Номер части:
Журнал

К ВОПРОСУ О ТРАНСФОРМАЦИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО УКЛАДА ОБЩЕСТВА В АСПЕКТЕ ЦИКЛИЧНО-ВОЛНОВОЙ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ (41-45)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Garina L.L.
DOI:


К ВОПРОСУ О ТРАНСФОРМАЦИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО УКЛАДА ОБЩЕСТВА В АСПЕКТЕ ЦИКЛИЧНО-ВОЛНОВОЙ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, грант 19-010-00124 «Теория циклично-волнового развития современной экономики»

Гарина Лина Леонидовна

Канд. экон. наук, доцент ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет им. И.С. Тургенева», г. Орел

Аннотация. В статье представлена систематизация показателей циклического развития и анализ их влияния на трансформацию социально-экономического уклада общества. Разносторонность подходов к изучению цикличности сбалансирована с учетом оценки факторов прямого и косвенного влияния. Рассмотрены эндогенные факторы развития систем с позиции их потенциала к саморазвитию, а также характер взаимодействия экзогенных и эндогенных составляющих. Указаны аспекты взаимовлияния экономической и институциональной цикличности.

Annotation. The article presents the systematization of indicators of cyclical development and analysis of their impact on the transformation of the socio-economic structure of society. The versatility of approaches to the study of cyclicity is balanced, taking into account the assessment of factors of direct and indirect influence. Endogenous factors of the development of systems are considered from the standpoint of their potential for self-development, as well as the nature of the interaction of exogenous and endogenous components. The aspects of the mutual influence of economic and institutional cycles.

Ключевые слова: цикличность, трансформация общественного уклада, экономические отношения, циклический подход.

Keywords: cyclicality, transformation of the social order, economic relations, cyclical approach.

Хронология становления социально-экономических отношений констатирует разнообразие толкований экономической составляющей цикличности, что стимулирует необходимость уточнения и конкретизации первопричин и движущих сил институциональных процессов в экономике. Циклическая теория на сегодняшний день является фундаментальной для обоснования ряда методик при анализе эмпирических данных, хотя сама не является всесторонне завершённой. Как и прочие глобальные события, кризис системы, возникший в начале двадцать первого века, побудил потребность изучения его причин и констатировал необходимость поиска путей решения проявившихся проблем общества. Уже на этом этапе было признано, что последовательное изучение действия механизма «причины сущность методика исследования» способствует в итоге принятию наиболее рациональных, взвешенных решений, и, таким образом, проведению эффективной политики прогнозирования или адаптирования и сглаживания наступивших последствий.

Изучение цикличности, как явления, и каждого конкретного цикла в отдельности требует логичного анализа первопричин данных событий. В свою очередь, вычленение предпосылок цикличности способствует предвидению характера, амплитуды и длительности колебаний. Особо следует отметить, что анализ первопричин и их предпосылок цикличности разноуровневых систем субъективен, поскольку интерпритация этих явлений рядом экономических школ отлична друг от друга. Субъективизм такого рода в мировой теории и практике привел к отсутствию их единой классификации, хотя это может быть связано и с уникальной природой каждого конкретного цикла. Так, на сегодняшний день насчитывают более полутора тысяч основных видов циклов. Каждый из них самодостаточен в обосновании причин и методики оценки последствий. Разноплановость и разноаспектность, способность наслаиваться друг на друга, влечет необходимость разработки новых подходов к изучению истоков экономической цикличности, ее характера и последствий для общества.

Целеполаганием данного исследования является упорядочение струкруры и классификация источников циклодинамического развития, а также прослеживание их влияния на трансформацию социально-экономического уклада общества.

Достижение поставленной цели предусматривает решение ряда задач:

— всестороннее рассмотрение основополагающей циклической теории, процессов предшествующих цикличности;

— сопоставление уровней влияния внешних и внутренних факторов цикличности;

— выявление и упорядочение индикаторов, констатирующих влияние цикличности на социально-экономическое развитие.

Развитие общества и процессы в нем протекающие неразрывно связаны с цикличностью развития общественных отношений. Наличие межциклической динамики подтверждает, что любой последующий цикл в своем течении зависим от ранее идущего цикла, а также оказывает влияние на дальнейшее (циклическое) развитие систем. Взаимозависимость циклов различной периодичности является неоспоримым подтвержденным фактом, в то же время, каждая стадия в составе последующего витка цикла также содержит «наследственные» черты предыдущей и определяет адекватные особенности последующей, что получило название межфазовая рекуррентность [1]. Она может трактоваться как отношения многосторонней зависимости, как внутри цикла, так и между ними.

В исследованиях вопросов цикличности у Ю.В. Яковца [4], определена циклично-генетическая наследственность, которой подвержено большинство явлений и процессов экономической жизни общества. Использование системного подхода для изучения циклических зависимостей позволяет рассматривать изучаемый объект как единый организм, то есть, как структуру взаимозависимых компонентов, имеющих однообразную цель. Такой комплекс выступает результатом агрегирования подсистем и зависим от каждой из них. Любая модификация составляющих может повлечь изменение комплекса в целом. Каждый отдельный элемент обусловлен влиянием других элементов по отдельности и в их совокупности.

Саморазвитие системы предполагает её стремление к реализации принципиально новых моментов и составляющих, а значит, готовность адаптироваться к новым внешним и внутренним условиям. Многообразие теорий, констатирующих экзогенные причины экономических циклов, подтверждает их многокомпонентность. Эндогенные циклические факторы можно рассматривать по причине взаимовлияния отдельных элементов, возможности перераспределения ресурсов, инновационных преобразований ресурсов внутри системы. Внутренняя среда любой системы проявляется через ее стремление к потенциальному прогрессу.

Отслеживание динамики экономического развития продуктивно с учетом оценки как факторов прямого, так и косвенного влияния. Учитывая прямые зависимости, амортизация и потребность в замене основных фондов (промышленный цикл К. Маркса) стимулирует технологическое новаторство (технологический цикл Н.Д. Кондратьева) и объективно-субъективную природу инноваций (инновационный цикл Й. Шумпетера). Разносторонность инновационных потребностей – фактор субъективный, поскольку зависит и от тех, кто предлагает новшества, и от тех, кто готов их применять в реальном секторе. При этом коммерциализация инноваций (инвестиционный цикл Р. Фриша) меняет направление движения капитала и его потоков, что влечет возникновение либо углубление межотраслевых диспропорций. Происходит формирование принципиально новых отраслей и угасание уже исчерпавших свои возможности, что и задает характер строящихся отношений общественного производства (структурный цикл С. Кузнеца), а также способствует повышению интенсивных показателей в социальной сфере (к примеру, в структуре доходов и занятости) в рамках делового цикла И. Жугляра. По мнению ряда экономистов, проявление отраслевых и социальных сдвигов могут свидетельствовать о переходе к новой фазе промышленного цикла [7].

Наличие инвестиционных ресурсов служит отправным моментом при определении направления и степени коммерциализации используемых инноваций, что способствует формированию нового технологического способа производства с дальнейшим обновлением всех факторов, а это в свою очередь приведет к возникновению непропорциональных структурных сдвигов, и последующим отраслевым диспропорциям в экономике и сфере применения трудовых ресурсов. Одной из характеристик для выявления эндогенных факторов на основе стимулирования потенциала к саморазвитию является системность, что предполагает исследование не сколько наличия имеющихся ресурсов, сколько их качественные характеристики, структуру, многокомпонентность составляющих, рациональность их применения. Экзогенность либо эндогенность — это по сути, обоснование для сопоставления, конкретизирующее причинно-следственные механизмы взаимодействие явлений. Ее существование вне субъект-объектных и объект-субъектных отношений невозможно. Экзогенное по отношению к одному объекту, вполне может быть эндогенным применительно к другому объекту.

По утверждению теории эволюционного развития экономическими субъектами в ситуации рыночной неопределённости управляет далеко не стремление к рациональному применению ограниченных ресурсов, а стремление к обогащению, т.е. к максимизации выгоды. Эволюционная теория способствует расширению границ институционального анализа, заходя за пределы традиционно сложившихся отношений, дополняя их инновациями, совершенствованием экономического поведения, что служит прогнозом и регулируемым параметром цикличности.

Очередной ступенью в попытке объяснения причин экономических циклов стала модель, в основе которой лежит сглаживание различий между микро- и макроэкономикой при объяснении динамических причин экономического развития. Эволюционные модели предполагают, что макроэкономические явления порождаются не макроэкономическими причинами, а формируются из микроэкономических данных» вне заданных производственных функций и максимизирующего прибыль поведения. [3, с. 274]. Такое видение проблемы фактически указывает на принципиально новый эволюционистский вывод о результатах воздействия государственных институтов на механизм и динамику циклического развития. Как инструмент регулирования ими предложено применять не только финансовое, но и правовое воздействие, а также активно использовать регулирование адаптационных возможностей экономических субъектов. Это может быть связано с государственной поддержкой научных исследований, распространением положительного опыта рыночной адаптации, программами обучения (бизнес-инкубаторами) и т.д. Сам факт неучитывания динамики потребительских предпочтений и значимости рынка является методологической ошибкой последователей эволюционистской теории. В концепции не учитывается, что в конечном итоге не микро- и макроэкономика, а потребительский спрос и потребности рынка формируют динамику циклических процессов, являясь внешней средой для экономических институтов.

Современная институциональная теория активно устанавливает свои преимущественные позиции, стремясь оценивать все возможные варианты развития событий. В начале ХХI века Карлотта Перес в своей работе «Технологические революции и финансовой капитал» [4] предприняла попытку объединить основные положения неоинституциональной и эволюционной теорий. Ею была представлена модель возникновения кризисов в постиндустриальную эпоху, исходным моментом которой послужила взаимосвязь финансовой цикличности и инновационного развития. Согласно данной концепции, для экономики преимущественно значимы лишь те инновации, которые гарантированы при вливании существенных финансовых активов. Новаторство, имеющее положительный результат, привлекательно для последователей и состороны инвесторов, и со стороны реального сектора. Перекос финансовых активов формирует профицитный баласт, что влечет зарождение новой волны экономического развития. Действие данного механизма, по мнению К. Перес, является завершающим этапом пятого длинноволнового экономического цикла Н.Д. Кондратьева.

Разносторонность и полнота эмпирического материала в ходе экономического анализа подчеркивают приоритет микроэкиномических циклов перед макроэкономическими. Их хронология сопряжена с институциональными преобразованиями. По утверждению сторонников институциональной теории, микроцикличность — есть нечто иное, как обобщенный результат деятельности всех экономических субъектов [6] . Такого рода утверждение имеет спорные моменты в виду того, что:

  1. В анализе хозяйственной деятельности выделяется неформальный сектор экономики, который склонен к активному использованию инноваций, получающий логичные последующие результаты применения, но это не всегда отражается в реальных показателях результатов деятельности.
  2. Отражение находят преимущественно официальные статданные, зачастую, отстающие от реальных, основанных на применении инновационных форм экономической деятельности.
  3. Не всегда анализируется динамика потребительского спроса, хотя он служит одним из ведущих побудителей экономической активности.

Прикладные науки, сопряженные с экономикой и имеющие практическую направленность, предлагают походы, которые не всегда учитываются институциональной теорией. Речь идет о наборах средств для отражения протекающих в обществе процессов. Это, например: концепция жизненного цикла товара, описывающая стадийность жизненного цикла товара; концепция конкурентного цикла, описывающая положение конкурентного продавца, реализующего инновационный продукт; концепция жизненных циклов отраслей, рассматривающая их не как совокупность экономических субъектов, а как совокупность жизненных циклов однородных товаров (маркетинг) и прочие.

Сопоставление жизненных этапов (циклов) в институциональной теории и в практических дисциплинах (маркетинг, менеджмент и др.) указывает на их аналогичность. Они констатируют одни и те же процессы, используя разные интерпретации и подходы. Поэтому речь вполне может идти об унификации понятий жизненного цикла отраслей, технологий, товаров и конкурентного поведения на базе институциональной теории.

Понятие институционального цикла упоминается в трудах Бессоновой О.Э. Она отождествляет течение общественных формаций и течение институциональных циклов [2, с. 128]. Само понятие «институциональный цикл» неоднозначно в институциональной теории: с одной стороны — оно признается как результат цикличности, а с другой – отсутствует как понятие.

Возможна иная интерпретация институциональной цикличности, сопоставляющая институциональный цикл с укрупненным жизненным циклом основоположных в экономике институтов. Если в анализе считать институциональный цикл — циклом институтов, то его структура и механизм должен быть аналогичен основному числу экономических циклов. Концепция технологических укладов, разработанная и предложенная академиком С.Ю. Глазьевым [5], содержит периодизацию укладов, совпадающую с длинными волнами Н.Д. Кондратьева.

image1

Рисунок 1. Влияние степени распространения технологической революции на смену фаз волны (составлено автором).

Это могло способствовать выходу теории из тупикового состояния, но спорным моментом является введение третьей, промежуточной системы экономических «укладов», не относящихся полноценно ни к институциональными, ни к экономическими. Кроме прочего, методологически неправильно приравнивать институциональные и экономические циклы. Возможным выходом может стать принятие в качестве базы динамики экономических или социальных отношений. Несоответствием эндогенного анализа является изолированное рассмотрение внешней среды и протекающих экономических процессов, чего быть не может. Альтернативный внешнеэкономический подход предполагает, что экономические и институциональные отношения трансформируются не в то время, когда этого хочет общество, а тогда, когда они перестают соответствовать рыночным реалиям.

Многочисленные попытки создания единой базы, служащей основой учета факторов циклического развития, предстоящих и уже внедренных технологий не дали ожидаемого результата, что стало началом разлома теории эндогенного подхода. В то же время, моделирование системы показателей внешнего влияния вполне осуществимо. Под их влиянием происходят институциональные изменения, что порождает новый институциональный цикл со всеми присущими ему стадиями.

Таким образом, можно говорить не только об экономическом равновесии, но и об институциональном. При этом не только институциональные процессы оказывают определяющее влияние на ход экономического развития, но и наоборот, экономическое развитие определяет процесс институциональной трансформации. Если экономические процессы обозначить как содержание современной цивилизации, то институциональное их воплощение будет являться формой, вне которой всякое содержание утрачивает значение. Именно поэтому экономическая цикличность неизбежно сопровождается институциональной цикличностью, в основе которой лежит институциональная реакция на изменение экономических отношений.

Литература

  1. Буторина, О. В. Теоретические основы систематизации факторов циклического развития экономических систем // Проблемы современной экономики. – 2014. – №. 1
  2. Бессонова, О.Э.Рынок и раздаток в российской матрице: от конфронтации к интеграции – М.: Политическая энциклопедия, 2015. –151с.
  3. Нельсон, Р., Уинтер С. Эволюционная теория экономических изменений. – М.: Дело, 2002. – 536с.
  4. Перес К. Технологические революции и финансовой капитал. Динамика пузырей и периодов процветания. – М.: Дело, 2011. – 232с.
  5. Яковец, Ю.В. Прогнозирование циклов и кризисов: научный доклад к XIII междисциплинарной дискуссии, посвященной 10-летию ассоциации «Прогнозы и циклы», — М.: МФК, 2000. – 86с.
  6. Нанотехнологии как ключевой фактор нового технологического уклада в экономике/ Под ред. академика РАН С.Ю.Глазьева и профессора В.В.Харитонова. – М.: «Тровант». 2009. – 304 с.
  7. Дементьев, В.В. О некоторых особенностях предмета институциональной теории // Journal of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). – 2013. -Том 5. — №3
  8. Рязанов, В.Т. Нереальный капитализм. Политэкономия кризиса и его последствий для мирового хозяйства России: монография / В.Т. Рязанов.- СПб.: Экономика, 2016. – 118с.

 

Записи созданы 1268

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх