Номер части:
Журнал

ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА «В КОНВЕРТЕ» В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: МОТИВЫ РАБОТНИКА



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: , Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI:
Данные для цитирования: . ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА «В КОНВЕРТЕ» В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: МОТИВЫ РАБОТНИКА. Социологические науки. ; ():-.





По оценкам Всемирного банка, «теневая» экономика современной России достигает 42%, а одним из самых широко распространенных проявлений «теневизации» для большинства россиян является выплата некоторой части заработной платы «в конверте». По данным Росстата 2014 г. объем заработной платы, не попадающей в официальную отчетность, составил 9,6 трлн. рублей [1], то есть 1/6 размера ВВП. Отметим, что от года к году объемы теневых выплат стабильно растут. Учитывая тот факт, что для большинства российских граждан заработная плата является основным источником дохода, теневая оплата труда является острейшей социально-экономической проблемой.

Под теневой оплатой труда мы понимаем взаимодействия работника и работодателя, в результате которых государству неизвестно о части вознаграждения (или сумме целиком), которое работник получил за свой труд. Для описания данного явления в научной литературе наиболее часто употребляются такие термины как «теневая оплата труда», «скрытая заработная плата», «заработная плата в конверте», «серые зарплаты». Далее мы будем использовать эти термины как синонимы.

Теневая оплата труда не обделена вниманием экономистов. В первую очередь, ученые рассматривают эту ситуацию с точки зрения объема тех средств, которые выведены из-под государственного регулирования, а также как проблему ухода предпринимателей от налогов. На наш взгляд, важным, и совершенно не изученным, является аспект социальных взаимодействий работника и работодателя.  Исходя из того, что в условиях выплаты заработной платы в конверте, то есть неофициально, работник находится в более уязвимом положении (по сути, он социально не защищен), нас заинтересовал вопрос о мотивах поведения именно работника.

Прежде всего, уточним, что под мотивацией мы будем понимать побуждающие силы, некие диспозиционные установки, толкающие работника соглашаться на теневую оплату труда. Отметим, что с точки зрения диспозиционной теории личности установки на определенное поведение  личности связаны с разделяемыми ценностями, в связи с чем, исключать ценности из рассмотрения вопроса мотивации работников, получающий заработную плату «в конверте», не представляется возможным.

Для выявления мнения работников мы будем опираться на анализ обсуждения теневой оплаты труда на различных форумах в сети Интернет и дополним его результатами социологических исследований теневой платы труда. Таким образом, мы сможем сопоставить количественные и качественные методы в исследовании этой проблемы, получить глубинные ответы респондентов «без цензуры».

Начнем с рассмотрения отношения наемных работников к теневой оплате труда в целом. Как показывают результаты исследования заработной платы «в конверте», проведенного Фондом «Общественное мнение», где ответы респондентов распределились следующим образом: около половины  опрошенных (48-56%) не одобряют заработную плату «в конверте»; около четверти респондентов (18-23%) относится к ней безразлично а 5%-11% опрошенных — положительно относятся выплате заработной платы неофициально [3, c. 38]. Отсюда можно сделать вывод, что подобные практики оплаты труда вызывают у респондентов негативное отношение. Рассмотрим, какие же мотивы, внутренние установки подталкивают работника получать теневую оплату труда. Для этой цели остановимся более подробно на анализе  информации, представленной в сети Интернет.

Как показал анализ, отвечая на вопрос, почему работник получает «серую» заработную  плату, многие авторы сообщений высказывают опасения маленького размера пенсии в будущем. Большинство авторов сообщений на форумах беспокоятся, не изменит ли государство «правила игры», не «пропадут» ли пенсионные отчисления тех, кто сегодня является наемным работником. Приведем пример мнения одного из пользователей (женщина, возраст не указан): «… когда мне приходит письмо из Пенсионного фонда о накоплениях за год, мне становится не очень хорошо от указанной там суммы. Поэтому, даже не знаю  как лучше, с одной стороны да, отчисления вроде на пенсию, все соц. гарантии и выплаты вовремя, строго по дате, без задержек, даже в условиях кризиса, но сумму то я отчисленную заработала, и мне жалко ее кому-то дарить» [5]. Следует обратить внимание на то, какими словами  обозначено отношение автора сообщения к пенсионным и прочим отчислениям – «отчисленную сумму жалко кому-то «дарить». На наш взгляд, такие ответы респонденты демонстрируют отсутствие прямой взаимосвязи между выплаченными налогами и улучшениями вокруг, а также сомнения в неизменности пенсионной системы, сомнениями в том, что накопления не используются для других целей.

Достаточно часто респонденты очень иронично отзываются о будущих пенсионных выплатах. Интересно, что возраст не вносит особой разницы в высказывания респондентов.  Один из пользователей (мужчина, 44 года) пишет: «Я долго смеялся. Как будто если будут платить по белому, то будет достойная пенсия. Увы, при нынешнем режиме она не грозит даже нашим детям, а может быть и внукам» [5] или еще один пример c с этого же форума (мужчина, 25 лет): «Я вас умоляю, «достойная пенсия»». Гораздо реже, но присутствуют более аналитические мнения по этому поводу (мужчина, 31 год): «»Государство» само подрывает доверие к пенсионной системе, постоянно меняя ее правила… Есть ли у меня уверенность, что через 30 лет (если еще доживу) я получу свои деньги, перечисленные из моей зарплаты в Пенсионной фонд? Да никакой! В этом и основная проблема. Нет доверия к системе!!» [6].

Вторым, наиболее значимым мотивом можно считать отсутствие прямой взаимосвязи выплаченных налогов и улучшением качества жизни в стране. Приведем ответы, которые принадлежат респондентам, придерживающихся такой точки зрения: «нет смысла отдавать налоги государству, которые все равно потом сгорят, не вижу результата от отчисления налогов», «уход от грабительских налогов, работа стоит тех денег, которые работяга должен получать», «уход от налогов несправедливых, оплата по труду» [3, c. 44].  Аналогичные мнения широко представлены на различных форумах в Интернете, где обсуждается темы «конвертных» отношений. Например: «Если бы мне платили побольше, но в конверте — все равно. Толку с того, что мои налоги с официальной зарплаты уходят куда попало, только не фактическое улучшение жизни» [7]. На наш взгляд первые два мотива строятся на одной почве недоверия и неверия. В первом случае – недоверия  Пенсионной системе, во втором – недоверия системе государственного управления.

Третий мотив, представленный респондентами может быть назван «ориентация на краткосрочную перспективу». В качестве иллюстрации приведем мнение одного из участников форума: «..не могу сказать, что деньги в конверте это плохо! лучше купить себе что-нибудь и радоваться обновке, не важно какой, вложить во что-то, но не почувствовать себя потом обманутым всемогущими структурами!»  [6] Отметим, что этот мотив встречается и у других респондентов – ориентация на интересы сегодняшнего дня, без долгосрочной перспективы. Кроме того, недоверие встречается и здесь (фраза «не почувствовать себя потом обманутым всемогущими структурами»).

Проведенный анализ подталкивает к определенным выводам. Недоверие социальным институтам в России фиксируется уже достаточно продолжительное время (после распада СССР), проявляется оно и в исследованиях по теневой оплате труда. В качестве доказательства обратимся к исследованию, проведенному по «серым зарплатам» в Калининграде. Респондентам был задан вопрос о том, понимают ли они, что соглашаясь на «серую» зарплату обрекают себя на получение минимальной пенсии. Из опрошенных 40,4% ответили, «да, я забочусь о пенсиях самостоятельно», а 19,7% считают, что размер пенсии принципиально не изменится. Выходит, что главное преимущество официальной заработной платы – честно заработанный размер пенсии – нивелируется недоверием государству. Никто не ждет, что на пенсии сможет рассчитывать на достойный уровень жизни. Это подтверждает наши предположения о том, что ориентация работника на интересы сегодняшнего дня строится на почве недоверия государству.

Вне всяких сомнений, теневая форма оплаты труда является разновидностью неформальных и неправовых социальных практик (осуществляющихся в обход существующего законодательства). На наш взгляд в процессе исследования мотивации важным является вопрос о восприятии этого явления населением, считают ли работники эту практику недопустимой, насколько социальная норма совпадает с официальными, законодательными нормами. В процессе исследования, проведенного под руководством Ю. А. Левады, респондентам был задан вопрос о степени допустимости нарушения социальных норм, в числе которых была и теневая оплата труда  (формулировка вопроса — «насколько допустимо скрывать часть доходов, чтобы не платить налоги?»). Как оказалось, такое нарушение осуждается весьма сдержанно (например, только 25% респондентов считают это совершенно недопустимым, а не возвращать долги недопустимо для 57% респондентов; не оплатить покупку недопустимо для 55% опрошенных) [4, c. 20]. Таким образом, теневая оплата труда в массовом сознании является разновидностью социальных норм.

Как было указано ранее, диспозиционные установки тесно связаны с разделяемыми ценностями. В связи с этим обратимся к одному из исследований ценностей экономически активного населения России, проведенных В.С Магуном, «за 14 лет среди россиян стало более широко распространено стремление к высокому, надежному и легкому (курсив мой) заработку в ущерб ориентации на трудолюбие и не требующей немедленного вознаграждения самореализации» [2].  Предположим, что такие ориентации явились побочным эффектом от советских традиций ориентироваться на очень отдаленное будущее. Ярким примером советских ориентаций на отдаленное будущее явилась идея строительства коммунизма, при котором будет жить очень хорошо, но очень не скоро. Этим обещаниям не  суждено было сбыться, изменился политический строй государства, экономика и ценностная система современного российского общества. Возможно, в ментальной памяти советско — русского человека закрепилась установка – государство своих обещаний не выполняет, значит рассчитывать надо только на себя.

Как справедливо отмечает О.Н. Яницкий, в российском обществе нет согласия относительно базовых ценностей, целей и согласованного проекта будущего. Мир представляется потенциально опасным, состоящим из враждующих группировок. Уровень доверия к государственным структурам низок. Защиту может обеспечить только принадлежность к «своим». Поэтому нормативной моделью общества является безопасность, выживание, сохранение накопленного или ранее приобретенного [8, c. 7]. Это четко фиксируется в ответах респондентов – недоверие; страх потерять то, что есть на данный момент; ориентация на интересы сегодняшнего дня.

Подводя итог рассмотрению мотивационных аспектов выбора работниками теневой формы оплаты труда, мы говорим об одной из разновидности девиантного поведения в контексте функционалистской теории аномии, разработанной Р. Мертоном. Социолог — функционалист назвал этот тип девиации «инновацией». Как известно, в основу своей классификации Р. Мертон положил комбинацию двух критериев – цели (социально одобряемые/ неодобряемые) и средства достижения этих целей (социально одобряемы/ неодобряемые). Инновацией социолог назвал тип девиации, при котором  цели одобряемы обществом (в данном случае просто нормальный уровень жизни), но средства, используемые людьми (уход от налогов) общественно не одобряемы. Парадокс состоит в том, что современные россияне как раз не демонстрируют отношение к заработной плате «в конверте» как к девиации. Мы четко фиксируем добровольный альянс работников и работодателей по исключению государства из системы своих взаимодействий.

На наш взгляд, главным мотивом, который является причиной обращения большинства населения к теневой форме оплаты труда это недоверие к социальным институтам, в виду чего работа «в неформальном поле» выглядит социальной нормой.

Список литературы:

  1. Головачев В.  Триллион в конверте // Электронная версия газеты «Труд» № 049 за 08 апреля 2014 г. URL: (дата обращения: 19.03.2015)
  2. Динамика трудовых ценностей экономически активного населения России, 1991—2004 гг. Препринт WP /2006/09. — М.: ГУ ВШЭ, 2006. — 40 с.
  3. Куракин А. А. Зарплата «в конверте»: неравный брак или брак по расчету?// Социальная реальность. 2008. № 6. С. 31-45.
  4. Левада Ю.А. «Homo Post-Soveticus» // Общественные науки и современность. – 2000. — №6. С. 5 – 24.
  5. Форум на тему «Зарплата в конвертах?» // [Форума по всему спектру административно-хозяйственной деятельности]: URL: (дата обращения: 21.03.2015)
  6. Форум на тему «Зарплата в конверте – старость без достойной пенсии» // URL: https://www.hibiny.com/forum/viewtopic.php?t=25817 (дата обращения: 21.03.2015)
  7. Цитата приведена в авторской редакции. Форум на тему «Зарплата в конверте» // [Форум Интернет-сайта Woman.ru ]. URL: (дата обращения: 21.03.2015)
  8. Яницкий О.Н. Россия как общество риска: методология анализа и контуры концепции // Общественные науки и современность. – 2004. — №2. — С. 5 – 15.
    ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА «В КОНВЕРТЕ» В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: МОТИВЫ РАБОТНИКА
    Written by: Черникова Екатерина Валерьевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/27/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.03.2015_03(12)
    Available in: Ebook
Список литературы:


Записи созданы 6769

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх