Номер части:
Журнал

ПАРТИЙНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ «ОБЩЕРОССИЙСКОГО НАРОДНОГО ФРОНТА»?



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:


Создание «фронта» и преобразование его в «движение». Важным политическим событием современной России стало создание лидерами «Единой России» при этой партии «Общероссийского народного фронта» (ОНФ, май 2011 г.). Своеобразие состояло в том, что «фронт» предстал не в виде межпартийного блока, как это случалось в мировой истории не раз, а общественного политизированного объединения «при партии». Его блочное строение не исключалось, присоединение других партий было возможно. Но, эти перспективы относились скорее не к действующим партиям, а к тем, которые должны были возникнуть в результате принятия более либерального закона о формировании партий.

Управление ОНФ была создано по партийному образцу. Оно включало «Центральный штаб», трех сопредседателей, «Контрольно–ревизионную комиссию», учредителей. Фронт объединил большое число общественных объединений, трудовых коллективов, со временем и отдельных граждан. После успешной работы его активистов в составе фракции правящей партии в Госдуме последнего созыва, было принято решение о преобразовании ОНФ в «движение» (сентябрь 2013 г.). Но после этого все настойчивее стали  говорить о возможном превращении этого «движения» в партию, о взаимодействии двух партий — базисной и вновь созданной. Историческая практика дает примеры преобразования «движения» во «фронт». В современной России осуществили политическую новацию.

Аналитики политических инноваций. Среди изучающих это политическое явление политологи и журналисты: Апетьян С., Бадовский Д., Беспалов С., Виноградов М., Жегулев И., Коргунюк Ю., Макаркин А., Минченко Е., Орешкин Д., Павлючков Л., Перфильев Ю., Тульский М., Урнов М.,  Шмидт С. и др. Они встретились как с:

— позитивными оценками и ожиданиями сторонников и членов  партии «Единая Россия»;

—  так и с непониманием целесообразности, неверием в продуктивность задуманного.

У первых — необходимость дальнейшего расширения в стране демократии, усиления влияния гражданского общества на принимаемые решения, важность привлечения представителей разных социальных слоев общества, общественных объединений к законотворческому процессу. У вторых – действия по поднятию снижающегося рейтинга партии «Единая Россия» в обществе, попытка ее руководителей преодолеть допущенные просчеты и ошибки. Политолог C. Беспалов, лидер Иркутской областной организации партии «Демократический выбор», указал на желание президента страны максимально продлить свою политическую карьеру [1]. Созданную политизированную организацию в массовом общественном сознании сразу восприняли как движение «Долой партию жуликов и воров!» [2].

Вышеназванные исследователи, комментаторы взяли на себя трудную задачу разъяснения общественности сложившейся ситуации. Но они:

— не учли мировой опыт создания и действий «фронтов» и «движений»;

— не придали значения исключению участия в федеральных выборах 2003 г. общественных объединений России;

— не учли упразднение мажоритарной системы выборов депутатов Государственной Думы в 2007 г.;

— не приняли во внимание прохождения через парламент антикоррупционных законов, что стало возможным после включения во фракцию беспартийных членов «Общероссийского народного фронта».

Следует заметить, что трудности прохождения в парламент лиц беспартийных сложились при тех же руководителях «Единой России». Таким образом, привлечение в законодательный орган страны беспартийных лиц через ОНФ можно оценивать как своеобразный «шаг  назад», но без соответствующих комментариев. Изменение состава доминирующей фракции в Госдуме за счет членов ОНФ – «движения» привели к очевидному «полевению» курса.

С определенной вероятностью можно допустить слабое влияние лидеров партии на прежний состав фракции, но в этом случае ответственность падает на региональный партийный актив. Мнение о недовольстве В.В. Путиным партией «Единая Россия» высказано политологом М. Урновым [3]. Сложилось мнение и о том, что руководители «Единой России» проводимые через парламент решения в низовых партийных организациях не обсуждали, законопроекты вырабатывались в верхнем эшелоне партии, кулуарно. До конца прояснить эту ситуацию не представляется возможным. Анализ сложившейся политической реальности требует учета исторических корней правящей партии «Единая Россия», а также мирового опыта создания и действий «фронтов» и «движений».

Создатели «Единой России». Первый президент России Б.Н. Ельцин давал указание Е.Т. Гайдару и В.С. Черномырдину создать  противостоящие  КПРФ  партии  для  сохранения  прежнего либерального  курса. Партии, созданные «сверху», — «Выбор России», «Наш дом–Россия» вскоре стали парламентскими, причем первая имела наибольшее количество голосов в Госдуме первого созыва (1993 г.). Общественно – политические движения  «Отечество – вся Россия» (Ю.М. Лужков, В.А. Яковлев, М.Ш. Шаймиев) и  «Единство» (С. Шойгу, Б. Грызлов) после выборов в Госдуму третьего созыва, путем самороспуска, образовали в начале 2000–х гг. партию «Единая Россия». Именно при инициативных действиях указанных лидеров стал формироваться штат руководителей региональных отделений. Ни В.В. Путин, ни Д.А. Медведев эту партию не создавали, они оказались во главе ее, благодаря избранию на высокие государственные должности. Но возглавить партию еще не значит, подчинить себе ее региональный актив, состоявший, по преимуществу, из чиновников и предпринимателей.

«Фронт» в прошлом. Идея создания политического фронта была впервые предложена в России одним из лидеров партии социалистов-революционеров В.М. Черновым [4]. Тогда «Фронт» был задуман как межпартийный блок антирадикальной революционной направленности. Но осуществить идею создания «единого фронта всех революционных и оппозиционных партий» не удалось, организаторы не смогли прийти к согласию. Межпартийный блок, без именования его «фронтом», возник между победившими большевиками и левыми эсерами, но он оказался непродолжительным по вине последних. «Фронт» до этого означал линию противостояния борющихся вооруженных сил, но этот термин подошел и для образного выражения объединения партий в борьбе за власть.

В политическом лексиконе Советской России, СССР «фронт» не закрепился. В общественный  оборот вошло «движение». В то время проводились важные социально–экономические реформы, осуществлялись «ускоренная индустриализация», «сплошная коллективизация», «культурная революция» и др. Они оценивались как массовые социалистические движения, не имевшие специального организационного оформления. Но наряду с ними действовал «блок коммунистов и беспартийных» в Советах всех уровней также без оргоформления. Соотношение позиций «Единой России» и «ОНФ – движения» в современной политической системе России близко к «блоку» партийцев и беспартийных советского времени.

Зарубежные «движения» и «фронты». «Фронт» и «движение» формировались не только в СССР. Испанские республиканцы, социалисты и коммунисты объединились в рамках народного «антифашистского фронта (г. Малага, ноябрь 1933 г.). Этот блочный «фронт» смог провести в парламент своего депутата (К. Боливар). По предложению генерального секретаря Французской Коммунистической партии М. Тореза (10.10.1934 г.), при активных действиях секретаря этой партии Ж. Дюкло (публикация в газете «Кайе дю большевизм» от 01.11.1934 г.) коммунисты, социалисты и радикалы объединились в «Народный фронт свободы, труда и мира». Эти действия нашли поддержку VII конгресса Коминтерна (Москва, август, 1935 г.). «Народный фронт» Испании был у власти в 1936 – 1939 гг., а во Франции в 1936 – 1938 гг. В обоих случаях «фронт» был создан для завоевания власти, а не сохранения уже имеющейся.

В Аргентине «фронт» возник на уровне законодательной Палаты в виде блока депутатов от партий радикалов, социалистов, а также нескольких мелких партий (апрель 1936 г.). Самим партиям не удалось объединиться. После окончания II Мировой войны в Восточной Европе были созданы «фронты»: народный (Болгария, Германская Демократическая Республика, Чехословакия), отечественный (Венгрия), национально-освободительный (Албания), демократии и социалистического единства (Румыния). Их важнейшая цель – построение демократического социализма. В условиях многопартийности происходило доминирование одной партии над остальными,  квотно распределялись депутатские мандаты в законодательных органах стран между просоциалистическими партиями и подконтрольными им политическими и общественными организациями.

Политические обозреватели обратили внимание на служебный опыт В.В. Путина в ГДР, где он получил представления о деятельности «Народного фронта» в условиях многопартийности [5]. Но там «фронт» создали для построения социализма, а «Единая Россия» проводит иной курс.

Против промарксистской партии «Народное движение за освобождение Анголы» (МПЛА) воевали «Национальный фронт освобождения Анголы» (ФНЛА) и «Национальный союз за полную независимость Анголы» (УНИТА) (1972 г.). В первом случае «движение» — партия, во втором случае «фронт» — оппозиционные вооруженные силы.

«Фронт» был создан и в Чили в виде союза социалистов и коммунистов (1969–1973 гг.). Это позволило лидеру социалистической партии С. Альенде завоевать президентскую власть. В Никарагуа в 1979 г. смог прийти к власти «Сандинистский фронт национального освобождения». Президент Аргентины (с 2007 г.) Кристина Фернандес де Киршнер. была лидером правящей партии «Фронт за победу». Во всех этих случаях «фронт» был по существу блоком политизированных объединений, его не создавали из «движения», не планировали обращать в «движение», как это произошло в России.

 «Фронты» и «движения» перестройки. В годы перестройки советского общества случилось иначе, в условиях однопартийности возникло множество политизированных объединений, которые назвали себя и «фронтом», и «движением» без противопоставления этих понятий друг другу. «Фронт» возник в России не менее чем в 30 городах. Одни создавались «сверху» («Объединенный фронт трудящихся»), другие «снизу». Первые республиканские «фронты» в СССР проявили себя как сторонники начатой перестройки, но затем произошел отход некоторых из них от начальных позиций, определились этносепаратистские, антироссийские, антисоциалистические, либерального толка, что не могло не сказаться на центробежных тенденциях внутри союзного многонационального государства. «Фронт» стал противостоянием борющихся друг с другом сил.

В союзных республиках возникли также и «движения», отличившиеся от «фронтов» только названием: «Народное движение Литвы» (Саюдис), «Народное движение Украины» (РУХ), «Армянское общенациональное движение» (АОД). Но РУХ с 01.02.1993 г. действовал и продолжает действовать как политическая партия. В Армении АОД фактически было партией, было у власти в 1991–1998 гг., смогло вывести своего лидера в президенты республики. Уникален опыт Белоруссии, где нижний уровень оппозиционного «Белорусского народного фронта» являлся «движением», а верхний – «партией».

Постперестроечные «фронты» России. После распада СССР созданный «Объединенный фронт трудящихся» сошел с политической арены, «Российский народный фронт» не смог принять участия в выборах I Госдумы (12 декабря 1993 г.), из-за идеологического раскола. В обстановке запрета деятельности КП РСФСР, обжалования такого указа в Конституционном суде появился «Фронт национального спасения», от которого откололся «Фронт народного спасения». Оба они стремились пройти в Государственную Думу, но не смогли ни в 1996 г., ни в 1999 г. В эти времена препятствий для действий «фронтов» не было, они продолжали считаться политизированными общественными объединениями, могли участвовать в выборах наравне с политическими партиями, если необходимо создавать блоки. Но в Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. (№  82-ФЗ) «фронт», как вид политического общественного объединения не вошел, уступил  «движению». В этом законе упомянуты: общественные организации, общественные движения,  общественные фонды, общественные учреждения, органы общественной самодеятельности, политические общественные объединения. Но вряд ли так было сделано для исключения создания «фронтов». Эта юридическая позиция сохранилась в обновленном законе об общественных объединениях граждан 2000 г. Но «фронты», тем не менее, создавались.

Его пробовали создавать в Псковщине, Саратове (12.02.2005 г.), Иркутске (23.12.2006 г.), Магнитогорске. Объединяющей была мысль о социальном неблагополучии: коррупции, падении уровня жизни, утрате прежних духовных ценностей, имущественном расслоении граждан. В Саратове фронт объединил членов КПРФ, партий «Яблоко» и «Единая Россия». Среди собравшихся были также члены ЛДПР, «Российской коммунистической рабочей партии» (РКРП), «Российской партии коммунистов» (РПК), КПСС (лидер О. Шенин) и других организаций, о деятельности которых рядовым гражданам было не все известно. Это объединение представителей разных партий представляло собой ситуационный блок на территориальном уровне для оперативного решения наиболее злободневных вопросов. Под давлением «фронта» губернатор  Д.Ф. Аяцков был освобожден от занимаемой должности. Но в целом, «фронтовые» усилия оказались лишь эпизодом.

Новый «фронт». Именно в такой политической обстановке руководители «Единой России» создали свой «Общероссийский народный фронт» с намерением проведения его членов в Государственную Думу YI созыва. Основная задача — введение во фракцию беспартийных активистов.

Под руководством «Координационного совета» ОНФ, в составе которого были 17 партийцев и остальные 5 – беспартийные, объединилось большое число общественных объединений. Среди них:

— Ассоциация крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов;

— Молодая гвардия «Единой России»;

— Деловая Россия;

— Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства («Опора России»);

— Российский союз промышленников и предпринимателей;

— Союз Аграриев;

— Союз женщин России;

— Союз пенсионеров России;

—  Российский союз ветеранов Афганистана;

— Совет общероссийской общественной организации «Ветеранов Вооруженных Сил России» и др.

Они представляют разные социальные группы, профессии, но ни одно из них не является объединением политизированным. Примечательно и то, что среди объединившихся есть как частные предприятия, так и государственные, что новым законом об общественных объединениях не предусмотрено. Вполне возможно, что именно поэтому ОНФ не подошел под категорию «общественной организации», а был оценен со временем как «движение».

Передача мандатов партийцами беспартийным. Беспартийные члены ОНФ получили мандаты, минуя попадание в списки кандидатов в депутаты. Отказались от полученных мандатов после выборов в декабре 2011 г., передав их беспартийным:

— президент России                                                                          — 1;

— заместители премьер-министра РФ                                             — 2;

— министры РФ                                                                                 — 2;

— заместители министров                                                                — 4;

— главы республик, губернаторы                                                  — 43;

— главы республиканских, областных,

 краевых законодательных органов                                             —  7;

                        —  председатели региональных правительств,

  главы местных администраций                                                  — 6;

— мэры городов                                                                              — 1.

                                                                                                Всего   66 [6].

23 мандата дополнительно передали депутаты регионального и городского уровней власти, рядовые депутаты, состоявшие в Y Государственной Думе, но оказавшиеся в списках депутатов новой ГД. Переданные мандаты (66 + 23 = 89) составили 37% от всех (238) завоеванных, что больше чем 1/3 запланированных. Трудно представить, что высоко стоящие должностные лица не захотели стать депутатами. Представляется, что списочный состав партийных кандидатов составлялся на региональном уровне, а кандидатуры беспартийных предлагал высший орган ОНФ, как и тех, кто затем передаст свой мандат.

На составление списочного состава кандидатов в депутаты влияли настроения, желания:

— укрепить свою  позицию госслужащего;

— остаться во власти при потере чиновничьей должности;

— продолжить работу депутатом федерального уровня;

— получить депутатскую неприкосновенность в случаях юридических обвинений;

— создать благоприятные условия для предпринимательской деятельности.

Из всей совокупности конкурентных факторов для попадания в списки кандидатов в депутаты трудно исключить фактор пожертвования в фонд проведения предвыборной кампании. Но необходимость передачи мандата могла быть обусловлена и неудовлетворенностью высших руководителей партии позициями их обладателей.

Замысел «движения». ОНФ был сопоставлен с «движением»  до осуществления проекта превращения первого  во второе. Как выразился координатор «Общероссийского народного фронта» в Пермском крае, руководитель местной региональной общественной приемной председателя партии «Единая Россия» Д.С. Скриванов, «… фронт в данном случае некое широкое движение, в которое могут входить люди с разными интересами и даже с различными политическими взглядами, но объединенные общей целью» [7]. Но если «фронт» шире «движения», то, как объяснить преобразование первого во второе в интересах расширения народной поддержки партии власти. Скорее – подведение под «фронт» «движения», если первое из них было создано «сверху», без инициативных действий «снизу».

Через «движение» к партии. Партийная перспектива создаваемого «движения» не была провозглашена, но ее допустили. Такое будущее не исключил заместитель секретаря президиума генсовета «Единой России» Ю. Шувалов [8]. Ту же мысль высказали О. Кузьменкова и С. Бочарова. Такие планы не исключил эксперт фонда «Информатика для демократии» (ИНДЕМ) Ю. Коргунюк, специалист по многопартийности современной России [9]. Как представилось, новая партия будет свободной от стереотипов прошлого, построит свою идеологию на сложившихся исторических реалиях без заимствования западного опыта общественного устройства. Если такое возможно, то встают не простые вопросы:

—  возможно ли управление двумя партиями одними и теми же руководителями одновременно?

— каково будет участие двух идейно близких партий в очередных выборах?

— не возникнет ли у них блок, который можно будет именовать тем же «фронтом»?

— есть ли гарантия того, что «новая» партия пройдет в Государственную Думу, станет там доминировать вместо «Единой России»?

Вопросы не легкие. Полагают, что если руководители двух партий останутся единомышленниками, то эти партии не станут соперничать, трудностей для их сосуществования не будет. Но если, тем не менее, вперед выйдет новая партия, а занятие высокой чиновничьей должности будет и далее обуславливаться членством в правящей партии, то перебежчиков не избежать. Это адресуется не только к рядовым членам, но и их территориальным организациям. Такие ожидания учитывают баллотирование С. Собянина на должность мэра г. Москвы не в качестве члена правящей партии, а как независимого кандидата; выход из «Единой России» в марте 2013 г. всего состава администрации президента, в которой одна из ключевых фигур партии — Вячеслав Володин; выход из этой партии полпреда президента в Приволжском федеральном округе Михаила Бабича. Переходы из «Единой России» в партию Михаила Прохорова «Гражданская инициатива» также имели место. Но дело вряд ли только в большей привлекательности другой партии. Однако вице–президент «Центра политических технологий» А. Макаркин не соглашается с тем, что имел место массовый исход единороссов.

При одновременном участии в выборах двух рассматриваемых партий представляется, что создаваемая политическая организация не отнимет голосов у «Единой России», что за нее проголосуют те избиратели, которые не были приверженцами прежнего центристского курса. Если ОНФ не конкурировал с «Единой Россией», то это сохранится и за «движением-партией». И. Бунин, гендиректор «Центра политических технологий», придерживается того мнения, что участие «движения» в очередных выборах будет только в рамках восстановленной мажоритарной системы. У вице-президента Центра политических технологий» А. Макаркина своя позиция: если «Единая Россия» сама ликвидируется, то произойдет превращение «движения» в партию. Этим политологом избирательный блок двух партий не исключен. Если параллелизм действий двух партий допускается, то не длительный. Политические оппоненты «Единой России» представляют формирование новой организации как желание ее руководителей оставаться на своих государственных должностях и дальше.

Ожидание  малочисленных партий. В отношении нового закона о партиях (2012 г.), позволяющего их регистрацию при численности членов не менее 500 человек, имеются два объяснения:

— это сделано в качестве уступки требованиям внесистемной оппозиции с целью модернизации политической системы;

— в этих действиях расчет руководителей «Единой России» и ОНФ завоевать большую поддержку электората.

Во втором случае считают, что в силу своей слабости малочисленные партии не решатся на самостоятельное участие в выборах. Им подойдет блочный вариант, через «Фронт-движение» при правящей партии. Увеличение численности граждан, поддерживающих правящую партию, произойдет неизбежно. Политолог М. Тульский полагает, что через них правящая партия усилит свое влияние на электорат, но это не приведет к демонтажу жесткой однопартийной системы. Как сложится ситуация, покажет время. Руководители «Единой России», «Народного фронта за Россию» недостающих данных не дают, по-видимому, дальнейшие действия будут предприниматься, исходя из реальной политической ситуации.

В такой непростой ситуации в конце ноября 2013 г. прошла встреча президента В.В. Путина, членов Координационного совета «Народного фронта за Россию» с активистами этого объединения. Были оглашены первоочередные задачи, намечены подходы к их решению. Многие предложения, прозвучавшие на встрече, вошли в ежегодное послание президента Федеральному собранию. В центре внимания были:

— деофшоризация предпринимательства;

— жилищно–коммунальное хозяйство;

— приостановка эксперимента по введению социальных норм потребления электроэнергии и тепла;

— продление действия материнского капитала до 2025 г.

— злоупотребление служебным положением губернатора Сахалинской области А.С. Хорошавина.

Вклад «Фронта» в выработку этой программы очевиден. Выводы:

— советский период характеризовался монополией на власть коммунистической партии, которая не имела политических конкурентов;

— исторически исчерпав себя, однопартийность уступила многопартийности, которая так и не сложилась в 1990 е гг. в определенную систему;

— однако и тогда усилия были направлены на поддержание позиций проправительственной партии4

— в новых исторических условиях правящая партия осуществляет поиск новых средств сохранения себя у власти, поддержания своего рейтинга.

Библиографический список.

  1. Нttp://www.nr2.ru/moskow/451034.html.
  2. 2. Нttp://altapress.ru/story/67658.
  3. Нttp://www.aif.ru/politics/933756.
  4. Чернов В.М. Перед бурей. – М., 1993. – 103 с.
  5. Жегулев И. Операция Единая Россия. Неизвестные истории партии власти. – М.: ЭКСМО, 2012. – 304 с.
  6. Нttp://www.gazeta.ru/politics/2012/04/03_a_4121205.shtml.
  7. Народный фронт Владимира Путина // https://raionka.perm.ru.
  8. В «Единой России» предложили сделать Путина главой народного фронта// .
  9. Нttp://www.gazeta.ru/politics/2012/04/03_a_4121205.shtml.
    ПАРТИЙНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ «ОБЩЕРОССИЙСКОГО НАРОДНОГО ФРОНТА»?
    Создание при правящей партии «Общероссийского народного фронта» и последующее превращение его в «движение» стало не только не-ожиданностью, но и трудно объяснимым политическим явлением.
    Written by: Ульянова Юлия Семеновна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_04(13)
    Available in: Ebook
Записи созданы 6767

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх