Номер части:
Журнал

Психологические детерминанты развития индивидуального правосознания и профилактики девиантного поведения личности



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . Психологические детерминанты развития индивидуального правосознания и профилактики девиантного поведения личности // Евразийский Союз Ученых. Психологические науки. ; ():-.





В настоящее время преступность и совершение правонарушений в России представляют серьезную угрозу внутренней безопасности, оказывая негативное влияние на общественное настроение и формируя у граждан страх перед противоправными посягательствами. В год совершается более 3,5 млн. преступлений, потерпевшими от которых становятся более 2,5 млн. граждан. За год выявляется более 1,3 млн. лиц, совершивших преступления. Установленная сумма материального ущерба от преступных деяний в год составляет около 200 млрд. руб. За год совершается более 220 тыс. дорожно-транспортных происшествий, в которых погибают более 30 тыс. человек и более 280 тыс. человек получают ранения. Причем большая доля ДТП совершается по вине водителей (82 % от общего числа ДТП), по вине пешеходов только 18 %.

Наблюдается высокий уровень виктимизации населения, все новые и новые люди попадают в орбиту криминального насилия, становятся потерпевшими от преступлений, теряют собственность, здоровье и нередко жизнь. Сложившаяся в стране криминологическая обстановка вызывает тревогу и требует к себе внимания не только сотрудников правоохранительных органов и специалистов в области обеспечения безопасности жизнедеятельности человека, но и научных работников, исследующих природу правового сознания, особенности проявления девиатности во всем его многообразии.

Необходимым элементом исследований, учитывая недостаточную разработанность названных проблем в отечественной психологии на современном этапе развития общества, стало уточнение некоторых категорий и понятий, их соотношения между собой, психологических детерминант, определяющих как правосознание, реализующееся в форме правопослушного поведения, так и противоправное, вплоть до, криминального, поведение.

Прежде всего, среди кардинальных психологических причин девиантного поведения следует назвать изменение сознание индивида, и прежде всего индивидуальное правосознание. Развитие личности непосредственно связано с усвоением социальных норм, существующих в обществе, построением ею своей жизни в согласии с этими нормами или, наоборот, их игнорированием, ведущим к социально отклоняющемуся, девиантному поведению. В социально одобряемом поведении и деятельности в соответствии с принятыми нормами (морали, этики, права, нравственных ценностей общества и др.), всегда имеющем высокую значимость для личности, проявляется ее правовая культура.

Мораль, нравственность и право неразрывно связаны, и личность, имеющая опыт целенаправленного воспитания и обучения в вопросах морали и нравственности, осознанно выбирает, а в сложных ситуациях – интуитивно угадывает, что справедливо в обществе, а что нет, и не допускает нарушений социальных норм. Основные требования правопослушного поведения к личности заключаются в том, что человек должен знать, принимать и ценностно относиться к социальным нормам и их требованиям, быть убежденным в необходимости их выполнения.

Для решения исследовательских задач прикладного характера (диагностики и коррекции) нами была разработана структура индивидуального правового сознания, включающая рефлексивный, когнитивный, мотивационный коммуникативный, социально-перцептивный, креативный и ценностно-смысловой компоненты [5, с.32-37].

Основными функциями рефлексивного компонента являются самопонимание и самооценка себя как субъекта и объекта (одновременно) правовых отношений; обеспечение психологического ресурса конструктивного самоизменения в контексте личностного роста; распознавание и элиминирование психологических защит, возникающих в процессе переживания кризисных ситуаций.

Когнитивный компонент предполагает знание своих прав; понимание своих гражданских ответственностей; разграничение противозаконного и правопослушного способов поведения; кругозор правовых знаний. Когнитивный компонент правового самосознания направлен на осознание условий, обеспечивающих социализацию личности в конкретной социокультурной ситуации конкретного «места», на осознание возможностей положительной самоидентичности человека, самопознание и становления человека как гражданина и патриота.

Функции социально-перцептивного компонента раскрываются в психологическом содержании действий и поступков людей; в прогнозировании поведения людей в контексте сложных жизненных ситуаций; в управлении формированием собственного имиджа или мнения о себе у окружающих; в проектировании конструктивных способов обращения с коллегами и партнерами в контексте жизненных и профессиональных ситуаций, в распознавании намерений других людей по отношению к себе в контексте правовых отношений.

Мотивационный компонент правового самосознания включает психические образования, обладающие побуждающей силой и лежащие в основе поступков – это мировоззренческие позиции, потребности, мотивы, интересы. Они проявляются через самоактивацию; готовность к риску, связанному с личностным ростом; способность мобилизовать психофизиологические резервы организма, психические ресурсы личности, духовные силы индивидуальности; навыки конструктивного использования противоречий – ситуаций, связанных с личностным ростом и развитием. В свою очередь, именно самопреобразовательная деятельность в ходе которой происходит отказ от старых стереотипов поведения, не обеспечивающих вновь возникших потребностей в более оптимальных способах поведения, на основе понимания и принятия ценностных ориентиров правопослушного поведения.

Коммуникативный компонент предполагает реализацию следующих функций: эффективный обмен информацией; умение строить пространство взаимодействия в правовом поле; навыки адекватного психологического воздействия (способность договариваться законным путем); способность к бесконфликтному общению как владение навыками перевода социально-негативных конфликтов в социально-позитивные.

Креативный компонент предполагает способность к нестандартному решению задач жизнедеятельности; готовность к поиску новых ресурсов самообеспечения; генерирование новых идей; жизнетворчество в рамках правового поля.

Функции ценностно-смыслового компонента правового сознания раскрываются через осознание текущих смысложизненных ценностей и задач; формулировка смысложизненных перспектив развития. Проявление функций этого компонента осуществляется через осознание ценностей гражданского общества, нравственно-этических ценностей, культурных ценностей, ценностей бытия, в котором развертывается личностное становление как понимание-освоение пределов воли, условий свободы, правил жизнедеятельности и социального взаимодействия «по совести».

При психологическом анализе правопослушного и девиантного поведения следует учитывать эффект двойственности, или билатеральности, правовых норм. Билатеральность норм выражается в одновременном существовании, во-первых, определенных нормативных документов, то есть словесно-логических конструкций (законов, кодексов, указов, постановлений и т. п.), относительно автономных от конкретных людей, и, во-вторых, образов-представлений о нормах в сознании людей как результатов проявления и оценки предписанных правил поведения. Эти образы-представления могут быть полностью или частично адекватны письменному выражению правовой нормы, а в ряде случаев неадекватны, что стимулирует девиантное, противоправное поведение.

В криминальной психологии и криминологии установлена неизбежность влияния жизненных ситуаций, в том числе трудных жизненных ситуаций и жизненных кризисов, на формирование готовности к реализации девиантного поведения.

В кризисных жизненных ситуациях, требующих значительного напряжения, активизации всех жизненных ресурсов, выбора способа разрешения ситуации, как показывают исследования, довольно часто возникают девиации поведения – отход от социально одобряемых норм в целях разрешения возникшего кризиса неадекватными, противоречащим нормам нравственности и права способами. Разрешение жизненных кризисов у преобладающего числа людей происходит в рамках нормативного поведения, но у ряда лиц наблюдается склонность к девиантным действиям.

Важно выделить основные пути и механизм влияния кризисных жизненных ситуаций на проявление правового сознания и формирование девиантного поведения индивида. Теоретический анализ, проведенные эмпирические исследования [2,3,4], показывают, что к числу основных кризисных жизненных ситуаций следует отнести:

  • возрастные кризисы, или кризисы возраста (кризисы подросткового и юношеского возраста, пенсионного возраста, старческого возраста);
  • кризисы выполнения социальных ролей (незнание, непонимание и уклонение от исполнения социальных ролей);
  • кризисы социальных отношений (ссоры, конфликты, моббинг, месть, провокации, шантаж, обман и др.);
  • кризисы патологических состояний личности (алкоголизм, наркомания, хроническая болезнь, инвалидность, сексуальные перверсии, суицидальные намерения, старость, одиночество, отсутствие семьи, отсутствие гражданства, работы, постоянного дохода, места жительства и др.);
  • семейные кризисы (проблемы отношений родителей и детей, уход из семьи совершеннолетних детей, сексуальные проблемы супругов, выход супругов на пенсию, тяжелая болезнь члена семьи, инвалидность члена семьи, супружеская измена и др.);
  • кризисы учебной деятельности (неуспеваемость, второгодничество, отчисление из учебного заведения; неудачная сдача экзаменов при поступлении после окончания школы в профессиональное образовательное учреждение; конфликты с преподавателями, конфликты в учебных коллективах, разочарование в будущей профессии, отсутствие внутренней мотивации получения образования и др.);
  • профессиональные кризисы (кризисы учебно-профессиональной ориентации, профессионального выгорания, профессиональных экспектаций, профессиональной адаптации, профессионального роста, профессиональной карьеры, утраты профессии и др.);
  • кризисы социальных препятствий (невозможность трудоустроиться; хроническая безработица; отказ банков в кредитовании своего дела; невозможность расплатиться по взятому кредиту в банковском учреждении или займу у физических лиц; выселение из занимаемой квартиры; низкий уровень доходов или нищета; отказ в предоставлении социальных льгот и др.);
  • кризисы потерь (потери из-за внезапной смерти в результате преступного насилия, терактов, стихийных бедствий, техногенных катастроф близких лиц, семьи, опекунов, друзей, супруга (-и), детей и др.; потери работы, дохода, жилья, имущества, места жительства, гражданства, свободы и т. п.);
  • кризисы изменения социального окружения (вхождение в новый учебный или профессиональный коллектив; приобретение новых знакомых и друзей; отбывание уголовного наказания в исправительном учреждении; выезд за границу на временное или постоянное место жительства и др.);
  • кризисы изменения образа жизни (брак; развод; переезд из села в город и наоборот; эмиграция; вынужденное переселение; миграция; переход от законопослушного поведения к асоциальному; маргинальный образ жизни; бродяжничество; попрошайничество; потеря мотивации общественно полезного труда; беспризорничество и др.);
  • кризисы отношений государства и личности (неверные решения государственной власти и суда в отношении личности; злоупотребления государственных служащих и работников правоохранительных органов; вымогательство; коррупция и др.).

В качестве условия склонности к девиантному поведению в этих трудных жизненных ситуациях выступают испытываемые людьми кризисные эмоциональные состояния, фрустрационные и агрессивные психические состояния. В психологии теория кризисных состояний ведет отсчет от работы Э. Линдеманна, посвященной анализу острого горя. Острое горе – кризисное переживание, страдание, возникающее, например, в ответ на потерю (смерть) близкого человека. Кроме изменения самочувствия, астении, оттока жизненных сил и угасания интересов наблюдаются некоторые изменения сознания, одно из них поглощенность образом умершего, легкое чувство нереальности. Острое горе есть определенный синдром с психологической и соматической симптоматикой. Общими для него становятся следующие психосоматические проявления: периодические приступы физического страдания, спазмы в горле, припадки удушья с учащенным дыханием, постоянная потребность вздохнуть, чувство пустоты в животе, потеря мышечной силы, интенсивное субъективное страдание, выраженное в наличии психического напряжения у человека и душевной боли. Э. Линдеманн считал, что для такого кризисного переживания, как горе, характерны пять признаков: 1) физическое страдание; 2) поглощенность образом умершего; 3) вина; 4) враждебные реакции; 5) утрата привычных моделей поведения. Горе может вызвать агрессивные действия в отношении его виновника (виновников), привести к мести и т. д. Кризисное состояние обнаруживает определенную динамику. Описаны четыре стадии кризиса, которые следуют одна за другой по нарастающей: 1) первичный рост напряжения, стимулирующий привычные способы разрешения проблемы; 2) дальнейший рост напряжения в условиях, когда эти способы оказались безрезультатными; 3) еще большее увеличение напряжения, требующее мобилизации внешних и внутренних источников; 4) повышение тревоги и депрессии, возникновение чувства беспомощности и безнадежности, дезорганизация личности.

Ориентируясь на довольно традиционное определение кризиса как не разрешаемого противоречия или осознания неразрешаемости, полагают, что человек поставлен в ситуацию, в которой либо депривирована фундаментальная потребность (смыслообразующий мотив), либо для этого создается потенциальная или актуальная угроза, от которой в реальном взаимодействии человек не может уйти и которую не может разрешить в короткое время и привычным способом. Более того, в кризисе вернуть ситуацию к исходной точке отсчета, которая имела для человека жизненный смысл, нельзя.

Отрицательное влияние на поведение личности в ситуации жизненного кризиса оказывает фрустрационное состояние (фрустрация), возникающее в связи с появлением отдельного жизненного отношения лица, проявляясь в его деятельности, и обусловленное внутренней необходимостью реализовать определенный мотив. Разрушение деятельности воз​никает в результате нарушения соотношения и связей между мотивом и целями деятельности. Под фрустрацией (от лат. frustratio – обман, тщетное ожидание, расстройство) часто понимают психическое эмоциональное состояние индивида, возникающее в ситуации внутреннего противоречия между сильным мотивом и возможностью его реализовать, столкновения с непреодолимым препятствием, проблемой, которую крайне необходимо решить, но неизвестно как, расстройство от нереализованных планов и жизненных ожиданий. Фрустрация связана с внутренними конфликтами и мотивацией. При этом возникают внутренние и внешние барьеры, связанные с состоянием фрустрации, отрицательно влияющей на поведение человека. Фрустрационное состояние вызывается определенным фактором − фрустратором. Обычно выделяют три типа фрустраторов: 1) лишение (отсутствие чего-либо); 2) потери; 3) конфликт. Фрустрацию можно определить как состояние, которое возникает в жизнедеятельности личности в ситуации неуспеха, вызванного субъективно непреодолимыми препятствиями на пути к достижению цели (противодействие другого лица; недостаточная профессиональная подготовленность; социальные потери; барьеры к реализации мотивов успеха и т. д.). Для фрустрационной ситуации характерно наличие препятствия – внешнего или внутреннего, когда какая-то потребность не может удовлетвориться.

Основу криминогенности личности составляет личностная приемлемость совершения противоправных поведенческих актов при определенных социальных условиях. Отличительная особенность личности, обладающей криминогенной потенцией, выражается в приемлемости совершения преступного деяния как способа удовлетворения некоторой потребности или разрешения определенного типа проблемной ситуации [1, С. 76-83]. Преобладающая представленность преступного способа действий в сознании личности может проявляться: во-первых, в смыслообразующих представлениях и убеждениях о положительном значении преступного способа; во-вторых, в преобладающе положительном или индифферентном отношении к способу противоправного поведения; в-третьих, в криминальной личностной ценностной ориентации, которая определяет решимость или допустимость использования данного способа в определенных жизненных ситуациях; в-четвертых, в криминальной установке на девиантное поведение, которая дополняет личностную норму операциональной освоенностью противоправных действий. Одно из проявлений криминогенности личности − отсутствие достаточной антикриминальной устойчивости, то есть способности противостоять криминогенному воздействию обстоятельств ситуации и окружающих лиц.

К числу факторов, нередко вызывающих девиантное поведение лица, следует отнести негативное влияние на него ближайшего социального окружения, а также конкретной жизненной ситуации, не только кризисной, а просто трудной.

Влияние конкретной социальной (деловой, профессиональной, семейной и другой) ситуации может проявляться в неадекватных поведенческих и коммуникативных реакциях, приводящих к нарушению правовых норм, а в личностном плане − в широком диапазоне мотивационных, интеллектуальных и эмоциональных нарушений.

Негативные изменения образа жизни, социальной роли и статуса решающим образом влияют на поведение личности и влекут за собой фундаментальные изменения целой системы личностных свойств. Поэтому можно утверждать, что «отдаление» человека от законопослушного поведения и переход к противоправной деятельности, девиантному поведению, безусловно, существенно отражается на его личностных качествах. Для личности правонарушителя характерны устойчивые психологические образования и временные психические состояния, отличающие ее от личности законопослушного гражданина.

Одно из серьезнейших изменений в ценностно-мотивационной сфере личности правонарушителя − отклонение в сфере правовых ценностей и норм. Негативное отношение правонарушителя к правоохраняемым ценностям тесно связано с нравственными отклонениями, выражающимися в аморальных поступках и безнравственном поведении. Система отклонений от нормативно-правовых предписаний у правонарушителя может характеризоваться различной глубиной и устойчивостью, действовать не только в сфере нарушений уголовного законодательства, но и иных правовых норм (гражданского, семейного, административного, трудового права).

Одним из наиболее сложных, проблемных аспектов феномена правового сознания является вопрос его формирования. Правосознание людей, объединенных в социальные общности, – явление во многом объективное, складывающееся под воздействием сочетания многочисленных факторов: социально-экономических, политических, этнопсихологических, культурно-исторических. Но это вовсе не означает, что на процесс формирования правосознания людей нельзя воздействовать целенаправленно.

Формирование индивидуального правового сознания – это целенаправленная деятельность государства, системы образования, общественных организаций, средств массовой информации, семьи, отдельных граждан по передаче опыта; систематическое воздействие на сознание и поведение человека в целях формирования определенных правовых знаний, позитивных представлений, взглядов, ценностных ориентаций, установок, коммуникативных навыков, обеспечивающих соблюдение, исполнение и использование правовых норм.

В решении проблемы развития правового самосознания и элиминации широкомасштабных случаев проявления правового нигилизма нет на сегодняшний день готовых рецептов. Очевидно, что развитие, воспитание должны носить комплексный характер с задейственностью основных партнеров: органов власти, ключевых субъектов гражданского общества (органов власти, общественных институтов, средств массовой информации, религиозных концессий) и общества в целом. При этом особое внимание должно быть уделено профилактическим мерам и способам упреждения противоправного поведения.

Литература:

  1. Гаврина Е.Е. Психодинамика формирования криминальной деструктивности личности у сотрудников правоохранительных органов // Прикладная юридическая психология. 2008. № 1. С. 115-123.
  2. Гаврина Е.Е. Психология криминального поведения у сотрудников правоохранительных органов // Прикладная юридическая психология. 2008. № 3. С. 76-83.
  3. Гаврина Е.Е. Психологические особенности проявления деструктивных отклонений в поведении сотрудников правоохранительных органов // Прикладная юридическая психология. 2009. № 4. С. 87-95.
  4. Гаврина Е.Е. Специфика проявления агрессии в поведении сотрудников правоохранительных органов // Прикладная юридическая психология. 2013. № 3. С. 51-59.
  5. Симакова Т.А. К вопросу о проблеме правового самосознания // Прикладная юридическая психология. – Рязань, 2012., № 3, С 32-37.[schema type=»book» name=»Психологические детерминанты развития индивидуального правосознания и профилактики девиантного поведения личности» description=»Данная статья нацелена на раскрытие актуальности профилактических мер развития индивидуального правового сознания как одного из основных способов борьбы с криминализацией населения. При этом рассматриваются основные психологические факторы, лежащие в основе деструктивных изменений личности сотрудников правоохранительных органов. Для осуществления психолого-педагогического воздействия в плане профилактической работы по элиминированию (устранению) случаев девиантных отклонений поведения сотрудников правоохранительных органов предлагается структура индивидуального правового сознания.» author=»Симакова Татьяна Александровна, Гаврина Елена Евгеньевна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-17″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх