах, по сути прямо возлагая на добросовестного налогоплательщика ответственность за нарушения, допущенные третьими лицами. Учитывая данную тенденцию, налогоплательщикам необходимо более тщательно проанализировать зоны своих налоговых рисков, особенно в случаях, когда есть сомнения в добросовестности своих контрагентов, и заранее подготовиться к возможным претензиям со стороны налоговых органов.

Библиографический список

  1. Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»// «Вестник ВАС РФ», N 12, декабрь, 2006.
  2. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 309-КГ18-24917 по делу N А50-32883/2017// http://arbitr.garant.ru/#/document/94929638/paragraph/1:0.
  3. Определение Верховного Суда РФ от 28.04.2017 N 305-КГ17-3556 по делу N А40-6272/2016 // СПС «Гарант».
  4. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 08.08.2016 N 305-КГ16-9205 по делу N А40-71974/2015 (ООО «Офис Риэлти» против Инспекции Федеральной налоговой службы N 31 по городу Москве) // СПС «Гарант».
  5. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399 по делу N А40-71125/2015 (ООО «Центррегионуголь» против Инспекции Федеральной налоговой службы России N 36 по городу Москве) // СПС «Гарант».
  6. Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 20 июля 2017 г. N 04АП-3027/17 по делу N А19-22182/2016// http://arbitr.garant.ru/#/document/91483913/paragraph/1:0.
  7. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 октября 2018 г. N Ф07-12780/18 по делу N А56-90410/2017 // http://arbitr.garant.ru/#/document/95671270/paragraph/1:0.
  8. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2018 г. N 09АП-4856/18 по делу N А40-179491/2017 // http://arbitr.garant.ru/#/document/93752288/paragraph/1:0.
  9. Постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 N 15658/09 по делу N А60-13159/2008-С8// «Вестник ВАС РФ», 2010, N 8.
  10. Письмо ФНС России от 14 июня 2018 года № СА-4-7/11482@ «О направлении рекомендаций по вопросу применения вычетов по налогу на добавленную стоимость с учетом судебной практики» // «Строительство: акты и комментарии для бухгалтера», 2018 г., N 8.
  11. Письмо ФНС России от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@ «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды»// http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n»=215867&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.06222742959080452#005874145310353973.
  12. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16 февраля 2017 г.)// Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, январь 2018 г., N 1, февраль 2018 г., N 2, март 2018 г., N 3
  13. Агабекян О.В. Финансовый результат: методология, учет, налоги // Экономико-правовой бюллетень, август 2018 г., N 8, С. 115-117.
  14. Смирнова Е.Е. Актуальные вопросы судебного урегулирования налоговых споров по федеральным налогам в условиях глобальных изменений // Научное мнение. 2015. № 11-3. С. 121-124.
Записи созданы 1268

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх