Номер части:
Журнал

КОНСТРУКЦИИ С ФРАЗЕОЛОГИЗИРОВАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ АССЕР¬ТИВ¬НОСТИ В РУССКОМ И АЗЕРБАЙДЖАНСКОМ ЯЗЫКАХ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . КОНСТРУКЦИИ С ФРАЗЕОЛОГИЗИРОВАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ АССЕР¬ТИВ¬НОСТИ В РУССКОМ И АЗЕРБАЙДЖАНСКОМ ЯЗЫКАХ // Евразийский Союз Ученых. Филологические науки. ; ():-.





Конструктивно-синтаксическое оформление двойного отрицания и его разновидностей в русском и азербайджанском языках в некоторых случаях реализуется не совсем адекватно. Дело в том, что конструкции из сферы синтаксических «фразеологизмов» обнаруживают большую частотность и разнообразие в азербайджанском языке.

Эти структуры вполне специфичное явление для азербайджанского языка. Они могут быть как утвердительные, так и отрицательные в заисимости от формы сказуемого. Но «ассертивно фразеологизированный» элемент, который содержат эти предложения, приводит к  определенному семантическому сдвигу в структуре этих предложений. Это – предложения типа:

1) Artıq institutda kimin ağılnda nə vardı, nə yoxdu – bu aydın üzrə çıxmışdı (K.Abdulla. Unutmağa kimsə yox. IV fəsil).

2) Oğlu iyirmi beş ildi ki, kənddə evlənmiş, külfət sahibi olmuşdu; anası ilə ildə bir dəfə görüşür, ya görüşmürdü  (M.Cəlal. Elçilər qayıtdı).

Специфика предложений с подобными ассертивно устойчивыми компонентами заключается прежде всего в том, что эти компоненты выражают значение, показывающее обе стороны категории утверждения/отрицания в стабильно-устойчивом единстве в составе простого предложения – в качестве одного члена предложения [4, 18].

Этот элемент представлен довольно разнообразно. Он может быть выражен целой предикативной структурой (см. 1-й пример), либо одним членом пред­ло­жения (см. 2-ой пример), но обязательно в единстве ассертивно противопос­тавленных компонентов. Противопоставление всегда имеет характер функционального единства сторон утвердительно-отрицательной оппозиции.

Разберем 1-й пример. Предложение по семантической структуре  простое: «…  institutda kimin ağlında nə vardı, nə yoxdu aydın üzə çıxmışdı». В целом оно утвердительное (üzə çıxmışdı). Ассертивное сочетание употреблено в составе подлежащего «kimin ağlında nə vardı, nə yoxdu», которое только в таком объеме соотносится со сказуемым «üzə çıxmışdı». Об этом свидетельствует синтак­сическое оформление всего предложения,  в котором используется избыточное местоимение bu в качестве подлежащего.

Подобные элементы мы называем «асертивно устойчивыми» или «ассер­тив­но фразеологизированными» чисто описательно, поскольку они представ­ля­ют единство сторон утверждения/отрицания как категории (т.е. сторон ассер­тив­ности)? и оба элемента, входящие в состав этого сочетания, обязательны и структурно, и семантически. Подтверждением этой специфики может служить устойчиво фразеологизированное высказывание – вопрос в азер­байджанском языке «Əziz dost! Nə var, nə yox?»; – из которого нельзя вы­чер­кнуть ни компонент ня вар, ни компонент ня йох. Ср.:  – Sən mənə demədin axı, görək tezə nə var, nə yox? (Ə.Əbülhəsən. Sədaqət. XIII fəsil).

Следовательно, обозначение «ассертивно фразеологизированное со­че­та­ние» учитывает и то, что оно устойчиво-стабильно, и то, что оно сфор­ми­ро­валось в языке как синтаксический фразеологизм, семантическая целостность которого представляется лишь в един­стве компонентов этого сочетания [3, 51].

Эти конструкции в русском языке не имеют однозначных эквивалентов в азербайджанском языке. Отсутствие эквивалентности касается не только формы, т.е. противопоставления двух слов, представляющих в единстве общую категорию ассертивности (в дальнейшем: КУО – А.М.), но и содержания, которое «высекается» из этой фразеологизированной совместности двух антонимов:

Hər necə qulluq edib donluq alıb-almasan da, sən ac-acına çalışarsan.  (S.Rəhimov. Ana abidəsi. I hissə, IV fəsil).

Формирование подобных сочетаний происходит, как мы думаем, на базе контаминации состава двух членов предложения или двух отдель­ных простых предложений в структуре простого распространенного или слож­ного предложений. В предыдущем случае таким совмещением характеризуются два состава сказуемых: (donluq alsan da, donluq almasan da)ac-acına. Мы видим, что сложноподчиненное предложение фактически представляет компрессованно-контаминированный вариант многокомпонентного сложного предложения с соподчиненными придаточными условия:

Hər necə qulluq edib donluq alsan da, ya heç donluq alamasnada, sən yenə ac-acına çalışarsan.

Для возникновения ассертивного сочетания алсан-алмасан первым усло­вием следует признать семантико-структурный параллелизм между соподчи­ненными придаточными, вторым условием – наличие общего смыслового эле­мента для соподчиненных придаточных – hər gecə qulluq edib.

Факт формирования ассертивных фразеосочетаний в результате конта­ми­нации подтверждается также обязательным наличием общего сказуемого или общего сказуемого состава:

 Çəkməklə yox, bəlkə elə xarici əlamətlər var idi ki, beləcə baxmaqla parirosa narkotik maddə qatılıb-qatılmamasına təyin edə biləcəkdi. (Ə.Əbülhəsən. Utancaq. VI hissə). Ср.: Bəlkə elə xarixi əlamətlər var idi ki, onlarla təyin edilə bilirdi – papirosa narkotik maddə qatılıb və ya qatılmayıb – təyin edə biləcəkdi; Bələkə də elə xarici elamətlər var idi ki, onalrla təyin edilə bilirdi – papirosa narkotik maddə qatılıb, ya da papirosa narkotik maddə qatılmayıb.

Эквивалентами (семантическими) конструкций с ассертивными сочета­ния­ми в русском языке выступают только сложноподчиненные предложения с вопросительно-дополнительными придаточными:

  1. Doğrusu, nə Pustəxanım, nə də arvadlar sovqatın Bayrama çatıb-çatımadığını bilmirdilər. (M.Hüseyn. Səhər. III hissə, IV fəsil). Ср.: 2. Arvadlar bilmirdilər ki, soavqat Bayrama çatıb ya çatmayıb = Женщины и правда не могли знать, доставлена или еще не доставлена посылка Байраму.

Как видно, русский вариант имеет эквивалент в лице не первого предложения, а второго, трансформированного. Следовательно, есть определенные структуры, с которыми предложения из русского языка все же входят в отношения эквивалентности [2, 28].

Так, например, конструкция «Ancaq Rəfiyevin öz yerində qalıb-qalmayacağı barədə heç nə deyilmirdi» (Ə.Əbülhəsən. Sədaqət. XVIII  hissə) не имеет однозначного структурного соответствия в русском языке, кроме как структуры типа «Только о том, сохранит ли за собой Рафиев место начальника или не сохранит, не говорилось ничего».

Вопросительно-изъяснительные придаточные, таким образом, оказываются выразителями отмеченных ассертивных отношений. Это видно и на уровне словосочетаний: gəlib-gəlməyəcəyni bilməmək = не знать, придет ли или не придет.

Стилистическая ненормативность последнего сочетания очевидна. Вместе с тем, основная масса подобных конструкций в азербайджанском языке не имеют однозначного структурного соответствия в русском языке.

Особой степенью фразеологизации отличаются некоторые сочетания, употребляющиеся в роли глагольного сказуемого:

Mahmud, o səninlə danışan bəy nədir, əliaçıqlıqdan danışır, amma ayda-ildə bir yol mənim haqqımı verə ya verməyə (M.Hüseyn. Səhər. V hissə, I fəsil); Yan-yörəsinə baxanda, ürəyindən nə keçdi, nə keçmədisə, köks ötürüb qaz sobasına yaxınlaşdl… (Ə.Əbülhəsən. Sədaqət. XIII fəsil).

Относительная эквивалентность анализируемых конструкций в обоих языках как мы уже убедились, обнаруживается тогда, когда ассертивные сочетания находятся в составе деепричастных сочетаний:

Minarə Mahmudun sözünün üstündə durub-durmayacağını təyin edə bilmirdi. (M.Hüseyn. Səhər. V hissə, IV fəsil): Она не могла определить, содержит ли или не сдержит свое слово Махмуд.

Что касается конструкций с высокой степенью ассертивной устойчивости, то они составляют специфический фонд азербайджанского языка. Это прежде всего единицы с глагольными, а также именными сочетаниями:

Bəhram kişi ürəyində keçən nədi, nə deyil – bunu heç özü də (K.Abdulla. Unutmağa kimsə yox… IV fəsil); Qərəz, otur yerində, xəbər göndərmişik o tərəfə, cavab gələr nə yaxşı, gəlməz nə yaxşı (Ə.Məmmədxanlı. Bakı gəcələri); – Öz arvadıdır, döyər nə yaxşı, döyməz nə yaxşı (C.Cabbarlı. Almaz, II pərdə); – Mən qaçdım eşiyə, anam Mahmuda nə dedil, nə demədi, bilmədim (M.Hüseyn. Səhər. V hissə, IV fəsil) и т.п.

Во многих случаях мы наблюдаем некоторую трансформацию азербайд­жанского сложноподчиненного предложения, когда придаточная часть перево­дится в препозицию, а главная располагается в постпозиции, и между частями сложноподчиненного предложения не используются средства подчинительной связи, кроме особой интонации. Сравним некоторые из приведенных примеров с их обычным компонентным расположением: Bəhram kişi heç özü də bilmirdi ki, ürəyindən nə keçir, nə keçmir (см. 1-й пример блока); Mən … bilmədim ki, anam Mahmuda nə dedi, nə demədi

Другие примеры из этого ряда (см. выше) не допускают даже такую перестановку. Это свидетельствует о функциональной роли ассертивных сочетаний в структурации предложений как русского, так и азербайджанского языков; они лишают всю конструкцию ее первоначальной гибкости [1, 126].

В русском языке наблюдается также некоторое количество ассертивных со­четаний. Однако эти сочетания не имеют структурирующей силы по отно­ше­нию к тому предложению, в составе которого употребляются. Они, как пра­вило, выступают в качестве ассертивной тавтологии, выполняющей сугубо модальные задачи:

Верьте не верьте, а впоследствии узнаете и вы, и Авдотья Романовна (Ф.Достоевский. Преступление и наказание. ч. IV, гл.I).

Сравнительно близким в структурно-семантическом отношении к ассер­тивным сочетаниям азербайджанского языка можно считать придаточные комплексы в русских конструкциях; например: – От него знаешь, чего можно, а чего нельзя ждать.

Контекстуальный механизм употребления выделенного сочетания свидетельствует о том, что это не ассертивное сочетание: оно не обладает синтаксической устойчивостью, а характеризуется параллелизмом, который раскрывается последующим текстом: – От него знаешь, чего можно, а чего нельзя ждать. Можно ждать стремления поставить на своем, но нельзя ждать обмана (К.Симонов. Живые и мертвые. Последнее лето. гл. XVI).

Следовательно, в русском языке ассертивные сочетания получают как бы описательное выражение: элементы сочетания «раскидываются» по прида­точ­ным предложениям, которые функционируют параллельно – как соподчиненные при­даточные, и только  в таком описательном исполнении вступают в отношения эквивалентности с сугубо ассертивными сочетаниями в азербайджанском языке: – Но дело было не в том, кто знал или кто не знал, а в другом – в самом моменте убийства этого человека (К.Симонов. Живые и мертвые. Последнее лето. гл.VII); Ср.: перевод этого предложения: Məsələ kiminsə bunu bilib-bilməməyində deyildi, məsələ bu adamın qətlə yetirilməsi faktında idi…

Ассертивные сочетания в азербайджанском языке проявляют (это довольно существенно) синтаксическую устойчивость не только в форме антоними­ческого сочетания, но и в синонимическом сочетании; эти сочетания могут включать, кроме ассертивной антонимии, также одинаково утвердительные или отрицательные компоненты:

  • Küçədə rast gəldiyi dostuna, hətta Gəldiyevə də salam verməz və salam almazdı (M.Cəlal. Açıq kitab. III fəsil); — Qbaq-qabağa oturub, kəlmə verib, kəlmə alıram (M.Cəlal. Açıq kitab. IX fəsil).

Отмеченные сочетания имеют функционально единое значение – «salam – salamlaşmazdı», «kəlmə kəsirəm».

Что касается ассертивных сочетаний, то они, кроме отмеченной цельно-семан­тичности, обнаруживают также способность к контаминации соподчиненных прида­точных, и ни один из элементов сочетания не может выражать в отдельности единое значение всего сочетания:

  1. Gözəl dönüb dükana baxdı, Osmanın gəlib-gəlmədiyini bilmək istədi (M.Hüseyn. Səhər II hissə, III fəsil) =Gözəl bilmək istədi ki, Osman gəlib, yoxsa gəlməyib = (bilmək istədi ki, Osman gəlib (?); …bilmək istədi ki, Osman gəlməyib (?)); 2. Bu çəkməni usta Heydərə sifarişlə tikdirmişəm, bir ay geymiş olam, ya olmayam (M.Hüseyn. Səhər. IV hissə, VII fəsil).

Очень часто в качестве второго компонента ассертивного сочетания упот­ребляется отрицательное слово йох, что означает постоянное, устойчиво закреп­ленное место именно отрицательной формы в структуре ассертивного соче­та­ния (как видно из примеров на первом месте употребляется, как правило, утвердительная форма):

Səlim ağa bilmirdi ki, özü salamat qurtaracaq, ya yox (M.İbrahimov. Pərvanə. I kit., I hissə, VII fəsil) = Səlim ağa özünün salamat qurtarıb-qurtarmayacağını bilmirdi =Özü salamt qurtaracaq, ya qurtarmayacaqSəlim ağa bilmirdi.

Наше описание ассертивных комплексов подтвердило, что КУО освещают языковую реальность общей логико-грамматической кате­гории утверждения / отрицания, представляя ее в едином структурном оформлении. Как известно, любое предложение имплицирует (представляет) эту кате­горию либо в форме утверждения, либо в форме отрицания, либо фор­мально одну, а семантически другую сторону КУО. Однако ни одно предло­жение не может иметь семантическую структуру, представляющую эту категорию на одном, едином понятийно-логическом уровне.

Более того, ассертивные сочетания подтверждают системность также и крат­ного, особенно двойного отрицания, свободно сочетаясь с функцио­наль­ным (на базе одного члена предложения) двойным отрицанием:

Rütbəmiz yüksək olmasa da, azdan-çoxdan sabah nə olub-olmayacağını bilməmiş deyilik (S.Rəhimov. Ana abidəsi. I hissə, III fəsil).

Ассертивные комплексы самым очевидным образом выявляют системный характер синтаксической синонимии в области соотношения а) сложнопод­чи­нен­­ного предложения с осложненным причастным или деепричастным соста­вом простого предложения, б) осложненного простого с простым распростра­ненным предложением, включающим ассертивный комплекс в азербайд­жан­ском языке, специфичность определенного проявления КУО в азербайд­жан­ском языке по сравнению с русским языком; в) сложноподчиненных пред­ло­жений определенного типа в обоих языках; г) конструкций из свободного ряда структур и «связанных» синтаксических структур с ассертивным сочетанием в обоих языках.

Литература:

  1. Abdullayev S.Ə. Alman və Azərbaycan dillərində inkarın leksik-frazeoloji ifadə vasitələri. Bakı, 1987.
  2. Aslanova İ. Müasir alman və Azərbaycan dillərində leksik-frazeoloji inkarlıq vasitələri. Bakı, 1998.
  3. Величко А.В. Синтаксические фразеологизмы как специфическое явление русской синтаксической системы // Материалы VIII Международного симпозиума МАПРЯЛ. Велико-Тырново, 2002.
  4. Гусейнова В.К.Категория утверждения / отрицания и система отрицательных предложений (на материале русского и азербайджанского языков). Дисс. на соиск. учен. ст. доктора философии по филол. наукам. Баку, 2006.[schema type=»book» name=»КОНСТРУКЦИИ С ФРАЗЕОЛОГИЗИРОВАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ АССЕР¬ТИВ¬НОСТИ В РУССКОМ И АЗЕРБАЙДЖАНСКОМ ЯЗЫКАХ» description=» В статье исследуется проблема двойного отрицания на синтаксическом уровне в русском и азербайджанском языках. Указывается, что фразеологизированные конструкции с двойным отрицанием в русском языке малоупотребительны. В азербайджанском языке подобные конструкции отличаются разнообразием. Данные конструкции носят системный характер. Конструкции с фразеологизированными элементами, совмещающими и утверждение, и отрицание в азербайджанском языке в большинстве случаев вступают в функции объектного члена предложения.» author=»Абдуллаева Мехрибан Алиаббас» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-20″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх