30 Апр

СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Проблематика гражданского общества всегда находилась под пристальным вниманием ученых и практиков и в настоящий момент является актуальной. Данная тема активно рассматривается представителями различных научных направлений: юристами, философами, социологами, политологами. Однако, до настоящего времени нет четкого единого определения гражданского общества как научной категории, с одной стороны, и как реально существующей формы социальности — с другой[1,с.1].

В связи с теоретической неопределенностью, некоторой размытостью понятия гражданского общества проблемным становится рассмотрение вопросов становления гражданского общества в России. Для прояснения содержания понятия гражданского общества Агранат Д.Л. предлагает   воспользоваться трактовкой, которую предлагает М. Н. Марченко[5, с. 126-134], который выделяет несколько основных характеристик гражданского общества, среди которых можно выделить следующие.

Гражданское общество, по мнению М. Н. Марченко характеризуется высоким уровнем материальной обеспеченности всех без исключения членов общества и неразрывно связанный с этим высоким уровнем их общей и правовой культуры, а также соответствующим им уровень правового сознания. Автор подчеркивает непременную связь между данными категориями. Безусловно, материальная обеспеченность всех членов общества еще не выступает гарантом высокого уровня правосознания и правовой культуры. Вместе с тем, достаточное материальное благополучие членов общества является мощным фактором, способствующим ограничению девиантного поведения, а также удовлетворению повседневных потребностей личности социально — одобряемыми способами. Такая ситуация формирует благоприятную социальную среду для формирования правосознания и правовой культуры[1,с.2].

Обращаясь к структуре гражданского общества, Л. Ю. Грудцына отмечает, что его институты вырастают прямо в «теле» социума, в связи с чем гражданское общество следует рассматривать как сложную и многоуровневую систему невластных связей и структур.     Оно включает в себя всю совокупность межличностных отношений, которые развиваются вне рамок и без вмешательства государства. Кроме того, в него входит разветвленная система независимых от государства общественных институтов, реализующих повседневные индивидуальные и коллективные потребности.

Базовые (первичные) потребности в пище, одежде, жилье, обеспечивающие жизнедеятельность индивидов, удовлетворяются благодаря производственным отношениям, составляющим первый уровень межличностных взаимосвязей. Эти потребности реализуются через такие общественные институты, как профессиональные, потребительские и иные объединения и ассоциации.

Потребности в продолжении рода, здоровье, воспитании детей, духовном совершенствовании, вере, информации, общении реализует комплекс социокультурных отношений, включающий религиозные, семейно-брачные, этнические и иные взаимодействия. Они образуют второй уровень межличностных взаимосвязей.

Наконец, третий, высший уровень межличностных отношений составляют потребности в политическом участии, связанные с индивидуальным выбором на основе политических предпочтений и ценностных ориентаций. Политические предпочтения индивидов и групп реализуются с помощью групп интересов, политических партий, движений[3, с. 22].

Как считает Е.С. Петренко, нынешнее позиционирование гражданского общества крайне противоречиво. Тем не менее, с точки зрения государственной консолидации, гражданское общество может выступать как социальный клей, скрепляющий страну «снизу». Именно оно обеспечивает устойчивость общества, вне зависимости от политических перестановок «сверху».

Потенциал протестной активности продолжает сохраняться весьма высоким: четвертая часть респондентов декларирует готовность принимать участие в протестных акциях по любому поводу, чуть более 40% готовы принимать участие в акциях протеста в зависимости от повода. Только десятая часть населения не будет принимать участия ни в каких акциях протеста.

Несмотря на общее снижение доверия граждан, это показывает значительный потенциал низовых межличностных взаимодействий. В то же время происходит сильное падение доверия общественным организациям. Возможно, это продиктовано низкой активностью различных общественных организаций в оказании конкретной помощи людям. Исправить ситуацию можно, если действовать в двух направлениях: во-первых, доводить до сведения граждан информацию об этих организациях; во-вторых, избавляться от формальностей, с которыми связана деятельность этих организаций. Напомним, что доверие общественным организациям повышается даже при однократном включении индивида в общественную деятельность. Соответственно, расширяя поводы для участия граждан в общественной деятельности, можно повысить уровень гражданского самосознания в обществе [7, с. 141-142].

На прошедшем в Москве в ноябре 2014 года Общероссийском гражданском форуме были сформированы предложения по вовлечению граждан в трансформацию государственного управления.

Для повышения качества работы государства было предложено осуществить реальные шаги по активному вовлечению граждан в государственное управление:

— привлечение граждан к разработке законодательных и нормативных актов всех уровней. В первую очередь, это проведение реальной оценки регулирующего воздействия в форме публичной экспертизы нормативных документов теми, кто непосредственно оказывается под их действием. Необходимо, чтобы сами граждане стали участниками мониторинга того воздействия, которое оказывается на их жизнь уже принятыми актами и законами;

— открытость бюджетной системы. Необходимо ввести в практику открытое формирование бюджетов всех уровней с обязательным участием граждан. На начальном этапе это должно быть реализовано на местном уровне с дальнейшим распространением этой практики и на более высокие уровни;

— переход государственных органов к модели «государство как платформа». От нынешней разрешительно-запретительной модели государственная система должна двигаться к тому, чтобы государство выступало инфраструктурой для граждан, бизнеса и некоммерческих организаций. Для этого, в первую очередь, нужна публикация открытых данных органами власти по ключевым направлениям деятельности государства. Это даст возможность бизнесу и гражданскому обществу создавать собственные инициативы в области общественного контроля, просвещения граждан и повышения их информированности[4, с. 3].

Яницкий О.Н. отмечает, что параллельно с формированием глобального гражданского общества идет смена поколений. Что касается отношения «наука–практика», точнее, «наука–гражданское общество», то старая (вертикальная) парадигма «наука–практике» социологического исследования постепенно вытесняется парадигмой «партнерского» анализа. Все чаще исследовательский процесс движется по схеме: «включенное наблюдение – соучаствующее исследование – отстраненная рефлексия», а совокупное производство социального знания все более становится социально-политической практикой, нежели изготовлением «научных фактов». Или, иначе, неполитической политикой[9, с. 20].

Сегодня социолог не может быть только дистанцированным наблюдателем, занимающимся эмпирическим тестированием собственных или заимствованных гипотез. Тем более, он не может удовлетвориться только измерениями «объекта», например, структуры общественного мнения, степени напряженности конфликта или реакции на загрязнение среды. Понимание того, что социальное знание вырабатывается в ходе дискурсивного процесса, стремление вникнуть в механизмы восприятия и логику действий другой стороны, сочувствие по отношению к местному населению, выявление смысловых доминант (их можно назвать главными фреймами) и только потом организация соучаствующего исследования – такова общая последовательность шагов ученого- гуманитария, опирающегося на модель культурной рациональности[9, с. 21].

Число россиян, готовых идти на жертвы ради государственных интересов, возросло. Таковы данные опроса, проведенного специалистами «Левада-центра». Как пишут «Известия», первый вопрос исследования был о том, какой принцип отношений между государством и его гражданами респондентам ближе: либо государство должно больше заботиться о людях, либо граждане должны проявить инициативу и сами позаботиться о себе, либо они должны пойти на некоторые жертвы ради блага государства — правда, на какие именно, не уточнялось.

Ответственность на государство переложило большинство респондентов — 72%. Суждение, что граждане должны позаботиться о себе сами, разделили 13% опрошенных, а готовность идти на жертвы высказали 11%. Отметим, в прошлом году россиянам гораздо больше не хватало заботы государства. Тогда были зафиксированы рекордные 83% тех, кто перекладывал заботу на власти (среди данных десяти опросов разных лет). В том же 2013 году сами заботиться о себе готовы были только 9% населения, а идти на жертвы — 4%.

На вопрос: «Как вы считаете, сможет или не сможет большинство людей в России прожить без постоянной заботы, опеки со стороны государства?» 19% опрошенных ответили, что сможет, а 74% — что нет.

А вот государство, по мнению респондентов, выполняет свои обязанности перед гражданами России гораздо хуже. С тем, что оно выполняет их в полной мере или по большей части, согласились 30%. 41%считает, что насколько выполняет, настолько и не выполняет, а вот с тем, что по большей части или совершенно не выполняет, согласилась четверть опрошенных — 25%.

Как отмечает заместитель директора «Левада-центра» Алексей Гражданкин, сегодня наблюдается самый низкий с начала нулевых годов показатель требований заботы со стороны государства и самую высокую за четверть века готовность к жертвам ради блага государства.

Также в этом исследовании социологи проанализировали распределение ответов в зависимости от одобрения/неодобрения деятельности главы государства Владимира Путина. «Граждане, которые одобряют деятельность президента страны, в большей степени демонстрируют способность к автономной жизни без поддержки государства, а также готовность к определенным жертвам для достижения государственных целей. И именно они чаще говорят о соблюдении государством и его гражданами правил и обязанностей, которые возложены на них в этих отношениях», — отмечает Алексей Гражданкин [6, с. 46-50].

Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) экс-главы управления внутренней политики президента Константина Костина весной 2014 года представил курс лекций «Время России». Целью Костин назвал формирование «фундаментальных» знаний о первом десятилетии XXI века — «периоде, связанном с укреплением российской государственности», «чтобы слушатели могли понять, не только что происходило, но и в каких условиях принимались решения». События 2000-2010 годов требуют осмысления не только потому, что уходят в прошлое, «но и потому, что представляют наше настоящее», заявил первый проректор Высшей школы экономики Вадим Радаев. Глава ВЦИОМа Валерий Федоров отметил, что этому периоду свойственна «стабильность», под который «скрывается рост, неуклонное движение вперед».

ФоРГО также подготовил исследование о национальном самосознании россиян. Из него следует, что «важным» фактором единства населения 92,3% считают общую историю страны, 92% — «общий язык», 89,5% — «общность традиций», 89% — «общность культуры». Самым узнаваемым и значимым для россиян государственным праздником оказался День Победы 9 Мая (92,5%), следом идут Новый год (89%) и Международный женский день 8 Марта (87%). День России и День народного единства упомянули 54% и 47% граждан. Тормозит российское общество «низкий уровень зарплат и пенсий» (64,9%) и «деформировавшиеся за последние годы социальные ценности» (36,4%). По данным ФоРГО, 78% россиян доверяют Владимиру Путину (не доверяют лишь 16%)[2, с. 3].

Выступая на общероссийском форуме «Государство и гражданское общество: сотрудничество во имя развития» в январе этого года президент России Владимир Путин призвал создавать в гражданском обществе атмосферу доверия и сотрудничества, необходимую для того, чтобы страна могла достойно отвечать на серьезные вызовы, с которыми она нередко сталкивается. «Россия нередко сталкивается с серьезными вызовами, чтобы достойно на них ответить, укрепить наше самосознание, самостоятельность и суверенитет, нужно в первую очередь создавать атмосферу сотрудничества и доверия в обществе», — сказал Путин.

По словам Путина, членам гражданского общества и власти нужно «действовать в одной повестке дня, расширять пространство свободы для гражданской инициативы»[8].

Список литературы:

  1. Агранат Д. Л. Гражданское общество в России: проблемы становления. Материалы докладов, представленных участниками Международной молодёжной научной конференции «Гражданское общество в эпоху глобальной информатизации». МГУ, 2009. С. 1-2.
  2. Горяшко С., Иванов М. Студентам прочитают лекции о нулевых.//»Коммерсантъ», 2014. № 78. С. 3.
  1. Грудцына Л. Ю. Государственно-правовые механизмы формирования и поддержки институтов гражданского общества в России: Монография / Под ред. д. ю.н., проф. Н. А. Михалевой. М.: Манускрипт, 2008. С. 22.
  2. «Диалог. Солидарность. Ответственность». Предложения Общероссийского гражданского форума. Москва, 2014. С. 3.
  3. Марченко М. Н. Государство и право в условиях глобализации. М. :Проспект, 2008. С. 126–134.
  4. Общественное мнение – 2015. М.: Левада-Центр, 2014. С. 46-50.
  5. Петренко Е.С., Градосельская Г.В. Российское гражданское общество сегодня: реконструкция по результатам крупномасштабных опросов // Мир России, 2009. № 1. С. 141-142.
  6. РИА Новости. .
  7. Яницкий О.Н. Изменяющийся мир России: ресурсы, сети, места //Мир России, 2010. № 3. С. 20-21.
    СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ
    Written by: Сорокина Мария Николаевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/19/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2015_04(13)
    Available in: Ebook