Номер части:
Журнал

СЕРВИСНАЯ ПОЛИТИКА: ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ (7-10)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Fokina O.A.
DOI:


СЕРВИСНАЯ ПОЛИТИКА: ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ

Фокина Ольга Анатольевна,

к.пед. н., доцент кафедры международных отношений,

политологии и регионоведения

Волгоградского государственного университета

Г. Волгоград, Россия

Аннотация. Вызовы современности обусловливают необходимость прогнозирования и регламентации социально-политических процессов, повышения эффективности реализации общественных потребностей, запросов и интересов посредством развития форматов предоставления услуг, гарантированных государством. В связи с этим научные дискуссии вокруг понятия «государственные услуги» так или иначе связаны с пониманием «сервисной» концепции государства, соотношением понятий «государственные услуги» и «функции государства». В статье предпринята попытка определения дефиниции «сервисная политика», которая понимается автором как механизм реализации государственной власти в сфере сервисных отношений, обеспечивающих социальную справедливость и заботу о человеке и среде его жизнедеятельности.

Аbstract. The challenges of our time make it necessary to forecast and regulate sociopolitical processes, to increase the effectiveness of the realization of social needs, requests and interests through the development of formats for the provision of services guaranteed by the state. In this regard, the scientific discussions around the concept of «public services» are somehow connected with the understanding of the «service» concept of the state, the relationship between the concepts of «public services» and «state functions». The article attempts to define the definition of “service policy”, which is understood by the author as a mechanism for the implementation of state power in the sphere of service relations ensuring social justice and care for a person and his environment.

Ключевые слова: сервисная политика, государственные услуги, сервисное государство, функции государства,

Keywords: service policy, state services, service state, state functions

Введение

Современная Россия, оказавшись в ситуации системного кризиса, вынуждена искать пути изменения функционирования политических институтов, переустройства российской государственности, способной отвечать потребностям и запросам граждан и социальных групп. Одним из путей инновационного изменения модели взаимодействия власти и общества является преобразование системы предоставления государственных услуг, влияющих на уровень и качество жизни населения.

Необходимость создания и развития современной среды жизнедеятельности, пространственного развития России отмечал Президент РФ В.В. Путин в очередном Послании Федеральному собранию (1 марта 2018 г.), обратив внимание на то, что развитые коммуникации позволят гражданам в любом населенном пункте пользоваться современными сервисами [11]. О необходимости информатизации и цифровизации всех сфер общественной жизни как важного условия развития экономических, правовых, культурных, образовательных связей, выхода на новый уровень предоставления государственных услуг говорил В.В. Путин и в Послании Федеральному собранию 2019 года [12].

В связи с вышеизложенным наиболее актуальными являются вопросы понимания проблем модернизации регулирования взаимодействия институтов власти и институтов гражданского общества по вопросам предоставления различного рода государственных услуг населению. В то же время, как показывает анализ научных публикаций, наблюдается определенная осторожность авторов в использовании традиционных социально-экономических понятий, таких как «сервис», «услуга», «обслуживание», «клиентские отношения». В политологическом дискурсе при анализе современных политических отношений и взаимодействий сервисизация всех сфер общественной жизни обусловила необходимость изучения государственного влияния на предоставление различного рода услуг, в том числе государственных.

Вызовы современности обусловливают необходимость прогнозирования и регламентации социально-политических процессов, повышения эффективности реализации общественных потребностей, запросов и интересов посредством развития форматов предоставления услуг, гарантированных государством. В связи с этим научные дискуссии вокруг понятия «государственные услуги» так или иначе связаны с пониманием «сервисной» концепцией государства, соотношением понятий «государственные услуги» и «функции государства».

Так, в Конституции РФ отсутствует такое понятие, как «государственная услуга», вместо него употребляется дефиниция «функции государства», что, с точки зрения семантики русского языка, не является синонимичным, но в современных нормативно-правовых документах эти понятия употребляются как синонимы: к примеру, при ссылке на реестр услуг в постановлении Правительства № 478 – «сводный реестр государственных и муниципальных услуг (функций)», «сведения о государственных и муниципальных услугах (функциях)» [9]. Понятие «государственные услуги» в федеральных нормативных документах закреплено как деятельность по исполнению запроса граждан и (или) организаций о признании, закреплении или прекращении их прав, установлении юридических фактов, получении в установленном порядке материальных и финансовых средств, а также предоставление информации по запросам и т.д.[10]. Правовой аспект определения государственной услуги дан Л.К. Терещенко: «Государственная услуга, в первую очередь, характеризует субъекта, оказывающего услугу: это всегда государственные органы» [13, c. 16]. Социально-экономическое определение услуги выражено в понятиях «деятельность» и «результат», который отражает процессуальную и целевую стороны обслуживания, предоставления определенного блага для удовлетворения потребностей клиента/потребителя.

Функции государства – это основные направления его деятельности; в них отражается сущность и социальное значение власти. В содержательных сторонах реализации функций государства (экономической, финансового контроля, социальной, правоохранительной, экологической) находит отражение социальная направленность деятельности власти по обеспечению граждан и социальных групп необходимыми благами и правами на реализацию своих профессиональных, экономических, культурных и пр. запросов и потребностей. Из утверждения С.Н. Булгакова «политика есть социальная мораль» [2, c.50] вытекает тезис о нравственной ответственности власти перед гражданами, который находит отражение в концепции социального государства (Л. фон Штейн, Дж. Кейнс, Дж. Гэлбрейт).

Возрастающий в последние годы уровень притязаний и потребностей граждан, развитие свободы жизнеосуществления своего жизненного потенциала, принятие на себя ответственности за реализацию гражданских свобод позволяют государству передать часть своих функций гражданскому обществу. При этом на государство возлагается задача создания условий для самореализации индивида, в том числе оказание публичных услуг, которые позволяют удовлетворять потребности граждан. Как ответ на общественный запрос перестраивается и политическая система, создается модель, в которой задействованы органы управления всех уровней и которая направлена на обеспечение граждан государственными услугами.

С 2003 г. в государственных документах и властных практиках расширяется понятие «государственная услуга», предполагающая ее предоставление не только государственными служащими, но и государственными организациями (Указы Президента №№ 824 – 23.07.2003 г., 314 – 09.03.2004 г., Концепция административной реформы в РФ от 25.10.2005 г.). С 2010 г. в федеральных документах появляется понятие «государственные и муниципальные услуги», обозначающие виды деятельности федеральных и муниципальных органов власти по выдаче документов, связанных с лицензированием, сертификацией, регистрацией, оформлением прав собственности и пр. – т.е. решением отдельных жизненных проблем граждан.

По сути, определение услуги в политологическом дискурсе, согласно нормативным документам, происходит через понятие функции органов государственного и муниципального управления, т.к. для органов власти исполнение функций – это решение поставленных задач, а предоставление государственных/муниципальных услуг – это исполнение задач в соответствии с определенными функциями. В реестр услуг ОКВЭД включены также данные об услугах, предоставляемых организациями, в которых размещены государственные и муниципальные задания (заказы), – услуги образования, здравоохранения, культурного обслуживания. Таким образом, содержание деятельности органов власти можно понимать как исполнение «сервисной» функции в широком смысле слова – обслуживание социальных потребностей индивида и социальных групп в части обеспечения гарантированных Конституцией РФ гражданских прав и свобод, а механизмом регулирования властных отношений в сфере предоставления государственных услуг выступает сервисная политика.

В то же время в научной социально-политической литературе практически отсутствует понятие «сервисная политика», за исключением незначительного количества работ, посвященных развитию сервиса в РФ [14, 15], который рассматривается шире, чем сфера предоставления государственных услуг. Вышеуказанные авторы, а также ряд исследователей социально-экономических процессов в постиндустриальном обществе либо определяют сервис как социальный институт, формирующийся в условиях сервисизации различных сфер общественной жизни не только в России, но в других странах, которые находятся на постиндустриальном этапе развития, либо прямо указывают на институциональные черты сервиса в условиях становления общества потребления.

Идея управляемости процессом предоставления социальных благ (в том числе услуг, гарантированных государством) со стороны власти содержится в ряде исследований, посвященных теории «социального государства». Так, несмотря на то, что в работах Л. фон Штейна нет понятия «услуга», «сервисная политика», основная идея – признание и закрепление со стороны государства своих обязанностей перед гражданами – являются основанием для понимания сути сервисной политики [16, 17]. Определяя сущность социального государства и роль власти, Штейн подчеркивал, что государство обязано поддерживать социальное равенство всех граждан, «способствовать экономическому и общественному прогрессу всех своих граждан, ибо… развитие одного выступает условием развития другого» [8, c.82], и в этом заключается долженствующая функция государства: государство обременено обязанностями перед гражданами, и поэтому граждане вправе требовать от власти выполнения этих обязанностей.

Лоренц фон Штейн, размышляя о социальной функции государства, отрицает альтруистическое начало в его деятельности: государственной власти необходимо чувствовать свою политическую защищенность, поэтому политическая стабильность достигается в служении своему народу, в обязанности заботиться о гражданах посредством реализации социальных функций – предоставление помощи от государства не в виде милостыни, а в виде социальных гарантий, обеспечения социально незащищенных граждан. Поэтому борьбу за существование на определенных этапах своего развития государство будет осуществлять не на языке политических идей и политического противостояния, а путем обеспечения реальных интересов граждан: удовлетворенные уровнем и качеством жизни, граждане не станут стремиться к радикальному изменению своего положения – именно этим достигается социально-политическая стабильность. Штейн писал: «чем ничтожнее его [государства – выделено нами] граждане, тем оно само ничтожнее; чем меньше они развиты, тем менее развито само государство» [16, c. 28].

Таким образом, задача любого государства – это установление сбалансированности интересов различных социально-политических акторов, и в современных условиях меняется не цель, а содержание его функций и их название. Вряд ли в ближайшем будущем достижима цель – устранение «социального неравенства, обеспечение всеобщей [выделено нами] доступности социальных благ» [7, c. 57], т.к. полное совпадение интересов личности и государства вряд ли возможно. Однако исполнение государством своих функций в социальной сфере, как указывал Штейн, своеобразное «служение» обществу, «обслуживание» социальных потребностей граждан определяет политическую стабильность и снижает протестные настроения, создает условия для реализации индивидуальных потребностей и запросов.

В связи с вышесказанным социальные функции государства, по мнению Л.Н. Кочетковой [5], приобретают новое содержание и находят отражение в следующих функциях:

1) ограничительная функция, которая проявляется в ограничении монополизации и регулировании экономики, регламентации трудовых отношений, концентрации ресурсов на социальные программы и нужды;

2) обеспечительная функция, направленная на реализацию социальных задач – социальное страхование и социальное обеспечение, гарантии получения гражданам образования и услуг здравоохранения;

3) гарантирующая функция: государство на конституционном уровне гарантирует своим гражданам обеспечение системы гражданских прав, более того, государство не просто предоставляет систему государственной социальной поддержки, помощи, но становится должником своих граждан, потому что не выполнить конституционно закрепленные гарантии оно уже не может.

Данный вывод поддерживается основными идеями теории постиндустриального общества. Так, по мнению Д. Белла, рост благосостояния населения приведет к увеличению спроса на личные услуги, что обусловит развитие сервисного сектора, а широкое применение информационных технологий приведет и к структурным изменениям в политической сфере: утверждение плюралистической демократии будет способствовать повышению эффективности работы государственных институтов и структур [1], направленной на повышение уровня и качества жизни граждан. В связи с этим поддержка и регулирование сервисной сферы становится для государства одной из приоритетных задач, более того, само государство должно взять на себя реализацию обслуживающей функции в решении многообразных запросов и потребностей граждан.

При определении дефиниции «сервисная политика» малопродуктивным, на наш взгляд, является широко распространенное в политологии понимание политики М. Вебером как «стремления к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает» [3, c. 18], в силу того что содержательно сервисная политика предполагает отношения между индивидами / социальными группами и государством по поводу условий их жизнедеятельности. С точки зрения социальной сущности политики, власть выступает как универсальный механизм согласования и упорядочения интеракций людей, которые реализуют собственные интересы, т.е. является механизмом интеграции интересов и запросов граждан. Следовательно, наиболее продуктивным, на наш взгляд, является понимание политики как сферы отношений и деятельности, включающей в себя всё, «что обеспечивает или препятствует реализации общих интересов социальных групп и сообществ, всё, что связано с человеческими ценностями: свободой, социальной справедливостью, социальным процессом» [6, c. 384].

Заключение

Таким образом, понятие «сервисная политика» отражает деятельность, в рамках которой государство выступает, во-первых, субъектом разработки и реализации услуг, гарантированных государством, в том числе посредством информационных и телекоммуникационных систем; во-вторых, субъектом регулирования социально-экономических и политических взаимодействий и отношений в сфере предоставления населению социально значимых услуг.

Содержательно сервисная политика во многом близка социальной политике, однако не тождественна ей: социальная политика – часть сервисной политики в силу того, что реализация сервисной политики не ограничивается оказанием социально значимых услуг населению. Речь идет о консолидации ресурсов власти, бизнеса и структур гражданского общества для развития сервисной сферы как основы социального благополучия, повышения комфортности среды жизнедеятельности, качества жизни индивида и социальных групп. Качественное сопровождение обслуживания предполагает, в том числе, и подготовку соответствующих кадров для определенной сферы предоставления услуг. Следовательно, задача сервисной политики заключается не в отраслевой реструктуризации и модернизации, а в целостной, комплексной работе властных структур в вопросе формирования сервисных структур и развитии сервисных отношений как основы цивилитарного (гражданского) порядка взаимодействия государства и общества по решению проблемы доведения разнообразных товаров и услуг до конкретного потребителя.

Таким образом, сервисная политика понимается как механизм реализации государственной власти в сфере сервисных отношений, обеспечивающих социальную справедливость и заботу о человеке и среде его жизнедеятельности; эффективная сервисная политика государства придает устойчивость общественному развитию, выступает одним из важных факторов обеспечения достойной жизни граждан, легитимирует правящий режим.

Список литературы

  1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Перевод с английского. — Изд. 2-ое, испр. и доп. — М.: Academia, 2004. — 788 с.
  2. Булгаков С.Н. Неотложная задача (о Союзе христианской политики) // Христианский социализм: Споры о судьбах России / ред. В.Л. Акулинин – Новосибирск: Паломник, 1991. – 350 с.
  3. Вебер М. Класс, сословие, партии (фрагменты) / М. Вебер // Личность. Культура. Общество. 2003. Вып. 1-2 (15-16). С. 16-21.
  4. Европейский союз. Прошлое, настоящее, будущее (Социальная политика) / под ред. Борко Ю.А.; Каргаловой М.В.; Ковальского Н.А. – М.: Право, 1996. – 236 с.
  5. Кочеткова Л.Н. Теория социального государства Лоренца фон Штейна // Философия и общество. Выпуск № 3 (51) / 2008. [Электронный ресурс] – URL: https://www.socionauki.ru/journal/articles/130203/
  6. Ледяев В. Г. Власть: концептуальный анализ. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001. – 384 с.
  7. Македонская Ж.Х. Правовая природа Российской Федерации как социального государства: дис. …канд.юр.наук. – Москва, 1997. – 193 c.
  8. Милецкий В.П. Социальное государство: эволюция идей, сущность и перспективы становления в современной России // Политические процессы в России в сравнительном измерении. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1997. – 123 c.
  9. О единой системе информационно-справочной поддержке граждан и организаций по вопросам взаимодействия с органами исполнительной власти и органами местного самоуправления с использованием информационно-коммуникационной сети Интернет: Постановление Правительства Рос. Федерации от 15.06.2009 № 478 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 25. Ст. 3061.
  10. О порядке разработки административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг: Постановление Правительства РФ от 11.11.2005 г. № 679 [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «Гарант».
  11. Путин В.В. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 01.03.2018. // Консультант Плюс [Электронный ресурс] – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_291976/
  12. Путин В.В. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 20.02.2019 г. // Парламентская газета [Электронный ресурс] – URL: https://www.pnp.ru/politics/poslanie-prezidenta-federalnomu-sobraniyu-20-fevralya-2019-goda-polnyy-tekst.html
  13. Терещенко Л.К. Услуги: государственные, публичные, социальные // Журнал российского права. 2004. № 10. С. 16.
  14. Федулин А.А, Багдасарян Д.Э. Сервис в историческом и философском осмыслении. – М.: Собрание, 2010. – 240 с.
  15. Фокина О.А. Институт сервиса и потребительское поведение граждан: специфика трансформации в современной России: монография. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2014. – 293 с.
  16. Штейн Л. История социального движения Франции с 1789 г.: Пер. со 2 нем. изд. Т. 1 / Лоренц Штейн Основное понятие общества и социальная история Французской революции до 1830 года – СПБ.: Тип. А.М. Котомина, 1872. – 305 с.
  17. Штейн Л. Учение об управлении и право управления с сравнением литературы и законодательства Франции, Англии и Германии. – СПб.: Гиероглиф, 1874. – 578 с.

 

Записи созданы 1350

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх