Номер части:
Журнал

ПОНЯТИЕ ПРИНЦИПА ДОБРОСОВЕСТНОСТИ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . ПОНЯТИЕ ПРИНЦИПА ДОБРОСОВЕСТНОСТИ // Евразийский Союз Ученых. Юридические науки. ; ():-.





Исследования, посвященные категориям добросовестности, разумности, справедливости затрагивают ценностные, глубинные основы не только гражданского права, но и права вообще. Эти категории лежат в основе права как средства урегулирования общественных отношений, являются той концептуальной основой, на которой стоится право.

Указанные категории в силу своей абстрактной природы с крайней неохотой поддаются как юридической, так и любой другой конкретизации. В силу указанной абстрактности, общности они могут проявляться в разных аспектах, формах, видах. В области права данные категории проявляются в виде принципов.

В таком виде эти, в сущности, философские категории, получают свою функциональную направленность как принципов права. С.С. Алексеев определяет принципы права как «выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нём закономерности общественной жизни» [2, с. 75]. Автор отмечает, что принципы права имеют направляющее значение в развитии и функционировании исторически определённых правовых систем [2, с. 75].

Другие авторы, давая определение принципа, так же подчёркивали его направляющую роль. Так, Е.В. Васьковский писал: он (принцип) служит и целью, ради достижения которой создана норма, и мотивом, побудившим законодателя создать ее, и, наконец, источником, из которого почерпнуто ее содержание [8, с. 224]. В свою очередь, С.Н. Братусь определял принцип как «ведущее начало, закон данного движения материи или общества, а также явлений, включенных в ту или иную форму движения» [7, с. 135].

На наш взгляд под принципом следует понимать идею, ценность задающую вектор и цель развития того или иного явления, определяющую его структуру и функционирование, служащую эталоном для данного явления. Принцип выражает наиболее важные, сущностные черты явления. Правовые принципы, таким образом, являются идеями, ценностями, задающими вектор и цель развития права, правовых отношений, задают его структуру, определяют особенности функционирования. Принцип права выступает в качестве эталона, с на соответствие с которым сравнивают правовую действительность. О правовых принципах можно говорить как о праве «свернутом» до степени абстрактных, общих идей и представлений, о праве не «развернутом» в сложную систему законодательных положений и теоретических конструкций.

В последнее время в науке повышенное внимание уделяется принципу добросовестности. Это связанно с тем, что указанный принцип недавно получил законодательное закрепление. С 01 марта 2013 года в силу вступил Федеральный закон № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1,2,3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». В соответствии с изменениями, внесенными указанным законом, п. 3 ст. 1 ГК РФ стал звучать следующим образом: «При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно». Н.Л. Бондаренко отмечает, что ст. 5 ГК РСФСР 1964 года закрепляла следующее: «При осуществлении прав и исполнении обязанностей граждане и организации должны соблюдать законы, уважать правила общежития и моральные принципы общества» [6, с. 90]. Таким образом можно сделать вывод, о том, что данный принцип, в более общем виде, был закреплён в законодательстве и ранее.

Среди правоведов не ослабевают споры о добросовестности. Суть этих споров можно свести к вопросам о том «что значит быть добросовестным?», «как определить добросовестно или нет, вел себя субъект права?» и «что такое добросовестность?». Переводя данные вопросы в научную плоскость, можно сказать, что споры ведутся вокруг понимания природы добросовестности и критериев, которые позволяют отличить добросовестное поведение от недобросовестного. В данной работе вопрос о критериях определения добросовестности рассмотрен не будет.

В юридической литературе можно наблюдать большое количество разнообразных взглядов на добросовестность.

По мнению М.М. Агаркова, «начало доброй совести, введенной в надлежащие рамки, означает ни что иное как, честность в отношениях между людьми. Оно означает, что каждый должен оправдать то доверие, без которого невозможно совершение гражданских сделок… Начало доброй совести означает борьбу с прямым и косвенным обманом, с использованием чужого заблуждения или непонимания» [1, с. 375].

Е.Е. Богданова добросовестностью называет сложившуюся в обществе и признанную законом, обычаями или судебной практикой систему представлений о нравственности поведения сторон при приобретении, осуществлении и защите субъективных гражданских прав, а также при исполнении обязанностей. Нравственность поведения участников гражданского оборота предлагается оценивать на основе противопоставления категорий добра и зла [5, с. 26].

Е. Богданов выражает мнение, что «под добросовестностью участников гражданских правоотношений следует понимать субъективную сторону их поведения, т.е. когда они не знали и не могли знать о правах третьих лиц на соответствующее имущество или об иной своей неуправомоченности» [4, с. 12].

В.А. Белов считает, что добросовестность предполагает «совершение … действий в отношении субъективного права таким образом, чтобы при этом никому не причинялось вреда, не создавалось угрозы его причинения, а если динамика права невозможна без содействия третьих лиц – таким образом, чтобы необходимость в помощи, затраты и усилия, необходимые для ее оказания, были бы минимизированы» [3, с. 49].

А.А. Малиновский рассматривает добросовестность как «стремление субъекта к правомерности своего предстоящего правового поведения, юридической безупречности способа достижения поставленной цели, а также отказ от использования пробелов и противоречий действующего законодательства в ущерб правопорядку» [13, с. 103].

Так, И.Б. Новицкий понимал добросовестность как требование, предъявляемое к участникам гражданского оборота, обусловленное необходимостью следовать принципу сотрудничества (солидарности интересов) [14, с. 93].

С.А. Краснова полагает, что добросовестность — «понятие, характеризующее субъективную сторону поведения участников гражданских правоотношений, наличие которой в предусмотренных законом случаях позволяет субъекту беспрепятственно осуществлять свои права и требовать исполнения обязанностей, а ее отсутствие (недобросовестность) влечет неблагоприятные материально-правовые последствия, в том числе и применение мер ответственности к недобросовестному лицу – правонарушителю» [12, с. 63].

Как отмечает А.Я. Рыженков, понятие добросовестности можно толковать, применяя два подхода:

1) лингвистическое, или общесоциальное понимание добросовестности, опирающееся на грамматическую интерпретацию и морально-этические начала;

2) формально-юридическое представление о добросовестности, основанное на законодательстве, правовой доктрине и правоприменительной практике [15, с. 68].

Несмотря на то, что на наш взгляд применение непосредственно лингвистического подхода для анализа понятия добросовестности представляется маловероятным в силу того, что для проведения лингвистического анализа термина необходимы специальные познания в указанной сфере, высказанную автором идею следует признать правильной. При этом считаем, невозможным толковать добросовестность только с формально-юридической точки зрения. Это не позволяет сама природа права, как регулятора общественных отношения. Право глубоко укоренено в общественных отношениях, можно сказать создано ради них. Отрыв понятия добросовестности от общесоциального понимания, приведет к созданию пустого, не связанного с общественной жизнью понятия.

Согласно Новому словарю русского языка [11], смысл слова «добросовестно» раскрывается следующим образом:

Добросовестно

добросо́вестно

I нареч. качеств.

Честно и ответственно (об отношении к своим обязанностям).

II предик.

Оценочная характеристика чьего-либо поведения, чьих-либо действий, поступков как отличающихся честным и ответственным отношением к своим обязанностям.

Синонимами к слову «добросовестно» являются помимо прочего: аккуратно, совестливо.

Совесть является категорией этики — философской дисциплины, исследующей мораль и нравственность. Таким образом, возникает необходимость обратиться к данной науке для раскрытия смысла ряда терминов, которые понадобятся нам для того, чтобы дать определение добросовестности, а именно: совесть, долг, ценности, мораль.

Как указывают Гусейнов А.А. и Апресян Р.Г., совесть – способность человека, критически оценивая свои поступки, мысли, желания, осознавать и переживать свое несоответствие должному – неисполненность долга [10, с. 261].

Под долгом в этике понимается «осознание личностью безусловной необходимости исполнения того, что заповедовано моральным идеалом, что следует из морального идеала [10, с. 257]. Моральный идеал же, представляет собой моральную ценность. Как отмечено в другом месте: «следование моральным ценностям воспринимается человеком как долг» [10, с. 253].

Под ценностями понимаются «обособленные, устойчивые представления о чем-то как о предпочитаемом, как о благе, т.е. о том, что отвечает каким-то потребностям, интересам, намерениям, целям, планам человека (или группы, общества) [10, с. 228].

Мораль представляется в двух взаимосвязанных, но, тем не менее, различных обличиях: а) как характеристика личности, совокупность моральных качеств, добродетелей, например, правдивость, честность, доброта; б) как характеристика отношений между людьми, совокупность моральных норм (требований, законов, правил), например, «не лги», «не кради», «не убий» [10, с. 11-12]. Из двух приведенных «обличий» морали, наиболее удобным для применения в области права представляется второе «обличье», а точнее, «нормативное» понимание морали как нормы.

Из выше сказанного выводим, что добросовестно (сделать что-то) значит сделать в соответствии со своей совестью, то есть в соответствии с моральными нормами, ценностями.

Данное определение лишь отчасти является правильным для применения в области гражданского права. Дело в том, что совесть предполагает оценку действий только самим субъектом. Сам субъект может считать свои действия моральными, добросовестными, в то время как со стороны других лиц, они могут казаться недобросовестными. Закон не всегда связывает оценку поведения лица с его личной оценкой своих действий. Так, согласно статье 302 ГК РФ добросовестность приобретателя ставится в зависимость от того, знало ли лицо о том, что приобретает имущество от неуправомоченного приобретателя. Одновременно с этим, в ГК РФ возможно обнаружить другие нормы, в которых определение добросовестности не ставится в зависимость от знания лица о тех или иных событиях. Так согласно п. 2 ст. 179 ГК РФ, под обманом понимается намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. В данном случае, обман – недобросовестное поведение, заключается в не совершении определённых действий. По этой причине считаю невозможным согласиться с определением добросовестности данным Е. Богдановым. На невозможность наполнения этического, морального термина «добросовестность» категорией разума – знания, указывает В.И. Крусс: «С конституционно-правовой точки зрения добросовестность немыслима без нравственности и потому, как нравственная разумность, она актуально не определяется сугубо рациональным образом и, как таковая, не нуждается в рациональном установлении в рамках определённой процедуры. Между тем для цивилистики характерно убеждение в несостоятельности этического подхода к понятию добросовестности. В результате научные усилия переносятся на поиск оснований юридически извинительного добросовестного незнания. Тем самым в этимологии понятия «добросовестность» на место совести априори помещается разум и возводится барьер между конституционным и цивилистическим восприятием происходящего» [8, с. 278].

Если при оценке добросовестности лица исходить только из собственной оценки лицом своих действий, возможно возникновение определённого ряда затруднений. Так, лицо может считать свои действия добросовестными, в то время как по мнению иных оценивающих сторон, данные действия признать добросовестными нельзя. Используя указанный подход нам пришлось бы признать добросовестным (с точки зрения закона) лицо, лишь на основании того, что оно себя таковым считает. Представляется, что для правового регулирования общественных отношений такой подход не является достаточным. Закрепленные в ГК РФ случаи определения добросовестности, исходя из знаний лица об определенных событиях, следует признать лишь одним из способов определения добросовестности.

Субъект права и его поведение может быть оценен на предмет добросовестности как с субъективной стороны (лицо оценивает само себя и свои действия) так и с объективной стороны (лицо и его действие оценивают другие лица, например суд). В разных ситуациях признание лица добросовестным будет зависеть либо от его собственной оценки, либо от оценки других лиц.

Итак, добросовестность – моральная категория, характеризующая субъекта права и его действия, поведение с точки зрения соответствия моральным нормам, моральным ценностям.

Добросовестность как принцип требует, чтобы поведение участников гражданских правоотношений соответствовало существующим моральным нормам, ценностям.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве / М.М. Агарков // Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 2 / М.М. Агарков. – М.: ЦентрЮрИнфор, 2002. – 452 с.;
  2. Алексеев С.С. Общая теория права: учеб. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. – 576 с;
  3. Белов В.А. Добросовестность, разумность, справедливость как принципы гражданского права // Законодательство. – М., 1998. – № 8. – С. 49-52;
  4. Богданов Е. Категория «добросовестности» в гражданском праве // Российская юстиция. – М., 1999. – № 9. – С. 12-14;
  5. Богданова Е.Е. Добросовестность и право на защиту в договорных отношениях – М., 2010. – 159 с.;
  6. Бондаренко Н.Л. О месте принципа добросовестности и разумности в системе принципов гражданского права // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2013. № 1 (34). С. 89–93;
  7. Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права / С. Н. Братусь. – М.: Госюриздат, 1963. – 197 с.;
  8. В.И. Крусс Конституционная презумпция добросовестности и проблемы её отраслевой конкретизации // Юридическая техника. 2010. № 4. С. 276 – 289.
  9. Васьковский, Е.В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских законов / Е. В. Васьковский. – М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. – 508 с.;
  10. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика: Учебник. – М.: Гардарика, 1998 – 427 с.;
  11. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. – М.: Русский язык, 2000;
  12. Краснова С.А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве // Журнал российского права. – М., 2003. – № 3. – С. 62-67;
  13. Малиновский А.А. Усмотрение в праве // Государство и право. – 2006. – № 4. – С. 102-104;
  14. Новицкий И. Б. Солидарность интересов в советском гражданском праве. – М., 1952. – 120 с.;
  15. Рыженков А.Я. Принцип добросовестности в обновленном гражданском законодательстве // Пробелы в российском законодательстве. № 3. 2013. – С. 68-71.[schema type=»book» name=»ПОНЯТИЕ ПРИНЦИПА ДОБРОСОВЕСТНОСТИ» description=»последние изменения, внесённые в ГК РФ, вновь актуализируют научное исследование понятия и роли в регулировании общественных отношений принципа добросовестности.» author=»Соболев Александр Александрович» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-24″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6776

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх