Номер части:
Журнал

РЕЛИГИОЗНОСТЬ И ОБРАЗОВАНИЕ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . РЕЛИГИОЗНОСТЬ И ОБРАЗОВАНИЕ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ // Евразийский Союз Ученых. Социологические науки. ; ():-.





Исламофобия сегодня набирает обороты во всем мире. Маловероятно, что ИГ докажет свою жизнеспособность, тем не менее в зоне пристального внимания вновь оказывается ситуация на Северном Кавказе, как наиболее уязвимая. Низкий уровень религиозного образования северокавказского населенияможет стать благодатной почвой для радикализации.

Исследователями были выявлены две тенденции: 1) с ростом образовательного уровня снижается степень религиозности; 2) нетрадиционная ее форма увлекает по преимуществу людей достаточно образованных. Для того чтобы определить, продолжают ли действовать эти две тенденции, необходимо изучить распределение респондентов по уровню образования через установленные индикаторы религиозности.[*]

Первый индикатор «важность понятия «религия» для населения северокавказских республик» относительно уровня образования респондентов показывает (рис.1), что религия представляет большое значение для менее образованных групп населения таких регионов, как Адыгея, Кабардино-Балкария и Ингушетия, хотя в последней данное расхождение несущественно. В Карачаево-Черкесии и Чечне, напротив, важность изучаемого понятия растет вместе с ростом уровня образования, то есть более образованная часть населения считает, что религия является важным явлением в повседневной жизни людей, в отличие от населения с неполным средним, средним или средним специальным образованием, которое реже соглашается с данной точкой зрения. В Дагестане важность значения религии отмечают больше люди с неполным средним, средним, неполным высшим и высшим образованием, а в Северной Осетии наблюдается незначительная разница в пользу населения, имеющего среднее специальное образование.

В вопросе роста значения религии в жизни людей в будущем наблюдается незначительное различие в показателях изучаемых групп, позволяющее сделать некоторые умозаключения, отталкиваясь от вышеуказанных тенденций. Интересными представляются данные по Дагестану, где респонденты с неполным высшим и высшим образованием (63,5%) чаще соглашаются с мнением о росте в будущем значения религии в жизни людей, в отличие от респондентов с неполным средним, средним (47,1%) и средним специальным образованием (43,3%), что идет вразрез с мнением о том, что с ростом образовательного уровня снижается и степень религиозности. В Чечне, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии, напротив, наблюдается явная тенденция увеличения степени религиозности именно у менее образованного населения, так как оно в большей мере отмечает будущий рост значения религии в жизни людей. Данная тенденция имеет место и в Ингушетии, и в Адыгее, но не столь явно выражена, так как в этих республиках население со средним специальным образованием в исследуемом вопросе демонстрирует меньшую религиозность по отношению к респондентам с неполным высшим и высшим образованием, однако представители обеих групп реже, чем группа, включающая менее образованное население, склонны считать, что в будущем значение религии будет расти.

В целом изучение данного вопроса не является достаточно явным показателем религиозности, поэтому для более доказательного установления зависимости религиозности от уровня образования необходимо рассмотреть культовые и некультовые формы религиозной активности.

     

Анализируя данные, отраженные на рисунке 3, нет никаких оснований говорить о том, что с ростом образовательного уровня снижается и степень религиозности, к тому же культовая форма религиозной активности, представленная в данном вопросе, является наиболее значимым индикатором измерительной модели религиозности. В Кабардино-Балкарии, например, 56,3% респондентов с неполным средним и средним образованием не соблюдают основные религиозные обряды, 37,5% соблюдают, при этом люди, участвующие в культовых действиях и имеющие неполное высшее или высшее образование, составляют в данной республике 43,3%, а среднее специальное – 55,2%. Подобная ситуация, не позволяющая ни подтвердить, ни опровергнуть два утверждения относительно зависимости религиозности от образовательного уровня, наблюдается и в других республиках, за исключением Адыгеи и Чечни, где менее образованная часть населения проявляет большее старание в соблюдении основных религиозных обрядов. В Ингушетии при высокой культовой активности населения лишь незначительная разница в пользу респондентов с низким уровнем образования.

В целом изучение вопроса культовых форм религиозной активности не позволяет с полной уверенностью подтвердить приведенные в начале утверждения относительно зависимости религиозности от уровня образования, так как данная тенденция наблюдается лишь в двух из семи республик Северного Кавказа, при этом разница в показателях между анализируемыми группами не является существенной.

Ситуация имеет несколько иной характер в отношении некультовых форм религиозной активности, а именно в чтении религиозной литературы, то есть в четырех из семи северокавказских республик исполнение некультовых действий больше наблюдается среди населения с неполным средним, средним образованием. Так, в Адыгее менее образованные респонденты, читающие Библию, Коран и другие положенные тексты иногда и регулярно, составляют 33,4%, тогда как читающих респондентов со средним специальным образованием – 26,5%, а с неполным высшим, высшим образованием – 26,8%; в Кабардино-Балкарии еще более существенная разница: 31,3%, 10,1% и 16,5% соответственно; в Северной Осетии разница в данных, свидетельствующих о тенденции к увеличению степени религиозности с понижением уровня образования, не столь существенна, но все же присутствует: 27,9%, 26,2% и 24,2% соответственно; в Чечне рассматриваемая тенденция находит поддержку и в вопросе некультовой религиозной активности, к тому же данные по этой республике, пожалуй, самые показательные: 38,6%, 31,9% и 27,4%.

В Карачаево-Черкесии менее образованных респондентов, читающих религиозные тексты (33,4%), больше, чем респондентов с неполным высшим, высшим образованием (30,3%), но меньше, чем жителей со среднетехнической специальностью (35,5%), а в Дагестане самыми активными в некультовых действиях являются люди более образованные (29,3%), но при этом читающих богословскую литературу респондентов со средним специальным образованием (22,0%) меньше, чем представителей самой низкой по уровню образования группы (24,5%). Данные по этим двум республикам не позволяют нам отнести их в качестве аргумента в пользу рассматриваемого утверждения о том, что с ростом образовательного уровня снижается степень религиозности. В отношении Ингушетии, напротив, можно отметить обратную тенденцию, так как более образованное население этой республики чаще участвует в некультовых формах религиозной активности: респонденты с неполным средним, средним образованием составили 26,0%, со средним специальным – 40,0% и с неполным высшим, высшим – 30,2%.

Однако в целом данный измеритель религиозности свидетельствует о том, что с ростом образовательного уровня степень религиозности населения снижается. К тому же если рассматривать вопрос религиозной неграмотности населения, то есть процент тех, которые никогда не читали религиозные тексты, становится очевидно, что данное утверждение верно, так как в шести из семи северокавказских республик, никогда не читавших религиозную литературу (Библия, Коран и другие положенные для чтения богословские тексты), больше среди более образованного населения, исключение составляет лишь Ингушетия.

При этом в отдельных республиках Северного Кавказа прослеживается некоторая зависимость клерикальности населения от уровня образования. Так, например, в Адыгее, Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии и Чечне люди с неполным высшим, высшим образованием реже, чем менее образованная часть населения, считают, что религиозные организации (православные, мусульманские) должны участвовать в решении государственных вопросов. Это в некотором смысле также является дополнительным аргументом в пользу рассматриваемого нами утверждения. Более того, в вопросе изучения религиозного мировоззрения в школе респонденты с неполным средним, средним образованием больше склоняются к мнению о том, что религиозное образование нужно вводить в общеобразовательных школах, в отличие от населения, чей уровень образования выше, считающего, что изучать нужно факультативно, с согласия родителей. Эта тенденция наблюдается в Адыгее, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии.

Итак, в целом рассмотренные вопросы религиозности позволяют сделать вывод о том, что с ростом образовательного уровня снижается степень религиозности населения, однако данная тенденция в каждой республике проявляется по-разному, имея свои особенности.

Вторая интересующая нас тенденция заключается в том, что нетрадиционная форма религиозности увлекает по преимуществу достаточно образованныхлюдей. Данное утверждение будет проанализировано с помощью вопроса о запрете религиозного течения «ваххабизм» на территории Российской Федерации. Отношение населения разных образовательных уровней северокавказских республик к данной проблеме позволит выявить степень его лояльности к фундаментализму и его различным проявлениям в регионе и в целом определить, присутствует ли в регионе данная тенденция.

В Адыгее положительно к запрету ваххабизма на территории РФ относятся 48,2% респондентов с неполным средним, средним образованием, 56,5% – со средним специальным и 75% – с неполным высшим, высшим образованием, то есть в данном регионе наблюдается обратная тенденция. К тому же среди образованного населения лишь 1,2% хотели бы жить по нормам шариатского государства, что указывает на негативное отношение образованных людей к нетрадиционным формам религиозности и большую степень лояльности менее образованного населения к ортодоксальным проявлениям. В Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии отношение населения к запрету ваххабизма одинаково положительное во всех  группах, разделенных по уровню образования.  При этом в Карачаево-Черкесии отрицательного отношения к запрету данного религиозного течения среди населения с неполным средним, средним образованием нет абсолютно, но 30% респондентов выражают безразличие и нейтральное отношение к данной проблеме, а это говорит о том, что значительная часть жителей республики не испытывает  протестного отношения к ваххабизму, хотя и не поддерживает его. Учитывая то обстоятельство, что народы Северо-Западного Кавказа слабо исламизированы, интересно также отметить большую готовность населения всех образовательных уровней Карачаево-Черкесии жить по нормам шариатского государства. В нем хотели бы жить 33,3% респондентов с неполным средним, средним образованием, 16,7%со средним специальным и 28,1% с неполным высшим, высшим образованием. Для сравнения: в Кабардино-Балкарии наибольший процент желающих жить по шариатским законам зафиксирован у респондентов с неполным средним, средним образованием, который составляет 13,4%, но в целом все эти данные указывают на то, что нетрадиционные формы религиозности в западном субрегионе Северного Кавказа увлекают по преимуществу менее образованныхлюдей.

В Ингушетии и Северной Осетии степень лояльности к ваххабизму по мере понижения образовательного уровня также, как и в вышерассмотренных регионах, растет, то есть отрицательное отношение к запрету данного религиозного течения на территории РФ высказывают больше респонденты с неполным средним, средним образованием. Однако жить по шариатским законам в Ингушетии больше изъявляют желание респонденты с высоким уровнем образования – 49,0%, в то время как с неполным средним, средним – 40,2%. Подобная тенденция наблюдается и в Чечне.

Кстати, данные по Чечне, а также Дагестану в отношении ваххабизма, выступают в поддержку рассматриваемой нами тенденции о том, что нетрадиционная форма религиозности увлекает по преимуществу людей достаточно образованных. В Чечне отрицательно к запрету ваххабизма относятся 3,5% респондентов с неполным средним, средним образованием, 6,4% со средним специальным и 6,0% с неполным высшим, высшим образованием; в Дагестане – 3,9%, 6,6% и 12,9% соответственно. Но дагестанские респонденты с высоким уровнем образования меньше заинтересованы в шариатском государстве, чем менее образованная часть населения.

Здесь необходимо пояснить, что отношение к ваххабизму и нормам шариата нельзя рассматривать как нечто одинаково нетрадиционное с точки зрения форм религиозности, так как ваххабизм на территории северокавказских республик в основном понимается в искаженном виде и зачастую ассоциируется с религиозным экстремизмом и терроризмом.

Итак, проведенный анализ социологических данных подтверждает традиционный «научно-атеистический» тезис о том, что с ростом образовательного уровня людей уменьшается уровень их религиозности, однако второй тезис подтверждения в свою пользу находит крайне мало, что не дает нам основания говорить о его верности.

Cписок литературы:

  1. Дзуцев Х.В. Этносоциологический портрет республик Северо-Кавказского федерального округа Российской Федерации. — М. : Российская политическая энциклопедия РОССПЭН) , 2012. — 734 с.
  2. Кисриев Э.Ф. Ислам и власть в Дагестане / Э.Ф. Кисриев. – М.: ОГИ, 2004.
  3. Малашенко А.В. Исламские ориентиры Северного Кавказа / Исламская идентификация. Московский Центр Карнеги. – М.: Гендальф, 2001.
  4. Мчедлов М.П. О состоянии религиозности в современной России // Национальное и религиозное. – М.: РНИСиНП, 1996.
  5. Мчедлова М.М. Роль религии в современном обществе // Социологические исследования. – 2009. – № 12.
  6. Мчедлов М.П., Нуруллаев А.А., Филимонов Э.Г., Элбакян Е.С. Религия в зеркале общественного мнения // Социологические исследования. – 1994. – № 5. – С. 9.
  7. Синелина Ю.Ю. Воцерковленность и суеверное поведение жителей Ярославской области // Социологические исследования. – 2005. –№3.
  8. Синелина Ю.Ю. Изменение религиозности населения России: православные и мусульмане: суеверное поведение россиян. ИСПИ РАН – М.: Наука, 2006.
  9. Сюкияйнен Л.Р. Найдется ли шариату место в российской правовой системе? // Ислам на постсоветском пространстве: взгляд. – М.: Арт-Бизнес-Центр, 2001.

[*]В статьеприводитсявторичныйанализданныхпоматериаламсоциологическогоисследования, опубликованного в монографии Х.В. Дзуцева «ЭтносоциологическийпортретреспубликСеверо-КавказскогофедеральногоокругаРоссийскойФедерации». — М. :  РОССПЭН, 2012.[schema type=»book» name=»РЕЛИГИОЗНОСТЬ И ОБРАЗОВАНИЕ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ » description=»В статье исследуется взаимосвязь уровня образования и религиозности северокавказского населения. А также изучаются факторы, влияющие на привлекательность нетрадиционных религиозных течений. » author=»Каболова Алина Александровна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-17″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)» ebook=»yes» ]

Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх