22 Сен

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК КРИТЕРИЙ РАЗВИТИЯ СОЦИУМА: ПОНЯТИЕ, ТИПЫ, МНОГООБРАЗИЕ ФОРМ И СФЕР ПРОЯВЛЕНИЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В современной литературе по философии науки наблюдается тенденция связывать развитие социума с усилением рационализации общественной жизни, с нарастанием элементов рациональности в его структуре. О повышении уровня рациональности говорят многие процессы, имеющие многообразные формы, культурную специфику и противоречивый, неоднозначный характер. С одной стороны, рационализация – это усиление социального контроля, демократизация общества, социальная модернизация, сопровождающаяся мощными научно – техническими достижениями, а с другой – технологизация морали, обезличивание, превращение индивидуумов в некие абстрактные типажи, дегуманизация, бюрократизация.

Анализ общих и специфических черт рациональности в различных сферах человеческой деятельности демонстрирует многоуровневость  и многозначность данного понятия в его видовой специфике, типологических разновидностях и воплощении в прикладной реальности. В. С. Швырев говорит о возможности реализации концепции «рациональности без берегов» как идеи многообразия типов рациональности в социальной практике. На этой основе представляется возможным обсуждение многозначности рациональности посредством определения ее критериев, типов и выделения некоторых подходов, дающих различное объяснение данному феномену.

Прежде всего, рациональность сопряжена с определенной формой познающего мышления и такими его характеристиками, как разумность, целесообразность, определенность и упорядоченность. Рациональное, как относящееся к разуму (рассудку), установленное и обоснованное им, проистекающее из него, доступное его пониманию, определяет такие способности разума, как упорядочивание и систематизация информации, понятийное и концептуально – дискурсивное понимание мира, организация деятельности, точный расчет средств достижения поставленных целей, адаптация к обстоятельствам [3, с. 965].

Обычно рациональностью называют некоторые общезначимые проявления человеческого разума, обусловленные культурными, историческими и другими факторами. Под рационализацией, как правило, понимают такую деятельность разума, которая направляется скорее частными интересами и потребностями личности. Рационализация отличается от любого вида рациональности, прежде всего, тем, что ставит частный, индивидуальный интерес выше общих законов. Общие правила и принципы не являются в рамках рационализации подлинными нормами мышления и поведения, а выступают — сознательно или бессознательно — лишь симулякрами общих норм и правил [1, с. 102].

В. С. Швырев очень точно указывает на различие сознания, вплетенного в ткань реальной жизнедеятельности людей в качестве  ее идеального плана, и сознания, выделенного из этой жизнедеятельности и ставшего предметом рефлексии. Рациональность как определенный тип работы сознания (теоретического или практического) охватывает оба этих смысла, составляет специфику рационального отношения к реальности, взятой в самом широком смысле как совокупность внешнего мира человека и его внутреннего ментального мира [9, с. 105].

Нередко проблема «рацио» отождествляется со способностью субъекта рационального мышления к ответственности за содержание своей мысли, которая не заимствована извне, а рефлексивно контролируема и воспроизводима. Иными словами, рациональное сознание в проблемных ситуациях должно стремиться максимально реализовать идеалы и нормы ответственного мышления, отчетливо представляя границы своих возможностей и своей ответственности [9, с. 109 – 110].

Наряду с пониманием рациональности как определенной формы познающего мышления выделяют множество ее типов: классический, неклассический, постнеклассический, отражающие эволюцию критериев научности; исторические типы рациональности (античный, средневековый, новременной и т. д.); а также в зависимости от сферы выделяют научную, практическую, коммуникативную и другие рациональности [2, с. 31].

Гносеологическим идеалом рациональности является научная теория как особый подход к освоению мира, особая форма организации знания. Адекватность отражения, четкость, логическая непротиворечивость, системность, полнота, практическая значимость – все это делает научную теорию идеалом рациональности. Именно становление научной теории формирует ценности рациональности: всеобщность, объективность, достоверность, продуктивность [5, с. 28].

Однако, рациональность – это не только рациональное мышление и сознание, но и рациональное поведение и действие. Практическая или, как ее принято еще называть, инструментальная рациональность является фундаментом для концепций «человека экономического».

По мнению ученых, разрабатывающих теорию рационального выбора, быть практически рациональным означает действовать, выбирая из нескольких альтернатив таким образом, чтобы максимизировать эффективность своей деятельности и минимизировать расходы на нее. Речь идет о преобладании инструментальных ценностей, оптимизации средств достижения целей, стремлении к заданным результатам, проблеме выбора конкретной стратегии поведения.

Теория рационального действия постулирует, что, индивиды, стремясь к увеличению своей выгоды и снижению своих затрат, избирают курс действий, который должен привести к лучшему для них исходу. Однако, воплотить эту программу на практике не так-то просто. В этой связи возникает проблема взаимодействия рациональных и нерациональных (иррациональных) компонентов в поведении и деятельности индивидуумов.

В реальности всегда существуют последствия, которые невозможно предугадать, и альтернативы, которые трудно рассмотреть. Так, экономист и социолог Вильфредо Парето отводит иррациональным силам – чувствам, эмоциям – важную роль в поведении человека. Покуда, утверждает Парето, индивиды «движимы намного более чувствами, чем мыслью или разумом», чувства и, следовательно, иррациональные переменные – это главные двигатели социального действия [6, с. 144].

Адам Смит, вдохновленный идеями Юма и Монтескье о «страстях» как высших иррациональных силах, противостоящих рациональным материальным «интересам», в работе «Теория нравственных чувств» высказывает альтернативный взгляд на так называемые компоненты рациональности. В качестве иррационального, неразумного он представляет «рациональный эгоизм». Смит характеризует это явление как исключительно целеустремленное преследование личной выгоды и игнорирование интересов других. Сторонник А. Смита Ф. Бастиа относил «неразумное» к «несовершенству человеческой природы» и поэтому считал неизбежным элементом в группе вариантов выбора. Ф. Г. Уикстид считает иррациональные факторы частью, а не погрешностью рационального выбора индивидов. Он прямо предупреждает, что «наше поведение по большей части импульсивно и во многом нерефлексивно; и даже рефлексия часто не делает наш выбор рациональным» [4, с. 20 — 22].

Таким образом, рациональность ограничена чувствами, эмоциями, духовностью (антропологическое ограничение); наличием ряда физиологических потребностей (биологическое ограничение); стремлением к самоутверждению (экзистенциальное ограничение) [3, с. 965]. Т. Г. Лешкевич, наряду с вышеперечисленными ограничениями рациональности, отмечает присутствие «метарациональности», которая предполагает ограничение рационализации сознания и действительности посредством интуиции, инстинкта, веры, чувств, природных задатков [8, с. 18].

При всем при этом, рационализация несет в себе не только позитивное начало, как то идея господства разума и определенное отношение человека к миру, способ его «вписывания» в мир, но и проблему, которая подчас приводит к негативным последствиям. Одним из них принято считать дегуманизацию науки. Полагают, что традиционный тип рациональности исчерпал свои возможности и стал даже опасен для человека. В науке, ориентированной на этот тип, все человеческое исключено из познавательного процесса. Знание, вырабатываемое такой наукой, — это бездушное знание [5, с. 25].

К дегуманизирующим факторам науки часто относят нарастание абстрактности научных построений, формализацию и математизацию научных теорий, технологизацию социальной жизни и общественного производства. Таким образом, негативные проявления технической, рациональной цивилизации, по мнению Н. А. Бердяева, представляют собой тенденцию превращения человека в машину. Усиливающаяся специализация, объединяющая и одновременно разрушающая целостность человеческой личности, приводит к тому, что ее независимость и внешняя свобода в условиях новой эпохи оборачиваются «дегуманизацией человека» [7, с. 97].

Сегодня в поисках путей гуманизации научной рациональности зарождается и укрепляется идея о том, что рациональность не только изменчива, но и социально обусловлена. Поэтому рациональное должно рассматриваться в более широком контексте – с учетом роли социального континуума и влияния социокультурных и личностных факторов.

Рацио – помощник индивидуумов в повседневной реальности. Определенная ценностная установка, лежащая в основе рациональности, подразумевает способность человека к специальным усилиям по поиску и анализу своей позиции в той или иной ситуации, рефлексивному контролю над своими целями и мироориентациями, учету требований реальности. Собственная ответственность и рефлексивный самоконтроль определяют свободу субъекта действия, которая нередко реализуется путем целесообразной и целенаправленной деятельности, а также поиска оптимального способа достижения заданных целей [9, с. 112 – 114].

Рациональность вплетена в ткань нравственно – ценностной реальности, они сосуществуют и взаимодействуют друг с другом. Как подчеркивает А. А. Новиков, рациональность – как действительно разумное человеческое развитие – не только продуманный, рассчитано сбалансированный, но, прежде всего, нравственный путь, когда долг, альтруизм, милосердие, строго говоря, нерациональные факторы, не вытесняются, а наоборот, способствуют познанию окружающего мира [7, с. 97].

Список литературы:

  1. Анкин, Д. В. Рациональность и рационализация в философском дискурсе / Д. В. Анкин // Эпистемы. – 2004. – Вып. 3. – С. 102 – 116.
  2. Букин, Д. Н. Математическая рациональность и ее онтологические основания / Д. Н. Букин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7: философия, социология и социальные технологии. – 2010. – №2 (12). Т. 2. – С. 31 – 37.
  3. Веревичев, И. И. Кризисы рациональности: причины и следствия / И. И. Веревичев // Известия Самарского центра Российской академии наук. – 2013. — №4 (4). Т. 15. – С. 963 – 968.
  4. Зафировский, М. Вне рационального выбора: элементы «теории иррационального выбора» / М. Зафировский // Социологические исследования. – 2014. — №3. – С. 19 – 28.
  5. Корниенко, А. А. Гуманистические критерии рациональности в постнеклассической науке: концепция нового понимания гуманизма / А. А. Корниенко, А. А. Корниенко // Вестник Бурятского государственного университета. – 2011. — №14. – С. 25 – 29.
  6. Кощеев, Э. Б. Теория рационального выбора в истории социологии / Э. Б. Кощеев // Историческая и социально – образовательная мысль. – 2012. — №5 (15). – С. 142 – 145.
  7. Кролевец, Ю. Л. Многообразие рациональностей / Ю. Л. Кролевец // Омский научный вестник. – 2008. — №5 (72). – С. 97 – 100.
  8. Лешкевич, Т. Г. Философия науки: учебное пособие / Т. Г. Лешкевич. – М.: ИНФРА – М., 2005. – 272 с.
  9. Швырев, В. С. Рациональность в современной культуре / В. С. Швырев // Общественные науки и современность. – 1997. — №1. — С. 105 – 116.
    РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК КРИТЕРИЙ РАЗВИТИЯ СОЦИУМА: ПОНЯТИЕ, ТИПЫ, МНОГООБРАЗИЕ ФОРМ И СФЕР ПРОЯВЛЕНИЯ
    В статье рассматривается рациональность как один из критериев развития социума. Автор анализирует многозначность рациональности посредством определения ее типов, форм и сфер проявления. Особое внимание уделяется некоторым подходам, дающим различное объяснение данному феномену.
    Written by: Репина Евгения Игоревна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/06/2016
    Edition: Басаранович Екатерина
    Available in: Ebook
    РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК КРИТЕРИЙ РАЗВИТИЯ СОЦИУМА: ПОНЯТИЕ, ТИПЫ, МНОГООБРАЗИЕ ФОРМ И СФЕР ПРОЯВЛЕНИЯ
    В статье рассматривается рациональность как один из критериев развития социума. Автор анализирует многозначность рациональности посредством определения ее типов, форм и сфер проявления. Особое внимание уделяется некоторым подходам, дающим различное объяснение данному феномену.
    Written by: Репина Евгения Игоревна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/06/2016
    Edition: Басаранович Екатерина
    Available in: Ebook
22 Сен

ПРИЗНАКИ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ И АЛГОРИТМ ЕЁ РАЗРЕШЕНИЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Решение проблем социального согласия в современном обществе это сложный комплекс политических и экономических мероприятий успех выполнения, которых во многом зависит от чиновников и сотрудников организующих и выполняющих эти мероприятия. Очевидно, что из множества, как политических, так и экономических мероприятий требуется выделить подмножество, относящееся к кадровому обеспечению (кадровой работе) [10, с. 275]. По мнению автора, на результативность достижения социального согласия имеет большое значение кадровая политика [8, c. 348], определяющая принципы и методы: изучения личного состава; определения лиц для включения в резерв выдвижения на вышестоящие должности; специальной подготовки сотрудников находящихся в резерве выдвижения; аттестации; выбора альтернативных кандидатов к назначению на руководящие должности.

К современному руководителю во всем мире предъявляется множество общих и специальных требований, т. к. цена ошибки руководителя, особенно среднего и высшего уровня органов государственного управления очень высока и её возможные негативные последствия могут нанести очевидный или потенциальный ущерб безопасности, экономике или стабильности в регионе. При рассмотрении уровня организаций, учреждений и корпораций острота требований к управленческому аппарату не снижается, хотя последствия ошибок и промахов носят мене значительный характер. Сложившиеся условия в нашей стране таковы, что при недостатке финансовых средств, определенном технологическом отставании ставка должна делаться на руководящие кадры, которые благодаря своему профессионализму и таланту смогут эффективно решать поставленные задачи. Поэтому в современных условиях резко возрастает роль выверенной кадровой политики, в основе которой лежит обоснованный выбор на вышестоящую должность одного из нескольких претендентов, с учетом требований по предполагаемой должности. Именно от профессионализма руководителя, его личных качеств зависит эффективность воздействия на людей, их сознание и поведение.

Вместе с тем оценка деятельности должностных лиц, как правило, носит субъективный характер, зависит от принципов и установок которым следует вышестоящий руководитель. В государственных и муниципальных органах управления отсутствуют формальные методики оценки деятельности конкретных должностных лиц. На практике используются методики количественной оценки работы подразделения, но связывать эту оценку с результативностью деятельности руководителя, возглавляющего это подразделение, не всегда верно, ибо такой подход приведет к еще более неточным результатам или «обратным» выводам. Существующие системы профотбора, аналитические критерии которых в основном приведены к минимуму среднего риска и разработаны таким образом, что автоматически защищают от «дурака», но при этом отбраковывают и гениев. Отсюда непосредственно вытекает острейшая необходимость в обоснованном формировании кадровой политики, назначении на вышестоящие должности высококвалифицированных специалистов, способных в процессе работы самостоятельно воспринимать новые информационные технологии и быстро адаптироваться к выполнению должностных обязанностей с учетом динамично изменяющейся обстановки, компетентно решать производственные и социальные задачи.

В тоже время указанные выше, объективно существующие финансовые трудности современного социально-экономического периода не позволяют в должной мере не только развивать, но и поддержать имеющуюся систему подготовки управленческих кадров, ориентированную на традиционную систему обучения.

Основным симптомом проблемы, определяющей практическую сторону социологического обеспечения кадровой политики структур государственного управления, является нерешенность главной задачи – обеспечение в необходимом количестве и требуемого качества кандидатов для заполнения вакансий руководителей низшего, среднего и высшего звеньев иерархии управления структур.

Автором проведены исследования реализации кадровой политики в ряде практических подразделений, обеспечивающих информационную безопасность корпораций [6], и получены следующие результаты: назначены на вышестоящие должности без нахождения в резерве выдвижения 48 % сотрудников; назначены на вышестоящие должности кандидаты из других подразделений не связанных с обеспечением информационной безопасности 32 % сотрудников; назначены на вышестоящие должности после курсов повышения квалификации и специальной подготовки в резерве выдвижения 3 % сотрудников; назначены на вышестоящие должности после специальной подготовки в резерве выдвижения 5 % сотрудников; не назначены на вышестоящие должности и исключены с резерва выдвижения 12 % сотрудников.

Приведенная обобщенная статистка показывает неблагополучное состояние с подбором и реализацией резерва выдвижения, поэтому требуется разработка новых альтернативных подходов к формированию обоснованной кадровой политики [1]. При этом новая система должна удовлетворить заведомо противоречивым требованиям: логарифмически возрастающие требования к руководителю с каждой очередной ступенью в иерархии управления на фоне отсутствия возможности апробации претендента в новой должности и технологий априорной оценки его способностей.

Важным направлением совершенствования кадровой политики является формирование социологического обеспечения, которое позволит модифицировать устаревшие системы аттестации, формирования резерва выдвижения на высшие должности, ориентированных на формальное заполнение шаблонов по результатам, без учета индивидуальных показателей затрат для их достижения, оценки эффективности деятельности сотрудников.

Очевидно, что существующие методики не позволяют в полной мере априори оценить эффективности деятельности управленцев, а тем более оценить претендентов на вышестоящие. Отсутствие таких инструментов оценки приведет к тому, что организация потеряет способного работника и приобретет неспособного.

Сказанное выше в полной мере относится к проблеме формирования кадровой политики подсистемы управленцев, но с учетом цены возможной ошибки необоснованного назначения управленца, требования к нему должны быть приумножены, а также теоретически и практически выверены.

Субъект исследования – личность претендента, может быть представлена моделью социального ядра [5] в декартовой системе координат, отражающая совокупность значимых факторов – определенные значения социальной позиции, социальной компетентности и социальной совместимости (рисунок 1).

Социальная позиция личности [7] позволяет оценить ее сложившееся мировоззрение, отношение к своей миссии в социальной действительности. Именно через призму этого мировоззрения личность воспринимает окружающий мир, перерабатывает поступившую информацию, принимает и реализует свои решения [2].

bezymyannyj

Рисунок 1. Модель социально значимых факторов личности

В системе диагностики социального ядра личности социальная компетентность представляет собой оценку знаний, умений и навыков конкретного индивида, приобретенных и усвоенных им в результате взаимодействия с социумом, что предполагает выделение из всего множества знаний, умений и навыков личности тех из них, которые касаются ее социализации. Социальная компетентность личности – это и ее способность ориентироваться в социальной среде [9].

Социальная совместимость личности определяет устойчивое свойство индивида строить и поддерживать межличностные отношения с людьми. Это понятие более широкое, чем термин «морально-психологический климат в коллективе», так как социальная совместимость предполагает ее проявление не только в устойчивых коллективах (работа, партнеры, семья, друзья), но и во фрагментарных отношениях (общественный транспорт, общественные места и прочее). Именно от социальной совместимости личности руководителя с коллективом во многом зависят эффективность деятельности команды в целом и ее членов в частности, удовлетворенность членством в коллективе и результатами совместной деятельности, состояние сплоченности, взаимовыручки, перспективы дальнейшего развития всей команды.

В зависимости от личных качеств человека возможны различные варианты, например при высоком значении социальной компетентности, низкий уровень социальной позиции (вариант Ni+1 рис. 1) и другие сочетания не в пользу претендента на вышестоящую должность. Тогда по определенному механизму агрегирования результатов социологической квалиметрии претендента на вышестоящую должность, возможно, определить пороговые значения для трех факторов и кандидатов с данными нижеуказанных значений «отбраковывать».

В современной социологии управления и как следствие в кадровой политике приведенные выше аспекты учитываются [4], но вместе с этим отсутствует аппарат оценивания и сравнения персонала организации или учреждения. Таким образом, кроме оценивания профессионализма кандидата на должность руководителя [3] требуется внедрение алгоритма учета социальной готовности личности для эффективного управления коллективом организации или предприятия. Именно по этим качествам должна проводиться сравнительная оценка пригодности претендентов к выполнению задач на новой руководящей должности. Верное и обоснованное назначение управленца на вышестоящую должность это путь гарантированного повышения эффективности деятельности подчиненного коллектива и социального согласия в нем.

Список литературы:

  1. Бессокирная Г. П., Татарова Г. Г. О социологическом обеспечении мониторинга эффективности управления трудовой деятельностью работников // Проблемы управления экономическим потенциалом в процессе модернизации промышленных предприятий: сборник научных статей I Международного научно-практического семинара; Могилев 26–27 марта 2015 г. – Могилев: МГУ имени А. А. Кулешова, 2015. С.22–27.
  2. Голиусова Ю. В. Гражданские позиции нестабильно занятых работников с высоким образовательным статусом // Интеллигенция, ее гражданские позиции в современном мире: материалы XI Международной научной конференции: в 2 т. / отв. ред. И. И. Осинский. – Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2016. – Т.2. С. 34–36
  3. Игнатова Т. В., Рыболовлева О. А. Профессиональное развитие персонала организации: теоретические подходы, сущность, стадии и факторы// Среднерусский вестник общественных наук. 2014. № 3. С. 76-81.
  4. Козачок В. И. Исследование существующей системы отбора кандидатов на должности руководителей // Среднерусский вестник общественных наук. 2012. № 2. С. 35-38.
  5. Козачок В. И. Социологическое обеспечение процессов формирования аппарата управления в федеральных органах исполнительной власти: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора соц. наук: 22.00.08:– Орел, 2007. – 51 с.
  6. Козачок В. И., Власова С. А. Факторы определяющие информационную безопасность корпорации // Среднерусский вестник общественных наук. – 2014. – № 5. – С. 30–34.
  7. Козачок В. И. Диагностика управленческого потенциала персонала федерального органа исполнительной власти // Право и образование. – 2005. – № 2. – С. 191–204.
  8. Тезаурус социологии. Кн. 2. Методология и методы социологических исследований: темат. слов.-справ. / под ред. Ж. Т. Тощенко. – М.: – ЮНИТИ-ДАНА. 2013. – 415 с.
  9. Тихонов А. В., Акзамов Н. З. Компетентность социально-управленческая // Социология управления: Теоретико-прикладной толковый словарь / Отв. ред. А. В. Тихонов. – М.: КРАСАНД, 2015. – С. 125–126.
  10. Тощенко Ж. Т. Социология управления. Учебник. – М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга, 2011. – 300 с.
    ПРИЗНАКИ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ И АЛГОРИТМ ЕЁ РАЗРЕШЕНИЯ
    В статье обоснована необходимость социологического обеспечения реализации кадровой политики. Предложено оценивать уровень сформированности социального ядра личности, по полученным результатам принимать решение о назначении кандидата на руководящую должность.
    Written by: Козачок Василий Иванович
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/06/2016
    Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
    Available in: Ebook
22 Сен

РОЛЬ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА ПО ОКАЗАНИЮ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ ПОЖИЛЫМ ЛЮДЯМ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Одним из результатов трансформационных процессов, начавшихся в СССР в конце 80-х годов ХХ века, стало возникновение «неправительственные, некоммерческие организаций» – НПО. Они выступили в числе первых ячеек формирующегося гражданского общества. Роль НПО заключалось в том, чтобы они участвовали в процессе принятия решений государства и реализации направлений социальной политики, выражали интересы различных социальных групп на всех уровнях – федеральном, региональном, локальном.

Получение информации о современном положении и проблемах пожилых людей через НПО – одна из реальных возможностей властей узнать о том, как складывается ситуация в действительности и скорректировать вектор реформ в нужном направлении. Более того, НПО могут стать тем звеном в реализации реформ, которое сделает их понятными для граждан страны, а это будет способствовать успешному продвижению социальных инноваций. Именно в связи с этим представляется важным и своевременным определить, что собой представляют российские общественные движения сегодня и каковы этапы их развития, а также сравнить эти движения с западными. Такое сравнение позволит лучше оценить достигнутые результаты и упущенные возможности, выявить ограничения, возникающие на пути развития движений [1, с.282].

В советский период истории данные о состоянии слабозащищенных групп населения, как правило, относились к числу закрытых. В 1987 году депутаты Верховного Совета СССР впервые были официально проинформированы о сложных условиях жизни пенсионеров по возрасту и инвалидов. Органы государственной власти СССР в кратчайшие сроки приняли решения, обеспечивающие создание государственной системы социальной защиты. Как результат, менее чем за 10 лет достигнут такой уровень деятельности социальных служб, который гарантировал уход и поддержку наиболее беспомощным, одиноким пожилым людям. Были открыты сотни учреждений социального обслуживания, увеличено число домов-пансионатов для людей старческого возраста и инвалидов.

Система обслуживания и поддержки пожилых людей строилась как бы с нуля. Нужно отметить, что в конце 80-х гг. XX века, когда поддержка со стороны государственных структур была недостаточна, развивалась и проявляла себя неформальная общественная и добровольческая инициатива. Люди, независимо от своего положения, действовали в духе общечеловеческих традиций милосердия, находящих особенно сильный отклик в российском менталитете. Безусловно, это помогло выживанию слабозащищенных групп пенсионеров.

На наш взгляд, сегодня прослеживаются следующие контуры ситуации, что те, кто формирует новую систему социальной поддержки пожилых граждан, склоняются к мнению, что ее можно полностью создать на государственной основе. Данный подход является ошибочным, так как ограниченные возможности государственного бюджета в отношении решения проблем пожилых граждан является отнюдь не только российской спецификой: это общемировая ситуация. Поэтому все государства мира обращают серьезное внимание на институты гражданского общества и отдельных граждан, которые проявляют инициативу и включаются в деятельность по поддержке пожилых на общественных началах.

В условиях российской реальности возможность развития негосударственных форм социальной защиты представляет собой важнейший резерв улучшения положения старшей возрастной группы. Следует не только поддерживать эту форму социальной самодеятельности, но и способствовать ее развитию. При этом необходимо обратить внимание как на опыт царской России, Советской России, так и тот опыт, который накоплен в современных российских условиях в области создания и развития частных благотворительных фондов, добровольных форм взаимоподдержки, различных общественных организаций.

В работах многих отечественных специалистов социальной сферы уделяется недостаточно внимания такому направлению негосударственной поддержки, как поддержка пенсионеров, своих бывших работников со стороны негосударственных производственных предприятий и организаций, которые в настоящее время представляют подавляющее большинство субъектов нашей экономики.

Данные статистики свидетельствуют, что, что некоторая часть производственных организаций в большей или меньшей степени проявляет заботу о своих бывших работниках и по мере возможности помогает им. Эта деятельность осуществляется, обычно, с помощью созданных на предприятиях Советов Ветеранов или профсоюзных организаций.

Подробный анализ особенностей этой формы негосударственной социальной поддержки пожилых людей позволяет утверждать, что она располагает наибольшими возможностями для комплексного осуществления этой задачи и наиболее перспективна. Преимущества этой формы связаны с тем, что:

— на предприятиях могут более объективно подойти к оценке условий жизни каждого своего бывшего работника и обеспечить действительно адресный, индивидуальный подход к решению его проблем;

— предприятия и организации располагают хоть и небольшими, но реальными возможностями оказать помощь пожилому человеку путем его трудоустройства на постоянное или временное рабочее место;

— здесь создаются наиболее благоприятные условия для сохранения связей пожилых людей с общественной жизнью, для преодоления информационного вакуума и социальной изоляции;

— предприятия располагают необходимыми ресурсами для оказания помощи пожилым в решении ряда бытовых проблем, взимая с них оплату предоставленных услуг по себестоимости [2, с.22].

Сам факт сохранения контактов пожилого человека с его бывшим местом работы является источником его психологической уравновешенности, облегчает социальную адаптацию к новым условиям жизни.

Опытные руководители-профессионалы производственных организаций не только находят и выделяют средства на цели социальной поддержки пожилых и решают организационные вопросы, связанные с этим. Они стараются сами участвовать во встречах с ветеранами, выделяют время на прием их по личным вопросам. Такое поведение связано не только с данью уважения к этим людям, но имеет под собой и весьма четкий управленческий расчет, который необходимо учитывать, анализируя эту форму социальной поддержки. Суть его в том, что отношение предприятия, акционерного общества, частной фирмы к своим ветеранам не остается незамеченным его работающим персоналом. Забота о пожилых становится немаловажным средством воздействия на морально-психологический климат на предприятии, а, следовательно, и на мотивацию труда. А это уже серьезный управленческий аргумент для обоснования социальной политики предприятия по отношению к пожилым людям.

Очевидно, все это требует внимательного анализа и поиска идей для создания механизма поддержки подобной деятельности предприятий, как со стороны государства, так и со стороны общества. Ибо формирование новой социальной ответственности десятков тысяч объектов экономики по отношению к своим ветеранам отвечает сегодня интересам всех социальных групп нашего общества [3, с.152].

Следовательно, органам государственной власти РФ и субъектов РФ при осуществлении социальной политики в отношении пожилых граждан, оказании им социальной помощи нужно максимально задействовать возможности институтов гражданского общества. Самоорганизация граждан, в том числе и пожилых, создает хорошие предпосылки для решения проблем данной категории граждан.

Список литературы:

 

  1. Аксенова О.В., Халий И.А. Развитие общественных движений в современной России // Россия реформирующаяся: Ежегодник – 2003 / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Институт социологии РАН, 2003. С. 281-307.
  2. Инновационные технологии социальной защиты пожилых людей: учеб. пособие / С.А. Инкижинова. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2009. – 60 с.
  3. Тукумцев Б.Г. Развитие негосударственных форм поддержки пожилых граждан в современных условиях// Проблемы формирования гражданского общества. — М., 2008. — С. 151-159.
    РОЛЬ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА ПО ОКАЗАНИЮ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ ПОЖИЛЫМ ЛЮДЯМ
    Перестройка в советском обществе привела к изменениям как общественно-политического характера, так и социально-экономическим переменам. Пожилые люди одни из первых ощутили все это на себе. Они стали одной из слабозащищенных социальных групп российского общества. Цель государства обеспечить достойную старость пожилым людям. Нужно максимально задействовать возможности институтов гражданского общества. Самоорганизация граждан, в том числе и пожилых, создает хорошие предпосылки для решения проблем данной категории граждан.
    Written by: Ковров Владимир Федорович
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/06/2016
    Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
    Available in: Ebook
25 Авг

Эффективность региональной антикоррупционной политики на примере реализации долгосрочной целевой программы «Предупреждение коррупции в Хабаровском крае на 2011-2013 годы»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Коррупция как многоаспектное явление, нарушающее принципы равенства, подрывающее и дестабилизирующее эффективность государственного управления и затрудняющее экономическое развитие, является прямой угрозой стабильности и безопасности общества и государства в целом. Эффективная борьба с коррупцией невозможна без разработки структуры и комплексного подхода. Во всем мире система борьбы с коррупцией базируется на правовой (международные договоры и конвенции, конституции, программы, национальные планы, федеральные законы и т.д.) и организационной основах (компетентные федеральные органы исполнительной власти по  противодействию коррупции).

В России борьба с коррупцией ведется на всех уровнях власти: федеральном, региональном и муниципальном, однако следует отметить, что именно региональный  и муниципальный уровни получили «импульс» к развитию только в последнее десятилетие. Региональное правительство столкнулось с необходимостью разработки антикоррупционного законодательства только после утверждения административной реформы 2005 года, т.к. раннее она касалась только уровня федерации [2]. В большинстве случаев региональные антикоррупционные программы носили характер краткосрочных планов, основывающихся на Национальном плане противодействия коррупции, с внесением  аспектов, характерных для конкретного региона. Поэтому в последнее десятилетие работа над созданием антикоррупционного законодательства и разработкой мероприятий по противодействию коррупции стали одним из важнейших направлений в создании стабильной системы управления на всех уровнях власти.

         В данной статье автор ставит задачу рассмотреть эффективность развития региональной системы борьбы с коррупцией на примере реализации первой долгосрочной целевой программы «Предупреждение коррупции в Хабаровском крае на 2011-2013 годы» [5]. Главной целью программы являлось устранение причин, порождающих коррупцию, и противодействие условиям, способствующим ее распространению; формирование нетерпимости граждан к коррупционным действиям; обеспечение защиты прав и законных интересов граждан и организаций от негативных проявлений, связанных с коррупцией, а также повышение доверия граждан к органам государственной власти [5].

         Основной задачей стало выполнение программных мероприятий:
— организационное обеспечение предупреждения коррупции;

         — антикоррупционная пропаганда;

         — создание условий для возможности сообщения гражданами фактов злоупотреблений должностными полномочиями;

         — реализация кадровой политики в органах исполнительной власти в целях снижения коррупционных рисков [5].

         Рассмотрим поэтапные итоги реализации программы. В 2011 году Управление по вопросам безопасности Губернатора и Правительства края начало заниматься оказанием методической помощи органам местного самоуправления в реализации исполнения законодательства о противодействии коррупции. За 12 месяцев 2011 года были осуществлены выезды в 8 муниципальных районов края, где были выявлены недостатки в организации работы [9]. Разработанные рекомендации об организации антикоррупционной работы были направлены в органы местного самоуправления, что позволило поддерживать постоянное оказание методической помощи органам местного самоуправления края, что значительным образом увеличило эффективность их деятельности. В 2012 и 2013 годах осуществлялась организация выездных семинаров в муниципальных районах края по вопросам профилактики коррупционного поведения и по вопросам предоставления сведений о доходах.

         Была обеспечена работа комиссий по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов, так в 2011 году на 6 проведенных заседаниях установлено 3 нарушения требований законодательства в части предоставления сведений о доходах, за которые 3 государственных служащих привлечены к дисциплинарной ответственности, а по итогам года были проведены 32 заседания комиссии, на которых были установлены 66 нарушений законодательства, 66 муниципальных служащих привлечены к дисциплинарной ответственности [7].

         По итогам 2012 года в органах местного самоуправления проведено 31 заседание, рассмотрено 92 материала, установлено 35 нарушений (26 — по фактам недостоверности и неполноты предоставленных сведений о доходах, 5 — по фактам несоблюдения требований к служебному поведению, 4 — по фактам урегулирования конфликта интересов). В итоге, 25 муниципальных служащих были привлечены к дисциплинарной ответственности [7]. Органами прокуратуры организовывались плановые и внеплановые проверки по соблюдению законодательства в сфере размещения заказов. Так только за 2011 год было выявлено 88 нарушений, возбуждено 106 дел об административных правонарушениях, наложено штрафов на 1,7 млн. рублей взыскано 1,33 млн. рублей [5].

         Разработан Кодекс этики служебного поведения государственных гражданских служащих (аналоги разработаны в муниципалитетах края), внесены изменения в служебные контракты государственных гражданских и муниципальных служащих, предусматривающие ответственность за несоблюдение положений кодексов [3]. В 2011 году на базе ГОУ ВПО «Дальневосточная академия государственной службы» прошли курсы повышения квалификации антикоррупционной направленности 119 государственных гражданских служащих и 448 муниципальных служащих, а в 2012 году более 240. Прохождение курсов антикоррупционной направленности в рамках повышения квалификации повлияло на формирование среди государственных гражданских и муниципальных служащих негативного отношения к дарению и получению подарков и повысило уровень их ответственности.

         Общепризнанно, что эффективная борьба с коррупцией невозможна без участия гражданского общества, поэтому государственные структуры в обязательном порядке должны выстраивать диалог с населением  и прислушиваться к его мнению. В рамках реализации пункта об антикоррупционной пропаганде была налажена работа с печатными и электронными средствами массовой информации. За первый год реализации программы размещено более 200 материалов, разработаны и отпечатаны плакаты антикоррупционного содержания, организована трансляция ролика на видео-баннере в центре г. Хабаровска [7]. В 2012 году количество отпечатанных антикоррупционных материалов выросло: баннеров до 63 штук, плакатов до 2500 штук, буклетов до 10 000 шт., трансляция антикоррупционного видеоролика длилась весь год. На телеканалах края появились программы, освещающими громкие коррупционные скандалы, «Губерния» – рубрика «Место происшествия», ДВТРК – «Вести», наряду с уже известными телепередачами центрального телевидения «Человек и Закон» и «Криминал». Начал свою работу телефон доверия по вопросам противодействия коррупции, по которому любой житель края мог сообщить о фактах коррупционных проявлений [5].

         Информирование населения края о задачах и мероприятиях антикоррупционной программы, с приведением конкретных примеров выявленных фактов совершения коррупционных правонарушений по средствам организации взаимодействия со СМИ и позволило повысить уровень доверия граждан к служащим и начать формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению. Проведение ежегодного социологического опроса в 2014 году показало снижение индекса восприятия коррупции населением (ИВК) на 1 % (с 9 % до 8 %) и планируемое снижение до 7,3% к 2010 году (см. рис. 1). Уровень удовлетворенности жителей края информационной открытостью органов исполнительной власти края в 2011 году составлял 19,1 %, в 2012 вырос до 20%, а по итогам 2013 года увеличился  до 22 %. Планируемый показатель к 2020 году   28% (рисунок 2).

Рисунок 1  — индекс восприятия коррупции населением края

Рисунок 2 – уровень удовлетворенности населения информационной открытостью деятельностью органов власти

        К 2012 году были разработаны и утверждены административные регламенты на 303 государственные услуги и на 89 государственных услуг в системе межведомственного взаимодействия в результате чего, граждане были освобождены от сбора более чем 140 документов и сведений. Утверждена и начала свое функционирование целевая программа по открытию многофункциональных центров по предоставлению государственных и муниципальных услуг. Уже в 2012 году свои двери для граждан открыли 2 МФЦ в г. Хабаровске, где 45 государственных услуг (14,9 %) предоставлялись в электронном виде. На территории края были установлены 14 инфоматов с доступом к порталу государственных услуг (9 в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре, 5 в населенных пунктах края). Количество государственных услуг, предоставляемых органами, исполнительной власти края в электронном виде, позволяющих оптимизировать процесс, как для граждан, касательно сбора документов, так и для муниципальных служащих, при приеме необходимого пакета документов, выросло с 3 в 2011 году до 58 в 2013 году, а к 2020 году планируется увеличить до 100 (рисунок 3).

Рисунок 3 – количество государственных услуг, предоставляемых в электронном виде    

         Вместе с тем, реализация программы выявила проблемные моменты, которые нуждаются в более тщательной проработке.

  1.Усиление работы коллегиальных органов по вопросам противодействия коррупции.

  1. Разработка и внедрение механизма эффективной ротации государственных служащих.
  2. Усиление работы подразделений кадровых служб указанных органов по профилактике коррупционных правонарушений, т.к. все еще большое количество коррупционных правонарушений приходится на предоставление недостоверных сведений о доходах и расходах.
  3. Привлечение институтов гражданского общества, призванных обеспечить контроль соблюдения антикоррупционного законодательства, т.к. показывает практика, народный контроль оказывается эффективным инструментом в борьбе с коррупционными проявлениями.

         Работа по данным направлениям позволит существенно повысить эффективность программы и выйти на запланированные показатели 2020 года.

         Итоги реализации  долгосрочной целевой программы наглядно показали ее эффективность и уже сейчас можно сказать, что программа  стала отправной точкой в развитии антикоррупционной политики края. Именно ее реализация позволила структурировать и регламентировать антикоррупционные мероприятия и наладить работу по контролю за их выполнением на уровне Правительства края. Организация информационного взаимодействия с правоохранительными органами позволила скоординировать совместную работу органов. Впервые за долгое время было зарегистрировано уверенное снижение количества возбужденных уголовных дел по фактам взяточничества с 83 в 2008 году, до 58 в 2011 и 45 в 2012. По статистическим данным прокуратуры зафиксировано снижение общего количества нарушений законодательства, имеющих коррупционную составляющую, с 1050 в 2011 году до 1000 в 2013году [5]. Освещение в средствах массовой информации случаев нарушения чиновниками антикоррупционного законодательства и налаженная «обратная связь» с населением края повысили уровень доверия граждан к властным структурам.

         Список литературы

  1. Альманах современной науки и образования №3 (93) 2015 с.77.
  2. Концепция административной реформы в Российской Федерации 2006-2010 годах: Распоряжение Правительства РФ 1798-р от 25.10.2005 (ред. от 10.03.2009г.) Собрание законодательства Российской Федерации №46 от 14 ноября 2005 года Раздел IV Постановления и распоряжения Правительства РФ.
  3. Об утверждении Кодекса этики и служебного поведения государственных гражданских служащих органов исполнительной власти Хабаровского края: Постановление Губернатора Хабаровского края № 29 от 25 марта 2011 года. URL:http://laws.khv.gov.ru/pdf/%D0%BF%D0%Bpdf?v=0,06899655 (дата обращения 11.06.2016)

  1. Национальный план противодействия коррупции (утверждён Президентом РФ 31 июля 2008г. № Пр-1568) // Российская газета — Федеральный выпуск №4721 2008. 5 августа.
  2. О долгосрочной краевой целевой программе «Предупреждение коррупции в Хабаровском крае на 2011-2013 годы» / Постановление Правительства края от 18.05.2010 г. №126-пр (с изменениями на 10 апреля 2013 года) (https://old.khabkrai.ru/information/protiv_korrup.html)
  3. О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. №273-ФЗ // СЗРФ.2008. №52.
  4. Итоги реализации долгосрочной краевой программы «Предупреждение коррупции в Хабаровском крае» в 2011 году [Электронный ресурс]: отчет начальника отдела по противодействию коррупции и профилактике правонарушений управления по вопросам безопасности Губернатора и Правительства края М.А. Гринева от 27 марта 2012 года. URL: https://old.khabkrai.ru/information/protiv_korrup.html
  5. Протокол заседания совета при Губернаторе края по противодействию коррупции от 07.12.2011 г. [Электронный ресурс]: URL: https://old.khabkrai.ru/information/protiv_korrup.html
  6. Протокол заседания совета при Губернаторе края по противодействию коррупции от 14.11.2012 г. [Электронный ресурс]:  URL: https://old.khabkrai.ru/information/protiv_korrup.html
  7. Протокол заседания совета при Губернаторе края по противодействию коррупции от 22.08.2013 г. [Электронный ресурс]:  URL: https://old.khabkrai.ru/information/protiv_korrup.html
  8. Протокол заседания совета при Губернаторе края по противодействию коррупции от 21.02.2014 г. [Электронный ресурс]:  URL: https://old.khabkrai.ru/information/protiv_korrup.html
    Эффективность региональной антикоррупционной политики на примере реализации долгосрочной целевой программы «Предупреждение коррупции в Хабаровском крае на 2011-2013 годы»
    В статье рассмотрено развитие антикоррупционной политики региона. Проведен анализ эффективности реализации целевой программы «Предупреждение коррупции в Хабаровском крае на 2011-2013 годы» и достигнутых показателей по снижению коррупционных преступлений на территории края. Особое внимание уделено изменению индекса восприятия коррупции населением края и росту уровня доверия к муниципальным и государственным служащим. Выявлены недостатки в работе государственных и муниципальных органов, обозначены мероприятия, необходимые к внедрению для повышения эффективности работы антикоррупционного законодательства.
    Written by: Михолап Яна Владиславовна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/11/2016
    Edition: euroasia-science.ru_#29_25.08.2016
    Available in: Ebook