30 Апр

«МИР» ЮЖАН В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ В США 1861-1865 ГГ. (ПО РОМАНУ М. МИТЧЕЛЛ «УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ»)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Материал, содержащийся в литературном произведении, может использоваться,  не только как блестящая иллюстрация к уже добытым историками знаниям, но и как дополнительный источник по изучаемой исторической проблеме. Это утверждение вполне применимо к роману М. Митчелл «Унесенные ветром», который, по словам американского критика М. Каули, есть не что иное, как энциклопедия плантаторской жизни и «южной легенды», впервые в целом виде изложенная писательницей. Причем, сделано это было так точно, что другому критику Ф. Уоткинсу, искавшему в романе погрешности против исторической правды, удалось найти лишь самые незначительные отступления от того, что было в действительности [1]. И это не случайно, поскольку детство Маргарет, родившейся в Атланте спустя 35 лет после окончания Гражданской войны, прошло под знаком рассказов ее бабушки о войне между Севером и Югом, в которой на стороне Юга сражались оба ее деда. Отец будущей писательницы был председателем Атлантского исторического общества, и от него девочка также много узнала о солдатах-янки (северянах — В.П.) и воинах-конфедератах (южанах — В.П.). « Я слышала так много о боях и о тяжких послевоенных годах, что твердо верила в то, что мать и отец все это пережили сами, а не родились позднее» [1]. Работая журналистской, М. Митчелл, еще до написания романа, подготовила по заданию редакции очерк о двух генералах Конфедерации, отмеченный большим знанием истории и хорошим литературным языком. Стремясь максимально точно изобразить исторические события Гражданской войны, она тщательно штудировала местную прессу Х1Х в. и труды историков. К сожалению, после смерти М. Митчелл весь ее личный архив был уничтожен, и бесценные устные свидетельства о жизни плантаторского Юга в годы Гражданской войны, записанные ею, были утрачены навсегда. Но преобразованные ее литературным талантом, они нашли отражение в романе «Унесенные ветром». В изображении огромной по диапазону и сложности общественной жизни  Юга периода войны роман «Унесенные ветром» близок роману «Война и мир» Л.Н.Толстого. История, рассказанная с такой  искренностью и пониманием, сплетенная из исторического материала и ограниченного им воображения, бесконечно интересна  не только простым читателям, литературоведам, но и  историкам.

Действия в романе начинаются в 1861 году, перед Гражданской войны, что дает возможность проследить, как меняется жизнь южного общества и всей страны вследствие  кровавых и тяжелых событий.  Маргарет Митчелл показывает быт плантаторов. Это люди считали себя привилегированным обществом, и не всякий мог попасть в их круг. Часто это были знатные семьи, которые приехали из Старого Света. Однако, те, кто имел деньги, крепкую хватку в деле и мог принять их взгляды и обычаи, становились здесь «своими», как отец главной героини.  «Американский Юг пришелся ему по вкусу, и мало-помалу он стал южанином в собственных глазах. Кое в чем Юг и южане оставались для него загадкой, но он со свойственной ему цельностью и широтой натуры принял их такими, как он их понимал, принимал их взгляды и обычаи: скачки, покер, дуэльный кодекс, страсть к политике, ненависть к янки. Права Юга,  рабство и власть Короля Хлопка, презрение  к «белой рвани» — белым беднякам, не сумевшим выбиться в люди, — и подчеркнуто рыцарское отношение к женщинам» [6, с. 57]. Богатые люди с легкостью расстаются с крупными суммами денег, рабами или же своими плантациями, если проиграли их  в карты.  Имея крупные плантации, на которых трудились негры, дешевая рабочая сила, плантаторы преуспевали, так как эта земля дарила богатые урожаи хлопка. Они могли позволить себе богатые дома, многочисленную прислугу, дорогие развлечения, предметы роскоши и разведение породистых лошадей.

Весьма гуманным, по мнению автора книги, было отношение плантаторов к своим рабам. Рабовладельцы -персонажи романа  заботятся о рабах, как о детях, которые пропадут без их внимания и указаний [6, с.30, 53]. Но на самом деле из-за огромного спроса на хлопок, требовалась быстрая и тяжелая работа, которую выполняли рабы. Они начинали работать еще засветло, под надзором надсмотрщика, который. в случае надобности, мог подгонять их.  Так, на теле рабов оставались многочисленные следы от ударов, а некоторые рабы даже умирали. Но если хлопка собрали много, хозяин прощал надсмотрщику убитых негров и не наказывал его.

Мирное время закончилось в феврале 1861 года, когда представители 6 южных штатов объявили об объединении в рабовладельческую Конфедерацию, выбрав ее президентом крупного плантатора Д. Дэвиса. Президент США А. Линкольн обратился к ним с примиренческой речью, в которой сказал: “Мы не враги, но друзья. Мы не должны быть врагами…В ваших, а не в моих руках, мои недовольные соотечественники, важный вопрос о гражданской войне. Наше правительство не собирается нападать на вас. У вас не возникнет никаких конфликтов, если вы сами не станете агрессорами» [2, с. 11-12]. Но настроение южан было иным.  « Стараться миром уладить дело с янки?… Нет, Юг должен с оружием в руках показать, что он не позволит над собой издеваться, и что мы не с милостивого соизволения Союза вышли из него, а по своей воле, и за нами сила!» [6, с.135]. М. Митчелл показывает психологию людей, которые слепо верят в свою силу, не принимая во внимание реального положения вещей, людей, которые за свои убеждения готовы отдать жизни. Они не обращают внимания на предостережение, которое дает старшее поколение, участники Мексиканской войны, что война — это не красивое, героическое шествие верхом на добром скакуне, цветы и восхищение дам, это  — грязь, страдания и смерть [6, с.141].

Конечно, Юг имел хорошие военные и интеллектуальные кадры. Но его аграрная экономика, основанная на системе плантаторского хозяйства, не могла противостоять экономической мощи индустриального Севера. «Я видел, — говорит один из персонажей романа, — тысячи иммигрантов, готовых за кусок хлеба и несколько долларов сражаться на стороне янки, я видел заводы, фабрики, верфи, рудники и угольные копи – все то, чего у вас нет. А у вас есть только холопок, рабы и  спесь. Это не мы их, а они нас разобьют в один месяц» [6, с.143].

Из романа «Унесенные ветром» мы узнаем, что мятежники, охваченные огромным желанием показать себя доблестными воинами, вступают добровольцами в военные формирования, которые по своей сути самостоятельно не могут предоставить ни оружия, ни обмундирования. Все собирается по крупицам, в основном с богатых землевладельцев. Добровольцы  — «разносортны», и среди них практически нет людей, которые подготовлены к военным действиям. Это молодые люди, которые не имеют не малейшего представления о военном деле [6, с.24-26]. Смехотворным выглядит вооружение южан. « Длинноствольные ружья для охоты на белок, бывшие в ходу еще в те годы, когда поселенцы впервые перевалили за Аллеганы; старые, заряжающиеся с дула мушкеты, имевшие на своем счету немало индейских душ во времена освоения Джорджии; кавалерийские пистолеты, сослужившие службу в 1812 году в стычках с индейским племенем семинолов и в Мексиканской войне; дуэльные пистолеты с серебряной насечкой» [6, с.27].

Однако все это не остановило южан, не желавших терять свой статус метрополии государства, которая на протяжении многих лет поставляла большую долю политико-административных, военных, интеллектуальных кадров, и мириться с растущим влиянием аболиционистов (тех, кто требовал отмены рабства — В.П.) [3, с.10]. В результате А. Линкольн объявил южные штаты мятежными и призвал 75 тыс. добровольцев. На призыв откликнулось 300 тыс. человек [4, с.328].

Южный, прежний, неспешный, праздный мир был перевернут вверх тормашками, и все уговоры, мольбы, молитвы были бессильны перед грозными силами, все сметавшими на своем пути. « Весь Юг был охвачен возбуждением, пьян войной. Все считали, что первый же бой положит конец войне, и молодые люди спешили завербоваться, пока война еще не кончилась, и обвенчаться со своими милыми, после чего можно будет скакать в Виргинию бить янки» [6, с.165].

Первое поражение северян в июне 1861 года у железнодорожной станции Манассас (Виргиния) еще более усилило это воинственное возбуждение южан. Несмотря на слабую подготовку, Юг, объективно более слабая сторона, с первых же дней войны повел себя крайне воинственно, его представители на всех уровнях высказывались в категорическом и непримиримом тоне. Южане явно готовились драться не на жизнь, а на смерть, драться до победы, под которой более решительные из них понимали военный разгром Севера, а остальные — “всего лишь” жесткую оборону границ Конфедерации, чтобы северяне ничем не могли нарушить ее политическую и социально-экономическую структуру.

На примере города Атланты в романе показана, как на смену тихой, спокойной мирной жизни приходит жестокая военная реальность; как меняется сам город и его люди. «Атланта гудела, как растревоженный улей, гордясь  сознанием своего значения для Конфедерации. И день, и ночь здесь шла работа – сельскохозяйственный край стремительно превращался в индустриальный. До войны южнее Мериленда почти не было ни хлопкопрядильных, ни шерстомотальных фабрик, ни арсеналов, ни заводов – обстоятельство, коим всегда гордились южане. Юг поставлял государственных деятелей и солдат, плантаторов и врачей, адвокатов и поэтов, но уж никак не инженеров или механиков. Эти низменные профессии были уделом янки. Но теперь, когда военные корабли северян блокировали порты конфедератов, и лишь ничтожное количество грузов могло просочиться сюда из Европы, Юг начал предпринимать  отчаянные попытки самостоятельно производить боевую технику. Север мог со всех концов мира получать боеприпасы и подкрепление – тысячи ирландцев и немцев, привлеченные щедрыми  посулами,  пополняли ряды армии северян. Юг мог рассчитывать только на себя» [6, с. 182-183]. Тяжелые события затронули всех; стала меняться не только промышленность и уклад  хозяйства, но и общественная жизнь.  Женщины стали создавать комитеты, которые помогали раненым и их семьям, оказывали поддержку всем тем, кто в ней нуждался. « Все женщины Атланты, и молодые и старые, работали в госпиталях и отдавались этому делу с таким жаром, что казались Скарлетт просто фанатичками…» [6, с. 200]. Несмотря на войну, южане стараются поддерживать бодрость духа. Они устраивают благотворительные балы, приемы, ярмарки, в которых участвуют практически все горожане. Мы видим психологию простых людей, которые в это сложное время, стараются жить дальше, вносить сою лепту в общее дело. Устраивая ярмарки, женщины продавали свое рукоделие с символикой Конфедерации и отдавали заработанные деньги на военные нужды; так же собирались и пожертвования. «Нам нужно золото, и я обращаюсь с просьбой о пожертвовании, — продолжал доктор. – Да, я прошу жертвы, но жертвы ничтожно малой в сравнении с теми, какие приносят наши смельчаки в серых мундирах, даже, я бы сказал, смехотворно малой. Я прошу вас, милые дамы, пожертвовать вашими драгоценностями. Я прошу? О нет, это просит Конфедерация, это Конфедерации нужны ваши драгоценности, и я уверен, что никто из вас не ответит ей отказом»  [6, с.235]. На подобных вечерах люди отдыхали, на короткое время забывали о войне. Мужчины, которые шли на поправку и в скором времени должны будут вернуться в строй, радовали своим присутствием дам и молодых леди, которые ими гордились без меры. На светских вечерах обсуждались новости о боевых успехах армии южан. Подобные разговоры внушали большую надежду и веру в победу, как самих солдат, так и тех, кто их ждал дома [6, с.213-216]. Каждая неудача северян рассматривалась южанами как собственная большая победа. Так случилось в 1862 году, когда провалом закончилась попытка армий Севера захватить столицу южан город Ричмонд. « В эти дни, — читаем мы в романе, — сердца их были преисполнены преданности и гордости до краев: Конфедерация – в зените своей славы, и победа близка! Несокрушимый Джексон триумфально движется по долине Миссисипи, и янки посрамлены в семидневном сражении под Ричмондом! Да и как могло быть иначе, когда во главе стоят такие люди, как Ли и Джексон? Еще одна победа, и янки на коленях возопиют о мире, а воины-южане возвратятся домой, и радости и поцелуям не будет конца!» [6, с. 216]. Подобная вера ослепляла, и не давала видеть реального положения вещей.

Большие надежды южане возлагала на возможных союзников в Европе.     « Англия, — думали они, — окажет Конфедерации военную помощь – ведь английские фабрики бездействуют из-за отсутствия южного хлопка. И, конечно, английская знать не может не симпатизировать  южанам, как всякая знать – людям своего круга, и не может не испытывать неприязни к янки, поклоняющимся доллару» [6, с. 216]. Но Англия и Франция, готовившиеся признать Конфедерацию и вступить в войну на ее стороне,  в конечном итоге, отказались от этого намерения. Все, на что могли рассчитывать южане, это на контрабандистов, которые пробивались сквозь блокаду и, наживаясь, добывали все  необходимое, как для мирных  жителей, так и для фронта [6, с.246].

В романе хорошо показано, как в ходе войны происходит перелом в сознании определенной части южан. «Война — грязное занятие, — рассуждает один из героев романа, — а мне грязь претит. Я не воин по натуре и не ищу геройской смерти под пулями. И, тем не менее, я здесь, на войне, в то время как мне богом предназначено было всего лишь заниматься по мере сил науками и сельским хозяйством…; нас предали. Нас предало наше собственное самомнение, наша уверенность, что любой южанин стоит дюжины янки, что Король хлопок может править миром. Нас предали громкие слова и предрассудки, призывы к ненависти и демагогические фразы: « Король Хлопок, Рабовладение, Права Юга, Будь прокляты янки» — ведь мы слышали их из  уст тех, кто поставлен над нами, кого мы привыкли уважать и чтить» [6, с. 266].

Сражение 20 июня 1862 года у речушки Булл-Ран, в результате которого северяне потеряли две с половиной тысячи, а южане —  полторы тысячи человек, буквально потрясло всю страну [2, с.46] и заставило южан еще более задуматься о цене этой войны. «…люди, — пишет М. Митчелл, —  перестали говорить: « Еще одна, последняя победа – и войне конец», — и перестали называть янки трусами. Теперь всем становилось ясно, что янки далеко не трусы и, чтобы одолеть их, потребуется одержать еще немало побед….  Госпитали и дома Атланты были переполнены больными и ранеными, и все больше и больше женщин появлялось в трауре, а унылые ряды солдатских могил на Оклендском кладбище становились все длиннее и длиннее» [6, с. 273].

В результате блокады южных портов кораблями северян резко ухудшилось положение в тылу:  с рынка исчезают привычные продукты питания, растут цены, обесцениваются деньги. Все это не могло не сказаться и на снабжении воюющей армии. В романе не раз говорится о том, что солдаты Конфедерации разуты, плохо вооружены, военное обмундирование совершенно не годное и поступает еще хуже, постоянно голодны и не хватает медикаментов для оказания помощи [6, с.273-274]. В то же время во всю процветает дикая спекуляция, которая ставит население перед выбором: «либо обходиться без самого необходимого, либо покупать по спекулятивным ценам» [6, с. 298].

Однако южане продолжают цепляться за соломинку, и поражения северян в конце 1862-начале 1863 гг. вновь возрождают в них веру в победу. «Святки на Юге, — читаем мы, — проходили при всеобщем ликовании: в ходе войны наметился перелом. Необстрелянные новобранцы превратились теперь в закаленных бойцов, генералы на деле проявили свой пыл, и ни у кого не было сомнений в том, что с началом весенней кампании янки будут окончательно разгромлены» [6, с.318]. Положение на фронте менялось  быстро, в весенние месяцы армии Конфедерации очень везло, и южане одерживали победы. В произведении череда этих событий описывается очень быстро, они окрашены радостью и восторгом, головокружительный успех ослепляет людей, которые надеются на скорейший конец этой войны. « Еще более воодушевляющее впечатление произвел прорыв кавалерии северян в Джорджию, обернувшийся триумфом Конфедерации. Люди после этого смеялись и хлопали друг друга по спине, приговаривая: « Да, сэр, уж ежели старина Натан Бедфорд Форрест налетит на них, им лучше сразу улепетывать!» [6, с.318].Удача сопутствовала Конфедерации. Генерал Ли двинулся быстрым маршем к северу, на Мэриленд и Пенсильванию. Армия Гукера по приказу Линкольна столь же быстро двинулась на север, чтобы находиться между армией Ли и Вашингтоном [4, с. 365]. «В первых числах июля пронесся слух, вскоре подтвердившийся депешами , что войска генерала Ли вступили в Пенсильванию. Генерал Ли на территории неприятеля! Ли наступает! Эта битва будет последней!» [6, с. 319].

Будучи истинной южанкой, М. Митчелл отдает дань описанию тех зверств, которые творили северяне на территории Конфедерации.  « Всем было хорошо известно, — пишет она, — что творили янки в Миссури, в Кентукки, в Теннеси, в Виргинии. Даже малые ребятишки, дрожа от ненависти и страха, могли бы поведать об ужасах, содеянных янки на покоренных землях» [6, с.  319]. Одновременно подчеркивалось благородство и даже некое рыцарство южан, которое проявилось в том, что вступив на территорию противника, генерал Ли, при всей своей ненависти к янки, запретил мародерство, хотя его собственная армия голодала, была раздета, не имела обуви и передвигалась без лошадей [6, с. 320].

В середине 1863 года, после трехдневных боев, южане проиграли самое кровопролитное сражение за всю историю Гражданской войны – при Геттисберге. Армия генерала Ли потеряла все плоды своих предыдущих побед и была вынуждена оставить захваченные земли на территории Союза. Из романа видно, какое напряжение, слухи и страх вызвала эта новость в Атланте. «…Зловещие слухи, что генерал Ли убит, сражение проиграно, и потери убитыми и ранеными неисчислимы, словно обезумевшие от страха летучие мыши, носились над притихшим городом. И как ни старались люди не верить этим слухам, охваченные паникой толпы народа устремлялись со всей округи в город, осаждая редакции газет и военные учреждения, добиваясь известий с фронта, любых известий, пусть самых страшных…» [6, с.322]. Армия конфедератов, отброшенная назад в Виргинию, сильно пострадавшая и измотанная после поражения при Геттисберге, была расквартирована  на зиму по берегам реки Рапидан.  Автор показывает  солдат, которые приезжали домой на побывку, после трех лет войны. Перед нами предстают люди совершенно иные, нежели, те, что уходили на войну. Истощенные войной и потерявшие веру в победу мужчины,  больше походившие на оборванцев: небритые, смуглые от палящего солнца, некоторые были больны» [6, с.345].

Военные неудачи, нехватка продовольствия и обмундирования на фронте и кризис в тылу породили недоверие к руководству Конфедерации. «Некоторые газеты уже открыто выражали свое недовольство президентом Дэвисом и его планом ведения войны» [6, с.349].

Среди последних сцен военных действий, наиболее ярким на завершающем году войны,  стал марш Шермана к морю. Маргарет Митчелл подробно описывает все передвижения армии Конфедерации, все отступления. Положение  на Юге серьезно обострилось, началось массовое дезертирство.

« Сотни солдат скрывались в горах и на болотах, отказывались повиноваться военной полиции, пытавшейся погнать их обратно на фронт. Они открыто заявляли, что эту «войну ведут богачи, а кровь проливают бедняки» и они сыты войной по горло» [6, с. 366].

Маргарет Митчелл  описывает, как армия покидает Атланту, какой хаос  творился в городе: бегущие в панике люди, множество раненых на железнодорожных путях и платформах, беспорядочное отступление солдат.

Отступление изможденной армии наводило страх на людей, которые еще оставались в городе. «Ряд за рядом проходили солдаты, покрытые пылью, едва волоча ноги от усталости. Казалось, им не будет конца – этим бородатым, грязным людям с винтовками за спиной, двигавшимся мимо походным маршем» [6, с.451]. Отступающая армия подожгла все склады, не оставляя ничего,  и город поглотило огнем.  « Взрыв следовал за взрывом, земля сотрясалась, и вокруг бушевал ад из огня… Они подожгли завод, и военные склады, и те, что с продуктами…, они подожгли семьдесят вагонов с ядрами и порохом, и, как бог свят, мы все сгорим тоже!» [6, с. 465].

Утром 3 сентября 1864 года северяне заняли Атланту. Этот город был настолько важен для Конфедерации, что Ф. Энгельс счел необходимым отметить в письме К. Марксу от 4 сентября: «Справится ли Шерман с Атлантой, неизвестно, однако полагаю, что у него большие шансы… Падение Атланты явилось бы тяжелым ударом для Юга» [5, с. 350]. Шерман справился! Атланта, которая раньше была местом изобилия и достатка, превратилась в выжженную землю. Теперь здесь царил голод, и каждый день был борьбой  с ним. «Все, из чего складывалась прежняя жизнь, отступало перед требованиями пустых или полупустых желудков, и все помыслы сводились к двум простым и взаимосвязанным понятиям: еда и как ее добыть» [6, с.530].

В апреле 1865 г. генерал Джонстон, снова принявший на себя командование остатками своей армии, сдался на милость победителя в Северной Каролине и тем самым положил конец войне. Война окончена, теперь окончательно исчез старый Юг, его господа — плантаторы и их рабы. Пришел новый мир, с его правилами и порядками.

Список литературы:

  1. Биография Маргарет Митчелл [Электронный ресурс]. – режим доступа:
  2. Бурин С. Н. На полях сражений гражданской войны в США. М. : Наука, 1988 -172 с.
  3. Данилов С. Ю. Гражданская война и общенациональное примирение: США – Россия – Испания. – М. : ГУ ВШЭ, 2004 -152 с.
  4. Ефимов А. В. Очерки истории США. М. : Учпедгиз, 1958 — 439 с.
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Письмо Ф. Энгельса К. Марксу от 4.09.1865. Соч. 2-е изд. Т 30. — 756с.
  6. Митчелл М. Унесенные ветром. Т.1. М. :Эксмо, 2014 — 640 с.
    «МИР» ЮЖАН В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ В США 1861-1865 ГГ. (ПО РОМАНУ М. МИТЧЕЛЛ «УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ»)
    В статье исследуется общество американского Юга в годы Гражданской войны 1861-1865 гг. в США на материале, содержащемся в романе Маргарет Митчелл «Унесенные ветром». Показано, как меняется жизнь и быт южан, трансформируется их общественное сознание в ходе войны. Исторические сведения, отраженные в произведении американской писательницы, можно использовать и как блестящую иллюстрацию к уже полученными историками знаниям, и как дополнительный источник по истории Гражданской войны 1861 -1865 гг. в США
    Written by: Подольников Владимир Павлович, Лобачева Кристина Владимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/31/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_4(13)
    Available in: Ebook