Номер части:
Журнал

РЕЖИМ НАКОПЛЕНИЯ КАПИТАЛА ИЛИ МИРОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ УКЛАД: КАК ИЗМЕНИТСЯ МИР-СИСТЕМА В XXI ВЕКЕ? (30-33)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Osokina N.V.
DOI:


РЕЖИМ НАКОПЛЕНИЯ КАПИТАЛА ИЛИ МИРОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ УКЛАД: КАК ИЗМЕНИТСЯ МИР-СИСТЕМА В XXI ВЕКЕ?

Осокина Наталья Викторовна

профессор, д-р экон. наук, профессор кафедры экономики,

Кузбасский государственный технический университет им. Т.Ф. Горбачева,

г. Кемерово

АННОТАЦИЯ: В статье исследуются перспективы изменения экономического миропорядка в XXI веке и характеризующие его категории: режим накопления капитала, мирохозяйственный уклад. Методологической основой исследования является мир-системный анализ. Изменения рассматриваются в контексте траекторий движения государств-центров силы: США и КНР. Выявление этих изменений имеет существенное значение для определения долгосрочной экономической стратегии России.

ABSTRACT: The article examines the prospects of changing the economic world order in the XXI century and its categories: the mode of accumulation of capital, the world economy. The methodological basis of the research is the world-system analysis. The changes are considered in the context of the trajectories of the States-centers of power: the USA and China. The identification of these changes is essential for determining Russia’s long-term economic strategy.

Ключевые слова: системный цикл капиталистического накопления, режим накопления капитала, мирохозяйственный уклад, мир-системная рента, США, КНР, Россия

Keywords: system cycle of capitalist accumulation, mode of capital accumulation, world economy, world-system rent, USA, China, Russia

Нередко при обсуждении экономических проблем России звучат замечания о том, что мы не знаем, куда идем, какое общество собираемся строить, и это препятствует разработке долгосрочной геоэкономической стратегии. Такая стратегия должна учитывать политико-экономический вектор развития в XXI веке и взаимоотношения в нем основных акторов мировой экономики. В настоящее время известно немало экспертных мнений, вынесших капитализму смертный приговор. Римский клуб в своем юбилейном докладе, написанном в 2017 г. Э. Вайцзекером и А. Вийкманом, объявил о закате капитализма и рассвете новой цивилизации. Одновременно разворачивается процесс научно-технологической революции, который называют «весной искусственного интеллекта (ИИ)», способного совершенно преобразить нашу повседневную жизнь и обеспечить невиданные ранее коммерческие возможности. В связи с этим весьма актуальным является определение дальнейших перспектив пятисотлетнего капиталистического развития и траекторий движения государств, оказывающих существенное влияние на характер международных экономических отношений.

Авторы юбилейного доклада отмечают многоплановость развернувшегося в настоящее время кризиса: «социальный, культурный, моральный, кризис демократии и капиталистической системы», связывая вырождение капитализма с беспрецедентным ростом финансовых спекуляций. [6] Действительно, в последней четверти XX века в качестве характеристики негативной трансформации капитализма стал использоваться термин «финансиализация экономики». Однако согласно теории мир-системного анализа, периодическое переключение процесса капиталистического накопления с получения прибыли преимущественно из операций производства и торговли на операции финансового сектора является закономерностью капиталистического накопления. Дж. Арриги, исследующий периодизацию системных циклов накопления капитала (СЦНК), начиная с генуэзского цикла, наступившего в 1470 г., отмечает: «Основная особенность этой закономерности состоит в чередовании эпох материальной экспансии (Д — Т этапов накопления капитала) с фазами финансового возрождения и экспансии (Т — Д’ стадии). …Вместе эти две эпохи, или фазы, составляют полный системный цикл накопления (Д — Т — Д’)». [1, с.44-45] Каждому системному циклу соответствует особый режим накопления капитала, проявляющийся, прежде всего, в деятельности державы-гегемона данного цикла. Этот режим всегда отличается большей эффективностью накопления капитала, чем в предшествующем СЦНК, что связано с возможностью извлекать мир-системную ренту в больших масштабах. Мир-системная рента (категория введена в научный оборот автором публикации в 2009 г. [8, с. 8]) – это выгода, извлекаемая из центро-периферийного разделения труда за счет того, что осуществляется «не только присвоение собственником прибавочной стоимости, производимой работником, но и присвоение зоной сердцевины прибавочной стоимости, производимой в мир-экономике в целом». [3, с. 38]

В настоящее время имеет место финансовая фаза четвертого из выделенных Дж. Арриги, американского СЦНК, начало которой датировано им 70-ми годами XX века. Финансовая фаза знаменует начало упадка гегемонии США, который характеризуется постепенной утратой ими системных преимуществ в производственной, коммерческой, финансовой и военной сферах, вследствие которых гегемон извлекает из мирового хозяйства самую большую по сравнению с другими странами центра долю мир-системной ренты. Еще в 2007 г. в своей книге «Адам Смит в Пекине: что получил в наследство XXI век» Арриги отметил тенденцию «к выдвижению Китая, как альтернативного Соединенным Штатам лидера в восточноазиатском регионе и за его пределами». [5, с. 166] Ныне же Китай стал первым по объему мирового экспорта, первой мировой державой по объемам индустриальной продукции, с 2014 г. – первым в мире по ВВП с учетом паритета покупательной способности. МВФ включил юань в свою корзину валют. При этом Китай не упоминает о стремлении к гегемонии, позиционируя себя как развивающуюся страну, для которых в международной торговле предусмотрены привилегии. Действительно, по ряду показателей, особенно в социально-экономической области, он пока вообще не может быть отнесен к странам центра.

Тем не менее, налицо целенаправленные усилия КНР в подготовке условий будущей гегемонии, прежде всего, в формировании инфраструктуры новой транспортно-логистической системы мировой торговли, находящейся в стороне от зон прямого контроля США. Основой такой системы является реализация программы «Один пояс, один путь», которая объединяет проекты «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской шелковый путь XXI века», выдвинутые в сентябре 2013 года. Это грандиозный путь товаров и капиталов из Китая через государства Западной и Центральной Азии и Восточной Европы в крупнейший центр мировой торговли Европейский Союз. В отличие от доминирования в прежних СЦНК системы морских торговых путей, КНР отводит главную роль сухопутным железнодорожным и автомобильным торговым путям. Уже подписано более 170 документов о сотрудничестве со 150 международными субъектами, включая развивающиеся и развитые страны, в том числе Италию и Люксембург. [9]

Китай усиливает и свои позиции в сфере военной мощи и производства вооружений, активно сотрудничая не только с РФ, но также и с ведущими странами ЕС. Заключена крупная сделка с европейской авиастроительной компанией Airbas, направленная на реализацию не зависящей от США программы развития истребителей. Между КНР и французами также заключены соглашения по освоению Африки. Более того, Китай, используя поддержку Евросоюза, прилагает усилия для ограничения квазимонополии США в мировых финансах. Осенью 2018 г. Европейский союз и Китай объявили о том, что намерены создать специальную глобальную платежную систему, чтобы их компании могли продолжить торговлю с Ираном, несмотря на санкции США. По мнению экспертов, это заявление представляет собой небольшой, но заметный шаг к фрагментации глобального экономического порядка. Выдвинут проект создания так называемой компании специального назначения (SPV) — финансового учреждения, которое технически не является банком, но сможет обрабатывать платежи между Ираном и его международными торговыми партнерами. И хотя пока создание такого учреждения сможет обеспечить европейским компаниям лишь небольшую защиту от американских санкций, недооценивать инициативу создания альтернативного механизма оплаты не стоит. [2]

Между тем, утрата гегемоном финансового преимущества, которая, как известно, приходит последней, означает наступление терминального кризиса действующего СЦНК. Поэтому Соединенные Штаты резко активизировали противодействие международной политике Китая, разворачивая торговую войну, и запугивая санкциями всех, кто будет действовать вразрез с их директивами. В начале мая 2019 президент США Дональд Трамп поручил ввести пошлины на товары из Китая еще на 300 млрд. долл. Ранее в США вступили в силу новые тарифы на 200 млрд. долл. китайского экспорта. В ответ Китай начал в СМИ государственную компанию по обличению поведения США, заявляя, что для Китая это «народная торговая война». В КНР дополнительно подняли пошлины на американский экспорт в объеме 60 млрд. долл. и начали выдавать изъятия из тарифов тем китайским фирмам, которые могут пострадать от ответных действий Пекина. [7]

Терминальный кризис, образно говоря, ставит точку в функционировании сложившегося в рамках данного СЦНК режима накопления капитала и гегемонии государства, под руководством которого сформировался этот режим. Он знаменует превращение нового режима накопления капитала, основы которого сформировались в результате разрешения противоречий финансовой фазы предшествующего СЦНК, в доминирующий, и утверждение в качестве нового гегемона государства, в практике которого наиболее интенсивно используется этот новый режим накопления капитала. Но какой будет в середине XXI века сама система мировой экономики? Сбудется ли надежда Арриги об альтернативности лидерства Китая (курсив мой, Н.О.)? Другими словами, «ознаменуется ли новый китайский век более равными отношениями между странами, чем во все предшествующие века»? [5, с.167]

С Китаем С.Глазьев связывает формирование нового мирохозяйственного уклада, названного им интегральным (название было введено в 1964 г. русским мыслителем-эмигрантом П.Сорокиным). «Мирохозяйственный уклад» – категория, которая коррелирует с системными циклами накопления капитала Арриги, поскольку каждому СЦНК (Глазьев округляет их длительность до 100 лет) соответствует свой мирохозяйственный уклад, включающий фазы материальной и финансовой экспансии. Интересной является связь мирохозяйственных укладов с доминирующими технологическими укладами. Выделено 4 мирохозяйственных уклада: торгово-монополистический (1770-1830), колониальный (1830-1930), имперский (1930-2010), интегральный – начало 2010 г. Для классификации укладов использованы такие признаки, как: лидирующие страны, институциональный строй, технологические уклады. Институциональным строем интегрального уклада названо гармоничное общество. [4, с.6]

К государствам нового мирохозяйственного уклада отнесены Китай, Индия, Япония, Корея, Вьетнам, Малайзия, Сингапур, Иран. По мнению С.Глазьева, институциональные системы этих стран «защищают общественные интересы и подчиняют им регулирование процессов воспроизводства капитала», обеспечивая «приоритет общественных интересов над частными». К перечисленным государствам «подтягиваются» Россия, Индонезия, Бразилия, Венесуэла, Куба и другие страны Латинской Америки. [4, с.15-20] Важная особенность интегрального уклада – сочетание элементов коммунистического и капиталистического строя, при этом определяющими все же являются первые. Тем не менее, отмечается, что из мотивов производства не уходят ни прибыль, ни сверхприбыль.

Не совсем понятно объединение перечисленных государств, являющихся весьма разнородными, в носителей нового интегрального уклада, исходя из того, как он охарактеризован. Из них только Китай и Вьетнам провозглашают строительство социализма. Однако насколько правомерно считать современный Китай социалистическим? Социализм это общественный строй, принципиально отличающийся от капитализма целевой установкой производства, которой не является получение частной прибыли. Капиталистическая мир-система с самого начала существования своей альтернативы, появившейся как следствие Октябрьской революции 1917 г., открыто или неявно стремилась к ее ликвидации. Поэтому Советский Союз, как единственное историческое воплощение социализма, не был интегрирован в капиталистическую мир-систему. Строительство маоистского социализма в Китае было провозглашено под патронатом СССР. После крушения советского проекта большинство членов бывшего социалистического блока интегрировались в мир-систему со статусом периферии. Китай вступил на путь современных реформ после резкого ухудшения отношений с СССР при Н.С. Хрущеве, вооруженного конфликта между СССР и КНР на острове Даманский весной 1969 г. и установления совершенно новых американо-китайских отношений. Визит в США «отца китайских реформ» Дэн Сяопина в 1979 г. обозначил намерение Китая вернуться на мировую капиталистическую арену. «Другими словами, чтобы получить поддержку США против СССР, Дэн Сяопин приехал «продать» огромный резерв китайской рабочей силы по низкой цене транснациональным корпорациям США, в ответ последние должны были внедрить технологии в промышленность Китая». [10, с. 680] Для США в ходе этой сделки резко увеличились масштабы извлечения мир-системной ренты, связанные с получением огромного количества товаров по низкой цене, а также массированного притока китайского капитала (за счет профицитного сальдо китайского торгового баланса) в американские казначейские облигации. Прибыль транснациональных корпораций США увеличилась с 7% ВВП в 2001 г. до 12% ВВП в 2006 г., а приток китайской ликвидности на мировые рынки капитала способствовал снижению реальных процентных ставок более чем на 2% в периоде между 1999 и 2006 гг. [11, с. 681] Китай же, очень эффективно используя руководящую роль КПК, и рынки, открытые для китайских товаров, осуществлял одну из самых успешных в мировой истории «догоняющую модернизацию». Тогда и возникла ситуация, обозначаемая как «Китамерика» – сочетание развития Китая за счет экспорта и чрезмерного потребления Америки.

В настоящее время интересы КНР и США разошлись, но это всегда происходит на этапе обострения конкуренции за гегемонию. Исход этой конкуренции пока не ясен. Представляется, что замена категории «режим накопления капитала», используемого Арриги, термином «мирохозяйственный уклад» является не вполне удачной, а характеристика институционального строя интегрального уклада как «гармоничное общество» — идеализированной. На современном уровне разделения труда национальные органы экономического регулирования вряд ли могут обеспечить полную независимость соблюдения установленных ими параметров воспроизводства капитала от влияния мирового рынка, где перекрещиваются интересы многих акторов. Перспектива принципиально нового экономического порядка – интегрального мирохозяйственного уклада с гармоничными международными отношениями – пока не просматривается. В настоящее время в мировой экономике господствуют центро-периферийные связи. Каковы же уроки для России? Прежде всего, следует с осторожностью относиться к мысли о том, что стратегическое партнерство, официально характеризующее содержание современных российско-китайских отношений, автоматически приведет к укреплению позиций нашей страны в ожесточенной экономической конкуренции и медиасфере, где усиливается пропаганда недоброжелательного отношения к России. Низкие темпы экономического роста и реальных доходов, сверхлиберализация движения товаров и капитала, инерционность денежно-кредитной и промышленной политики, низкое качество управления и кадровой политики могут содействовать умалению в мировом общественном мнении усилий нашей страны в обеспечении международной безопасности, а главное – росту негативных настроений в собственной внутренней среде. По примеру США и КНР, России необходимо активнее реализовывать свои национальные экономические и политические интересы. Выявление основных механизмов режима накопления капитала нового СЦНК и их рациональное использование в политике государственного регулирования остается важной задачей экономической теории и практики.

Список литературы

  1. Арриги, Дж. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени. М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006, 472 с.
  2. Белов А. Foreign Affairs: ЕС не сможет избежать санкций США, по крайней мере, сейчас [Электронный ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/2498469.html (дата обращения 13.05.2019)
  3. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. СПб.: Изд-во «Университетская книга», 2001, 461 с.
  4. Глазьев С.Ю. Мирохозяйственные уклады в глобальном экономическом развитии // Экономика и математические методы, 2016, том 52, №2, с.3-29.
  5. Ермолаев С.А. Арриги Дж. Адам Смит в Пекине: что получил в наследство XXI век // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Реферативный журнал. 2010, сер. 3 Философия, с.162-168.
  6. «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты» [Электронный ресурс]. URL: https://www.business-gazeta.ru/article/371818 (дата обращения 09.05.2019)
  7. Китай объявил США «народную торговую войну». СМИ готовят к ней население, Госсовет КНР — китайские компании [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3968021 (дата обращения 13.05.2019)
  8. Осокина Н.В., Суворов А.С. Накопление общественного капитала как макроэкономическая проблема современной России: миросистемный подход // Сибирская финансовая школа, 2009, № 1, с. 7-10.
  9. Пироженко В. Китайские «пояс и путь» охватывают Старый Свет [Электронный ресурс]. URL: http://ruskline.ru/opp/2019/maj/2/kitajskie_poyas_i_put_ohvatyvayut_staryj_svet/ (дата обращения 11.05.2019).
  10. Эсташи Л. Геополитические и глобальные рынки капитала: отношения США и Китая // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2015. Т. 25, № 4, с.677-690
Записи созданы 1174

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх