30 Май

«Динамика эволюции субъектности в политике»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В научно-философской исследовательской литературе, уже со времен античности ведутся дискуссии об изменении общества и властных отношений в нем. Само понятие «субъектности» изменялось в зависимости от уровня развития той или иной цивилизации. Однако сам «субъект» властных отношений сохранял свои основные функции — это почти неограниченный доступ к благам цивилизации на том или ином временном промежутке, это возможность абсолютного или частичного подавления объекта политической власти и оппозиции, а также возможность принимать ключевые решения и менять вектор общего развития и поведения огромного количества людей.

Основания для такого положения субъекта на первых этапах было относительно примитивным — это наличие биологических данных и общественно-принятых господствующих культов и норм традиции. Еще в работах К. Маркса и Ф. Энгельса четко прослеживалась последовательность развития цивилизационных формаций [6]. Так, в рабовладельческой формации основную роль играло некое локальное общество и его лидеры — цари или совет аристократии. На более низком уровне, основной массив подданных были так называемые «свободные граждане», которые родились внутри общества, но не занимались военным делом. Рабы представляли собой инокультурные элементы, родившиеся в других обществах и насильно приведенные под контроль другого сообщества. В связи с тем, что война была основным источником обогащения, из-за отсутствия развитых систем коммуникаций, основную роль в походах стали играть племенные вожди, которым удалось аккумулировать огромные материальные ресурсы. Крупные государства, так же не могли долго стабильно существовать и оказывались в строгой зависимости от «рабовладельческого субъекта» и его индивидуальной жизни, в связи с чем царства зачастую были разорваны сериями гражданских войн и восстаниями.

Следующим этапом эволюции субъекта был феодализм. Главным отличием от рабовладельческой формации, стал тот факт, что у субъекта более не было привязанности к определенному месту рождения или локальному обществу. И если архаичная верхушка царей и императоров все еще сохранялась, основываясь на военной силе и обогащении, то субъект-феодал мог не обладать никакими биологическими или культурными связями со своим наделом. Так, король Англии Ричард Львиное Сердце не знал ни слова по-английски, говоря лишь по-французски. Феодальная формация отличалась, особенно в средние века, сменой религиозного представления о власти. Если архаичные цари были напрямую связаны с божеством, или с ним отождествлялись, то короли и императоры уже считались лишь помазанниками божьими. В то же время, более мелкие феодалы, зачастую по-прежнему опирались на военную силу как на последние средство удержание или захвата власти.

С промышленной революцией XVIII века, изменилась и вся система субъект-объектных отношений. Прошедшая по миру ударная волна Американской Войны за Независимость (1776-1783 гг.) и Великой Французской Буржуазной Революции (1789-1794 гг.) сделала одним из главных субъектов политики носителя крупного финансового капитала. Французский социолог и политический деятель А. де Токвиль как главную причину возникновения французской революции считал переопределение капитала со стороны аристократии в пользу небольшого числа крупных буржуа. В то же время, в этот процесс не были задействованы крупные слои населения, которые оставались по-прежнему бедными. Не понимая сути происходящих событий, их агрессия была направлена на тех субъектов политики, о которых они знали — т.е. старая аристократия во главе с королем [8]. Этот простой пример показывает, что непонимание сути происходящих событий приводит к возникновению схожего по своей структуре субъекта. Так или иначе, события в мире были далеко не идентичными. В Пруссии, а впоследствии и в единой Германии старая аристократия переросла в буржуазию сама по себе с помощью государственных реформ и при поддержке прусской монархии. Во второй половине XIX века закрепляется политика «колониального империализма». В колониях развитых западных государств возникает своя колониальная бюрократия, назначенная из метрополии и так же участвующая в процессе смены системы субъект-объектных отношений. Местное подчиненное население, конечно же, не имело к этим процессам реального отношения.

Разумеется, что эти процессы не оставили ученых конца XIX начала XX века равнодушными. Стало все более очевидным, что демократические ценности капиталистических обществ стали постепенно подменяться авторитарными устремлениями. После первой мировой войны, огромный пласт населения цивилизованных стран разочаровался в тотальной войне и оставшихся монархий на ее пике. С окончательным падением монархий, рухнули и последние гиганты-империи Европы. Общества во всем мире начали искать новые векторы развития. Одним из таких направлений стал коммунизм и его противостояние капиталистическому миру, в котором подавление и эксплуатация ликвидировались вообще, а власть буржуазии сменялась на диктатуру пролетариата. Таким образом, субъектность переходила к носителям определенного класса или его представителям. На практике же, в советском государстве сформировалась своя номенклатура, т.н. «советская бюрократия», которая и стала одним из основных субъектов политики в XX веке [3].

Западный мир, во главе с Соединенными Штатами Америки пошел по дальнейшему пути развития капиталистической системами, лишь частично интегрировав элементы социалистической идеи. Исходя из этого, одни исследователи указывали на появление американского империализма, а другие — на «империю зла» в лице Советского Союза [2]. В данном логическом ключе, интересно рассмотреть образ конкретного капиталистического субъекта. Так, к примеру, Д. Гэлбрейт анализируя индустриальное общество, отмечает, что т.к. «конкретный капиталист» становится обезличенным и превращается в одну большую корпорацию. В крупной корпорации остается лишь общий фасад — менеджеры и мелкие руководители [4].

С исчезновением Советского Союза, и победой т.н. «реакции», фактически произошло постепенное отмирание коммунистической идеи. Развитие цивилизационных формаций по К. Марксу и Ф. Энгельсу пошло по второму кругу — огромная аккумуляция капитала в странах-победительницах нацизма, привела к появлению нового типа субъекта. Фактически, эволюция капитализма привела его сначала к корпоративизму — где крупные компании начали диктовать на мировой арене не только «свои правила игры», но и стали вмешиваться в международную правовую систему, а затем и к неоимпериализму. Главным субъектом в данной стадии развития цивилизации, становится т.н. «неофеодал», у которого есть почти неограниченный доступ к материальным благам и высшим технологиям цивилизации. Важно и то, что этот новый субъект политики становится сначала частично скрытым, а затем и полностью исчезает из вида абсолютного большинства населения, скрываясь за яркими вывесками, названиями фондов и крупных фирм. Ранее, короли и королевы были известны своим подданным — их жизнь была полна слухов, тайн и интриг. Буржуазия, на ранних этапах своего существования представляла собой, в том числе, и индивидуальных предпринимателей и торговцев. Они не обладали огромными ресурсами, а их успех зависел напрямую от их личных качеств. В этом смысле они были лишь частично скрыты от крупных слоев населения в отличие от своих предшественников-феодалов. Однако неминуемое развитие научно-технического прогресса привело к тому, что реальному субъекту политики в XXI веке, неофеодалу все менее выгодно становится публичное разглашение самого себя.

Таким образом, можно условно разделить каждую цивилизационную фазу развития человечества на три уровня: «Премодерн» — «Модерн» — «Постмодерн». В логику премодерна, таким образом, попадает архаичная, рабовладельческая и  феодальная формации. Так, российский политолог А.Г. Дугин считает, что в премодерне, фактически не существовало представления о «реальности» как мы ее пониманием [5]. Наличие Бога и священного писания — являлось для человека того времени неким Абсолютом. Любая система доказательств выстраивалась в религиозной логике, а большинство населения было уверено в «деградации мира» со дня его сотворения. Короли и военная аристократия считались всегда выше в иерархии, чем носители крупного капитала. Так российский политолог Н.В. Асонов придерживается точки зрения о том, что главное представление об устройстве власти в России и в Европе того времени зиждилось на основе священного писания, в котором сама Вселенная — не была демократична, а полностью подчинялась одному лишь Богу-Творцу [1].

Логика «Модерна» строится совсем иначе. Великая Французская Революция окончательно закрепила политическую мысль эпохи просвещения в сознании большинства людей. В модерне, господство королей и императоров заменилось на республиканскую власть — господство президентов и парламентов. Власть и привилегии «по рождению» заменились на «власть финансов». Феодальная власть полностью заменилась субъектностью капиталистов. Бог и священное писание перестали быть абсолютным авторитетом. Вместо этого, наука стала основой доказательной базы модерна. Вместе с тем, появляется и концепция «реальности». Как считает А.Г. Дугин, Бог начинает «вписываться» в научную картину мира. Он перестает быть «Богом Чудес» — т.е. Богом с ангелом и раем. А создатель «западного мира» — Карл Великий создавал империю франков для борьбы в судный день.

Все меняется с появлением «постмодерна». Конкретные рамки этого явления варьируются в зависимости от представлений разных исследователей. Если предыдущие цивилизационные формации полностью отрицали друг друга, то постмодерн строится на основе «модерна» и является его осмысленной переоценкой. Так, «постмодерн» представляет собой «очищенный» модерн. Философы-постмодернисты задают вопрос — в чем качественная разница между двумя предыдущими формациями? В «модерне» Абсолют религиозной мысли заменяется диктатурой научной мысли. Власть феодалов — господством капиталистов. Семья из патриархальной превращается в равную. Сама суть субъектности не изменилась. Постмодерн пытается раздробить все — начиная от атома в классическом представлении, заканчивая семьей. Фактически, происходит попытка полностью исключить «субъектность» из постмодерна как таковую. Исчезает «национальное право», «национальный суверенитет», религия начинает обретать все более расплывчатые черты. Из семьи исключается «мужчина» как ее субъект, происходит частичное возрождение традиции и ее совмещение с наукой. Наука становится менее четким явлением. Как последствие — исчезает и сам человек в классическом понимании, заменяемый идеями искусственного интеллекта машины, автоматизацией, гибридизацией и уклоном в сторону евгеники. В связи с этими необычными событиями происходит и изменение субъекта политики. Однако субъект в постмодерне отнюдь не исчезает, он становится обезличенным, представляя собой некую совокупность интересов менеджеров, директоров, чиновников и бюрократов. Нет и биологических предпосылок для его исчезновения [7]. Неофеодал перестает быть привязанным к некоторым территориям или даже отдельному государству. Он имеет все инструменты влияния на массовую культуру, науку, политику или экономику, но не имеет реального избирателя — только лоббистов, которые продавливают его интересы. Транснациональные корпорации превращаются в аберрационные государства, которые оказывают суррогатное влияние на страны, в которых дислоцируются.

В заключении стоит подчеркнуть, что современная субъектность не распространяется на всех мировых акторов — сам постмодерн, имеет асинхронные черты. Таким образом, отдельно взятый бюрократ или чиновник не является «неофеодалом», однако при этом, может оставаться значимым субъектом политики внутри своей страны. Скорее, ими стали крупные собственники и рыночные игроки с их ближайшими родственниками. Из этого следует, что сама по себе новая субъектность в обществе постмодерна представляет собой единый, глобальный и самое главное закономерный процесс развития модерна и человечества в XXI веке, но не является его финальной стадией.

Список литературы

  1. Асонов Н.В., Талина Г.В. «Генезис российских представлений о власти». Власть №8 2016 г.;
  2. Вильямс В. «Трагедия американской дипломатии». М.: Изд. Институт Международных Отношений 1960 г.;
  3. Восленский М.С. «Номенклатура». М.: Изд. Советская Россия 1991 г.;
  4. Гэлбрейт Д. «Новое индустриальное общество». М.: Изд. АСТ 2004 г.;
  5. Дугин А.Г. «Геополитика постмодерна». — М.: Амфора, 2007 г., «Философия политики». — М., 2004 г.;
  6. Маркс К. «Критика политической экономии». Лондон 1859 г.;
  7. Савельев «Изменчивость и гениальность», М.: ВЕДИ, 2015 г.;
  8. Токвиль А. «Старый порядок и революция», СПб.: Изд. АЛЕТЕЙЯ, 2008 г.
    «Динамика эволюции субъектности в политике»
    В данной статье авторы попытаются рассмотреть глубину трансформаций происходящих в таком многогранном понятии как «субъектность». О том, как изменялся субъект в различных исторических формациях и парадигмах человеческой цивилизации. Анализ, проведенный в данной статье, открывает новую грань в понимании развития социальных отношений выстроенных с опорой на субъектный фактор в России и во всех странах мира.
    Written by: Корнута И.В., Кутузов Д.В.
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook
30 Янв

ФОРМЫ И ПРАКТИКИ УЧАСТИЯ ГРАЖДАН В МЕСТНОМ САМОУПРАВЛЕНИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Необходимость развития гражданского участия в местном самоуправлении сегодня у специалистов государственного и муниципального управления не вызывает сомнения. С одной стороны участие граждан в управлении своим муниципальным образованием является условием эффективного развития местного самоуправления, но с другой граждане не всегда активно участвуют в местном самоуправлении. Следует отметить, что приднестровское государство заинтересованно в развитии института местного самоуправления. Ведь в силу своей природы местное самоуправление выступает связующим звеном между населением иструктурными элементами государства. Важно почеркнуть, что активное участие граждан в местном самоуправлении повышает качество демократического управления и способствует легитимизации власти.

Конституция Приднестровской Молдавской Республики (далее ПМР)провозглашает, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы местного самоуправления [7, с. 3]. Местное самоуправление в Приднестровье – одна из основных форм демократии, которая в соответствии с законодательством приднестровское государство призвано обеспечить реализацию прав и свобод граждан, самостоятельность в решении вопросов социального, экономического, политического и культурного развития территории [2].

Более детально механизм участия граждан в местном самоуправлении раскрывает «Закон об органах местной власти, местного самоуправления и государственной администрации в Приднестровской Молдавской Республике». Существуют несколько форм участия граждан в местном самоуправлении, а именно: местный референдум, местные выборы, территориальное общественное самоуправление, публичные слушания, сход граждан, опрос граждан, обращение граждан в органы местного самоуправления. Данные формы представляют собой публичные практики поведения, которые включают граждан в общественно-политическую жизнь государства. Соответственно именно в рамках местного самоуправления можно добиться включение граждан в общественно-политический диалог.

Особенно ярко формы гражданского участия проявились в Приднестровье в период становления государства. Только за 1990 г. на территории страны было проведено более 15 местных референдумов. Явка граждан на каждом референдуме составила не менее 90 % [1, с. 212].

Следует отметить, что за последние годы и в Российской Федерации (далее – РФ) прошло более 1000 местных референдумов: в 2010 г. – 13, в 2011 г. – 4, в 2012 г. – 165, в 2013 г. – 31, в 2015 г. –955 референдумов. За первые месяцы 2016 г. проведен 41 референдум. Если обратиться к анализу вопросов, выносимых на местный референдум, то сегодня это в основном вопрос о введении самообложения граждан [10, с. 11].

Кроме того, в 2015 г. проведено 30 голосований по изменениям территориальной организации местного самоуправления по процедуре, аналогичной местному референдуму, в 29 случаях голосование закончилось одобрением предлагаемых изменений. Все успешно проведенные референдумы связаны с механизмом самообложения, применяемым более чем в 1600 муниципальных образованиях (преимущественно в сельских поселениях), в рамках которого только в 2015 г. собрано более 160 млн. руб. на решение вопросов местного значения [4, с. 20].

Таким образом, данная форма гражданского участия стала применяться российскими местными властями последние годы достаточно активно.

Наиболее популярной формой непосредственного волеизъявления являются местные выборы. Местные выборы – это выборы депутатов представительного органа местного самоуправления. Местные выборы проводятся с целью формирования Советов народных депутатов. Выборы проходят один раз в пять лет по мажоритарной избирательной системе относительного большинства. В соответствии со ст. 112 Избирательного кодекса Приднестровской Молдавской Республики Городские Советы народных депутатов городов Бендеры и Тирасполь формируются по следующей схеме: по одному депутату от сел, поселков, входящих в состав данных городов, и по одному депутату от 2500 избирателей с допустимым отклонением в пределах 20 %. Советы народных депутатов города Дубоссары и Дубоссарского района, города Рыбницы и Рыбницкого района, Григориопольского района, Каменского района, Слободзейского района формируются в соответствии со следующей схемой: одну часть представляют народные депутаты по должности, которыми являются избираемые населением соответствующих территорий председатели Совета – главы администрации села (поселка, города местного значения, не являющегося самостоятельной административно-территориальной единицей ПМР) этих территорий, а также депутаты, избираемые по одномандатным округам, образуемым на соответствующей территории из расчета один депутат от каждого сельского, поселкового Совета; другую часть представляют народные депутаты, избираемые по одномандатным избирательным округам, образуемым на территории города [3].

Явка избирателей на местные выборы, которые впервые проходили в Единый день голосования 29 ноября 2015 г., составила более 47 % [5]. Следует отметить, что на выборах, в органы местного самоуправления проходивших в ПМР 28 марта 2010 г. приняло участие 43 % избирателей [6].

Приведенные факты позволяют утверждать, что выборы являются наиболее активной формой участия граждан в местном самоуправлении, независимо от того, голосуют ли граждане в единый день голосования или же просто участвуют в формировании органов местного самоуправления.

Еще одной важной формой участия граждан в делах местного сообщества становится территориальное общественное самоуправление (ТОС). ТОС представляет собой наиболее активную самоуправленческую деятельность граждан и осуществляется посредством самоорганизации граждан по месту жительства с целью самостоятельного решения вопросов местного значения. В Приднестровье данная организационная форма в силу определенных причин практически не используется. Граждане ПМР предпочитают решать вопросы местного значения не путем самоорганизации, а путем обращения в органы государственной власти. Например, на всей территории республики с 2015 г. функционируют Общественные приемные Президента ПМР. Ежедневно общественную приемную посещают в среднем около пяти человек. Обращаются с самыми разными вопросами. От мелких бытовых до помощи в решении жилищных вопросов. Все эти вопросы можно решить в рамках ТОС. Именно ТОСы являются организациями активного сотрудничества власти и народа. Следует отметить, что данная форма общественно-полезной деятельности активно используется в России начиная с 2000-х годов и в некоторых регионах РФ достигла успешной практики.

Новой формой самоорганизации населения в ПМР является товарищество собственников жилья (ТСЖ). Реформа ТСЖ в Приднестровье была задумана в 2008 г., но на практике осуществляется очень медленно и сроки проведения реформы постоянно переносятся. Связано это, прежде всего с ветхим состоянием жилого фонда. По данным Тираспольского горсовета, на сегодняшний день в приднестровской столице со своим выбором определилось только около 30 % от общего числа домов. В горсовете признают, что жилой фонд старый и ветхий, и без поддержки муниципалитета жильцы не смогут отремонтировать. Примерно та же ситуация и в других населенных пунктах Приднестровья. Но председатели уже сформированных ТСЖ считают, что ТСЖ сегодня одна из наилучших форм управления домом. По их мнению, идеальным вариантом является создание ТСЖ двумя-тремя многоквартирными домами. При этом председатели единодушны во мнении, сначала городу надо отремонтировать дома. Следует также подчеркнуть, что не все жители Тирасполя готовы вступить в ТСЖ и отказаться от государственного обслуживания в сфере ЖКХ. Но главы госадминистраций городов и районов убеждены, что жильцам многоквартирных домов нужно менять ситуацию в сторону большей самостоятельности. В Приднестровской Молдавской Республике именно ТСЖ могут стать инициаторами по созданию ТОСов. Территориальное общественное самоуправление представляет собой одну из наиболее перспективных практик участия граждан в местном самоуправлении.

Социально значимыми формами участия граждан в местном самоуправлении являются публичные слушания, сход и опрос граждан. Однако, необходимо отметить, что данные практики участия граждан в местном самоуправлении в ПМР осуществляются крайне редко. Анализ событий общественно-политической жизни в республике показывает, что данные формы пока, к сожалению, не представляют интереса для жителей муниципального образования.

Наиболее распространенной формой гражданского участия в местном самоуправлении является обращение граждан в органы местного самоуправления. Выполняя поручения Советов народных депутатов, государственные администрации городов и районов активно сотрудничают с местным населением. К примеру, за 2015 г. в отдел по работе с обращениями граждан Государственной администрации г. Тирасполь поступило 3 751 обращение граждан, что на 927 обращений больше, чем за 2014 г. [8]. За первое полугодие 2016 г. – 1 952 обращения граждан, что на 332 обращения больше, чем за такой же период 2015 г. [9].

Приднестровские городские и районные органы власти стремятся не только выявлять мнения жителей по наиболее актуальным вопросам городской и сельской жизни, но и активно использовать предложения граждан при планировании и осуществлении своей работы, поэтому на официальных сайтах государственных администраций организован интерактивный опрос. Так, в целях повышения эффективности функционирования городских органов власти и органов местного самоуправления, обеспечения принципов открытости и гласности, а также получения объективной «обратной» информации от жителей города на официальном сайте Государственной администрации г. Тирасполь открыта «горячая линия» «Бюрократии.net». Обращение граждан является действующей формой участия граждан в самоуправленческой деятельности. Но в целом непосредственное участие граждан в местном самоуправлении в г. Тирасполь недостаточно развито. Существуют различные причины пассивного участия граждан в местном самоуправлении. Во-первых, не многих граждан интересуют вопросы местного значения. Интерес проявляют только определенные социальные группы, например, родителей малолетних детей может заинтересовать благоустройство детской площадки. Во-вторых, отсутствие должного финансирования органов местного самоуправления. В-третьих, дефицит властных полномочий у органов местного самоуправления.

Анализ политической практики показывает, что необходимо развивать потенциал участия населения в местном самоуправлении. Это позволит решать более эффективно вопросы местного значения, повысить уровень политической и правовой культуры граждан и будет способствовать процветанию гражданского общества.

Список литературы:

  1. Волкова А.З. Референдумы в Приднестровской Молдавской Республике. Тирасполь: ГУИПП «Типар», 2006. – 392 с.
  2. Закон об органах местной власти, местного самоуправления и государственной администрации в Приднестровской Молдавской Республике (текущая редакция № 51 на 11января2017 года) http://www.vspmr.org/legislation/laws/
  3. Избирательный кодекс Приднестровской Молдавской Республики (текущая редакция на 12 июля 2016 года) http://www.vspmr.org/legislation/laws
  4. Информационно-аналитические материалы о развитии системы местного самоуправления в Российской Федерации (данные за 2015 г. – начало 2016 г.) // Местное право. № 2, 2016. – С. 13-30.
  5. Итоги единого дня голосования http://novostipmr.com/ru/news
  6. Итоги местных выборовhttps://regnum.ru/news/polit
  7. Конституция Приднестровской Молдавской Республики. Норматив. Документы по отраслям права. Тирасполь: Ликрис, 2014. – 48 с.
  8. Отчет об итогах деятельности Государственной администрации г. Тирасполя и г. Днестровска за 2015 год http://www.tirasadmin.org/sites/
  9. Отчет об итогах деятельности Государственной администрации г. Тирасполя и г. Днестровска за 2016 год http://www.tirasadmin.org
  10. Толстик В.А., Трусов Н.А. Референдум в России: основы, опыт, критика // Юридическая наука и практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. № 24, 2016. – С. 9-14.
    ФОРМЫ И ПРАКТИКИ УЧАСТИЯ ГРАЖДАН В МЕСТНОМ САМОУПРАВЛЕНИИ
    В статье рассматривается роль и значение участие граждан в местном самоуправлении. Определяются основные формы и проблемы гражданского участия на местном уровне.
    Written by: Мензарарь Светлана Анатольевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/15/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.01.2017_1(34)
    Available in: Ebook
30 Янв

МОТИВАЦИЯ И ПРОФЕСИОНАЛНО ОБУЧЕНИЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Впедагогическатапсихологияпроблемътзамотивациятаеотпървостепенназначимост. Мотивационната еволюция е сложен процес, при който не се изгражда елементарно позитивно или негативно отношение към ученето — преструктурират се отделни аспекти в мотивационната сфера, като активно действащи са както фактори, произтичащи от учебната среда, така и вътрешни, личностни фактори.

Мотивацията е вътрешно състояние, което поддържа, насочва и стимулира поведението на човека и заема водещо място в структурата на поведението на личността.

Изследванията на психолози, социолози и педагози потвърждават, че цялата мотивационна система на личността влияе върху различните форми на човешка дейност, включително и учебната. Разнородна е същността на личностните мотиви, формиращи поведението – социални, нравствени, неутрални.

Социалните мотиви са стимули за активност наобучаващите се, осигуряваща им сега или в бъдеще по-благоприятен статус в отделните структури на социалната среда – група, семейство, професионална група и т.н. Тази активност се материализира в усилие за по-висок учебен резултат, заради признание от родители, преподаватели, състуденти, приятели, авторитети, за престиж и по-висок социален статус сега и очакване за такъв в следващите години.

Нравствените мотиви имат различна мотивационна сила, проявяваща се в цялостното поведение на обучаващия се, включително и в учебната му дейност. Нравствените потребности — трудолюбие, отговорност, себеуважение, справедливост, хуманност, емпатия, милосърдие, потребност от самоусъвършенстване — като най-висша степен на нравствено развитие мотивират ученето.

Неутралните стимули присъстват при всички форми на дейност. Такива са: награждаването, наказанията, игровите мотиви, състезателните мотиви, страхът, поощрението. Педагозите умело използват тази система от стимули за изграждане на истински, личностови мотиви на дейност и поведение у обучаващите се.

Мотивацията за учене се разглежда като насоченост към отделните страни на учебния процес, свързана с вътрешното отношение на личността към него.

Според педагози, факторите, определящи учебната мотивация са [3]:

  • заинтересованост – умерената заинтересованост стимулира учебния процес;
  • емоционална ангажираност към учебния процес;
  • успех — свързан е със степента на трудност на учебния материал;
  • интерес – със създаването на трайни интереси към даден предмет преподавателят постига високи резултати в обучението и подготвя своите студенти за висок емоционален старт в избора и ефективното практикуване на професия в тази област;
  • обратна връзка – характеристики на добрата обратна връзка са иформативността, конструктивността, наличие на ясни критерии, да бъде мотивираща и навременна.

Горепосочените фактори определят външната мотивация за учене. Вътрешната (личностна) и външна мотивация са двете страни на едно явление, свързващи ученето и неговите цели.

Наличието на висока академична мотивация за усвояване необходимите теоретични и практически знания е един от параметрите за постигане на резултатност на обучението в медицинските колежи.

Познаването на същността и динамиката на мотивите, водещи до активно отношение към учебния процес, е съществен и необходим елемент за реализиране на ефективно професионално обучение. В този смисъл, въпросите, които изискват яснота са: Мотивирани ли са младите хора, решили да се обучават в здравни професии и в каква степен? Каква е същността на техните мотиви?Личностна мотивация или мотивираща учебна среда – кое е водещо? Кои са факторите, иницииращи по-висока мотивация или водещи до нейното понижаване?

Отговорът на тези въпроси дава възможност за постигане на по-високи стандарти и качество в професионалното обучение на здравни професионалисти.

За разглеждане на проблема бе проведено проучване (април, 2014 г.) сред 100 студенти от І, ІІ и ІІІ курс в Медицински колеж — Пловдив, обучаващи се в специалностите „Медицински лаборант“ и „Помощник-фармацевт”. Методиката на изследване включва анкета, изготвена специално за целта. Използваните методи на проучване са социологически (интервю, анонимно анкетиране) и статистически (графичен анализ). Наблюдавани признаци са: ниво на мотивация за професионално обучение; същност на мотивите, определящи интереса на обучаващия се към учебния процес; фактори, водещи до промяна на мотивацията за обучение.

Данните от проучването показват следното: от наблюдаваните студенти при 76% се установи високо ниво на мотивация. На въпроса „Чувствате ли се по-мотивирани в овладяването на Вашата професия за разлика от началния момент на обучението Ви?” резултатите от анкетирането посочват следното (фиг.1):

Фиг.1 Ниво на мотивираност за професионално обучение

Като причини за високата си мотивация студентите посочват следното:

Студенти 1 курс:

  • „научих много нови неща и практиката ми помогна да се ориентирам по-добре в бъдещата ми професия”;
  • „чувство на уважение към професията”;
  • „придобиването на интересни и полезни знания”.

Студенти 2 курс:

  • „интересно работно място”;
  • „чувство на удовлетвореност от това, което правя”;
  • „желанието да упражнявам тази професия”;
  • „придобиване на по-широки познания;
  • „по-висока квалификация и работа в добри условия”.

Студенти 3 курс:

  • „сигурност в това което правя, защото знам, че го правя правилно”;
  • „по-високо професионално самочувствие в резултат на придобитите знания и умения”;
  • „желанието да мога да се справям с всичко, да съм убеден в уменията си”;
  • „липса на несигурност след натрупване на професионални знания”;
  • „удовлетворение от това, което правя”;
  • „добри отзиви от колеги и пациенти”;
  • „притежавам знания, с които се чувствам полезен на близките си”.

Не само придобиването на сигурност в уменията, моралното удовлетворение от добре свършената работа и т.н. са причини за вътрешната мотивираност на студентите. Влияние оказва и високата самомотивация при вземането на решение за избор на професия (фиг.2).

Фиг.2 Фактори, оказващи влияние при избор на професия

Студентите, направили самостоятелно този избор са с успех много добър ( 30%) и добър (50%), за разлика от тези, при чието решение участват и други фактори – семейство, приятели. Интерес представлява и мнението на анкетираните по отношение ролята на средното образование в професионалната ориентация на младите хора — 84% смятат, че трябва да има ангажираност.

Мотивите за професионален избор имат не само социален характер (32,2% добри условия на работна среда; 29,8% бърза реализация; 16% добри финансови условия), но и нравствен — 22% вътрешна убеденост.

На въпроса: „Ако можехте да направите избор на професия отново, бихте ли предпочели друга?”- 28 % от запитаните студенти отговарят утвърдително. Като причини, демотивиращи първоначалния избор на професия, студентите посочват:

  • наличие на няколко професии прави възможността за реализация по-голяма;
  • придобиването на квалификационна степен професионален бакалавър не дава възможност за продължаване на образованието в други области, а само в професионалното направление.

Отношението към собственото личностно развитие и значимостта на поставените цели също определя в голяма степен активното отношение на студентите към професионално обучение. Така, след успешно завършване на професионалното си обучение 45% от тях смятат да работят по специалността си; 9,8% ще продължат да надграждат образованието си в професионалното направление; 37,2% ще съчетават и двата аспекта, а 4% ще продължат образованието си в друга професионална област.

Процесът на учене е диференциран и се влияе от множество фактори. Най-главният фактор, който рефлектира пряко и косвено върху поведението и академичния успех на студентите е мотивацията за учене.

Правилното организиране и управление на учебния процес позволява развитието на познавателен интерес и изграждането на положителни мотиви за учебна дейност. Характерни черти на мотивите за активна учебна дейност са следните:

  • интерес от страна на студентите към преподаваните учебни дисциплини като непосредствен вътрешен подбудител за активност и към начините на придобиването му;
  • удовлетвореност от участието в познавателната дейност и неудовлетвореност от постигнатото;
  • общо положително емоционално отношение към учебния процес и свързаните с него обекти – преподаватели, състуденти, наставници от учебно-практичните бази.

Данните от проучването показват следното: мотиви, оказващи най-силно въздействие върху мотивацията за учене са: интерес към преподаваните учебни дисциплини (за 67% от анкетираните студенти), емоционална удовлетвореност от придобиването на професионални знания и умения (56%), позитивно отношение на колегите от учебно-практическите бази (53%) и благоприятен психоклимат в студентската група (48%).

       От значение е и начинът на преподаване, и личността на преподавателя. Преподавателят, успял да създаде интерес към своя учебен предмет, постига високи резултати, изразени във висок среден успех и висока учебна активност. Успехът ще зависи и от това дали е успял да синхронизира интелектуалното ниво на преподаване с това на обучаващите се. От изключително важно значение е прилагането на разнообразни методи и средства за обучение, насочени към повишаване на ефективността на обучението чрез развиване на познавателни мотиви. Съвременните дидактически технологии, като: групова работа, дискусии, ролеви игриказуси, групови проекти, симулациисеминари, решаване на проблемни задачи, интерактивно базирано учене, позволяват усвояването на знания спо-голяма трайност и задълбоченост. Развиват се личностни качества като активност, инициативност, творческо мислене, бързина. Овладяват се нови, социално значими похвати на поведение и общуване. Всичко това протича в атмосфера на добронамереност иемоционален комфорт за всички участници в образователния процес [1].

При анкетирането, 29% от студентите определят интереса към начина на преподаване за силен външен стимул на мотивацията им учене, а наличието на ясни и обективни критерии за контрол на усвоения учебен материал е мотив за едва 16% от тях.

Липсата на всеки един от посочените външни мотиви за учебна дейност действа сам за себе си деструктивно по отношение на учебната мотивация на студентите. Повърхностното и формално отношение към ученето води до ниски резултати в образователния процес.

При всичко казано дотук, остава въпросът: Личностната (вътрешна) мотивация или стимулиращата учебна среда – кое е водещо за осъществяване на ефективно професионално обучение?

За 58,6% от анкетираните студенти водеща е личната мотивация, за 34,4% това е стимулиращата учебна среда.

В действителност и двата вида мотивация сами по себе си или в комбинация са ефективни. При стартиране на учебния процес преподавателят винаги залага на външната мотивация, но перманентно работи за трансформирането ѝ във вътрешна.

За развиване на конструктивна мотивация за учене допринасят различни педагогически стратегии, най-ефективните от които са [4]:

  • Създаване на подходяща за учене среда.
  • Поставяне и постигане на реалистични цели.
  • Подкрепа на инициативността в ученето.
  • Осъществяване на конструктивна обратна връзка и външен контрол.

Заключение: Проучването същността и динамиката на мотивите на студентите за активното им отношение към учебния процес е от съществено значение за неговото ефективно управление. Наличието на висока академична мотивация за усвояване необходимите теоретични и практически знания е един от параметрите за постигане на резултатност на обучението в медицинските колежи.

Академичната мотивация като част от по-широката мотивационна ориентация към собственото професионално развитие на студентите е важен аспект в процеса на изграждането на надеждни и успешни здравни професионалисти.

 Библиография:

  1. Гюрова, В. и колектив.Интерактивността в учебния процес. С., 2006.
  2. Иванов, И.Интерактивни методи на обучение: http://ivanpivanov.com
  3. Лечева, Г., Научни трудове на Русенския Университет — 2009, том 48, серия 10, стр.73
  4. Нинова, В. Съвременни педагогически технологии в учебния процес:http://www.socialninauki.com.
    МОТИВАЦИЯ И ПРОФЕСИОНАЛНО ОБУЧЕНИЕ
    Written by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/15/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.01.2017_1(34)
    Available in: Ebook
30 Дек

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА УЗБЕКИСТАНА В РАМКАХ РЕГИОНАЛЬНОЙ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ШОС




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Как отметил на одном из своих выступлений, в рамках заседания Шанхайской организации сотрудничества действующий президент России В.В. Путин «Шанхайская организация сотрудничества добилась действительно по‑настоящему серьёзных успехов: утвердилась как авторитетная международная структура, стала весомым фактором международной политики. Вместе с тем новые вызовы в глобальной политике, в экономике, которые мы все с вами видим, требуют глубокого и продуманного подхода, оптимизации деятельности Шанхайской организации сотрудничества» [3]. В первую очередь это касается борьбы с региональными угрозами политической, экономической дистабилизации, обеспечение региональной безопасности и стабильности. В связи с этим в рамках ШОС принимаются программы ориентированные на борьбу с угрозой международного терроризма, сепаратизма и экстремизма.

«Под прямым или опосредованным влиянием различных по характеру социальных противоречий и конфликтов разного уровня терроризм трансформируется как по своему внутреннему содержанию и формам, так и по его взаимосвязям с другими деструктивными явлениями современности» [1, с.226].

На сегодняшний день понятие «терроризм», не имеет четкой и однозначной трактовки, как справедливо отмечает Алекс Шмидт, «вопрос об определении такого понятия, как терроризм, не может быть оторван от вопроса о том, кто дает определение» [1].

В самом общем виде, понятие терроризм можно охарактеризовать, как «регулируемый отдельными государствами и правящими классами внутри стран разрушительный для человеческой цивилизации процесс, с одной стороны, значительно ухудшающий социально-экономическое и правовое положение отдельных стран и широких народных масс, с другой – вынуждающий их при защите своих интересов от насилия со стороны фашиствующих держав и власть предержащих структур использовать вооружённую борьбу, жертвенные подрывы и убийства представителей власти и невиновных граждан» [2, с. 5]

Практика борьбы с терроризмом показывают, что террористы это люди без моральных принципов, примером служит мусульманская культура, некоторые представители которой, готовы ради своей фанатичной сверхцели отдать все ценности, что есть в жизни — здоровье, семья, родители, дети и т.д. Таким образом, сохраненные жизни таких детей в будущем будут являться резервом для пополнения рядов фанатично настроенных исламистской идеологией людей, ведущих так называемый «священный джихад».

К примеру, во многих мусульманских странах, таких как Йемен, Сирия, Ирак, Афганистан, детей, как правило, мальчиков воспитывают в традициях радикализма и исламской идеологии с автоматом в руках, а из девочек готовят смертниц. Экономическое неблагополучие в этих странах является одним из главных факторов сложившейся ситуации, для некоторых семей в этих странах это единственная возможность заработать на жизнь.

Данные военных конфликтов гласят, что в Афганистане 1987-2012гг. дети 7-12 лет использовались для минирования военной техники и установки «растяжек». В Йемене существуют лагеря подготовки детей подрывников. Как показывает практика в данные организации молодые люди и девушки вступают с целью мести за убитых родственников и под психологическим нажимом (гипноз, наркотики и т.д.).

На сегодняшний день Узбекистан граничит со странами (Афганистан, Туркменистан, Таджикистан), которые выступают неофициальной буферной зоной для боевиков запрещенной террористической организации ИГИЛ.

Поэтому Узбекистан имеет высокий риск террористических атак с территорий соседних стран. В рамках региональной антитеррористической политики ШОС в которую входит Узбекистан, руководство страны развивает свою антитеррористическую политику в соответствии с региональной антитеррористической политикой ШОС и индивидуальными территориальными террористическими, экстремистскими и сепаратистскими угрозами и угрозами радикальной направленности.

Узбекистан занимает твердую позицию в вопросе борьбы с терроризмом. Ни одна сторона не должна оставаться в стороне, не должно быть никаких транзитных зон. Центрально-азиатский регион – один из наиболее уязвимых зон, поэтому необходимо сделать эту территорию свободной от оружия массового поражения, ядерного оружия. Этот вопрос является одним из приоритетных направлений во внешней политике Узбекистана. Узбекистан принимает активное участие в работе антитеррористических организаций. На заседании Организации центрально-азиатского сотрудничества (ОЦАС) в Душанбе составлен список террористических организаций, которые объявлены вне закона. В рамках Шанхайской организации сотрудничества в Ташкенте действует региональная антитеррористическая структура [7].

На сегодняшний день выражают особую обеспокоенность службы безопасности Узбекистана, относительно того, что к боевикам ИГИЛ – присоединилось движение узбекских исламистов. В связи с чем, требуется принятие дополнительных антитеррористических мер. По заявлениям спецслужб Ташкента ряды ИГИЛ готовы пополнить выходцы из группировки узбекских исламистов, однако на сегодняшний день численность граждан Узбекистана воюющих на стороне Исламского государства неизвестна. Сейчас исламское движение Узбекистана, весьма слабая организация, поскольку подверглась активным гонениям, как в самом Узбекистане, так и бомбардировкам со стороны США, поскольку они воевали на стороне талибов в Афганистане.

В Апреле 2016г. в формате двухсторонней встречи президенты России и Узбекистана В.В. Путин и Ислам Каримов, заявили, что «Убеждены в необходимости формирования широкой антитеррористической коалиции, действующей на основе международного права и под эгидой ООН. Особенно применительно к Афганистану» [6]

Бывший президент Узбекистана, Ислам Каримов отметил, что попытки решить афганский вопрос без России не имеют перспектив. «Есть определенные попытки найти решение афганского вопроса без России. Я считаю, это неверно. Тем более что географию никто не отменял, и все знают, что Средняя Азия уже много веков имеет связи с Россией»[4].

По словам бывшего президента Узбекистана, война в Афганистане не кончается, и «света в конце тоннеля» по этому направлению не видно. «Эта проблема требует не просто обмена мнениями, а выяснения позиций», «современную ситуацию в Афганистане можно охарактеризовать как вялотекущее противостояние противоборствующих сторон, при дальнейшем сохранении которого есть реальная опасность перетекания нестабильности в соседние страны и регионы»[4], Каримов отметил важность недопущения вовлечения Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) «в военно-политические процессы» в Афганистане.

Как отмечал Президент Узбекистана И.А.Каримов: «Сегодня всем должна быть ясна одна истина: естественно, что ни один человек, ни одно государство не могут остаться в стороне от борьбы во имя искоренения этого зла, угрожающего всему человечеству».

Исходя из этого, Узбекистан приветствует работу Контртеррористического комитета Совета Безопасности и всецело поддерживает его усилия по укреплению потенциала стран-членов ООН противостоять этому злу. Очевидно, что создание этого комитета является, в том числе, и результатом выдвинутой Президентом И.А. Каримовым инициативы о создании Международного центра по борьбе с терроризмом, озвученной на саммите ОБСЕ в Стамбуле еще в 1999 году.

Узбекская сторона также убеждена, что учрежденная в Ташкенте Региональная антитеррористическая структура Шанхайской организации сотрудничества (РАТС) является важным компонентом глобальной антитеррористической системы, открытой к взаимодействию с другими соответствующими структурами.

В борьбе с угрозой мирового терроризма Россия предлагает создать в рамках региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества рабочую группу по противодействию финансирования терроризма за счет наркоторговли. Как отметил Российский лидер «Считаем, что назрела необходимость создания в рамках региональной антитеррористической структуры рабочей группы по борьбе с финансированием терроризма за счет наркоторговли»[5]. Путин обратил внимание на проблему роста производства опиатов в Афганистане, подчеркнув, что весьма существенные средства от продажи наркотиков поступают на поддержку террористов и экстремистов. Ухудшение ситуации в Афганистане, где растет производство опиатов и активизируется ИГ, вызывает серьезную тревогу. В частности для приграничных с Афганистаном регионов, к коим относится и Узбекистан.

«Растущая во всем мире угроза терроризма и религиозного экстремизма — один из главных аргументов для образования такой коалиции. 10 октября крупный теракт, жертвами которого стали более 90 человек, произошел в Анкаре. 31 октября российский гражданский самолет был подорван над Синаем, погибло 217 пассажиров и 7 членов экипажа. 13 ноября весь мир был поражен терактами во Франции, где погибло 130 человек. Можно привести еще много других примеров чудовищного и немотивированного насилия террористов над мирными гражданами разных стран».[1]

Власти Узбекистана ясно демонстрируют нетерпимость по отношению с террористам и экстремистами. 26 апреля правительство приняло поправки в Уголовный кодекс и антитеррористическое законодательство, ужесточающие наказание за пособничество и подстрекательство к терроризму.

Теперь тех, кто финансирует террористов, ожидают тюремные сроки. Наказание также грозит вербовщикам экстремистских организаций и узбекам, которые пытаются отправиться за границу, чтобы присоединиться к экстремистским и террористическим группировкам.

Согласно оценкам, на стороне повстанцев в Сирии и Ираке сражается огромное количество узбеков, вплоть до нескольких тысяч.

Поправки также запрещают распространение или демонстрацию экстремистской символики.

Это далеко не первое ужесточение наказания для террористов и экстремистов в Узбекистане. В августе прошлого года правительство приняло закон о лишении экстремистских вербовщиков и террористов узбекского гражданства. [2]

К террористам относят шахидов и непосредственных исполнителей террористических актов. А на самом деле корни терроризма, лежат гораздо глубже, их следует искать в политике самого государства. Чтобы борьба с терроризмом была эффективной, в первую очередь необходимо устранить социально-экономические предпосылки этого явления на государственном уровне. Далее следует рубить гидре голову, а не хвост. Реальные террористы не ходят с поясами смертников и самодельными бомбами, они располагаются в комфортабельных квартирах, шикарных офисах на Ближнем и Среднем Востоке, в Москве и Питере, Лондоне и Мадриде, Нью-Йорке и Сан-Франциско. Пока мировое сообщество не поймёт эту элементарную истину, и власть сама не перестанет использовать террористические методы укрепления своей власти, борьба с терроризмом не будет иметь успеха.

Вполне очевидно, что в ближайшие несколько лет борьба с терроризмом, экстремизмом и наркотрафиком будет сохраняться в качестве системообразующего фактора военно-политического сотрудничества Узбекистана в рамках политики организуемой ШОС.

 

Список использованной литературы

Статьи из журналов и периодических изданий:

  1. Луппов Игорь Федорович Современный терроризм как политический феномен// Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, 2009. № 103. С. 226
  2. Чуньков Ю.И., проф., д.э.н., академик АСН РФ Терроризм, как способ осуществления глобальной политики//Слова и дела, 2014. №24. С.5

Статьи на английском или немецком языке

  1. Hanle D. Terrorism: The Newest Face of Warfare. New York: Pergamon-Brassey, 2005. p.104

Электронный ресурс удаленного доступа (Internet):

  1. Андрей Казанцев Итоги 2015-го: необходимо формирование антитеррористической коалиции//Sputnik/ Пресс-служба ВС Израиля: Режим доступа URL.:http://ru.sputniknews-uz.com/analytics/20151224/1407055.html (дата обращения: 11.11.2016)
  2. Власти Узбекистана ужесточили антитеррористические законы// inozpress.kg: Переводы зарубежных сми о Кыргызстане и Центральной Азии. Режим доступа. URL: http://inozpress.kg/news/view/id/48589 (дата обращения: 11.11.2016)
  3. Выступление на заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества // kremlin.ru: официальный сайт кремля. Режим доступа. URL.: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/15589
  4. Путин: РФ и Узбекистан убеждены в необходимости широкой антитеррористической коалиции// tass.ru: сайт информационного агентства в России. Режим доступа. URL: http://tass.ru/politika/3240480 (дата обращения: 12.11.2016)
  5. Путин предложил создать в ШОС группу по борьбе с финансированием терроризма// vz.ru: Деловая газета «Взгляд». Режим доступа. URL: http://vz.ru/news/2015/7/10/755479.html (дата обращения: 12.11.2016)
  6. Россия и Узбекистан убеждены в необходимости широкой антитеррористической коалиции//gazeta.ru: Газета.ru. Режим доступа. URL: https://www.gazeta.ru/politics/news/2016/04/26/n_8560757.shtml (дата обращения: 13.11.2016)
  7. Сущность международного терроризма. Участие Республики Узбекистан в международных организациях по борьбе с терроризмом// vsemirnaya-istoriya.ru: сайт всемирной истории. Режим доступа. URL: http://vsemirnaya-istoriya.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=84:2011-12-26-12-52-58&catid=8:2011-12-26-12-33-18&Itemid=2(дата обращения: 13.11.2016)
    АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА УЗБЕКИСТАНА В РАМКАХ РЕГИОНАЛЬНОЙ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ШОС
    Начало XXI в. – было ознаменовано рядом серьезных проблем, среди которых борьба с раком, мировой голод, проблемы экологии и нарастающая с каждым годом проблема глобального терроризма, представляющего огромную угрозу для безопасности современного многополярного мира. Узбекистан занимает твердую позицию в вопросе борьбы с терроризмом. Ни одна сторона не должна оставаться в стороне, не должно быть никаких транзитных зон. Центрально-азиатский регион – одна из наиболее уязвимых зон, поэтому необходимо сделать эту территорию свободной от оружия. В данной статье мы рассматриваем антитеррористическую политику Узбекистана в рамках региональной антитеррористической политики ШОС
    Written by: Базылева Сабрина Павловна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.12.16_33(1)
    АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА УЗБЕКИСТАНА В РАМКАХ РЕГИОНАЛЬНОЙ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ШОС
    Начало XXI в. – было ознаменовано рядом серьезных проблем, среди которых борьба с раком, мировой голод, проблемы экологии и нарастающая с каждым годом проблема глобального терроризма, представляющего огромную угрозу для безопасности современного многополярного мира. Узбекистан занимает твердую позицию в вопросе борьбы с терроризмом. Ни одна сторона не должна оставаться в стороне, не должно быть никаких транзитных зон. Центрально-азиатский регион – одна из наиболее уязвимых зон, поэтому необходимо сделать эту территорию свободной от оружия. В данной статье мы рассматриваем антитеррористическую политику Узбекистана в рамках региональной антитеррористической политики ШОС
    Written by: Базылева Сабрина Павловна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.12.16_33(1)
    Available in: Ebook