Номер части:
Журнал

ОБ УЧАСТИИ АРАБСКИХ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В ОБРАЗОВАНИИ ОРОНИМОВ ЮЖНОГО УЗБЕКИСТАНА (4-6)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: , Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор: Begimov O.T.
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI:
Данные для цитирования: . ОБ УЧАСТИИ АРАБСКИХ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В ОБРАЗОВАНИИ ОРОНИМОВ ЮЖНОГО УЗБЕКИСТАНА (4-6). PDF архив. ; ():-.



Филологические науки

ОБ УЧАСТИИ АРАБСКИХ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В ОБРАЗОВАНИИ ОРОНИМОВ ЮЖНОГО УЗБЕКИСТАНА

О.Т. Бегимов, доцент кафедры Узбекского и русского языков

Каршинского инженерно-экономического института, г. Карши (Узбекистан)

Аннотация. Об участии арабских лексических единиц в образовании оронимов Южного Узбекистана. В статье исследованы возможности использования лексических единиц свойственных арабскому языку, встречающиеся в составе оронимов, их лингвистические и экстралингвистические особенности на примере оронимов Южного Узбекистана.

Ключевые слова: ороним, орографический объект, гора, переход, возвышенность, холм, пик, географический термин, аппелятивный уровень (аппелятивная поверхность).

Annotation. About participation of Arabic lexical units in the formation of oronims of South Uzbekistan.

In the article the possibilities of using lexical units peculiar to the Arabian language met in the structure of oronimes, their linguistic and extra linguistic peculiarities are investigated in the examples of South Uzbekistan oronimes.

Key words: oronim, orographic object, mountain, pass, height, hill, peak, geographic term, appellative level.

Вопросы использования арабских слов и словарных лексических элементов в топонимии Узбекистана в той или иной степени изучены в работах учёных, исследовавших региональные топонимы. Т. Нафасов (Кашкадарьинская область) Я. Худжамбердыев (Сурхандарьинская область), Холмуминов (Бойсунский район), О. Бегимов (Южный Узбекистан) в своих монографических исследованиях, посвященных изучению топонимов в историко-лингвистическом отношении выразили свои точки зрения вопросу участия слов, относящихся к лексике арабского языка в образовании местных топонимов.

Известно, что топонимия является одним из источников показывающих место и влияние в лексику узбекского языка лексических единиц, относящихся к арабскому языку. Наименования, образованные из элементов относящихся к арабскому языку образовывают определенную часть в узбекской топонимии, особенно в оронимии. Как показывают исследования их участие в сфере топонимии сравнительно неодинаковы. В целом, в области топонимики очень мало наименований местностей заимствованных из арабского языка.

В начале арабской интервенции было сравнительно больше наименований, созданных на основе закономерностей арабского языка, но большинство из них, не выдержав испытания временем, в результате различных социально-политических и культурных факторов вышли из употребления. Оставшиеся используются в различных фонетических и семантических формах. Среди них встречается очень мало заимствованных слов, относящихся к оронимам. В период влияния арабского языка на узбекский язык было заимствовано очень много слов. Эти слова занимают различные направления лексики узбекского языка. Наряду с ними были заимствованы слова и наименования связанные с рядом орографических понятий. Среди них такие наименования, как ағба (перевал), марза (форма рельефа), супа (холм, возвышенность) тал//талл (холм), уқба (перевал), ҳаят (место, приусадебный участок), кулл (гора, верхняя часть возвышенности) мар (пастбище), марж (выгон, пастбище). Многие из этих наименований не используются в литературном узбекском языке. Некоторые из них сохранились в речи некоторых представителей говоров и оронимах, а также в составе других типов наименований местностей.

Как показывают проведенные исследования в узбекской оронимии названия местностей, образованных из лексических единиц относящихся к арабскому языку, целесообразно делить на следущие группы:

1. Оронимы, созданные на основе грамматических закономерностей арабского языка.

2. Оронимы, созданные на основе грамматических закономерностей узбекского и персидско–таджикского языков на основе заимствованных морфем из арабского языка.

1. Оронимы, созданные на основе грамматических закономерностей арабского языка почти не встречаютя. О существовании в прошлом таких оронимов не имеется сведений и в письменных источниках. Даже в “Бабурнаме”, которая могла дать сравнительно много сведений об оронимах, мы не встретили такие наименования.

В опубликованном в 1992 году автобиографии данном самим Амир Темуром Курагоний в произведении “Путь победы” когда Амир Темуру исполнилось двадцать два года сказано о его желании пойти в гору Аррафот для сбора войска в целях борьбы против монгольского хана амира Казагона. В пояснении, данном в конце книги нет никаких сведений о горе, которая находится в Кашкадарьинской области. В источниках, относящихся к последующим периодам не встеречается никаких сведений ни о названии горы ни о её местоположении. Согласно толкованию заслуженного деятеля науки Узбекистана, ученого географа Шадмана Камалова “аррафот”ом называли заостренные, ребристые, похожие на пилу горы [5, с.16]. По форме строение слова свидетельствует о том, что оно арабского происхождения. В словарях арабского языка приводится похожий на это слово “арафот”, которое разъясняется как название горной вершины, которое находится на Востоке города Мекки, которое толкуется как название горы Арафот [2, с. 510]. Опираясь на это можно сказать, что это слово в арабском языке считается орографическим термином, выражающим понятия: возвышенность, пик, гора. Приведенное название горы Аррафот в произведении Амира Темура в действительности должно быть в форме Арафот и ближе к истине то, что оно произошло от арабского слова арафа (от), обозначающее орографическое понятие — “пик, возвышенность, гора”. Вероятно в те времена это слово в речи местного населения использовалось в этих значениях.

На востоке Камашинского района имеется переход под названием Ағба. Это слова произошло от арабского слова ақба, ақаба, которое означает «дорога через гору, перевал». Нельзя сказать, что это наименование заимствовано из арабского языка, возможно оно образовано местным населением заимствовав термин ақба. В Иране, где влияние арабского языка сравнительно сильнее, также не наблюдается существование оронимов образованных из этого слова. В.И. Савина, проводившая исследования относящиеся к иранской оронимии о свойствах использования заимствованных из арабского языка терминов пишет следующее: “Встречающиеся в иранских топонимах орографические термины, относящиеся к арабскому языку давно уже заимствованы в лексику персидского и тюркского языков и используются иранским и тюркским населением страны”. Они встречаются во всех местах Ирана: жебел (во многих диалектах — жебал) –гора, горы; селселе (горная цепь, гора); телл, тел (в Форсе, Хузестане, Бахтиярий и Лурестане встречаются в форме тол, тул — гора, возвышенность; колле — гора, пик, дерб — дорога через гору; дехлиз – перевал» [4, с. 57].

Из приведенных фактов ясно, что слово ақба как орографический термин не встречается ни в иранской терминологии, ни составе оронимов. Наименование ақба, использовалось в фонетических формах ағба~оғба. Это слово в произвении “Зафарнамэ” используется в форме уқба: подобно как Уқба Кеша. Уқба Индокуша [6]. Это слово по происхождению из арабского ақаб (во множественном числе – уқоб) – “зад, задняя часть”, по арабски глагольная форма ақаба – “переход назад”; отсюда сформированы значения “перейти через гору, перейти через возвышенность”. Это слово по тюркски арт//орт, образовывают синонимичность со словами пушта на персидско-таджикском и дабан на монгольском.

2. Также встречаются оронимы, образованные из лексических единиц, заимствованные из арабского языка на основе грамматических правил узбекского и таджикского языков. Несмотря на то, что слова образующие основу оронимов, входящие в эту группу заимствованы в древние времена, некоторые их них используются в качестве географического термина и значения их понятны. Но некоторые из них став архаизмами вышли из употребления и их значения забыты. В эту группу можно внести оронимы образованные из следующих слов: хисор – “стена, двор, крепость, укрепление, замок, дворец” [1, с. 222]: Ҳисор (горная цепь), Хисорак (село), Хисорак (заповедник), Хисорак (водохранилище); амлок (множественное число слова мулк — собственность) — место, относящееся к какому-либо лицу, собственность на землю”. Амлок (Шахрисябзкий район, место). Тал//талл— по-арабски холм возвышенность”: Таллактоғ (гора в Шерабаде), Таллашқон (возвышенность в Шерабаде, перешло на название села), Талликурон (холм и село в Карши), Таллипахса (возвышенность в Миришкоре ), Таллисор (в действительности Таллихисор, Карши, холм), Талтепа (Карши, холм) марж –по-арабски “пастбище” ) [2, с. 956]: Таллимаржон (город), Таллимарон (Карши, деревня). Эти названия сначала возникли как ороним, позже перешли на названия населенных пунктов. Почти все приведенные наименования образованы на основе грамматических закономерностей персидско-таджикского языка. Например, Таллактоғ первоначально по-строеннию образован из частей талл+ак, имеет строение простого слова. Здесь необходимо отдельно отметить, что суффикс -ак согласно грамматическим закономерностям персидско-таджикского языка выражает уменьшительно-ласкательное, и значение сравнения. Но в топонимии, в частности в оронимии, функция суффикса –ак шире, соединяясь со словами выражающими орографический объект, проявляет свойство образования имени собственного. Например, Ҳисорак (крепость), Ҳисорак(гора, возвышенности), таллак (холмик, бугор) — Таллак (возвышенность, гора) и др. Впоследствии, к нему прибавлен узбекский индикатор тоғ — гора. Также, наименования Таллимарон, Таллимарджан, Таллипахса, Таллиҳисор соединившись с персидско-таджикским изафетным показателем –и, образованно изафетное словосочетание. Они образованы на базе персидско-таджикского языка и только слова в их составе арабские.

Как показывают факты, эти слова сначала были заимствованы персидско-таджикском языком, от них на основе закономерностей этого языка созданы наименования. Эти наименования в готовом, образованном состоянии заимствованы узбекским языком.

Известно, что в узбекском языке в апеллятивном аспекте слово супа используется для выражения понятия специальное возвышение из глины для сидения. Это слово тоже заимствованно из арабского языка, имеет общие значения “возвышенность, небольшая высота”. При использовании оно проявляет следующие характерные особенности: 1) высоко поднятое место; 2) речная террасса. В географической литературе [3] существуют понятия супатоғ, супасимон тоғлар – возвышение, горное возвышение. Термин супатоғ означает сверху ровную или немного ребристую, срезаннную по бокам прямую отдельную гору, холм, возвышение.

В заключение можно сказать, что в оронимии Южного Узбекистана арабских оронимов не встречается. Можно видеть, что арабские слова существующие в составе оронимов свойственные речи местного населения, образованы согласно законам узбекско и персидско-таджикского языков.

Литиратуры

1. Андреев М. С. и Пещерова Е.М. Ягнабские тексты. М., — Л. Акад. Наук СССР, 1957. – 390 с.

2. Арабско-русский словарь. Сост. Х.К. Баранов. М., 1962.

3. Географик терминлар ва тушунчалар изоҳли луғати (тузувчилар: Қораев С., Ғуломов П., Раҳимбеков Р.). Т., 1979.

4. Савина В.И. Орографическая терминология Ирана.// Оронимика (Сборник статей). М., 1969. стр. 54-58.

5. Сатторий Ҳ. Амир Темур севган юрт. Тошкент: Ўзбекистон, 1996.

6. Шарафиддин Али Яздий. “Зафарнома”. Тошкент, 1997.

Список литературы:


Записи созданы 1584

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх