Номер части:
Журнал

НАЧЕРТАНИЯ ИСТОРИИ ЕВРАЗИИ В ИСТОРИОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Г.В. ВЕРНАДСКОГО



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . НАЧЕРТАНИЯ ИСТОРИИ ЕВРАЗИИ В ИСТОРИОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Г.В. ВЕРНАДСКОГО // Евразийский Союз Ученых. Философские науки. ; ():-.





На современном этапе своего цивилизационного развития Россия в сложных условиях, существующих в многополярном мире, стремится к переосмыслению собственного исторического прошлого, обращаясь к изучению различных концепций отечественной социально-философской мысли, в том числе и евразийства – учения, сформировавшегося в 20-30-е годы XX века в среде российской научной эмиграции, которое и сегодня является актуальным по оригинальности своих идей государственного строительства России-Евразии. В идеологии евразийства тема отечественной истории была основополагающей, являясь тем идеологическим конструктом, на котором выстраивались все научные концепции и мировоззренческие суждения евразийцев о России-Евразии. В ее историческом прошлом они находили конкретные практико-ориентированные  решения в становлении настоящего и будущего России.

Г.В. Вернадский – один из лидеров евразийства, которого по праву можно считать основоположником евразийской концепции русской истории. В своих многочисленных трудах: «Соединение церквей в исторической действительности», «Два подвига св. Александра Невского», «Монгольское иго в русской истории», «Начертания русской истории», «Опыт Истории Евразии с VI в. до настоящего времени», многотомная «Истории России» он излагает исторические аспекты евразийской концепции в междисциплинарном контексте: во взаимосвязи с понятиями из географии, геополитики, этнографии, лингвистики.

Не умоляя достоинств всех перечисленных работ Г.В. Вернадского, остановимся на раскрытии основных положений его исторической концепции, представленных в его работе «Опыт Истории Евразии с VI в. до настоящего времени» (1934). Вернадский пишет, что при написании этой книги он ставил перед собой задачу – «охватить основные черты исторического процесса, развертывающегося в среде народов, обитающих в рамках Евразийского месторазвития». В длительном процессе своего исторического развития русский народ освоил и объединил территорию Евразии в смысле политическом, экономическом и культурном, сначала в виде российской империи, затем в виде Советского Союза». Термин Евразия употребляется Вернадским в смысле особого географического мира, обнимающего собою «восточную часть Европы» и «северную часть Азии» [1, с. 3].

Вернадский высказывает мысль о том, что судьба Евразии прочно связана с судьбою русского племени, помимо которого в Евразии проживают и иные народы, развитие их тесно связано с развитием народа русского, но которые с последним не тождественны. Эту нетождественность он объясняет тем, что во времена «политического первенства турко-монгольских народов», когда русское население занимало лишь часть территории Евразии взаимные политические и культурные соотношения этих народов заметно отличались от настоящего времени.

Ученый выделяет «русскую историю» и «историю Евразии», объясняя, что «русская история есть история русского народа в рамках Евразии», а «история Евразии есть история сообщества различных народов на почве Евразийского месторазвития». На основании этого Вернадский приходит к выводу о том, что «русская история и история Евразии должны взаимно дополнять друг друга, но обе одинаково имеют право на существование. Подводя итоги «этому предварительному обследованию понятий», Вернадский приходит к следующему заключению: «История Евразии есть история совокупности народов Евразии. Русская история есть отдел истории отдельных евразийских народов – или народов СССР – причем русская история поневоле должна была включать в поле своего зрения геополитически все… более широкую область по мере того, как русский народ в своем историческом развитии охватывал все большую часть евразийского месторазвития» [Там же, с.4].

На    основании    сказанного   выше   Вернадский   определяет   «основные

элементы истории Евразии». Творцом и основным действующим лицом истории

Евразии он считает ее население, составляющее в совокупности все его народы в

их биоценозе. Сложной задачей при изучении истории Евразии ученый считает выявление соотношения «народности и территории». По его мнению, «должны приниматься в расчет давление и сопротивление, оказываемые друг на друга отдельными народностями Евразии, а равно и степень вовлечения каждой из них в сложный оборот обще-евразийской культурной, политической и экономической жизни…» [1, с.5].

Вернадский подчеркивает, что особенностью населения Евразии является его многонациональный и поликонфессиональный состав. Рассматривая этнический состав населения Евразии в советское время,  он пишет, что их численность составляет более 180 народов. Наиболее крупной группой является русский народ (или русская семья народов: великоруссы, украинцы, белорусы). Второе место по численности после русских занимают тюркские народности: киргизы, каракиргизы, татары (поволжские и крымские), башкиры, азербайджанские турки, туркмены, узбеки, якуты, чуваши. Вернадский выделяет монгольскую группу народностей (буряты и калмыки), угро-финскую (карелы, мордва, мари или черемисы, вотяки, коми или зыряне), урало-алтайскую (турки, монголы, финны), тунгусо-маньчжурскую группу и индо-иранскую (таджики и осетины), западную группу народов – это славяне (кроме русских), поляки и немцы, а также  группу кавказских яфетидов (армяне, грузины), в которую входят и горцы Кавказа (черкесы, кабардинцы, чеченцы, авары и многие другие), одну из групп составляют евреи [Там же, с. 5-6].

Г.В. Вернадский пишет, что «народность населения Евразии по этническому составу и языковому признаку усугублялась в ходе исторического процесса еще многообразностью культур разных народов или групп народов Евразии». Он отмечает, что и «в отношении религиозных верований народы Евразии также с давних времен сильно различались между собою. По данным начала XX века, масса русского народа принадлежала к христианству, для тюркских (турецких) племен обычной религией бы ислам, для монголов – буддизм» [1, с. 6 — 7]. «История постепенного распространения великих религий среди отдельных народов Евразии и взаимодействие этих религий, – пишет Вернадский, – тесно связаны с политической и общекультурной историей Евразии, представляя важный отдел евразийской истории» [Там же, с.11].

Говоря   о   религиозных   верованиях   Евразии,   Вернадский   писал,   что

 «взаимные культурные влияния различных стран и народов идут обычно по путям международной торговли. За чужим купцом и воином проникает в чужие страны монах и художник. По торговым путям проникали к народам Евразии проповедники новых религий, которые почти все зародились в восточном углу Средиземноморья». Он пишет, что «первобытной религией кочевников Евразии был шаманизм или верования, близкие к шаманизму», представляющий собой переход от магии к религии. Ученый выделяет пять великих религий, которые оказали особенное влияние на верования народов Евразии: иудейство, христианство, манихейство, буддизм, ислам [Там же, с.7].

Он указывает на то, что «такое размежевание религий в соответствии с этническим составом населения не было исконным в Евразии, а явилось результатом длительного исторического процесса. Во всяком случае, ясно, что принадлежность к разным религиям должна была усугублять рознь между народами Евразии. В отношении искусства, науки, литературы – всего, что вместе с религиозными верованиями обычно обнимается именем духовной культуры – также было значительное многообразие между народами Евразии. И все же при взаимных отталкиваниях народностей Евразии друг от друга, действовали также и силы взаимного притяжения их друг к другу. Результатом  долгого  исторического симбиоза явилось создание некоторых общих черт для народов Евразии» [1, с.7].

Говоря   об   общих   признаках   народов   Евразии,   Вернадский  отмечает

интересный факт: по данным исследований о коэффициенте крови русские входят в ту же  группу, что и турецкие народности Евразии. Он выделяет общие признаки для евразийских народов и в лингвистическом отношении, а также некоторые общие их свойства в области «политической психологии» (термин Г.В. Вернадского). К таким признакам он относит потребность народа в беспрекословном подчинении высшему принципу – государству, церкви, а также «бунтарство» как «оборотную сторону характера его государственности». Эти особенности «политической психики», отмечает ученый, характерны как для русского, так и турецко-монгольского народов. При этом Вернадский предупреждает, что «недостаточная твердость власти, идейное шатание    правительственного класса может привести к их бунту, «бессмысленному и беспощадному» [Там же, с.7-8].

Черты политической психики евразийских народов, отмеченные выше, служили благоприятной почвой для создания на территории Евразии крупных политических объединений. Единство «географического лика Евразии» и наличие объединительных экономических факторов послужило тому, что в истории политических образований на территории Евразии постоянно проявлялось стремление евразийских народов к созданию единого государства, которое бы объединило всю Евразию или значительную ее часть. Первоначально задачу политического объединения Евразии взяли на себя кочевые народы турко-монгольского племени. От Карпатских гор до Маньчжурии объединению кочевников в зоне степей и пустынь способствовало однообразие на этой территории форм экономического и социального быта. Основным экономическим фактором объединения было «стремление к охране торговых путей через степь», а также преодоление «политических трений» и «междуплеменных распрей» [Там же, с. 8].

Так, Вернадский пишет, что большое значение для объединения народов   «турко-монгольского корня издавна имел караванный путь из Китая в Хорезм (Туркестан), а оттуда к низовьям Волги и Дона, к Каспийскому и Черному морям. Подымаясь вверх по Волге и переваливая затем в бассейны рек северо-запада России, торговцы выходили к морю Балтийскому. Стремление к захвату и охране великого торгового пути из Китая в Средиземноморье вызвало к жизни государство так называемых «западных турок» в половине VI века н.э. Это же стремление руководило Чингисханом в XIII веке при создании великой Монгольской империи. Охрана срединного узла евразийских торговых путей –

Хорезма  –  составляла  основу  политики  другого  евразийского  императора –

Тимура (конец XIV – начало XVв.)» [1, с. 8 — 9].

В Средние века экономическую основу быта русского народа составляло земледелие и лесные промыслы, значительную роль играла и торговля. Это обусловило захват Волжского торгового пути вплоть до Каспийского моря (покорение Иваном Грозным Казани и Астрахани, 1552-1556гг.), началось движение русского народа на Восток. Отряды русских промышленников и казаков устремились в Сибирь,  территория которой уже почти вся была занята к половине XVII века в связи с ее колонизацией русскими народами. Вернадский пишет, что «лишь утвердившись во всей лесной зоне Евразии и постепенно выдвигая в степь земледельческие поселки…, могла Россия приступить к задаче овладения Казахской (Киргизской) степью и Туркестаном (последний занят русскими в течение 1860-1870-х годов)»  [Там же, с. 9].

Освоение русскими Евразии, по мнению ученого, было возможно благодаря развитию в России с конца XVII века фабрично-заводской промышленности как важного экономического фактора. Это обусловило то, что в Евразии создается основа ее экономической независимости от европейского капитализма. Но, достигнув успехов в течение XVIII века, (особенно в плавке чугуна и железа), догнав за это время Европу, русская промышленность в течение XIX века начинает отставать от Европы, и лишь с конца 1880-х годов снова начинается ее подъем. Таким образом, несмотря на отставание русской промышленности, которое так болезненно проявилось во время Мировой войны, нужно отметить, что промышленность России создала основу для экономического единства Евразии. Большое значение имело создание урало-алтайской каменноугольно-металлургической базы во время «пятилетки» 1928 – 1933гг. Русская промышленность, до того сосредоточенная преимущественно в западной части Евразии, теперь получила новые центры и в Средней Азии. В связи с этим русская промышленность с географической точки зрения становится подлинно евразийской [1, с. 9-10].

В «Опыте истории Евразии» Вернадский представляет ее деление на периоды или «отделы», начиная с VI века  до русской революции 1917 года. Первый  отдел –  с половины VI века до половины VIII века он считает исходной гранью истории, так как в это время начинают объединяться кочевые народы Евразии, создается государство так называемых «западных турок», пределы которого простирались от границ Китая до границ Византии. Но в VII веке оно подвергается нападению китайцев, а в VIII веке – арабов, в результате чего распадается, «происходит политическая перегруппировка народов Евразии». В нижнем Поволжье крепнет государство хазар, а в Монголии во второй половине VIII века возникает государство уйгуров.

Второй отдел истории Евразии включает время с половины VIII века до 60-х годов X века.  Это период политического перелома одновременно на западе и на востоке Евразии. На западе выступает славяно-русская держава Святослава, которому удается разгромить Хазарское царство (965г.). На востоке большое значение имеет «стабилизация Китая, где с начала X века происходила политическая смута». В Китае утверждается новая династия (Сун). Административная реформа Сунской династии послужила образцом для китаизированных государств, основанных после того маньчжурами, тибетцами, монголами.

Третий  отдел истории начинается с 60-х годов X века по начало XIII века. Для Западной Евразии этот период был временем расцвета и последовавшей раздробленности Киевского русского государства. Для Среднего Востока это было время создания Хорезмского царства, «откуда цепь турко-моногольских держав протянулась на Дальний Восток». На севере Китая возникли «китаизированные» государства тибетского племени тангутов (Ся), киданей (Ляо) и  чжурчжэней  (маньчжуров)  –  (Цзинь).  В  1206  году  Великий  Монгольский Курултай провозгласил Чингисхана императором вселенной.

Четвертый   отдел (от начала XIII века до середины XV века) – время создания и распада великой Монгольской империи, попытка возрождения все ‑ евразийского государства при Тимуре. Чреватым последствием для судеб Западной Евразии был разгром Византийской империи турками-османами, который завершился взятием ими Константинополя (1453г.). Середина XV века является временем распада Золотой Орды и создания татарских царств – Крымского, Казанского и Касимовского. «Эпоха моноголо-турецкого владычества  над   Евразией   связана  с   широким   распространением  буддизма

 (ламаизма) среди монголов и ислама среди турецких народов» [1, с. 15].

Пятый отдел (от середины XV века до середины XVII века). В Западной Европе происходит подъем русского царства, как наследника Золотой Орды, захват русскими Волжского пути, колонизация Россией всей лесной зоны Евразии (Сибири). В Средней Евразии происходит захват узбеками Туркестана, создание Бухарского и Хивинского ханств. В Восточной Евразии наблюдается новый, но недолговременный военно-политический подъем монгольских народов; происходит образование Ойратского союза; калмыки кочуют на низовье Волги;  осуществляется захват Китая маньчжурами.

Шестой  отдел (от  середины XVII века до середины XIX века). В  это  время  наблюдается укрепление и начало упадка маньчжурской династии в Китае; происходит разгром джунгарских монголов Китаем; усиливается рост Всероссийской империи и происходит европеизация русского государства. Этот этап обозначен началом хозяйничанья европейских империалистов в Китае.

Седьмой отдел (от середины XIX века до Русской и Китайской революций). Россия овладевает Туркестаном и этим заканчивается политическое объединение Евразии. Прокладываются основные все-евразийские рельсовые пути (железные дороги Закаспийская, Сибирская, Оренбург-Ташкентская). Не ограничиваясь постройкою Восточно-Китайской железной дороги через Северную Маньчжурию, Россия захватывает Порт-Артур и строит железную дорогу через Южную Маньчжурию. Неудачный для России исход Русско-японской войны (1904 – 1905гг.) служит исходным моментом подъема японского империализма на Дальнем Востоке.

Подводя итоги анализа исторических событий в их хронологической последовательности по этапам, Вернадский пишет, что «Русская революция 1905 года, Персидская революция 1906 года, Турецкая революция 1908 года и Китайская революция 1911 года возвещают начало коренной перемены в судьбах Евразии и смежных с ней стран. Внешняя Монголия отделяется и подпадает под влияние России. Русская революция 1917 года является началом нового – революционного периода в жизни Евразии, моментом коренного перелома, полной катастрофы старого мира. История сливается с современностью. Очертания еще скрыты в тумане» [1, с.16]. Здесь, на первых страницах своей книги «Опыт истории Евразии»  Вернадский не дает краткого описания исторических событий, связанных с советским периодом России – Евразии, но в заключение своего труда он дает полную характеристику восьмого отдела «Евразия советская», который охватывает  период с 1917 – по 1933 гг.

Начинает  он  его  следующим  образом:  «Русская  революция  разрушила

сначала все политическое здание Российской империи, а затем низвергла весь основанный на частной собственности социальный уклад России. Возникшее в огне гражданской войны коммунистическое хозяйство рушилось к весне 1921 года, и Советское правительство вынуждено было пойти на компромисс с капиталистическими принципами и объявить НЭП. К 1927 году при помощи НЭПа была более или менее восстановлена довоенная производительность земледелия и промышленности. С 1928 года началась новая эра коммунистического хозяйства в виде пятилетки. Вместе с тем произведена была новая аграрная революция сверху – разрушено «кулацкое» хозяйство; достигнута была, – какою бы то ни было ценою – сплошная коллективизация основных земледельческих  районов России — Евразии. Первая пятилетка достигла весьма значительных успехов строительства, но вместе с тем принесла с собою и трудно исчислимые бедствия для населения, особенно крестьянского, вторая пятилетка должна развить строительство и залечить раны. Но трудности далеко не преодолены» [1, с. 96].

Вернадский пишет о том, что считает неуместным в этой своей работе давать общую оценку завоеваниям русской революции 1917 года и даже просто подводить фактические итоги развернувшимся событиям после ее свершения. И все же он считает правомерным «посмотреть на события  русской революции сквозь призму истории Евразии». Решая эту поставленную перед собой задачу, он отмечает, что «несмотря на весь развал 1917 года, несмотря на раны последовавшей гражданской войны и иностранной интервенции, Россия ­­- Евразия сохранила свое единство. В то время как западные окраины от России отделились (захватив и часть земель с исконным русским населением), евразийский Восток связи с Россией не порвал… Евразийский фундамент оказался более прочным, чем европейские к нему пристройки» [Там же].

Важным выводом этой работы Г.В. Вернадского является то, что следуя идеологическому принципу евразийства в единении России с евразийским Востоком, он дает положительную оценку программы Советского правительства по национальному вопросу, заявляя: «Независимо от социально-экономической программы вождей Советской революции, их программа по национальному вопросу сумела задеть такие струны в душе народов Евразии, которые их притягивали к Москве, а не отталкивали от нее. Как бы ни относиться к советской идеологии и советской политике, нельзя не признать, что, по крайней мере, на некоторое время Москва сделалась маяком угнетенных народов не только в самой Евразии, но и далеко за ее пределами» [Там же, с. 96-97].

Список литературы:

  1. Вернадский Г.В. Опыт истории Евразии. Звенья русской культуры. М.: Товарищество научных изданий КМК,  2005. – 339c.[schema type=»book» name=»НАЧЕРТАНИЯ ИСТОРИИ ЕВРАЗИИ В ИСТОРИОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Г.В. ВЕРНАДСКОГО» description=»В статье отражены ведущие положения исторической концепции Г.В. Вернадского в связи с особенностями цивилизационного развития России – Евразии, обусловленные ее геополитическим месторазвитием, многонациональным и поликонфессиональным составом народонаселения как результата длительного многоэтапного исторического процесса. В статье представлен анализ основных исторических периодов истории Евразии, выделенных Вернадским в его работе «Опыт Истории Евразии с VI века до настоящего времени». » author=»Шевченко Наталья Николаевна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-24″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх