Номер части:
Журнал

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ОБЪЕКТ ПРАВА» И «ОБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЯ»: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:


Вопросы об определении понятия, о сущности и видах объектов права, являющиеся дискуссионными в юридической науке, имеют теоретическое и практическое значение. По утверждению С.Ф. Кечекьяна, они помогают «раскрыть цель, которую преследует установление тех или иных правоотношений. Эта цель не всегда состоит в определённых действиях обязанного лица, составляющих иногда не более как средство для достижения этой цели, а в установлении для управомоченного правового господства, характер которого различен именно в зависимости от того, что составляет объект права» [10, c. 156].

Отметим следующие доводы С.Ф. Кечекьяна о значении вопроса об объекте права:

а) изучение вопроса об объекте права способно помочь раскрытию смысла таких прав, как право на жизнь, право на имя, на честь;

б) в гражданских правоотношениях вещные и обязательственные права со всеми присущими им особенностями, различаются именно по объекту соответствующих прав;

в) правильное решение вопроса об объекте права должно развенчать встречающееся у некоторых учёных (прежде всего, у буржуазных юристов) представление о том, что личность якобы может быть объектом права.

С.Ф. Кечекьян резюмирует: «Вопрос этот, несомненно, имеет серьёзное значение для классификации правоотношений, а, следовательно, и для различения отдельных отраслей права, то есть для разработки вопроса о системе права, а также для определения структуры отдельных отраслей, отдельных правовых институтов» [10, c. 156 — 157].

Опираясь на обозначенные позиции о значении исследования объектов права, рассмотрим теоретические представления учёных о понятии, сущности и видах объектов права.

В контексте темы нашей работы актуальными являются, в первую очередь, вопросы разграничения понятий «объект права», «объект правоотношения», «объект правового регулирования», «предмет правового регулирования» и возникающие при этом противоречия [16, с. 8 — 20]. Однако, ограничимся выяснением соотношения понятий «объект права» и «объект правоотношения»…

В юридической науке существуют разные подходы к пониманию объекта права и объекта правоотношений:

1) разные по смыслу понятия соответственно должны отличаться друг от друга и по форме выражения. Применение одного и того же термина к понятиям, находящимся в различных плоскостях, имеющим отличное содержание, всегда является источником теоретических и практических затруднений (Р.О. Халфина [15, c. 212 — 213]).

Р.О. Халфина отмечает, что «оживлённые споры по поводу объекта правоотношения обусловлены тем, что под объектом иногда понимают фактическое поведение, то есть то, что… является непосредственным элементом правоотношения». Она полагает, что «прежде всего, необходимо уточнить применение термина «объект». В литературе он употребляется, как «объект права», «объект правового регулирования», «объект правоотношения». В действительности здесь имеются в виду различные понятия, которые следует обозначать различными терминами». С.Ф. Кечекьян считал, что применение термина «объект» к области объективного права (понятие «объекта права» как объект объективного права) вряд ли является целесообразным, и отмечал, что «вся надуманность разбираемой конструкция сразу обнаруживается в том, что автору приходится, развивая свою мысль, говорить об «объекте регулирования», а не просто об «объекте права», а ведь это не одно и то же. Ясно, что попытка «разводить» понятие «объекта права» и применять его также и к объективному праву не вызывается никакой необходимостью и может только содействовать сбивчивости и неопределённости юридической терминологии» [10, c. 138].

По нашему мнению, в данном случае правильнее говорить о предмете правового регулирования как конкретном виде общественных отношений, регулируемых нормой определённой отрасли права. В.А. Лапач пишет, что «эти общественные отношения нельзя рассматривать в качестве объекта правоотношения, понимаемого в узком и точном его смысле. Если не принимать во внимание все опосредующие звенья механизма правового регулирования, можно, выражаясь абстрактно, понимать под «объектом» фактические отношения. Однако адекватным данным отношениям понятием будет всё же понятие предмета правового регулирования. Объект правоотношения, его субъекты и содержание состоят в органическом (статическом и динамическом) взаимодействии между собою. Поэтому дефиницию понятия объекта необходимо строить с учётом того, как и насколько определены другие элементы данной системы – правоотношения, в чем проявляются и каким образом организованы взаимоотношения между ними. И, прежде всего, необходимо разобраться в том, что представляет собой само правоотношение» [11];

2) рассуждая о применении терминов «объект права» и «объект правоотношения», Р.О. Халфина указывает, что «здесь наблюдается обратное положение: одно и то же понятие обозначается двумя терминами. Поскольку, с нашей точки зрения, субъективное право – всегда элемент правоотношения, понятия «объект права» и «объект правоотношения» фактически совпадают.

…Объект не является элементом правоотношения. Мнение о том, что объект права не входит в состав правоотношения, обосновывается различными соображениями, в том числе и такими: поскольку правоотношение представляет собой идеологическое отношение, в его содержание не могут входить предметы материального мира, являющиеся объектом различных видов правоотношений» [15, c. 212 — 213].

Одной из задач исследования К.О. Берновским объекта права было доведение до логического завершения тезиса Д.Д. Гримма о необходимости различения объектов конкретных правоотношений и объекта правоотношения вообще [5, c. 9 — 10].

Говоря об объекте права как общеправовой категории, К.О. Берновский имел в виду, «что в конкретной действительности такого объекта вообще нет. Такой объект права существует не иначе, как через объект гражданского, государственного, административного и др. права. А объект этих прав существует также только через объект конкретных правоотношений в той или иной области их» [5, c. 9]. Учёным установлено, что если в отношениях вещно-правовых имеется тождественность объекта субъективного права и объекта отношения (вещь) и противоположность объектов субъективного права и субъективной обязанности, то в отношениях обязательственных – тождественность объектов права и обязанностей (действия обязанного лица) и противоположность объекта отношения объекту субъективного права. Следовательно, отношения собственности ставят проблему противоположности объекта прав и объекта обязанности, отношения обязательственные ставят противоположность объекта прав и объекта отношения» [5, c. 103].

В советской юридической литературе высказывалось мнение о том, что не все правоотношения имеют определённый объект в виде конкретной вещи [7, c. 71 — 72]. Р.О. Халфина пишет: «Поскольку по традиционной схеме объект входил в состав правоотношения, возникла категория «безобъектных» правоотношений… В современных условиях в связи со значительным расширением сферы правового регулирования удельный вес правоотношений, не связанных непосредственно с определённым объектом, довольно велик. Из сказанного ни в какой мере не следует, что объект права не имеет значения для правоотношения. В конечном счёте, многие правоотношения, не связанные непосредственно с определённым объектом, через цепь взаимосвязанных отношений оказывают воздействие на материальные предметы окружающего мира… Такая связь является опосредствованной» [15, c. 215 — 216]. Так, отношения организации и управления повседневной деятельностью собственно организации (учреждения, предприятия) чаще всего опосредствуют поведение в различных сферах жизни общества: политической, экономической, социальной и культурной, но нередко не имеют своего непосредственного объекта;

3) последовательное различение понятий «объект права», «объект прав» и «объект правоотношений» (В.А. Лапач [11]).

Обращаясь к работам С.С. Алексеева [3, c. 285, 289, 305] и А.Б. Венгерова [6, c. 482], В.А. Лапач излагает их позиции о соотношении понятий «объект права» и «объект правоотношений» следующим образом: «В одной из ранних своих работ С.С. Алексеев предложил разграничивать объект права и объект правоотношения. Объектом права являются общественные отношения, а объектом правоотношения выступают блага (в гражданском праве – вещи, продукты духовного творчества, личные блага, результаты действий). По сути дела, на этом же настаивает и А.Б. Венгеров, полагающий, что объект права – это общественные отношения, которые регулируются системой норм, а объект правоотношения – это различные блага, которые стремятся получить управомоченные субъекты (состояния, которых они стремятся достичь, поведение, которого они ждут от обязанных субъектов и т.д.)».

В связи с этим В.А. Лапач предлагает «понятие «объект права» заменить более привычным, распространённым и, главное, равнозначным выражением «предмет правового регулирования». Тогда проблема дифференциации объекта права и объекта правоотношения перерастаёт в совершенно иное качество и «вопрос будет состоять в том, имеют ли отношения предмета правового регулирования (до урегулирования их нормами права) свои собственные объекты, и если да, то каково их соотношение с объектами соответствующих правоотношений? Другими словами, объект права един и универсален – это общественные отношения, требующие правового регулирования, тогда как объекты прав и правоотношений множественны и эта их множественность в высокой степени обусловлена природой и разнообразием соответствующих внеюридических социальных и индивидуальных благ».

В своей работе В.А. Лапач приводит разные подходы к пониманию объекта правоотношения: а) общественные отношения, подлежащие регулированию [14, c. 64]; б) предметы материального и духовного мира [4, c. 156]; в) действия участников правоотношения и блага [10, c. 142]; г) поведение субъектов правоотношения [2, c. 38]; д) поведение обязанного лица [8, c. 230].

По результатам анализа научных взглядов учёных о объекте права и объекте правоотношения сделаем некоторые обобщения:

а) в современной юридической науке объект права в основном представляется как общественное отношение;

б) объект правоотношения, как и объект права, может определяться как общественное отношение;

в) объект права, как и объект правоотношения, может определяться как блага;

г) предметом правового регулирования также выступают общественные отношения;

д) и самое спорное определение: объект права (а также объект правоотношения) – это общественные отношения, которые регулируются системой норм (которые… подлежат… правовому регулированию, требующие правового регулирования, подлежащие регулированию).

Известно, что общественное отношение, урегулированное нормами права, есть собственно правовое отношение (правоотношение)! В частности, по мнению Н.И. Матузова, А.В. Малько, «правовые отношения можно в самом общем смысле определить как общественные отношения, урегулированные правом» [12]. А.В. Мелехин под правоотношением в широком смысле понимает общественное отношение, урегулированное правом [13]. Из вышеизложенного как бы следует, что понятия «объект права», «предмет правового регулирования» и «правоотношение» равнозначны. С этим мы не можем согласиться.

Если объект права выступает общим для всей системы права, всех его отраслей, то предмет одной отрасли не может совпадать с предметом другой. Любая отрасль имеет свойственный только ей одной предмет правового регулирования, которым и определяются самостоятельность, своеобразие и особенности той или иной совокупности правовых норм, её отличие от других отраслей. Многообразие предметов правового регулирования, отражающих различные стороны и проявления юридически значимой действительности, обусловливает наличие множества отраслей права. Именно предмет определяет самостоятельность отрасли, её право на существование, место в системе права [1, c. 2 — 3].

Таким образом, результаты анализа проблематики объекта права, объекта правоотношения, объекта (предмета) правового регулирования, показывают отсутствие единства в подходах к определению их понятия и сущности.

Одни учёные отождествляют объект права с объектом правоотношения, другие говорят как о объекте субъективного права, третьи – как о объекте объективного права, четвёртые – просто об объекте права. Те, кто сравнивает объект права с объектом субъективного права, делятся в свою очередь на две группы (направления): а) одни считают понятие «объект субъективного права» тождественным понятию «объект правоотношения»; б) другие полагают, что это различные понятия.

Учёные – представители иного направления – исследуют объект права в субъективном смысле (объект субъективного права) или же в объективном смысле (объект правового регулирования). В первом случае получается одна из разновидностей второго направления; во втором – самостоятельное третье направление – выделение объекта правового регулирования (предмета правового регулирования).

Н.И. Матузов, А.В. Малько считают, что различие между объектом права в целом и объектами конкретных правоотношений, возникающих в результате его действия, заключается в степени конкретизации [12, c. 403 — 404].

Не сомневаясь в истинности данного утверждения, мы можем добавить, что различие между объектом права и объектом правоотношения состоит в том, что если объект права имеет общий, статичный характер, то объект правоотношения – всегда конкретен, динамичен. При этом отметим, что объект права, имеющий общий, статичный характер, есть «целое» и «возможное», а объект правоотношения как конкретное, динамичное явление – «часть», «действительное» [16, c. 20 — 23]. Так, земельный участок как объекта права – явление универсальное, обобщающее, отражающее определённую часть окружающей реальности, материального мира. Индивидуализированный, обособленный (выделенный, выбранный) земельный участок, в отношении которого соответствующие субъекты стали (собираются) совершать определённые действия, вступать в юридические связи, становится (может быть) объектом любых (конкретных) отношений: конституционных, гражданских, земельных, налоговый и так далее, то есть конкретный земельный участок «конкретно может и фактически выступает объектом разнообразных правоотношений» [12, c. 403].

Подтверждение нашему подходу по определению понятия и сущности объекта права находим в юридической литературе. В частности, опять же на примере земли, земельного участка.

Нормативно закреплённое положение о том, что земля является объектом земельных отношений, разделяют не все специалисты земельного права. О.И. Крассов высказывает мнение, что «земля как природный объект, как природный ресурс не может быть ни объектом земельных отношений, ни отношений собственности, ни каких-либо иных отношений. Объектом земельных отношений всегда является какая-то юридическая категория, отражающая наиболее характерные, юридически значимые признаки соответствующего объекта природы. … Объектом таких отношений является индивидуализированная часть земли, то есть конкретный земельный участок» [9, c. 12 — 17].

Таким образом, наличие и индивидуализация (вид) объекта права во многом определяют характер соответствующих общественных отношений, конкретные варианты поведения субъектов, закреплённые в правах и обязанностях и реально осуществляемые в повседневной жизни.

Список литературы:

  1. Азизов Р.Ф. оглы Борченко В.А. Объект и предмет правового регулирования: проблема соотношения понятий // История государства и права». — 2006. — № 11. — С. 2 — 3.
  2. Александров Н.Г. Правовые отношения в социалистическом обществе. — М.: Изд-во МГУ, 1959. — С. 38.
  3. Алексеев С.С. Об объекте права и правоотношения // Вопросы общей теории советского права. — М., 1960. — С. 285, 289, 305.
  4. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: Юридическая литература, 1981. — С.156.
  5. Берновский К.О. Объект права. — Харьков, 1931. — С. 9 — 10, 103.
  6. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. — М., 1998. — С. 482.
  7. Гражданское право / под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. Т. 1. — М.: Юриздат, 1944. — С. 71 — 72.
  8. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. — М., 1961. — С. 230.
  9. Крассов О.И. Юридическое понятие «земельный участок» // Экологическое право. — 2004. — № 2. — С. 12 — 17.
  10. Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. — М.: Изд-во АН СССР, 1958. — С. 138, 142, 156, 156 — 157.
  11. Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. — СПб.: Изд-во «Юридический Центр ПРЕСС», 2002. — 544 c.
  12. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. — М.: Юристъ, 2004. — 512 с.
  13. Мелехин А.В. Теория государства и права: Учебник. — М.: Маркет ДС, 2007. — 640 с.
  14. Толстой Ю.К. К теории правоотношения. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1959. — С. 64.
  15. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. — М.: Юридическая литература, 1974. — С. 212 — 213, 215 — 216.
  16. Чебаев В.Н. Статус объекта права: монография. — М.: ЧОУВО «МУ им. С.Ю. Витте», 2014. — 196 с.
    СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ОБЪЕКТ ПРАВА» И «ОБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЯ»: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ
    В настоящей статье исследуются вопросы определении понятий «объект права» и «объект правоотношения». В юридической науке существуют разные подходы к пониманию объекта права и объекта правоотношений. Теоретическое и практическое значение имеет установление соотношения этих понятий.
    Written by: Чебаев Виктор Николаевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/11/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_27.06.2015_06(15)
    Available in:Ebook
Записи созданы 6766

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх