Номер части:
Журнал

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ПОНЯТИЯ «ЖИЗНЬ» В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ (45-49)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: , Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор: Rezunenko V.V.
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI:
Данные для цитирования: . РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ПОНЯТИЯ «ЖИЗНЬ» В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ (45-49). PDF архив. ; ():-.



УДК 81.37

 

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ПОНЯТИЯ «ЖИЗНЬ» В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ

REPRESENTATION OF THE NOTION «LIFE» IN RUSSIAN LINGUISTIC CULTURE

Резуненко Виктория Викторовна

Соискатель кафедры общего и славяно-русского языкознания

Кубанский государственный университет, г. Краснодар

Rezunenko Viktoriya Viktorovna

Applicant of the Department of General and Slavic-Russian Linguistics

Kuban State University, Krasnodar

E-mail: viktori801@mail.ru

Аннотация

В статье рассматривается актуальная проблема современной лингвистики – отражение понятия «жизнь» в русской лингвокультуре как конгломерата представлений об этой базовой сущности в сознании русского народа. Материал статьи основан на извлеченных методом сплошной выборки фразеологических единицах (ФЕ) из сборников пословиц и поговорок, примеров из художественных текстов с последующим применением описательного метода и интерпретационного анализа. Результатом исследования стал вывод о сложности, многообразии жизни в менталитете носителей русского языка.

Abstract

The article deals with the actual problem of modern linguistics — a reflection of the concept of “life” in Russian linguistic culture as a conglomeration of ideas about this basic essence in the minds of the Russian people. The material of the article is based on phraseological units (phraseological units) extracted from a collection of proverbs and sayings, examples from literary texts, followed by a descriptive method and interpretational analysis. The result of the study was a conclusion about the complexity, diversity of life in the mentality of native Russian speakers.

Ключевые слова: лингвокультура; понятие «жизнь»; фразеологическая единица; менталитет; фразеологическая картина мира; репрезентация.

Keywords: linguistic culture, the notion of «life», phraseological unit, mentality, phraseological picture of the world, representation.

Усиление в XXI веке исследовательского интереса к познанию феномена жизни, ее сущности и сути в лингвистике нашло выражение в антропоцентрическом подходе к его осмыслению, признаком чего является постижение языка в тесной взаимосвязи с миропониманием человека, его духовной и практической деятельностью.

Проблема репрезентации образа мира и его ценностей в настоящее время является одной из наиболее актуальных и активно исследуемых, однако до сих пор в теории языка не в полной мере изучены и описаны те когнитивно-языковые механизмы, которые способствуют выражению представлений о жизни в аспекте ее социокультурной и аксиологической значимости.

Цель статьи – показать основные характеристики жизни на материале русских фразеологических единиц и художественных текстов, которые в совокупности формируют понимание этой семантической категории в обыденном сознании социума.

Поставленная цель предполагает решение ряда задач:

  1. описать понятийное представление феномена жизни в русской фразеологической картине мира (ФКМ);
  2. выявить особенности индивидуально-авторской интерпретации понятия «жизнь» в пространстве художественного текста.

Актуальность настоящего исследования, таким образом, определяется его проблематикой, исключительной важностью самого этого феномена и понятия для отдельной личности и социума; необходимостью в связи с этим описать механизмы и способы репрезентации имеющихся представлений о жизни в когнитивных, дискурсивных, лингвокультурных сферах. В то же время особенности языковой репрезентации понятия «жизнь» ещё не до конца исследованы в теории языка с позиций когнитивно-семиотического подхода.

Научная новизна исследования определяется когнитивно-аксиологическим подходом к анализу языковой репрезентации сложного понятия «жизнь» в русской лингвокультуре. Критерием выбора текстов художественной литературы послужили принципы облигаторности, культурогенности и значимости отобранных текстов для носителей русского языка в русском лингвокультурном пространстве.

Философия, лингвистика, биология, этимология, история, антропология и другие науки раскрывают это понятие с разных сторон. Как установлено в результате нашего исследования, понятийно-смысловой доминантой в концептуально-категориальной номенклатуре научного и лингвокультурного фрагментов русской языковой картины мира является понятие «жизнь».

Русская лексикография в полной мере обобщила и систематизировала знания, представления, результаты различных исследований по данному объекту изучения.

По данным «Этимологического словаря» М. Фасмера [1], слово «жизнь» является старославянским, произошло от глагола «жити», означающего «оживать, возрождаться, выздоравливать». Таким образом, этимология данного понятия указывает на связь с живым миром.

Понятие «жизнь» является многомерным ментальным образованием, представлено в языке с помощью различных по структуре, семантической и эмоциональной окраске номинативных средств.

Важнейшими языковыми объективаторами понятия «жизнь» выступают фразеологизмы, пословицы и поговорки.

Мы, вслед за Л. Ю. Буяновой и Е. Г. Коваленко, считаем, что фразеологизм, являясь достоянием народного национального языкового сознания, является своеобразным средством концептуального членения мира. По нашему мнению, именно во фразеологии хранится память о событиях истории, укладе жизни, народная мудрость и юмор[2].

По нашему мнению, изучение фразеологических единиц позволяет реконструировать народные представления о понятии русской языковой личности, поскольку пословицы и поговорки, в которых участвуют фразеологические единицы, носят глубоко прагматический характер. Выражая традиционный взгляд на вещи, они обнаруживают родство с концептами русской культуры, характеризуют ментальность русского народа.

Мы считаем, что важнейшим средством в образовании фразеологических единиц является языковая среда человеческой жизнедеятельности. В связи с этим, как нам кажется, содержание фразеологических единиц можно рассматривать не только с позиций смысла, но и с точки зрения мотивационных оснований их семантики.

По мнению Л.Ю. Буяновой и Е.Г. Коваленко, «когнитивная информация ФЕ, основанная на ее денотации и коннотации, обогащается за счет культурной информации, аккумулированной в «культурной коннотации» (В. Н. Телия) ФЕ, представляющей собой интерпретацию денотативного или образно мотивированного аспектов значения ФЕ в категориях культуры» [2, с.137]. Таким образом, понятие коннотации является важным для выявления культурной специфики.

Есть все основания полагать, что носителями универсальных, общенародных составляющих понятия «жизнь» являются пословицы и поговорки как обобщение социально-исторического, морально-нравственного и культурного опыта.

Л. Ю. Буянова отмечает, что «пословицы и поговорки русского народа выполняют функцию национально-репрезентативных операторов и лингвистических маркеров русской народной аксиосферы, представляя собой кванты обыденного знания, в которых в образно-символьной форме кодируются и передаются от поколения к поколению в неизменном виде национально и культурно маркированные оценки и главные для русского этноса нравственно-этические, моральные нормы и стереотипы. Следует отметить в этой связи, что пословицы и поговорки выполняют функцию вербальных поведенческих регулятивов, отражающих в образно-экспрессивной форме квалификацию и оценку народом тех или иных лиц, явлений, событий, ситуаций, отношений, действий, поступков» [3, с. 61].

Так, например, многие пословицы и поговорки характеризуют образ жизни: Жизнь – как луна: то полная, то на ущербе; Какову дружбу заведешь, такову и жизнь поведешь; Кого жизнь ласкает, тот и горя не знает; Живет Ермошка: есть собака да кошка; Живет Ерошка подле большой дорожки; Живет и от ворот поворот; Живет как беспоместная ворона; Живет медведь и в лесу, коли его не зовут в поле; Живет не по карману, а по обману; Жил в лесу, молился колесу; Жить в соседях – быть в беседах; Жить заодно – делиться пополам; Жизнь висит на нитке, а думает о прибытке [4, с. 97-100]. Жизнь может быть бедной, но честной, или обеспеченной, но наполненной обманом.

Жизнь может выступать в роли учителя, давать напутствия: Не школа, а жизнь учит; Живи своим трудом, а не чужим добром [4, с. 97-100]. Русской языковой картине мира присущи ФЕ, характеризующие жизнь как отрезок времени. При этом подчеркивается ее стремительность, быстротечность: Неделя середой крепка, а жизнь – половиной; Жизнь бежит, а годы скачут; Жизнь короткая, да слава долгая; Жизнь не камень: на одном месте не лежит, а вперед бежит; Не годы старят, а жизнь; Отца и матери на всю жизнь не хватит [4, с. 97-100].

Лаконичная форма данного жанра устного народного творчества скрывает в себе предельную концентрированность информации. В этом пословицы и поговорки близки мини-концептам.

«Художественный текст является максимально репрезентативным, когнитивно-прагматическим образованием, реализующим многоуровневую структуру представления языкового сознания личности» [5]. Достаточное количество исследованных художественных текстов позволяет сделать выводы о преобладающих формах реализации слова и понятия «жизнь».

В «Книге мудрости» [6], составителем которой является А. О. Давтян, представлены материалы, показывающие, какими языковыми единицами интерпретируется понятие «жизнь» как в отечественной, так и в зарубежной лингвокультуре. Нами была проведена понятийно-когнитивная классификация лексико-семантических единиц интепретации сложного многогранного понятия «жизнь» в мировой культуре. В результате анализа данных изречений нами выделены основные лексико-семантические единицы их интерпретации: 1) жизнь – это боль, страх: «Жизнь есть боль, жизнь есть страх, и человек несчастен. Жизнь дается теперь за боль и страх, и тут весь обман» Ф. Достоевский; 2) борьба: «Жизнь – борьба, в борьбе – счастье» И. А. Гончаров; «Борьба есть условие жизни: жизнь умирает, когда оканчивается борьба» В. Г. Белинский; «Жить на белом свете – значит постоянно бороться и постоянно побеждать» Н. И. Пирогов; «Жизнь «для себя и про себя» – не жизнь, а пассивное состояние: нужно слово и дело, борьба» И. А. Гончаров; 3) короткий временной отрезок от рождения до смерти человека или животного: «Жизнь коротка, сказал не помню какой-то философ» И. А. Гончаров; «Я решительно не знаю, для чего жизнь так коротка. Чтоб не наскучить, конечно, ибо жизнь есть тоже художественное произведение самого творца в окончательной и безукоризненной форме пушкинского стихотворения. Краткость есть первое условие художественности. Но если кому не скучно, тем бы и дать пожить подольше» Ф. М. Достоевский; 4) деятельность общества и человека во всей совокупности ее проявлений, или в ее отдельных проявлениях, и ее внутреннее содержание: «Чтоб закипела жизнь вокруг, работай, друг!» Д. Бедный; 5) ежедневные будничные заботы: «Имей цель для всей жизни, цель для известного времени, цель для года, для месяца, для недели, для дня и для часу, и для минуты, жертвуя низшие цели высшим» Л. Н. Толстой.

В русской лингвокультуре понятие «жизнь» интрепретируется с отрицательной коннотацией, ведь жизнь человека – это очень короткий временной отрезок, когда он борется с трудностями и жизненными обстоятельствами, зачастую испытывая боль и страх.

По сравнению с интепретацией понятия «жизнь» в русской лингвокультуре в лингвокультуре английского, немецкого, французского языков наблюдаются определенные различия. Например, Р. Эмерсон считает, что «Жизнь – это вечность в миниатюре»; у К. Ф. Геббеля жизнь – это совершенствование: «Жизнь – бесконечное совершенствование. Считать себя совершенным – значит убить себя»; у В. Гюго жизнь – это путешествие: «Наша жизнь – путешествие, идея – путеводитель. Нет путеводителя, и все остановилось. Цель утрачена, и сил как не бывало»; у Г. Мелвилла – путь: «Жизнь – это путь домой»; у Б. Дизраэли жизнь – это скачка: «Вся жизнь – скачка. Иной истины нет»; у Ж. Поля – процесс жизнедеятельности живого существа: «Жизнь – долгий, очень долгий вдох… до последнего издыхания»; у И. В. Гете – учитель: «Жизни верь, она ведь учит лучше всяких книг»; у О. Бальзака – материал: «Ткань нашей жизни соткана из перепутанных нитей, добро и зло соседствуют в ней»; у А. Шопенгауэра – человек: «Жизнь вполне терпима, но вряд ли стоит родовых мук» [6].

В художественной литературе понятие «жизнь» очень часто репрезентируется через сами названия. Например, в произведении М. Горького «Жизнь Матвея Кожемякина» [7] сложное многофакторное понятие «жизнь» представлено следующими тематическими группами: 1) «физиологическое состояние человека, животного, растения от зарождения до смерти»: «Прожили мы жизнь, как во сне, ничего не сделав ни себе, ни людям,- вступают на наше место юноши…»; «Вот – всю жизнь натуживался людей понять, а сам себя – не понимаю…» (Кожемякин); 2) жизнь как «полнота проявления физических и духовных сил»: «И каждый раз, когда женщина говорила о многотрудной жизни сеятелей разумного, он невольно вспоминал яркие рассказы отца о старинных людях, которые смолоду весело промышляли душегубством и разбоем, а под старость тайно и покорно уходили в скиты «душа спасать»12 (в этом значении лексема «жизнь» употребляется достаточно редко); 3) «жизнь как период существования кого-либо»: «Под шнурами стоят деревянные гребни, между зубьями их беззвучно дрожат серые струны, а четверо рабочих с утра до вечера, изо дня в день медленно ходят вдоль этих струн, пятясь задом, точно привязанные к ним на всю жизнь»; 4) «образ существования»: «Оканчивая воспоминания мои о жизни, столь жалостной и постыдной, с горем скажу, что не единожды чувствовал я, будто некая сила, мягко и неощутимо почти, толкала меня на путь иной, неведомый мне, но – вижу – несравнимо лучший того, коим я ныне дошел до смерти по лени духовной и телесной, потому что все так идут»; 5) «деятельность общества и человека в тех или иных её проявлениях»: «–Грамота, – играя волосами ученика, говорил дьячок, – суть средство ознакомления ума с делами прошлого, жизнью настоящего и планами людей на будущее, на завтрее.»; «Жизнь человека – скоропреходяща, деяния же его века жить достойны всегда»; 6) жизнь как «окружающая человека реальная действительность»: «Первый месяц жизни постоялки прошел незаметно быстро, полный новых маленьких забот: Шакир уговорил хозяина переложить на чердаке печь, перестлать рассохшийся пол, сделать еще целую кучу маленьких поправок…»; «Шумная, жадная, непрерывная суета жизни раздражала, вызывая угрюмое настроение»; «Нищих плодить – тоже одно обременение жизни» и т.п.

Репрезентация этих лексем наблюдается и в самом названии произведения – «Жизнь Матвея Кожемякина»: жизнь – это биография главного героя, это образ существования отдельного человека и общества в целом, это окружающая реальная действительность с определенным жизненным укладом. В этих описательных конструкциях заложено то видение и интерпретация понятия «жизнь», которое соответствовало представлениям о жизни писателей и 19, и 20 века. Многие из этих когнитивных признаков сохранились и в 21 веке.

В то же время понятие «жизнь» в художественном тескте может репрезентироваться такими определениями, в которых на первый план выступают окказиональные смыслы: 1) книга («…книга есть как бы всемирная беседа людей о деяниях своих и запись душ человеческих о жизни»; «… в книгах же доказывается, отчего жизнь плоха и как составить ее лучше…»); 2) богослужение («Тут опять вспомнил ее слова, что земля – храм, а жизнь – богослужение»); 3) яйцо («Точно цыплята, они (мысли) проклевывали серую скорлупу жизни, и желтенькие, легкие, пуховые, исчезали куда-то, торопливо попискивая, смешные, но – невольно возбуждающие добрую улыбку») и др.

Особую группу составляют персонифицированные образы жизни. Отметим, что единый визуальный образ жизни отсутствует в национальном сознании. Персонифицированная жизнь выступает у Горького в нескольких ипостасях: 1) как некая разрушающая общество сила («Он ходил по улицам, зорко и дружественно наблюдая за всем, что ставила на пути его окуровская жизнь»); 2) как человек, человеческая особь («Кажется, что вся эта тихая жизнь нарисована на земле линючюми, тающими красками и еще недостаточно воодушевлена, не хочет двигаться решительно и быстро, не умеет смеяться, не знает никаких веселых слов и не чувствует радости жить в прозрачном воздухе осени, под ясным небом, на земле, богато вышитой шелковыми травами.»; «По лицам людей, кипевших в его доме, по их разговорам и тревожным глазам Любы он знал, что жизнь возмущается все глубже, волнение людей растет все шире…»).

Жизнь М. Горький определяет как процесс, одной из фаз которого является смерть, за которой снова следует жизнь: «Жизнь земная дана нам для испытания». Таким образом, возникает своего рода круговорот жизни и смерти.

Таким образом, писатели, следуя поставленной цели – определить сущностные, важнейшие черты человеческой жизни, – выражают особое отношение к различным жизненным вопросам, высказывая свое субъективное мнение, что дает возможность взглянуть на понятие «жизнь» широко, раскрывая его смысл и многоаспектность проявлений.

Итак, решение проблемы познания сущности жизни и полная, многоплановая трактовка этого понятия необходимы в том числе для возникновения новых научных дисциплин и развития, продвижения вперед уже устоявшихся, что связано с антропоцентрической направленностью современной научной мысли. Рассмотрение понятия «жизнь» как сложноструктурированной языковой единицы в русской лингвокультуре позволяет на объективном языковом материале проследить семантико-смысловые, ассоциативно-ментальные особенности и вербальную специфику этого главного для человека ментально-нравственного феномена.

Список литературы:

  1. Аль Каттан О.Н. Языковая концептуализация любви: лингвокультурный аспект: Дис. …канд. филол. наук. Краснодар, 2003.
  2. Буянова Л.Ю. Русские пословицы и поговорки как этнокультурные константы: ментально-аксиологический аспект // Вестник Новгородского гос. ун-та им. Ярослава Мудрого. Серия «Филологические науки»: мат-лы международ. симпозиума «Мир русской пословицы: вечные ценности и новые смыслы» (Шестые Жуковские чтения). №77. 2014. С.60-62.
  3. Буянова Л.Ю. Русский фразеологизм как ментально-когнитивное средство языковой концептуализации сферы моральных качеств личности: монография / Л.Ю. Буянова, Е.Г. Коваленко. М.: ФЛИНТА: Наука, 2012. 184 с.
  4. Горький М. Жизнь Матвея Кожемякина. М., 1990.
  5. Давтян А.О. Книга мудрости. М., 2010.
  6. Русские пословицы и поговорки/ Под ред. В. Аникина; Предисл. В. Аникина; Сост. Ф. Селиванов; Б. Кирдан; В. Аникин. М.: Худож. Лит., 1988. 431 с.
  7. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. М.: Наука, 1964–1973.

Сведения об авторе:

e-mail: viktori801@mail.ru;

353925 г. Новороссийск, ул. Пионерская, д. 9, кв.96, телефон: +7 928 84 172 84

Список литературы:


Записи созданы 1584

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх