Номер части:
Журнал

ПЕРСПЕКТИВЫ РАСШИРЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТАТЬЕЙ 303 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (33-35)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: , Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор: Bukin A.Yu.
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI: 10.31618/ESU.2413-9335.2019.11.60.33-35
Данные для цитирования: . ПЕРСПЕКТИВЫ РАСШИРЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТАТЬЕЙ 303 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (33-35). PDF архив. ; ():-. 10.31618/ESU.2413-9335.2019.11.60.33-35



ПЕРСПЕКТИВЫ РАСШИРЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТАТЬЕЙ 303 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Букин Александр Юрьевич

Магистрант, Костромской государственный университет, г. Кострома

Аннотация: Проблема расширения объективной стороны фальсификации доказательств по уголовным делам выходит на новый уровень. Обосновывается необходимость расширения объективной стороны по данному виду преступлений. Обозначена проблема работы органов дознания, следствия и прокуратуры, которая вызывает немало вопросов, связанных с квалификацией результатов их деятельности. Анализ мнений исследователей позволяет установить социальный и системный характер заявленной в статье проблемы.

Abstract: the problem of expanding the objective side of falsification of evidence in criminal cases is reaching a new level. The necessity of expanding the objective side of this type of crime is substantiated. The problem of work of bodies of inquiry, investigation and Prosecutor’s office which causes many questions connected with qualification of results of their activity is designated. Analysis of the opinions of researchers allows us to establish the social and systemic nature of the problem stated in the article.

Ключевые слова: объективная сторона, фальсификация доказательств, уголовное дело, состав преступления.

Keywords: objective side, falsification of evidence, criminal case, corpus delicti.

Введение. Анализ материалов правоприменительной практики [7] показывает, что в числе актуальных причин низкой результативности привлечения к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по уголовным делам является несовершенство уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Необходимо сразу отметить, что отношения, регламентируемые 303 УК РФ, по своему содержанию могут быть разделены на две составляющие: фальсификация доказательств в гражданском и уголовном судопроизводстве. В судебной практике и в научных журналах не утихают споры относительно существующих критериев общественной опасности, применяемых для квалификации действий и бездействий, последствия которых проявились в квалификации доказательств [6].

Цель исследования. В пределах публикации основная цель исследования заключается в обосновании необходимости расширения объективной стороны по данному виду преступлений.

Результаты. Информационную основу проведенного исследования составляют положения нормативно-правовых актов РФ, анализ мнений ученых и практиков, а также отдельные материалы судебной практики.

Большой интерес представляет практика работы арбитражных судов, которая позволяет обратить внимание на весьма интересный для юридической науки факт: в процессе рассмотрения заявлений о фальсификации доказательств сфальсифицированными признаются более 60% оспариваемых письменных доказательств [2, с.3-4]. В процессе исследования и оценки судами подобных дел данная цифра возрастает, что само по себе указывает на латентность фальсификации доказательств. Подобное положение дел объясняется недостатками уголовно-правовой регламентации. Обращение к результатам исследований позволяет констатировать, что более 90% должностных лиц судейского корпуса в практике не сталкиваются с применением статьи 303 УК РФ. Органы дознания, следствия и суда имеют доступ к делам, в их компетенцию входит функция приобщения доказательств к уголовным делам. Однако нарушение установленного законом порядка получения доказательств, связанное с внесением в процессуальные документы ложных сведений, не образует состава преступления за фальсификацию доказательств [4, с.5-8].

Пока такой порядок вещей сохраняется, доказательства, выпадающие из уголовно-правовой охраны, так и будут дальше рассматриваться в порядке административного судопроизводства. Существование данной «лазейки» без необходимых изменений в расширении объективной стороны подобных преступлений и впредь будет способствовать тому, что из-под уголовно-правовой защиты ежегодно будет выводиться более ста тысяч дел, которые впоследствии будут рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства. По-прежнему не попадают под наказание многочисленные факты фальсификации документов в приказном производстве судов общей юрисдикции, безнаказанным остается изъятие и уничтожение доказательств, приобщенных к материалам гражданских дел.

Считаем, что распространенность в уголовной практике вышеназванных тенденций предопределяет потребность в расширении объективной стороны преступлений, связанных с фальсификацией доказательств.

Обсуждение. Исследуя проблемы объективной сторон фальсификации доказательств, Т.А. Веденеева констатирует, что объективная сторона не распространяется на такой вид воздействия на доказательства, как «изъятие доказательств из материала дела» и «уничтожение доказательств из материала дела» [5, с.514]. В практике подобные деяния квалифицируются по другим статьям уголовного законодательства, если имеются определенные признаки представленного выше нарушения.

Большей основательностью отличается точка зрения, сформулированная Ю.А. Цветковым. Основываясь на материалах судебной практики и анализе мнений ведущих ученых правоведов, исследователь обращает внимание на сложившийся в российской судебной практике прецедент, ориентирующий в случае фальсификации доказательств на применение статьи 285 УК РФ «злоупотребление должностными полномочиями» [6, с.90-97]. Фальсификации доказательств органами следствия и дознания ученый объясняет во многом социальными мотивами: анализ материалов судебно-следственной практики позволил прийти к мнению о том, что следователи и дознаватели фальсифицируют доказательства с целью: 1) минимизировать количество и качество своих усилий и времени; 2) улучшить показатели по срокам расследования уголовных дел; 3) избегание дисциплинарной ответственности за длительность расследования уголовных дел. Таким образом, Ю.А. Цветков, основывая свое мнение на прецедентах из судебной практики пытается убедить ученых и юристов, что с точки зрения действующего законодательства споры о содержании объективной стороны фальсификации доказательств не требуют внесения специальных изменений в статью 303 УК РФ. То есть расширять объективную сторону фальсификации доказательств не обязательно.

Системно подходит к решению проблемы А.Н. Белозерских, который выделил ряд направлений, позволяющих расширить объективную сторону фальсификации доказательств [3, с.105-109]. В качестве серьезного недостатка статьи 303 УК РФ исследователь указывает необходимость расширения перечня субъектов фальсификации доказательств за счет включения в него судьи и секретаря судебного заседания. Целесообразность данной меры расширения объективной стороны преступления подкреплена мнением ученых, экспертов из числа правоохранительных органов, а также материалами судебной практики, позволяющими установить де-факто нахождение судьи в социальном поле ответственности за фальсификацию доказательств без юридического закрепления судьи в перечне анализируемого преступления. В качестве дополнения нормы статьи 303 УК РФ А.Н. Белозерских предлагает учитывать цель фальсификации доказательств для определения характера общественно опасного деяния. Однако для квалификации действий по ч. 1 ст. 303 УК РФ не имеют значения мотивы и цели фальсификации, главное, чтобы  лицо осознавало факт подделки доказательства и желало воспользоваться им [1]. Иными словами, на наш взгляд ответственность за фальсификацию доказательств подлежит дифференциации в зависимости не только от вида судопроизводства, но и от объема полномочий соответствующего субъекта по участию в процессуальном доказывании.

Заключение. Так каковы же всё-таки перспективы? Можно констатировать, что анализ мнений ученых позволяет определить направления расширения объективной стороны фальсификации доказательств по уголовным делам. Установлено, что в большей степени подобные нарушения законодательства носят социальный характер, нежели юридический. Данный вывод подтверждается целым рядом исследований. В целом, анализ статистических данных по судебной практике и анализ мнений ученых убеждает в необходимости расширения объективной стороны фальсификации доказательств по уголовным делам, что позволит «убрать преступную нишу», номенклатуру которой составляют злоупотребляющие де-факто и де-юре служебными полномочиями органы дознания, следствия, прокуратуры или защитники, а также позволит учитывать и принимать во внимание злоупотребляющие действия судьи и секретаря суда.

Библиографический список

Уголовный кодекс Российской Федерации / Отдельное издание. – М.: Эксмо, 2018. – 224с

Асташов С.В. Фальсификация доказательств по гражданскому делу (части 1 и 3 статьи 303 УК РФ): проблемы уголовно-правовой регламентации и квалификации / С.В. Асташов / Автореферат дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.08. – М.,2013.

Белозерских А.Н. Нерешенные вопросы уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по уголовному делу / А.Н. Белозерских // Современное право. – 2010. – №8. – С.105-109.

  1. Букин А.Ю. Уголовная ответственность за фальсификацию доказательств / А.Ю. Букин // Сборник статей по материалам XVмеждународной научно-практической конференции, Санкт-Петербург. – 2018. –№15. –С.5-8.

Веденеева Т.А. Объект и объективная сторона фальсификации доказательств, предусмотренных Ч. 2 ст. 303 УК РФ / Т.А. Веденеева // Актуальные проблемы российского права. – №1. – 2007. – С.508-514.

  1. Цветков Ю.А. Вопросы объективной стороны фальсификации доказательств / Ю.А. Цветков // Уголовное право. – 2016. – № 6. – С. 90-97.
  2. Фальсификация доказательств: судебная практика 2018 // Сайт юридической фирмы «Ветров и партнеры». – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://vitvet.com/articles/ (дата обращения: 26.02.2019).

References

1. Criminal code of the Russian Federation / Separate edition. — Moscow: Eksmo, 2018. – 224с

2. Astashov S. V. Falsification of evidence in a civil case (part 1 and 3 of article 303 of the criminal code): problems of criminal law regulation and qualification / S. V. Astashov / Diss abstract. … kand. the faculty of law. Sciences: 12.00.08. — M., 2013.

3. Belozersky A. N. Unresolved issues of criminal liability for falsification of evidence in a criminal case / A. N. Belozersky / / Modern law. — 2010. — №8. — P. 105-109.

4. Bukin A. Yu. Criminal liability for falsification of evidence / A. Yu. Bukin / / Collection of articles on the materials of the XV International scientific and practical conference, St. Petersburg. — 2018. — №15. — P. 5-8.

5. Vedeneeva T. A. Object and objective side of falsification of evidence provided for by Part 2 of article 303 of the criminal code / T. A. Vedeneeva // Actual problems of Russian law. — №1. — 2007. — P. 508-514.

6. Tsvetkov Yu. a. Questions of the objective side of tampering with evidence / U. A. Tsvetkov // Criminal law. — 2016. — № 6. — P. 90-97.

7. Falsification of evidence: judicial practice 2018 / / website of the law firm «Vetrov and partners». – [Electronic resource.] – Mode of access: https://vitvet.com/articles/ (accessed: 26.02.2019).

Список литературы:


Записи созданы 1747

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх