Номер части:
Журнал

ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ В РОССИИ СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА: КОНСТИТУЦИОННАЯ ЗАДАЧА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА (16-20)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Kozlov S.D.
DOI:


Козлов Сергей Дмитриевич

Советник ректора Института мировых цивилизаций,

Москва, доктор политических наук, профессор кафедры

политических процессов Института мировых

цивилизаций и профессор кафедры регионального и

муниципального управления Московского

государственного университета имени М.В.Ломоносова

Kozlov S.D.

Advisor to the rector, Institute of World Civilizations,

Moscow, Doctor of political science, Professor,

Department of political processes, Institute of World

Civilizations and Professor, Department of regional and

municipal administration, Moscow

State University named after M. V. Lomonosov

Проблемы создания в России социального государства: конституционная задача и политическая практика.

Problems of creating a social state in Russia: constitutional task and political practice.

Аннотация: Автор обращается к событиям 30-летней давности и сопоставляет их с текущими процессами в России. Особое внимание уделяется современной политической практике, вступающей в противоречие с требованиями Конституции РФ о создании социального государства. Сохранение значительной по масштабам бедности и стремительное нарастание социального неравенства при игнорировании политической элитой этих проблем создает предпосылки для глубокого социально-политического кризиса. Ситуация усугубляется наложением внутрироссийских деструктивных процессов на технологическую экспоненциальность, обусловленную приближением к периоду технологической сингулярности.

Summary: The author refers to the events of 30 years ago and compares them with the current processes in Russia. Particular attention is paid to modern political practice, which contradicts the requirements of the Constitution of the Russian Federation on the establishment of a social state. The persistence of large — scale poverty and the rapid increase in social inequality, while ignoring these problems by the political elite, creates the prerequisites for a deep socio-political crisis. The situation is aggravated by the imposition of destructive processes in Russia on the technological exponentiality, due to the approach to the period of technological singularity.

Ключевые слова: социальная справедливость, социальное государство, система государственного управления, бедность, социальное неравенство, Конституция, кризис, экспоненциальность, технологическая сингулярность, дисфункциональность.

Key words: social justice, social state, public administration system, poverty, social inequality, Constitution, crisis, exponentiality, technological singularity, dysfunctionality.

Прошло 30 лет с того времени, когда на волне гласности и перестройки в центре внимания сначала советского, а затем российского общества, оказалась проблема утверждения социальной справедливости. Как показал анализ программ ведущих политических партий и движений того времени, а также внутрипартийных платформ в КПСС, основные ожидания сконцентрировались вокруг следующих принципов и представлений о социальной справедливости:

-равенство в распределении и получении общественных благ;

-соответствие размеров оплаты наемного труда его количеству и качеству;

-развитие рыночных отношений в сфере производства товаров народного потребления, продуктов питания и оказания услуг населению;

-установление обоснованного гарантированного минимума заработной платы;

-повышение размера пенсионного обеспечения до уровня, гарантирующего достойную жизнь и медицинское;

-создание равных стартовых возможностей для молодежи;

-доступность всех учебных заведений и лечебные учреждений страны;

-обеспечение равных прав на участие в выборах в органы власти всех уровней;

-отмена архаичного института прописки, ограничивающего права граждан;

-снятие ограничений на посещение зарубежных стран и иммиграцию [1-3] и т.д.

При этом выпадали такие, как оказалось позже, значимые факторы как создание равных условий для участия в приватизации государственного имущества и земли, природных ресурсов и полезных ископаемых.

Тем не менее массовая поддержка российским обществом требований об утверждении базовых принципов социальной справедливости на законодательном уровне привела к тому, что в Статье 7 пункте 1 новой Конституции Российская Федерация в 1993 году Россия была провозглашена социальным государством, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». А в пункте 2 этой же статьи было зафиксировано: «В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты» [4]. Принятие главного закона страны с указанным текстом на долгие годы предопределило ожидания россиян, связанные с надеждой на активную социальную политику государства, обеспечивающего справедливое распределение ресурсов страны и, соответственно, достойную жизнь всех граждан и равные стартовые возможности для новых поколений.

Неудивительно, что и сегодня базовые положения Конституции России о создании социального государства являются главным камертоном оценки государственной политики, направленной на достижение этой важнейшей цели российского общества. Особенность сложившейся ситуации заключается в том, что при отсутствии формализованной идеологии страны каждый человек по-своему понимает ответственность государства за создание условий, обеспечивающих ему достойную жизнь и свободное развитие. Значимым фактором является сложившиеся к 1991 году в массовом сознании устойчивые представления о недостаточности предпринимаемых государством усилий по обеспечению социальной справедливости, негативной роли руководителей правящей партии в утверждении её принципов на всех уровнях. Тем более, что носители этих взглядов сильнее всех пострадали от приватизации 90-х годов и социально-политических «экспериментов» последних десятилетий (таких, например, как пенсионная реформа 2018 года). Находясь еще в дееспособном возрасте (от 55 и более лет), они представляют значимую политическую силу, общественная активность которой еще в полной мере не проявилась. Осознание упущенного шанса на построение справедливого общества, тревога за будущее своих детей и внуков, являются мощным побудительным мотивом для действий, направленных на коренное изменение государственной политики.

Социальное неравенство, бедность и нищета, отсутствие гарантий на получение жилья и возможности дать детям хорошее образование, постоянное замещение бесплатных медицинских услуг на платные, делающие невозможным получения малообеспеченными россиянами качественного лечения, коррупционные схемы квотирования высокотехнологичной медпомощь, не укладываются в их представления о социальной справедливости. Неприятие основных аспектов проводимой правящей элитой политики относится и к другим социальным слоям российского общества, составляющим основу производительных сил страны. Большинство из них, от студенческой молодежи до 50-55-летних работающих россиян, благодаря интернету и зарубежному туризму, начали сопоставлять уровень развития социально-ориентированных государств, таких например, как Германия, Швеция, Финляндия, Дания с Россией, анализировать основные принципы и механизмы их социальной политики, направленной на обеспечение достойной жизни и свободного развития их граждан. С одной стороны, такого рода размышления привели многих россиян к осознанию возможности достижения более высоких социальных стандартов жизни. С другой стороны, это привело к увеличению разрыва между их идеализированными представлениями о социальной справедливости и практическими результаты деятельности нашего государства, побуждая к более активным действиям против нарастающей несправедливости.

Анализ негативных процессов, охватывающих все сферы жизни российского общества и, соответственно, его основные социальные слои и группы, проведенный автором, опирается на данные Росстата за 2018 год, опубликованные 30.04.2019. на его сайте gks.ru. Из таблицы численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума видно, что определенное улучшение ситуации имело место в 1998 — 2013 годах. За это время количество бедных упало с 41,6 млн. до 15,5 млн. человек. Однако с 2014 года оно вновь начинается стремительно расти и быстро доходит до характерного в 2009 году уровня в 18,9 млн. человек. При этом дефицит денежных доходов населения в 2018 году по сравнению с посткризисным 2009 годом увеличивается в два раза, а по сравнению с 2013 годом, предшествовавшим кризисному 2014 году, в 1,7 раза. Его стабилизация на уровне более 700 млрд. рублей позволяет многим специалистам считать длительность экономического кризиса в 5 лет. На самом деле это лишь скрывает просчеты социальной политики предшествующего периода, заставляя население России думать, что источником нынешней ситуации являются дополнительные расходы на Крым, и дает возможность элите переложить моральную ответственность на плачевное состояние экономики страны на большинство граждан РФ. Хотя нынешний уровень бедности сложился задолго до 2014 года: в 2007 году он уже составлял 18,8 млн. человек и, за исключением указанных выше краткосрочных изменений, остается таковым уже 12 лет.

Все это свидетельствует о долгосрочном провале социальной политики, в результате которой за чертой прожиточного минимума второе десятилетие остается примерно 13 процентов российского населения. Практически каждый восьмой житель страны по данным Росстата находиться на грани физического выживания, удовлетворяя непомерные амбиции политической элиты и давая возможность бесконтрольное расходование ею бюджетных средств. Причем, по мнению ряда специалистов, уровень бедности в России занижен в 1,5-2 раза [5], что делает ситуацию еще более трагичной. Отсутствие перспектив в решении данной проблемы тесно связано с общим снижением реальных доходов населения. Если в 2018 году среднедушевой доход населения в месяц вырос на 3,8 процента, то инфляция, увеличившаяся на 4,3 процента полностью «съела» прирост, отбросив уровень реальных доходов населения в минус. Тот факт, что большинство избирателей поддержало на последних федеральных выборах проводимый действующей властью политический курс, не означает, что значимая часть населения должна становиться объектом «экономического геноцида». Сопоставление итогов деятельности правящей партии и сформированного ею правительства с требованиями Статьи 7 Конституции РФ о государственной политике, направленной «на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», не может не привести к выводу о серьезном нарушении главного закона страны.

К числу крупных просчетов в сфере социальной политики, свидетельствующих о нарушении принципов социальной справедливости на уровне федерации, следует отнести сохранение межрегиональных различий по такому важнейшему показателю, характеризующему качество жизни, как процентное соотношение величины прожиточного минимума к среднему доходу. Если по данным Росстата за 2018 год в таких благополучных субъектах федерации, как Москва, Санкт-Петербург, Московская область, Татарстан, Ненецкий и Ямало-Ненецкий автономные округа, он не превышает 28 процентов, то примерно в 40 процентах других российских регионов этот важный показатель составляет от 40 до 50 процентов, а в Карачаево-Черкессии — 53,2 процента, Калмыкии -53,8 процента, Ингушетии – 61,6 процента, Тыве — 69,9 процентов. Потребительские возможности части населения России опускаются до физиологического уровня! Огромные различия имеют место и между федеральными округами. Так, в Центральном федеральном округе только 2 из 18 субъектов – Ивановская и Костромская области — вышли за 40-процентную черту. В тоже время в Сибирском федеральном округе, с такими развитыми центрами промышленности и науки, как Красноярский и Алтайский край, Новосибирская, Кемеровская, Иркутская и Томская области, все выглядит с точностью до наоборот. Только один субъект федерации из десяти – Омская область – оказался ниже 40 процентов. Неудивительно, что по данным социологических исследований именно в СФО больше всего не любят москвичей [6], с которыми у сибиряков имеется максимальный разрыв по доходам. Анализ показывает прямую зависимость между величиной рассматриваемого коэффициента в том или ином регионе, и уровнем социальной напряженности.

При средней величине прожиточного минимума за 2018 год в размере 10287 рублей и среднедушевом доходе ниже 27 000 рублей в месяц для большинства субъектов федерации бессмысленно рассуждать о нормальном развитии личности, получении качественного высшего образования и полноценной медицинской помощи. Речь идет о массовой бедности населения, лишающей десятки миллионов россиян конституционного прав на достойную жизнь и свободное развитие. Как считает Министр экономического развития М. Орешкин: «Бедность является серьезным ограничением. Это не только социальная проблема, но в том числе и серьезная угроза для экономического роста, учитывая, что значительная доля малообеспеченных сегодня у нас – это семьи с детьми» [7]. Отражением этого процесса стало снижение агентством Fitch прогноза роста ВВП России на 2019 год с 1,5 до 1,2 процента [8]. Бедность, как показывают исследования, неизбежно ведет к падению качества человеческого капитала, нарастанию демографических проблем и, соответственно, снижению доли России в мировом ВВП на долгосрочную перспективу [9]. Фактически складывается порочный круг, выйти из которого без изменения государственной политики в экономике и социальной сфере невозможно.

Как отмечалось в докладе Всемирной лаборатории экономического неравенства, подготовленном по итогам исследования экономического неравенства в России в 2016 году, на первую половину российского населения (начиная с минимального дохода) приходиться 17 процентов национального дохода, в то время, как на второю половину взрослых россиян (имеющих доход выше первой группы) приходится 83 процента. При этом 10 процентов самых богатых получают в России 45,5 процентов национального дохода. В то время как в Европе для верхнего дециля доля национального дохода составила 37 процентов, Китае — 41 процент, Северной Америке – 47 процентов и на Ближнем Востоке – 61 процент. Как выявили исследователи, подобная картина в России уже имела место в 1905 году накануне русской революции, что во многом объясняет последующую ситуацию тех лет [10]. Очевидно, что нельзя сводить оценку сегодняшнего распределения доходов между социальными группами и слоями к чисто экономическим аспектам. Если в странах классического капитализма неравенство в доходах складывалось постепенно, позволяя обществу адаптироваться к новой ситуации, причем растущий разрыв компенсировался успешным решением социальных проблем, включая достаточно высокую оплату труда, то «российский передел» в короткие сроки превратился в беспредел. В результате основой неравенства у нас явилось не развитие производства и услуг, а переход в личную собственность небольшой группы накопленных всеми гражданами государственных богатств, основных средств и финансовых ресурсов. Причем, если на верхний дециль «богатых» в 1991 году приходилось 25 процентов национальных богатств, то после имущественного передела к 2008 году эта доля выросла до 52 процентов, несколько опустившись только после кризиса 2008 года, санкций и периода некоторого снижения цен на нефть. Это еще раз подтверждает «несправедливый» характер проведенных «рыночных» реформ, их дестимулирующую роль для экономического развития страны и создания перспектив справедливого распределения доходов. Неслучайно Росстат при подведении итогов 2018 года обратил внимание на то, что реальные доходы населения России за последние 5 лет упали на 11 процентов [11].

Политическая элита, руководители госкорпораций и генералитет силовых ведомств, крупные выгодоприобретатели «криминальной приватизации» 90-х годов на словах декларируют конституционные принципы строительства социального государство, а на практике ускоренными темпами продолжают растаскивать национальные богатства. За короткий срок вскрыты мошеннические операции на сотни миллиардов рублей десятков высокопоставленных руководителей регионов и силовых органов, государственных корпораций и банков, отдельных чиновников. Тысячи их близких родственников замечены на скупке на многие миллиарды и сотни миллионов рублей недвижимости в России и за границей. При фактическом попустительстве верховной власти руководители госкорпораций создали свою, «корпоративную систему благосостояния» с персональными доходами в сотни раз превосходящими заработки в других хозяйствующих субъектах. Использую систему льготного кредитования своих предприятий государством, они организовали невероятное по масштабам перераспределение бюджетных средств, бенефициаром которых они сами и выступают, по сути, обескровливая экономику и декапитализируя возглавляемые ими корпорации, что нетрудно заметить по их финансовым показателям. Стремительно растет вывоз капитала, борьба с которым носит сугубо имитационный характер, задевающий интересы только тех людей, кто действительно нуждается в лечении и отдыхе за рубежом. Если к 2000 году в России не было миллиардеров, то сейчас их уже 106. При этом, начиная с кризисного 2008 года, в условиях стагнирующей экономики, когда перестали решаться из-за отсутствия средств многие социальные проблемы, число миллиардеров выросло с 32 до 106, то есть в 3,3 раза. Может в мире такая же динамика? Ничего подобного! Сравнение дает поразительные результаты: за те же годы количество миллиардеров на Земле выросло только в 2,2 раза с 1011 человек до 2208 [12]. А как это соотносится с долей России в мировом ВВП? При доле не выше двух процентов, по оценке МВФ на 1 декабря 2018 года, Российская Федерация имеем около 5 процентов миллиардеров. В свою очередь, Москва лидирует среди городов мира по количеству жителей, имеющих состояние более 1 миллиарда долларов [13].

Все это позволяет сделать вывод о продолжающемся передела национального богатства России, при котором бедные становятся беднее, а богатые – богаче! Тяготы кризиса перекладываются с плеч управляющей Россией коррумпированной элиты на остальное население страны. Декларируемые руководством государства принципы социальной справедливости и соответственно требования Конституции РФ не реализуются, ни в самой управляющей подсистеме страны, ни в системе государственного управления в целом, приводя к нарастающей дисфункциональности всей общественно-политической системы РФ. Сложившееся в стране положение, если не предпринять энергичных и очень жестких мер по реформированию экономики и социально-политической системы в соответствии с конституционными целями, может в короткий срок привести к катастрофическим последствиям, близким по форме к событиям 1991-1993 годов, но с более сложными и менее предсказуемыми последствиями. К сожалению, ясного понимания масштаба и остроты ситуации, связанной с нарастающей дисфункциональностью системы управления Россией как социальным государством, нет даже у самых опытных и профессионально подготовленных чиновников высшего звена, которые пытаются лечить лишь поверхностные симптомы болезни, не затрагивая её очагов [14].

Более того, как показывают последние исследования автора, из поля зрения руководителей государства и его «апологетов» выпадают новые аспекты роста социального неравенства, связанные с развитием идеологии трансгуманизма и изменением ценностных установок элиты, получившей новые стимулы для безграничного личного обогащения, усилившие несправедливое перераспределения национальных богатств в собственных интересах [15]. Главный вопрос дальнейшего изучения данной проблемы заключается в том, что действительно ли этот важнейший аспект развития российского общества выпадает из поля зрения руководства страны или за этим стоит его прямое участие в процессах обогащения, цель которого связана с приобретением качественно новых возможностей продления жизни богатейших людей. В последнем случае можно предположить, что новая технологическая ситуация делает для власти целесообразным не борьбу с растаскивающей Россию элитой, а управление трансгуманистическим вектором накопительства с обретением в нем собственного «контрольного пакета». Какими бы не были результаты будущего исследования, очевидно, что сегодня имеет место недооценка политической элитой возможностей быстрого роста социальной активности народа и формирования в рамках информационного общества новых лидеров общественного мнения, способных предложить обществу альтернативные решения сложных социально-экономических проблем, и кровно заинтересованных в перестройке системы социально-политических отношений на базе конституционно-защищенной модели социального государства и современных информационных технологий.

Список литературы:

  1. Козлов С.Д. Деятельность политических партий по утверждению социальной справедливости в советском обществе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук. Специальность 22.00.05. — социально-политические процессы, организация и управление. — Москва: АОН, 1991. — 35 с.
  2. Козлов С.Д. Очищение: О борьбе парторганизаций за социальную справедливость. – Калининград: Кн. изд-во, 1990. — 239 с.
  3. Козлов С.Д. Общественные объединения, политические партии и КПСС: достижимо ли согласие? – Москва: АОН, 1991. – 42 с.
  4.  http://constrf.ru/razdel-1/glava-1/st-7-krf.
  5. Темникова Л. Бедность в России в 2018 году, официальная статистика занижается в 1,5-2 раза, считают эксперты. // http://pronedra.ru/bednost-v-rossii-statistika-2018-goda-prognoz-na-2019-god-295450.html
  6. Виноградова А. Совсем зажрались: кто в России не любит москвичей.//https://www/gazeta.ru/lifestyle/style/2019/05/a_12385219/shtml?utm_ source=smi2&utm_medium=exchange.
  7. От редакции. Бедные русские против богатой России. // https: // www/ banki.ru/ news/columnists/?id=9477560.
  8. Fitch снизило прогноз роста ВВП России на 2019 год до 1, 2 процента.//https://tass.ru/ekonomika/6558581?upt_source=yxnews&upt_medium=desktop.
  9. Миронов В. Доля России в мировом ВВП будет снижаться. //https: //iq.hse.ru/ news/177671293.html.
  10. Эксперты признали неравенство в России сопоставимым с 1905 годом.// https://www.rbc.ru/economics/16/12/2017/5a33e2fc9a79471b6d846e24?from=materials_on_subject.
  11. Реальные доходы населения России: динамика с 2000 по 2018. //http://investorschool.ru/realnye-doxody-naseleniya-rossii-dinamika-s-2000-po-2018.
  12. Число долларовых миллиардеров в России и мире с 2000 по 2018 год. По данным Forbes.//http://rationalnumbers.ru/all/chislo-dollarovyh-milliaderov-v-rossii-i-mire-s-2000-po-2018-go/
  13. Самое большое количество миллиардеров в мире. По данным Forbes.//https://eva.ru/eva-life/read-8500.htm.
  14. Кудрин не исключает «социального взрыва» в России. // https://news.mail.ru/economics/37664446/?frommail=1.
  15. Козлов С.Д. Записки пролификатора: блокчейн и сингулярность. Монография. – Москва: ИМЦ, 2019. — 160 с.

 

Записи созданы 1350

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх