Номер части:
Журнал

ОСОБЕННОСТИ ЭВОЛЮЦИИ ЛИРИКИ В.В. НАБОКОВА



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:


Ментальный мир, создаваемый Набоковым, в том числе и онтологически, определяется современными исследователями как космос (Ю. Апресян [1, c.6]), мир (Б. Носик [8, c.11]), семантическая Вселенная (А. Долинин [2, c.10]), миры во взаимном отражении (Д.Б. Джонсон [15,c.12]), но и отдельное произведение — рассказ «Лик» идентифицируется Ив. Толстым как «малая Вселенная»[10, c.147]. Г. Хасин положения о метафизике Набокова, основанной на принципах фокализации, выводит анализируя отдельный эпизод из романа «Король, дама, валет» [14,c.619]. Таким образом, сложное, дробное, образованное соотношением отдельных художественных компонентов единство, называемое ментальным миром Набокова, провоцирует на актуализацию отдельного художественного элемента, фокусирующего в себе принципы организации целого, концентрирующего в себе смысл целого. По определению, лирика, идентифицируемая через «тесноту и единство стихового ряда» (Ю.Н. Тынянов [11]), в полной мере отвечает такому принципу анализа, направленному на сопряжение микро- и макро-  элементов целого.

Необходимо подчеркнуть, что лирика и драма занимают в наследии Набокова некоторое особое положение, поскольку воспринимаются исключительно в контексте набоковского эпоса. Как «Лолита», по собственному признанию Набокова, «затмила» остальные его романы, так стихотворения и драмы художника оттеснены на творческую периферию его романами. Хотя именно лирика выступает важным и во многом самостоятельным компонентом творческого космоса писателя. Развитие лирики Набокова шло иным путем, чем эволюция драмы: если к драме после 1938 года писатель не обращается, то стихи продолжает писать на протяжении всего творческого пути, начиная от первого сборника 1916 года (а точнее, с утраченного сборника стихотворений 1914 года) и заканчивая сборником стихотворений 1979, который был подготовлен самим Набоковым, но вышел уже после его смерти с предисловием В. Набоковой в издательстве «Ардис». Именно в предисловии к итоговому сборнику стихотворений В.Е. Набокова указала на главную тему всего творчества Набокова — «потусторонность» [7,c.4]. Дар Набокова созревал именно в лирике, и стихи, по определению Кончеева в роман «Дар»,  «выступают как модели будущих романов» [4,c.65].

Следует сделать поправку и на то обстоятельство, что современными читателями лирика Набокова воспринимается исключительно в контексте непревзойденного мастерства Набокова-прозаика, поэтому приобретает большую значительность и эстетические достоинства, чем для читателей его времени. Обращаясь в этому феномену восприятия Набокова отечественным читателем, Елена Клепикова в рассказе «Невыносимый Набоков» описывает состояние  писателя, уже вполне состоявшегося, зрелого, мастеровитого, который с опозданием, типичным для подцензурной советской эпохи, открывает роман Набокова, зачитывается и вдруг обнаруживает, что не сможет написать ни строчки, пока не сумеет каким-то образом найти вопиющие недостатки в стилистической манере Набокова, мастерстве набоковской композиции, блеске его художественной интонации – Набоков – поэт и прозаик – затмил для Коротыгина его самого, полностью подчинил, лишил художественной индивидуальности [3,c.98]. Однако, развенчивая Набокова, Коротыгин волей-неволей стилизует свое письмо и бытие под Набокова. Так и современному читателю, а тем более, историку литературы или литературоведу-исследователю, трудно признать, что набоковские стихи уступают с точки зрения художественных достоинств его романам и рассказам: для читателя-современника неоспорим тот факт, что лирика Набокова написана тем же виртуозным пером, что и романы «Дар» и «Лолита».

Лирика Набокова билингвистична, как и его эпос (романы и рассказы). Первые значительные сборники стихотворений «Гроздь» (Берлин, «Гамаюн») и «Горний путь» (Берлин, «Грани») Набоков выпустил в эмиграции при поддержке отца, В.Д. Набокова, и Саши Черного в 1923 году в Берлине. В 1930 г. выходит сборник «Возвращение Чорба», включающий стихи и рассказы (переиздано в 1976 без стихов Аnn Аrbor). Объединение лирики и рассказов писателя под одной обложкой абсолютно закономерно, поскольку и рассказы и стихотворения выступали своеобразной творческой лабораторией, являясь дополнениями, набросками или же смысловыми ключами к романам. Итоговыми лирическими сборниками выступают «Роеm аnd Ргoblems» (1970), включающий стихотворения и шахматные задачи, в том числе 39 русских стихотворений с параллельными английскими переводами, 14 стихотворений на английском языке и 18 шахматных задач, и «Стихотворения» (1979), опубликованные уже после смерти Набокова

Г. Струве, сравнивая раннюю и зрелую лирику Набокова, приходит к выводу, что «редко у какого поэта между стихами раннего и позднего периода лежит такая пропасть, как у Набокова» [9,c.165]. Сам Набоков в интервью Альфреду Аппелю, характеризуя динамику своего поэтического стиля, выделил несколько этапов собственной поэтической эволюции: «европейский период», ознаменованный созданием «страстных, банальных стихов о любви», затем наступил период, связанный с неприятием Октябрьской революции и СССР и направленный поэтому на создание «византийской образности», а после 1920 на десятилетие Набокова занимает возможность синтеза лирики и эпоса: «в коротком стихотворении должен быть сюжет и оно должно рассказывать какую-то историю» (неслучайно сборник 1930 года объединяет стихотворения и рассказы), а конец 1930-ых годов отмечен «освобождением от оков» и обретением в лирике «своего стиля», утверждаемого и русскоязычных и в англоязычных стихотворениях [5,c.294].

Отчетливо выделяемые самим Набоковым периоды развития собственной лирики охарактеризованы скорее с точки зрения эволюции стиля и художественных приемов, способов выражения содержания, чем непосредственно самого содержания стихотворений.

Исследуя лирику Набокова-Сирина, в частности, стихи Федора Годунова-Чердынцева и значение опрокинутого сонета, обрамляющего вставную главу «Жизнь Чернышевского» в романе «Дар», известный стиховед О.И. Федотов указывает, что поэзия и проза Набокова взаимодействуют, «как сообщающиеся сосуды, в которых свободно перемещается общая словесно-речевая субстанция. Недаром так часто Набоков обращается к смешанным стихотворно-прозаическим формам («Дар», «Бледное пламя», «Адмиралтейская игла», «Облако, озеро, башня», «Истребление тиранов», «Look at Harlequins!»), в которых стихотворный текст органически сосуществует с прозаическим. Сам процесс вызревания стиха раскрывается как бы изнутри, при этом авторские полномочия поручаются персонажам-стихотворцам» [13,c.32].

По мере эволюции лирического стиля Набокова-поэта внутри собственно лирического пространства, осуществляется преодоление рамок лирики и границ литературного рода и продуцирование лирики в романы. Примером синэстезии стиха и прозы, лирики и эпоса в русскоязычном периоде творчества художника выступает роман «Дар» (1937-1938), первая глава которого, по определению самого Набокова, организована сборником героя-протагониста «Стихи», а третья – любовными стихами Федора, обращенными  к Зине [6]. Не все  стихотворения, особенно в третьей главе романа, сегментированы на строки, представая как феномен «эмбриональной стихопрозы» [12,c.88], объединяющий в себе элементы, которые могут продуцироваться в стихи, и элементы потенциальной прозы: «Не облака, а горные отроги, костер в лесу, не лампа у окна. О, поклянись, что до конца дороги ты будешь только вымыслу верна» [4,c.158-159]. Сочиняя рецензию на собственный стихотворный сборник, Федор Годунов-Чердынцев так охарактеризует сборник в целом: «Стратегия вдохновения и тактика ума, плоть поэзии и призрак прозрачной прозы, — вот определения, кажущиеся нам достаточно верными для характеристики творчества молодого поэта» [4,c.11]. Как сплав поэзии и прозы: поэмы Дж. Шейда «Бледное пламя» и комментария Ч. Кинбота – строится роман «Бледное пламя» на английском языке (1962), роман «Смотри на арлекинов!» (1974), также как «Дар», объединяет историю жизни Вадима и его творчество, в том числе и стихотворное.

Лирика Набокова организуется по тем же принципам установления соответствия между «пространственной формой» эстетической реальности и единственным актуальным и реальным типом времени, актуализирующим прошедшее, но как действенное, обратимое и подлежащее изменению время, утверждаемое в первую очередь в пространственных категориях зримости (прозрачности/непрозрачности), причем актуализация пространственного мышления поднимает глобальную для Набокова проблему «вненаходимости», динамичности истины, многовариантности бытия, реализуемого по-разному в разных пространственных формах.

Владимир Набоков принадлежит к числу художников эволюционного, а не революционного склада: смена творческой позиции, художественного метода, «поворот» от одного метода к другому, «преодоление» какого-либо влияния или эстетической концепции исключались поступательным, последовательным развитием личности и дара художника, постепенно раскрывающего свои возможности, оттачивающего мастерство, отрабатывающего способы содержательного художественного воплощения мотива или темы. Феномен художественного раскрытия дара Набокова находит выражение в расширении и детализации создаваемого им вымышленного мира, его развития в направлении большей полноты, а не трансформации или видоизменения. Единый комплекс тем, мотивов, ситуаций пронизывает по вертикали весь художественный мир Набокова, объединяя драму, лирику и эпос, причем, синтагматика реализации этих тем и мотивов (проницаемости мира при его одновременной феноменологической вещественности, инцеста, метафизического «ухода» героя, шахматной игры, наблюдения-соглядатайства, фокуса) в каждом конкретном произведении Набокова дополняется их парадигматическими отношениями, устанавливающимися через варьирование сквозных мотивов, между набоковскими текстами, между набоковскими и ненабоковскими текстами (через интертекстуальное взаимодействие), между литературными и нелитературными текстами (исследовательскими, критическими и читательскими интерпретациями).

Библиография:

  1. Апресян Ю. Роман «Дар» в космосе В. Набокова // Изв. АН. Сер. лит.и яз. – Т.54. – № 3. – 1995. С.3-18.

2.Долинин А. Истинная жизнь писателя Сирина. – СПб.: «Академический проект», 2004. – 400 с.

  1. Клепикова Е. Невыносимый Набоков. Книга прозы. – Тверь: «Другие берега», 2002. – 264 с.
  2. Набоков В.В. Собр. соч. в 4 т. М.: «Правда». — 1990. Т.3. — 480 с.
  3. Набоков о Набокове и прочем. Интервью. Статьи. Рецензии. — М.6 «независимая газета», 2002. – 704 с.
  4. Набоков В.В. Предисловие к английскому переводу романа «Дар» («The Gift») // Набоков В.В.: pro et contra. Личность и творчество Владимира Набокова в оценке русских и зарубежных мыслителей и исследователей. Антология. Т. 1.:
  5. Набоков В.В. Стихотворения. — Аrdis: Аnn Аrbоr, 1979. – 317 с.
  6. Носик Б.М. Мир и дар Владимира Набокова. Первая русская биография. – М.: «Пенаты», 1995. – 550 с.
  7. Струве Г.П. Русская литература в изгнании. – М.-Париж: YMGA-Press/Русский путь, 1984. – 448 с.

10.Толстой И. Рассказ В. Набокова «Лик» — малая Вселенная // Грани, 1991. № 159. С.147-157.

  1. Тынянов Ю.Н. Проблема стихотворного языка//
  2. Федотов О.И. Основы русского стихосложения: метрика и ритмика. – М.: «Флинта», 1997. – 336 с.
  3. Федотов О.И. Поэзия Владимира Набокова-Сирина. – Ставрополь: «Бюро новостей». – 2010. – 272 с.
  4. Хасин Г. Между микро и макро: повествование и метафизика в романе В. Набокова «Король, Дама, валет» //В.В. Набоков: рго еt соntга. Материалы и исследования о жизни и творчестве В.В. Набокова, Антология. Т.2.СПб.: «Русский путь». —  2001.- 1064 с.
  5. D. Barton Johnson. Worlds in Regression: Some novels of Vladimir Nabokov, Ardis, Anne Arbor-Michigan, 1985.
    ОСОБЕННОСТИ ЭВОЛЮЦИИ ЛИРИКИ В.В. НАБОКОВА
    Written by: Погребная Яна Всеволодовна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/03/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.03.2015_03(12)
    Available in: Ebook
Записи созданы 6767

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх