Номер части:
Журнал

КОНТЕКСТУАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ПРИМЕНЕНИЮ МЕТОДА МАНУАЛЬНО-МЫШЕЧНОГО ТЕСТИРОВАНИЯ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . КОНТЕКСТУАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ПРИМЕНЕНИЮ МЕТОДА МАНУАЛЬНО-МЫШЕЧНОГО ТЕСТИРОВАНИЯ // Евразийский Союз Ученых. Психологические науки. ; ():-.





Актуальность исследования

В настоящее время, сохраняющаяся профессиональная дифференциация и узкая специализация часто приводит  лишь к временному затуханию эффекта воздействия, заставляя клиента «переходить из рук в руки» различных специалистов, что, зачастую, сводит «на нет» уже испробованные, но не доказавшие свою быструю эффективность, способы борьбы с недугом. Результатом оказывается моральное и физическое выгорание клиента, снижается степень доверия к специалистам. Поэтому актуальны «энергосберегающие» комплексные модели  как первичной диагностики обследуемого, так и позиционирования  самого специалиста-исследователя в терапевтическом пространстве-времени, работающего с уникальным болезненным синдромом обследуемого. На первый план выходит синтетический подход к запросу обследуемого, что тесно связано с мировоззренческой компетентностью исследователя, умеющего, на уровне конкретных методических приемов и техник, применять системный и голографический подходы, формировать не только холистический взгляд на данную, точечную проблему обследуемого, но и ее системное видение. В этом смысле,методологический и методический опыт контекстуального подхода предлагает еще далеко не исчерпанный потенциал методов и техник, и это касается, в частности, работы с позвоночником как с фрактальным детектором более глубокого и широкого диапазона деструктивных для здоровья обследуемого процессов.

Цель исследования: Исходя из практического опыта решения задачиэффективного восстановления витальных функций организма обследуемого, цель: осветить перспективы применения метода ММТ, акцентировав те его аспекты, которые оказываются действенными в коррекции сразу трех структурных блоков, с которыми связаны дисфункции, и в отношении которых ММТ еще не использовался. Речь идет о взаимосвязи: коррекции соматики (сугубо структурные процессы нарушения мышц, костей, др.); коррекции психики (нервные взаимосвязи на уровне нейропсихологии и психофизиологии и дисфункций); коррекции психологических спецификаторов (подключение полей актуального взаимодействия-связи обследуемого с контекстами его жизни – людьми, предметами,  с самим собой) (Рис.1):

Рисунок 1.

Взаимозависимость трех блоков, входящих в структуру анамнеза обследуемого, требующих комплексной коррекции.

Одновременно, выдвигается задача показать как возможна позиция исследователя как ключевой фигуры терапевтического воздействия (Рис.2):

Психологический фактор

Рисунок 2.

Идеальная модель соотношения «данных» («треугольник»)  обследуемого и позиции исследователя

 

Материалы исследования

Методолого-теоретическая структура подхода, как опора метода эффективного восстановления (коррекции), имеет в виду несколько условно разделяемых аспектов: биохимический аспект (П. К. Анохин, Функциональная система (ФС), механизм передачи информации нейротрансмиттером, концепция о функциональных системах и их роли в объяснении целесообразного поведения животных (1968,1971)); психосоматический аспект (нейропсихология и психофизиология) -«объективная психология» И.М. Сеченова, «наука о поведении» В.М Бехтерева, идея о мозговом коде мышления Н.П. Бехтеревой (1971,1980), В. М. Смирнова (1976 и др.) и других авторов, в которых впервые в нашей стране с помощью метода вживленных электродов показана важная роль глубоких структур мозга в осуществлении сложных психических процессов — как когнитивных, так и эмоциональных.

Следует упомянуть также современные разработки в русле теории мозговых локализаций, основанной, на анатомическом, психологическом и патологическом анализах, а не на простом внешнем наблюдении; нейропсихологический структурно-функциональный аспект (Л.С. Выготский (о смысловом и системном строении сознания), концепция Н. А. Бернштейна (1947) об уровневой организации движений, которая послужила основой для формирования нейропсихологических представлений о мозговых механизмах движений и их нарушениях при локальных поражениях мозга, Павлов И.П. (принцип кортикализации), концепция Джона Х. Джексона (о мозге как о целом, его теория, объединяющая локализационистскую и эквипотенциальную точки зрения, приобретая способность объяснять экспериментальные данные, собранные в поддержку обеих точек зрения, принцип иерархической организации мозга), А.Р. Лурия  (о трех функциональных блоках мозга, которые обеспечивают нормальное функционирование психики), Д.Кимур, Р. Харшман (Канада) (гипотеза о моторной и психической асимметриях), Р. К. Гур (США), М. Кинсборн, НедХерман (1970) (модель доминантов, составил четыре функциональных модели поведения ВНД, основанные на тех или иных церебральных преференциях),

В отношении уяснения позиции исследователя в терапевтическом процессе мы опираемся на теорию поля К. Левина, холистический подход Я. Смэтса, аналитическую психологию К.Г. Юнга, принципы символического моделирования (О. Матвеев), фрактальный и голографический принципы современной синергетики в контексте гуманитарного познания, современные исследования взаимосвязи биологии и культуры (Э. Бургиньон, Р.Б. Эдергтон, Э.Ф.К. Уоллес, В.Г. Жилек, Э. Фреска, С. Кюльсар, др.), вероятностную теорию смыслов В.В. Налимова, идеи символического интеракционизма ХХ в. (Г. Блумер), идеи второго поколения Чикагской школы в социологии и социальной психологии (И. Гофман).

Наконец, мы предлагаем обратить внимание на концепцию ресурсов субъекности, разрабатываемую в контексте субъектного подхода к пониманию смысла и значения такой важной для психического здоровья семантической оппозиции как «опасность/безопасность» [1]. Кратко: субъектность как главный способ существования субъекта жизни (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, Д.Б. Эльконин, Б.Д. Эльконин, др.), в проекции на социального субъекта несет значение особого рода активности, связанной со способностью субъекта изменять, преобразовывать действительность (объект) в соответствие со своими рациональными целями и субъективным выбором. Понимание субъектности как порождающего процесса позволило выдвинуть идею ее регулятивных факторов – субъективных технологий и техник. Так появилась идея психологической модели субъектности (ПМС) как субъективной технологии субъектности-процесса и была разработана ее структура.

Задав психологическую модель субъектности как систему кодов субъектности-процесса, развернули содержание кодов до их «функций» и «локальных переменных». Каждый структурный элемент связан с определенными показателями, полученными в ходе обобщения достижений отечественной психологии личности и зарубежной персонологии ХХ в. [2]. Все имеющие место в структуре ПМС показатели и составили базу ресурсов субъектности, локализованных в ПМС.

Гипотеза, выдвинутая с целью эмпирической верификации взаимосвязи выделенных ресурсов  и соматического дисбаланса была связана: с предположением о возможности исследования отдельного конкретного случая с привлечением карты ресурсов, конкретизированной «под» конкретную жизненную ситуацию клиента, обратившегося к специалисту, работающему в рамках биомеханики (1); с предположением о связи болевых синдромов и дисфункций с депривацией определенных показателей в ПМС клиента (2).

В данной статье рассматривается один конкретный случай из практики работы описываемым методом (см. Результаты обследования).

Метод и методики исследования

 Общее название метода известно: это – ММТ. Новизна в том, что добавляется концепция, существенно модифицирующая характер применения ММТ. Подчеркнем, что в самой работе с обследуемым делается упор именно на психосоматику и восстановление именно психосоматических функций организма. Но вот роль исследователя в этом процессе, о которой, обычно, вообще не идет речь в источниках, выходит, в контексте описываемого метода, на первый план. Перечислим основные этапы позиционирования исследователя в роли «детектора» дисфункций, помещающего себя, как бы, в центр, середину болезненного поля обследуемого (проекция). При этом, учитывая, что дисфункции различных структур далеко не соответствуют гармоничному гештальту, и связь  их неочевидна для самого обследуемого, поиск середины – важный фактор корректной мотивации и направленности взаимодействия ведущего. Основная задача исследователя (= ведущего) — таким образом провести диагностику так, чтобы обследуемый и он, как ведущий, вошли в резонансное взаимодействие, объединяющее их наподобие «маятника» (Рис. 3). Представим диспозиции ведущего по отношению к подвергнутому дисфункциям «треугольнику» обследуемого «до», во время и «после» диагностики с помощью метода ММТ:

Рисунок 3.

Диспозиции ведущего  (   ) «до», «во время» и «в результате» диагностики методом ММТ

 

Диспозиционная динамика предполагает, таким образом, обратную связь «от» ведущего «к» обследуемому и «от» обследуемого – «к» ведущему. Пошагово данная процедура включает:

Этап первый, пошагово:

1.Стадии установления контакта – Задача: «треугольник» должен «соединиться» в фигуру и встретиться с точкой фокусировки, задаваемой фигурой ведущего. Эффект: возникает единое семантическое поле обследуемого и ведущего.

2.Синхронизация интеграция/слияние (метафора для самонаблюдения ведущего: «Я вошел, я здесь»).

3.Обследование: установка ведущего – определить, в каком состоянии находится «треугольник».

 В плане диагностики физического состояния обследуемого предполагается диагностировать:1) Парттерн движения; 2) Симметрия/асимметрия; 3) Непосредственно изучение жалобы со стороны структурных компонентов. Акцентуация точек боли; 4) Изучение ассоциативных связей с жалобой пациента.

Метод учитывает: боль как основную жалобу; результат – измеряемая динамика от состояния «в боли», со всеми его структурами (физическими и психическими, а также с осознанностью этого состояния) к состоянию (физическому, психическому и психологическому) и тем же структурам, но «без боли».

Этап второй. Составляется карта ресурсов субъектности клиента.

Этап третий.

Составив анамнез, на данный случай, то есть, установив, сначала,  косвенные, затем — прямые связи возникшей боли, используя три основных координаты: соматику, психиатрию (психофизиологию, нейрофизиологию) и психологию (карту ресурсов субъектности), ведущий формирует основную коррекционную задачу: провести обследуемого через…, как бы, восстановить эти блоки, которые, вне связи друг с другом, распыляют свою энергию и  теряют ее через слабое место, и эта утрата вызывают у обследуемого боль. Через осознание обследуемым и ведущим одновременно, в диалоговом контакте,  до этого слабое место делается сильным  и актуальность боли теряется. К этому  состоянию обследуемый приходит именно через осознание причин возникновения боли, на личном опыте переживает эффект такого осознания: боль потеряла свою силу. Как только человек входит в эту фазу «жизни без боли», он, во-первых, уже осознал, знает, что делать и дорожит достигнутым.

Во-вторых, обследуемый начинает адаптироваться, активно включаются механизмы саморегуляции: иммунная система, система жизнеобеспечения. При этом, актуализирует и самореализует их сам организм, на уровне бессознательного. И здесь снова высвечивается фигура ведущего: он помогает обследуемому осознать этот бессознательный аспект саморегуляции. Следовательно, актуальность нашего союза, или диалога становится очевидной. А, следовательно, обследуемый четко располагается в поле воздействия и открыт воздействию.

Пример психосоматических дисфункций. Пациентка: возраст 35 лет, имеет дочь-подростка, в своей семье – единственная дочь, родители живы.

Жалобы: боль в тазу: правая часть таза – экстензия, левая – во флексии.Диагноз по результатам ММТ и ТЛ: плоскостопие (дисфункция системы стабилизации тела в пространстве), птоз желудка (гипотонус грудных ассоциированных мышц желудка), экстензия бедра (гипотонусдвуглавых мышц бедра,  ассоциированная связь с толстым кишечником), нарушение работы жевательной мускулатуры (нижне-челюстной сустав), дисфункции в поясничном отделе позвоночника (сегментыL1-L2).

Диагностика ПМС: составляется карта ресурсов субъектности, соответствующая данному клиенту. В силу ограниченности объема статьи приводим карту не полностью, однако, в том объеме, который позволил сделать выводы.

клиент Х    
Дата рождения 16.06.80    
Статус в семье Старшая дочь    
ПМС Локальные переменные функций кодов ПМС Функции кодов  
       
УУ    1 операциональная УУ – уровень установки

 

М
ИО   1 природа ИО – источник опыта

 

М
ССО     1

ИСС 1

Мир образов

Индивид

ССО – структуры субъективного опыта

ИСС – измерения социального субъекта

 

К
Фр   1 Фаза адаптации Фр – фазы развития

 

К/Д
ТО      2 Субъект-Объектное (потребительное) ТО – тип отношения

 

М/Д
ХО   2 синкретическое ХО – характер отношения

 

К/Д
ГЦ   2 Т ГЦ – главная ценность: Т – тело. М/К
НД   2 потребление НД – направленность деятельности субъекта Д/М
ТЦ       2 Ценностность реально-привычного функционирования ТЦ – типы ценностности

 

М
Га  3 акт Га – глубина активности Д
ТП     3 Ментальная карта ТП – тип предвидения

 

М
Та    3

ПС

Конституирование

Включение в ситуацию

Та – техники активности

ПС – позиция по отношению к ситуации

 

Д

М/К

ВПА  3 образование ВПА – виды порождающей активности

 

Д
Па    3 Потребность (нужда) Па – побудители активности

 

 

М
СГ  4 Миф, образ (гештальт, метка) СГ – семантические границы

 

К
ТИ   4 мимесис ТИ – тип игры

 

К
ПЖ    4 Творение, исполнение ПЖ – программа жизнеосуществления

 

М/Д
Поле селф   4 Физическое «я» (эгоцентрический уровень) СПс (Поле селф) – семантическое поле самости

 

ММ
Модусы рефлексии  4 чувствование МР – модусы рефлексии

 

К

В карте литерами М, Д, К обозначены мотивационный, действенный, когнитивный модусы субъектности, а цифрами 1, 2, 3, 4 – коды субъектности: 1 – код Ресурс, 2 – код Аксиологическое доминирование, 3 – код Тип активности, 4 – Проективные символические системы.Внутри таблицы выделены «черным» переменные, входящие в паттерн кодов, концентрирующийся в мотивационном уровне (в уровне побуждений, ожиданий и предвосхищений) (ссылка).

Причины и процесс самовосстановления представим через «уровни»:

1.Включение механизма самовосстановления (интеграция ведущего в треугольник – концентрация на гештальтеЯ (соответствия в ПМС – Спс, Па, ТЦ, ГЦ, ТО, Фр, УУ). Это означает, что, согласно гипотезе, в отношении данных соответствий клиент переживает депривацию (уязвление, отключение, ограничения, отчуждение). Соответственно, гармонизация их на мотивационном уровне связана с самовосстановлением.

2.Включение/синхронизация, полное погружение в ситуацию, развертывание одного или всех элементов силовых структур (пустота, мысль, намерение, слово, действие), которые заставляют «треугольник выравниваться» (Направленность взаимодействия ведущего и клиента — активизация в ПМС клиента ГЦ, ПС, Га, Па).

  1. Моделирование типа межличностных отношений.Ведущий, выстраивая диалог, имеет в виду следующие показатели ПМС клиента: ТО, ХО, Та, ТИ.

4.Эмоционально-коммуникативная этиология самовосстановления (актуализация ведущим ССО, СГ, МР).Метод: рефрейминг астенических эмоций (злость, печаль, ярость) на стенические (радость) путем суб-провокаций.

Заключение

Алгоритм диагностик и устранения функционального блока психосоматического генеза:

К результатам индивидуальной работы с обследуемой можно отнести следующие показатели:

  1. Откорректирован таз на уровне мануальной терапии (с позиции симметрия/асимметрия).
  2. Восстановлен паттерн движения ходьбы.
  3. Нормотонус ассоциированных и индикаторных мышц на психосоматические провокации, через факторы, вызывавшие ранее состояние боли.

Список литературы:

  1. Психология опасности и безопасности. В 2-х кн. Кн. 1 Феноменология и философско-психологическая концептуализация безопасности субъекта жизни. Кн.2 Психологические модели субъектности и безопасности субъекта жизни  / Под общ.ред. С.Н.Тесля, И.Б. Шуванова.Сочи, РИЦ СГУ, 2012. — 521 с.
  2. Тесля С.Н., Исаченко А.Ю.,Шуванов И.Б. Структура психологической модели субъектности социального субъекта / Психология опасности и безопасности. В 2-х кн. Кн.2.  Психологические модели субъектности и безопасности субъекта жизни.Сочи, РИЦ СГУ, 2012. С.7-65.[schema type=»book» name=»КОНТЕКСТУАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ПРИМЕНЕНИЮ МЕТОДА МАНУАЛЬНО-МЫШЕЧНОГО ТЕСТИРОВАНИЯ» description=»Цель: осветить перспективы применения метода ММТ, акцентировав те его аспекты, которые оказываются действенными в коррекции трех структурных блоков, с которыми связаны дисфункции организма, и в отношении которых данный метод еще не использовался. Методы: мануально-мышечное тестирование, к которому добавляется концепция ресурсов субъектности, представленных в психологической модели субъектности клиента. Роль исследователя выходит, в контексте описываемого метода, на первый план. Результат: гармонизация психосоматических дисфункций.» author=»Кимаев А. В., Тесля С.Н.» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-17″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх