Номер части:
Журнал

МУЛЬТИФАКТОРИАЛЬНАЯ ПРИЧИННОСТЬ СИНДРОМА «НЕЗДОРОВОГО ЗДАНИЯ» (16-19)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: , Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор: Gryzunov V.V., Klimshin S.I.
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI: 10.31618/ESU.2413-9335.2019.4.63.213
Данные для цитирования: . МУЛЬТИФАКТОРИАЛЬНАЯ ПРИЧИННОСТЬ СИНДРОМА «НЕЗДОРОВОГО ЗДАНИЯ» (16-19). PDF архив. ; ():-. 10.31618/ESU.2413-9335.2019.4.63.213



УДК 614.39

МУЛЬТИФАКТОРИАЛЬНАЯ ПРИЧИННОСТЬ СИНДРОМА «НЕЗДОРОВОГО ЗДАНИЯ»

Грызунов Владимир Викторович

доктор медицинских наук, доцент кафедры патофизиологии с курсом клинической патофизиологии ФГБОУ ВО Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова, академик МАНЭБ

Климшин Святослав Игоревич

студент ФГБОУ ВО Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова

Аннотация

В связи с использованием современных строительных материалов появились новые факторы, негативно влияющие на здоровье человека и инициирующие развитие синдрома «нездорового здания». Сложность проблемы связана также с тем, что многие химические соединения, физические и биологические факторы, не оказывая прямого негативного влияния на здоровье человека, могут усиливать неблагоприятные проявления со стороны других патогенных агентов.

Ключевые слова: синдром «нездорового здания», синдром хронической усталости, здоровье, аутовоспаление, стресс, биологические факторы.

 

Gryzunov V.V., Klimshin S.I.

First Pavlov State Medical University of St. Peterburg

Abstract

In connection with the use of modern building materials, new factors affecting the health of the person initiating the development of the syndrome of «sick building». The complexity of the problem is related to the fact that many of the chemical compounds, physical and biological factors that are not providing a direct negative impact on health man may increase adverse events from other agents.

Keywords: sick building syndrome, sick house syndrome, building-related illness, chronic fatigue syndrome, health, autoinflammation, stress, biological factors.

Во многих развитых странах мира в результате строительства зданий с использованием современных строительных материалов выкристаллизовывается тревожная картина, дающая представление о факторах риска для здоровья человека, индуцирующих развитие синдрома «нездорового здания» (sick building syndrome) [1]. Драматизм ситуации заключается в сочетанном и комбинированном воздействии неинфекционных и инфекционных агентов, создающих мультифакториальное бремя нагрузок на человеческий организм. В настоящее время врачи сталкиваются с клиническими проявлениями синдрома «нездорового здания» (SBS) среди жителей мегаполисов [2]. Первоначально SBS, наряду с синдромами хронической усталости, «multiple chemical sensitivity» (MCS), раздраженного кишечника и другими, объединялись в функциональный соматический синдромом [3]. В последнее время ряд авторов рассматривают вышеперечисленную группу синдромов с позиции «аутоиммунного (аутовоспалительного) синдрома, индуцированного адъювантами» (autoimmune/inflammatory syndrome induced by adjuvants, ASIA) [4,5]. Наряду с SBS в литературе фигурируют понятия «building-related illness» (BRI) и «sick house syndrome» (SHS), причинными факторами развития которых выступают экзогенные аллергены и патогенные агенты [1,6]. К сожалению, между SHS, SBS и BRI нет четкого разграничения и общепринятых определений. Столь неопределенная ситуация свидетельствует о недостаточной изученности этиопатогенеза, сложности и неоднозначности методологических подходов.

Актуальность проблемы становиться очевидной, если учесть, что в офисных помещениях работают около 50% всего трудоспособного и экономически активного населения промышленно развитых стран, из числа которых у 20 — 30% людей диагностируются SBS или BRI [2], а в жилых помещениях люди проводят большую часть своей жизни. Особой группой риска являются дети грудного, дошкольного возрастов, больные и пожилые люди.

Наряду с терминологической неопределенностью существует и неоднозначность в отношении причинных факторов в генезе синдрома «нездорового здания». Так, по мнению A.F. Marmot et al. [7], проводивших лонгитюдное обследование 10 308 офисных гражданских служащих в возрасте от 35 до 55 лет в рамках проекта Whitehall II, более важную роль играет психоэмоциональная составляющая рабочей среды, чем негативная экологическая среда конкретных зданий. Ряд исследователей высказывают иную точку зрения, придавая важное значение химическим и биологическим факторам, формирующим неблагоприятную окружающую обстановку внутри конкретных зданий [8,9]. Выделение летучих органических соединений из современных строительных материалов, мебели, оборудования, а также из микробных и плесневых ассоциатов [10] ухудшает качество газовоздушной среды на фоне неадекватной вентиляции помещений, что индуцирует развитие небезопасной для здоровья человека внутренней окружающей среды [11]. Среди летучих веществ важное значение придается макроциклическим трихотеценовым микотоксинам в генезе SBS и BRI [12]. Но и физические факторы играют определенную роль в генезе формирования патологического состояния.

Таким образом, в рассмотрении патогенеза SBS, целесообразно выделить следующие причинные факторы: физические, химические, биологические, психоэмоциональные. Вклад каждого из вышеперечисленных этиологических факторов в развитии заболевания выделить достаточно сложно, а их суммарный и потенцирующий эффект позволяет рассматривать патологический процесс с позиции мультифакториальности. Причинные агенты могут выступать не только в качестве первопричины болезни, но и условий, изменяющих реактивность и резистентность организма, что способствует формированию «больного поколения», преобразованию профиля патологии. И уже одно это – скорость преобразования профиля патологии – заставляет переосмыслить роль экологических факторов, формирующих внутреннюю окружающую среду человека. Ведь в РФ наблюдается отчетливая тенденция к росту и омоложению онкологических заболеваний [13], а злокачественные опухоли у женщин репродуктивного возраста являются второй по частоте причиной смерти в России [14]. В офисных и жилых помещениях человек проводит более 90% своего времени, подвергаясь воздействию сложной смеси химических загрязнителей, уровень концентраций которых несколько выше, чем на открытом воздухе.

В современном строительстве используется более 100 наименований полимерных материалов, среди которых около 70% занимают соединения на основе полиметилметакрилата, поливинилацетата, фенол-формальдегидных, амино-формальдегидых, фурановых и эпоксидных смол. В воздухе жилых помещений выявляется около 50 химических веществ, мигрирующих из полимеров и лакокрасочных покрытий [15,16], что позволило некоторым исследователям связывать генез SBS с MCS [17]. Чаще всего источниками поллютантов являются древесно-стружечные, древесно-волокнистые плиты, МДФ, отделочные материалы, покрытия краски, лаки, пленки, декорирующие материалы. Комфортные микроклиматические условия в офисных, жилых помещениях во многом зависят от физических факторов: относительная влажность, скорость движения воздуха, температура воздуха. Одними из наиболее значимых параметров микроклиматического комфорта являются относительная влажность и температура воздуха, от которых зависит степень микробного или грибкового загрязнения [18] и концентрация формальдегида в жилом помещении [19]. Так, при слишком низкой относительной влажности в квартирах, офисах наблюдается быстрая утомляемость человека, ухудшение восприятия и памяти, снижается резистентность гистогематических барьеров.

В течение последних лет растет интерес исследователей к основной составляющей естественного радиационного фона жилых помещений, представленной радиоактивным газом радоном [20], который проникает в дома через трещины в бетоне, щели в полах, поры в стенах, трубы. Дополнительным источником радиоактивного газа могут выступать и некоторые строительные материалы [21]. По мнению многих исследователей, радон представляет опасность для здоровья и жизни людей, инициируя риск развития онкологических заболеваний [22]. В подвальных помещениях и на первых этажах в г. Выборг уровень радона составляет до 2 ПДК [23]. В ходе эпидемиологических исследований появились данные, свидетельствующие о повышенном риске возникновения нераковых заболеваний при фоновом воздействии естественной радиации. К сожалению, механизмы рисков при малых ионизирующих дозах по-прежнему малоизученны.

Недостаточно изученным фактором риска развития SBS является воздействие неионизирующего электромагнитного излучения низкой интенсивности (ЭМИ) на человека [22,24]. ЭМИ относят к группе факторов «с окончательно не установленным риском», которые проявляются не сразу и не в явной форме конкретного заболевания. Изучение механизмов нетермического воздействия неионизирующего излучения позволило некоторым исследователям выделить нозологическую единицу – радиоволновая болезнь [23]. Кроме того, неионизирующие излучения относятся некоторыми исследователями к факторам риска развития злокачественных новообразований [25]. Ряд исследователей связывает механизм патогенного действия ЭМИ с генерацией свободных радикалов [26]. Оксидантное повреждение лежит в основе многих генотоксических эффектов, что индуцирует развитие атеросклероза, онкологических, нейродегенеративных заболеваний и других патологических состояний [25]. По нашему мнению, нетермическое воздействие ЭМИ вызывает дизрегуляцию фолдинга, что выражается в изменении уникальной пространственной структуры белковой молекулы и искажении механизмов ренатурации.

В последние годы важное значение придается летучим метаболитам микроорганизмов и микроскопических грибов в генезе SBS [27]. Прежде всего, следует констатировать факт малой изученности патобиохимических механизмов действия этих соединений и неоднозначности суждений специалистов. Городские грибные сообщества отличаются от микробиоты зональных экологических систем не только по численности, но и по разнообразию, что обусловлено аккумуляций в городах разнообразных органических и неорганических поллютантов. Строительный материал, мебель служат достаточным источником питания для многих видов плесени, а повышенная влажность помещений ведет к росту микроскопических грибов [28], которые, проникая в поры и микротрещины, разрушают строительные изделия [29] и способствуют появлению в них опасных напряжений. Многие исследователи акцентируют внимание на роли микотоксинов в генезе SBS [27], а синдром «нездорового здания» рассматривают с позиции трихотеценовых микотоксикозов [30]. Исследования, проведенные в различных городах Ленинградской области показали, что основными контаминантами воздуха производственных и жилых зданий и помещений являлись микромицеты рода Penicillium (71%), Aspergillus (39%), Cladosporium (17%). Концентрация спор в исследуемых образцах воздуха колебалась от 100 до 100000 спор/м3, а максимальное содержание спор обнаружено на первых этажах зданий [29]. Следовательно, споры грибов являются составной частью биоаэрозоля воздуха. Полифункциональность действия трихотеценовых микотоксинов, в том числе и макроциклических, проявляется в их иммунодепрессивном действии. Продолжительные контакты людей в жилых помещениях со спорами токсигенных штаммов Stachybotrys chartarum сопровождаются снижением уровня зрелых Т-хелперов и Т-супрессоров и увеличением количества ранних В-клеток и киллеров [31], что указывает на дискоординацию взаимодействия между клеточными и гуморальными звеньями иммунной системы и формированием иммуносупрессивного состояния [33]. У людей, находящихся в помещениях, пораженных микроскопическими грибами диагностируются разнообразные аллергические реакции, поражения слизистой оболочки верхних дыхательных путей, глаз [32]. Свыше 50% выделенных в зданиях микромицетов индуцируют развитие у человека патологических реакций, процессов и состояний [29]. Практически не изучено влияние на здоровье человека микобиоты афиллофороидных дереворазрушающих грибов.

Можно заключить, что разнообразные причинные агенты формируют внутреннюю микроэкосистему антропогенного происхождения, в которой происходит постоянная циркуляция взаимосвязанных и взаимопотенцирующих эмбриотоксических, генотоксических, канцерогенных и тератогенных факторов, индуцирующих развитие мультифакториального SBS, что требует поиска новых методологических принципов санитарно-гигиенического нормирования.

Таким образом, SHS (sick house syndrome), BRI (building-related illness), SBS (sick building syndrome), объединенные в ASIA (autoimmune/inflammatory syndrome induced by adjuvant), являются мультифакториальными заболеваниями инфекционной и неинфекционной природы с неспецифической симптоматикой, в основе которых лежат сложные нарушения генетических, иммунологических и патобиохимических процессов.

 

Список используемых источников информации

  1. Epstein Y. Sick building syndrome// Harefuah.-2008.-Vol.147,N7.-P.607-608, 662.
  2. Wittczak T., Walusiak J., Pałczyński C. «Sick building syndrome»—a new problem of occupational medicine// Medycyna Pracy.-2001.-Vol.52,N5.-P.369-373.
  3. Israeli E., Pardo A. The sick building syndrome as a part of the autoimmune (auto-inflammatory) syndrome induced by adjuvants// Modern Rheumatology.-2011.-Vol.21,N3.-P.235-239.
  4. Agmon-Levin N., Hughes G.R., Shoenfeld Y. The spectrum of ASIA: “Autoimmune (Auto-inflammatory) Syndrome induced by Adjuvants”// Lupus.-2012- Vol. 21,N20.-P. 118-120.
  5. Meroni P.L.Autoimmune or auto-inflammatory syndrome induced by adjuvants (ASIA): old truths and a new syndrome? //Journal of Autoimmunity.-2011.-Vol.36,N1.-P. 1-3.
  6. Runeson-Broberg R., Norbäck D. Sick building syndrome (SBS) and sick house syndrome (SHS) in relation to psychosocial stress at work in the Swedish workforce//International Archives of Occupational and Environmental Health.-2012.-Vol.11. [Epub ahead of print]
  7. Marmot A.F., Eley J., Stafford M., Stansfeld S.A., Warwick E., Marmot M.G. Building health: an epidemiological study of «sick building syndrome» in the Whitehall II study// Occupational and Environmental Medicine.-2006.-Vol. 63, N4.-P.283-289.
  8. Saijo Y., Yoshida T., Kishi R.. Dampness, biological factors and sick house syndrome. Nihon Eiseigaku Zasshi..-2009.-Vol.64,N3.-P.665-671.
  9. Wittczak T., Dudek W., Walusiak J., Krakowiak A., Pałczyński C. Sick building syndrome due to exposure to pentachlorophenol in the office: a case report// Medycyna Pracy.-2006.-, Vol.57,N1.-P.21-24.
  10. Sahlberg B., Gunnbjörnsdottir M., Soon A., Jogi R., Gislason T., Wieslander G., Janson C., Norback D. Airborne molds and bacteria, microbial volatile organic compounds (MVOC), plasticizers and formaldehyde in dwellings in three North European cities in relation to sick building syndrome (SBS)// Science of the Total Environment.-2013.- Vol. 1,N444.- P.433-440.
  11. Norbäck D. An update on sick building syndrome. Current Opinion Allergy// Clincaal Immunology.-2009.-Vol. 9,N1.-P.55-59.
  12. Straus D.C. Molds, mycotoxins, and sick building syndrome// Toxicology and Industrial Health.-2009.-Vol.25,N9-10.-P.617-635.
  13. Грызунов В.В., Лобжанидзе А.А. Пожилой человек.-Тосно:Прано,2004.-304 с.
  14. Параконная А.А. Рак молочной железы и беременность// The journal malignant tumours.-2012.-Vol.2,N1.-P.7-14.
  15. Guo H., Kwok N.H., Cheng H.R. , Lee S.C., Hung W.T., Li Y.S. Formaldehyde and volatile organic compounds in Hong Kong homes: concentrations and impact factors//Indoor Air.-2009.- Vol.19,N3.-P.206-217.
  16. Harada K., Hara K., Wei C.N., Ohmori S., Matsushita O., Ueda A. Case study of volatile organic compounds in indoor air of a house before and after repair where sick building syndrome occurred// International Journal of Immunopathology and Pharmacology.-2007.- Vol.20,N2, Suppl 2: P.69-74.
  17. Ando M. Indoor air and human health—sick house syndrome and multiple chemical sensitivity// Okuritsu Iyakuhin Shokuhin Eisei Kenkyusho Hokoku-2002/ — N120.- P.6-38
  18. Frankel M., Bekö G., Timm M., Gustavsen S., Hansen E.W., Madsen A.M. Seasonal variations of indoor microbial exposures and their relation to temperature, relative humidity, and air exchange rate//Applied and Environmental Microbiology.-2012.-Vol.78,N23.-P.8289-8297.
  19. Parthasarathy S., Maddalena R.L., Russell M.L. and etc. Apte Effect of temperature and humidity on formaldehyde emissions in temporary housing units// Journal of the Air & Waste Management Association.-2011.- Vol.61,N6.-P.689-695.
  20. Rafique M., Rahman S.U. Exposure of population from residential radon: a case study for district Hattian, Azad Kashmir, Sub-Himalayas, Pakistan// Radiation Protection Dosimetry.-2012.-Vol. 152,N1-3.-P.98-103.
  21. Sahoo B.K., Sapra B.K., Gaware J.J., Kanse S.D., Mayya Y.S. A model to predict radon exhalation from walls to indoor air based on the exhalation from building material samples// Science of the Total Environment.-2011.-Vol. 409, N13.-P.2635-2641.
  22. Дмитриченко О.П., Зачиняев Я.В. Исследования загрязнения атмосферного воздуха Ленинградской области //Современная микология в России.-Т.2.-М.:Б.и.,2008 –С.97.
  23. Грызунов В.В. Радиоволновая болезнь: за и против//Актуальные проблемы применения магнитных и электромагнитных полей в медицине.-Л.,1990. – С.96.
  24. Bakker J.F., Paulides M.M., Neufeld E., Christ A., Chen X.L., Kuster N. van Rhoon G.C. Children and adults exposed to low-frequency magnetic fields at the ICNIRP reference levels: theoretical assessment of the induced electric fields// Physics in Medicine & Biology.-2012.-Vol.57,N7.-P.1815-1829.
  25. Teepen J.C. van Dijck J.A. Impact of high electromagnetic field levels on childhood leukemia incidence// International Journal of Cancer.-2012.-Vol.131,N4.-P.769-778.
  26. Simkó M., Mattsson M.O. Extremely low frequency electromagnetic fields as effectors of cellular responses in vitro: possible immune cell activation// Journal of Cellular Biochemistry.-2004.-Vol. 93,N1.- P.83-92.
  27. Straus D.C. The possible role of fungal contamination in sick building syndrome// Frontiers in Bioscience.-2011.-Vol.1,N3.-P.562-580.
  28. Hardin B.D., Kelman B.J., Saxon A. Adverse human health effects associated with molds in the indoor environment// Occupational and Environmental Medicine.- 2003.- Vol.45,N50.-P.470-478.
  29. Кондратюк Т.А., Наконечная Л.Т., Артышкова Л.В., Харкевич Е.С., Жданова Н.Н. Вопросы безопасности жизнедеятельности людей в помещениях, пораженных микроскопическими грибами// Современная микология в России.-Т.2.-М.:Б.и.,2008–С.99-100.
  30. 30.Assoulin-Daya Y., Leong A., Shoenfeld Y., Gershwin M.E. Studies of sick building syndrome. IV. Mycotoxicosis// Journal of Asthma.-2002.-Vol. 39,N30.-P.191-201.
  31. 31.Зайченко А.М., Андриенко Е.В., Цыганенко Е.С. Макроциклические трихотеценовые микотоксины: механизм действия (обзор литературы)// Современные проблемы токсикологии.- 2008.- №3.- С.43-49.
  32. Hossain M.A., Ahmed M.S., Ghannoum M.A. Attributes of Stachybotrys chartarum and its association with human disease// Journal of Allergy and Clincal Immunology.-2004.-Vol.113,N2.-P.200-208.
  33. Pestka J.J., Yike I., Dearborn D.G, Ward M.D., Harkema J.R. Stachybotrys chartarum, trichothecene mycotoxins, and damp building-related illness: new insights into a public health enigma//Toxicological Sciences.-2008.-Vol.104,N1.-P.4-26

.

Список литературы:


Записи созданы 1747

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх