Номер части:
Журнал

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ НА ОСНОВЕ ТРОПОВ В КОНТЕКСТЕ ВОЕННОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ (44-47)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Litvinenko E.Yu., Fedorova L.Yu.
DOI:


ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ НА ОСНОВЕ ТРОПОВ В КОНТЕКСТЕ ВОЕННОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ

Литвиненко Елена Юрьевна, доктор социол. наук, профессор кафедры «Иностранные языки», ЮРГПУ (НПИ), г. Новочеркасск.

Федорова Лариса Юрьевна, канд. социол. наук, доцент кафедры «Иностранные языки», ЮРГПУ (НПИ), г. Новочеркасск.

АННОТАЦИЯ

В статье сделана попытка рассмотреть использование тропов в рамках военной терминологии. Акцент делается на том, что экспрессивность в военной терминологии ограничена сохранением номинативности. Приводятся примеры терминологических наименований с использованием метафор и метонимий, что оказывает влияние на смысловое содержание номинации.

ABSTRACT

The authors of the article attempt to consider the use of tropes in military terminology. The emphasis is made on the fact that expressiveness in military terminology is limited to the preservation of nominativeness. Examples of terminological names are given using metaphors and metonymy, which affects the semantic content of the nomination.

Ключевые слова: терминология, троп, метафора, метонимия, фразеологическая единица.

Key words: terminology, trope, metaphor, metonymy, phraseological unit.

Обращаясь к изучению семантических особенностей военной терминологии, необходимо отметить, что, как общее правило, образность не свойственна этой группе наименований, что обусловлено, прежде всего, стилистической принадлежностью последней: термин должен быть однозначен, чужд эмоциональной оценке, в подобной функции обычно выступают лексемы и словосочетания в прямом денотативном значении. Именно поэтому фразеологические единицы, ключевым компонентом семантики которых, по мнению большинства исследователей (Ю. П. Солодуб, В. Н. Телия, В. М. Мокиенко), является образно-экспрессивный. Однако, по мнению Э. С. Геллер, «Экспрессивность научного стиля относится к числу стилеобразующих признаков, базирующихся на экстралингвистических факторах, т. е. интеллектуальная деятельность осуществляется в единстве с эмоциональной» [1: с. 20]. Данный исследователь справедливо полагает, что сочетание логических рассуждений с эмоциональной оценочностью придает особую убедительность научной статье, докладу, монографии. Совершенно очевидно, что в данной сфере употребления языка науки роль экспрессивности весьма значительна. Например, словосочетания типа revolution in military affairs, military technological revolution и др. кратко и емко выражают идею технического прогресса и кардинальные изменения в оборонных технологиях.

При этом также очевидно, что возникающая образность и выразительность не должна затемнять семантику вновь возникших наименований, то есть не препятствовать реализации наиболее существенной функции данной стилистической разновидности языка – информативной. Таким образом, в военной терминологии, как и в любой другой области научного стиля, сохраняются и употребляются лишь те наименования на основе тропов, которые сохраняют, прежде всего, свой номинативный характер.

Первым из таких тропов, на котором хотелось бы остановиться подробнее, является метафора. Как отмечает Попова Т.Г., метафора чрезвычайно важна, поскольку она «является средством познания действительности средством организации опыта взаимодействия с внешним миром» [3, с. 160]. Метафора позволяет достичь одновременно двух целей: образности и краткости. В настоящее время достаточно большое внимание уделяется использованию метафоры в профессиональных текстах, поскольку, по мнению исследователей в данной области, она носит практичеки-прикладной характер, применяясь профессиональным сообществом в качестве связующего звена между научной и наивной картинами мира [2].

Понятие смысловой емкости метафоры включает в себя моменты и семантические, и экспрессивные. По функционально-номинативной характеристике метафор В. Н. Телия терминологические фразеологические обороты, образованные по модели метафоры, относятся к идентифицирующей (или индикативной метафоре). Значение такой единицы называется дискрептивным (конкретным, портретирующим). Ее специфика в сходстве ее обозначаемого и того образа, который становится этимологической внутренней формой метафорического значения [4: с. 131]. Модус фиктивности, лежащий в основе каждой метафоры (комплекс как если бы, служащий основой для сопоставления) в данном случае редуцируется до сравнительного модуса (то есть комплекс со сравнительным союзом как), ведь перенос наименования осуществляется на основе реального сходства. Восприятие нацелено не только на отождествление и синтез основного объекта метафоры, но и на его образно ассоциативный комплекс, а так же заставляет принимать во внимание черты сходства по функции, форме и т. п.

Следует так же упомянуть, что возможны терминологические наименования на основе метафоры, когда номинация переосмыслена лишь частично. В этом случае мы имеем дело с фразеологическими сочетаниями, когда один из компонентов устойчивого оборота реализует свое образное значение лишь в сочетании с одной (или реже несколькими) лексемами. Например, “carpet bomb” (бомбометание по определенной площади, т.н. «ковровые бомбардировки», carpet – англ. ковер). Еще одна единица с подобной семантической структурой – “cluster bomb” (шариковая бомба, при взрыве рассыпающаяся на более мелкие бомбы, cluster – англ. связка, пучок) [5: 46]. Происхождение и значение подобных единиц легко выводимо из составляющих их компонентов, так как в некоторых случаях имеются параллели с родным языком.

Возможна концентрация фразеологизма на основе метафоры, когда значение, присущее идиоме, реализуется в слове, содержащем те же корневые морфемы, что и исходная фразема. Метафорический характер переосмысления в этом случае сохраняется. В следующем примере лексема образовалась на основе фразеологического единства, то есть единицы с целостно-переосмысленным значением, семантика которой выводится из значения слов-компонентов. “Minuteman” – наименование межконтинентальной баллистической ракеты, которая в любой момент готова к запуску, является номинацией вторично метафоризированной. Значение данной номинации является производным, оно возникло как метафора от фразеологизма “Minute Man”, который обозначал ополченцев, игравших большую роль в Войне за Независимость между Британской империей и американскими колонистами, так как они в любой момент могли прийти на помощь регулярной армии. Оба переосмысления, как первоначальное, так и вторичное основаны на одной и той же схеме, когда базой для метфоризации служит скорость реагирования.

Зачастую концентрация приводит к значительному затемнению семантики, при этом новообразованная единица обладает значительной степенью идиоматичности, особенно в том случае, когда говорящий или слушающий имеет дело не с родным языком. Например, “fatigues” или “fatigue uniform”, полевая форма военнослужащих. Идиоматичность номинации обусловлена переосмыслением лишь одного компонента, однако для расшифровки значения этого компонента не достаточно обратиться к нашим знаниям о стране изучаемого языка. Необходимо проанализировать структуру значения лексемы “fatigue”, где прямым первичным в структуре данной единицы является значение «усталость, утомление», а одним из производных, вторичных, является фразеологически связанное значение — «нестроевые обязанности военнослужащего».

Наиболее затруднительны для дешифровки и понимания фразеологические сращения и единицы, образованные на их основе, поскольку в данном случае способность семантической структуры к выводимости полностью редуцируется, уступая свое место идиоматичности, при этом затрудняется компонентный анализ значения. Такого рода наименования возможно расценивать либо как данность в языковой картине мира, либо необходимо прибегнуть к этимологическому анализу для расшифровки семантики. Например: “doughboy” – солдат-пехотинец времен Первой мировой войны (букв. «клецка, пончик»), соотношение прямого и переносного значений не может быть объяснено с точки зрения современного состояния языка, данные значения в структуре многозначного слова постепенно утрачивают взаимообусловленность, обеспечивая тем самым переход элементов полисемии в самостоятельные значения слов-омонимов.

Метонимия – еще один вид тропа, служащий для образования наименований, принадлежащих к военной сфере. Продуктивность такого способа номинации весьма значительна, так как метонимия обладает высокой способностью к моделированию, а также к созданию многословных неэкспрессивных единиц, служащих для номинации тех или иных объективных реалий. Например, «leather neck» (морской пехотинец), «green berets» (войска специального назначения) – это составные наименования, основанные на метонимии. Объяснение этимологии подобных наименований не представляет затруднений, так как метонимические номинации связаны со смежностью явлений (означаемого и означающего). В данном случае перенос происходит с элемента военной формы на подразделения, солдаты которых носят эту форму.

Другие виды тропов оказывают незначительное влияние на пополнение военной лексики. Однако можно выделить фразеологические образования на основе антаномазии, например, «GI Joe» – наименование американских солдат. Данная номинация легко расшифровывается, если раскрыть значение аббревиатуры GI («general issue», т.е. общего содержания). Кроме того, слова, принадлежащие к военной лексике могут употребляться в рамках сочетаний, характерных, скорее, для публицистического стиля, например, в составе оксюморона: «gunboat diplomacy» – дипломатия, основанная на демонстрации силы, данная фразеологическая единица подчеркивает, что основным «методом» в диалоге, который можно описать с помощью идиомы, является не «дипломатическое убеждение», а военные корабли, тем самым сводится на нет само понятие дипломатии.

Как видно из вышеприведенных примеров, несмотря на наличие переосмысления и употребление разнообразных тропов, номинативные единицы военной терминологии не приобретают экспрессивных свойств, употребляясь лишь в функции называния тех или иных объектов внеязыковой действительности. Рассмотрение данной проблемы особенно целесообразно при подготовке студентов, обучающихся одновременно по технической и военной специальности.

Список литературы:

1.Геллер. Э. С. Семантическая основа образности научного стиля // Вопросы лексической и фразеологической семантики; Межвузовский сборник научных трудов. — Ростов — на Дону РГПИ, 1979.

2. Дзюба Е.В. К вопросу о формировании терминологического аппарата при изучении категоризации в языковом сознании//Теория и практика лингвистического образования. Педагогическое образование в России. 2015. № 8. Уральский ПГУ (Екатеринбург). С.129 – 134.

3.Попова Т.Г. Национально-культурная семантика и когнитивно-социокоммуникативные аспекты: на материале английского, немецкого и русского языков: дисс. д-ра филол. наук. М., 2004

4. Телия В. Н. Русская фразеология. – М., 1996

5.Томахин Г. Д. США. Лингвострановедческий словарь. – М., 1999.

Записи созданы 1451

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх