Номер части:
Журнал

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ // Евразийский Союз Ученых. Педагогические науки. ; ():-.





Генеалогическая классификация построена на основе исторического родства языков мира с помощью сравнительно-исторического метода. Родиной сравнительно-исторического метода является Германия. Именно здесь появились первые труды, в которых устанавливалось генетическое тождество языков. Это были работы Франца Боппа и Якоба Гримма. Генетическое тождество устанавливалось в них на основе соответствия звуков, морфем и даже целых слов, имеющих общее происхождение. Во второй половине 19 века появились натуралистические теории языка, в частности, теория языкового дерева Августа фон Шлейхера, согласно которой все родственные языки, как ветви от дерева, ответвлялись от общего праязыка. Классической генеалогической классификацией языков признается классификация Я. Гримма. В этой классификации все языки мира делятся на большие языковые семьи: индоевропейская семья языков, тюркская семья, семито-хамитская семья, уральская семья, китайско-тибетская семья, монгольская семья, эскимосо-алеутская семья и другие.  Предполагается, что языки одной семьи произошли от одного древнего языка-основы в результате его распадения на диалекты. Перечисление семей можно найти в классическом учебнике А.А. Реформатского «Введение в языковедение».

«Внутри семей выделяются группы или ветви: славянская ветвь, германская ветвь, скандинавская ветвь, балтийская ветвь, индоиранская ветвь индоевропейской семьи, финно-угорская ветвь уральской семьи, алтайская ветвь тюркской семьи и т.д. Внутри группы языки ближе друг к другу, чем  внутри семей; это близкородственные языки. » [2, с. 74]

Имеется деление и внутри групп (семей) на подгруппы. Например, германская группа включает восточную, северную и западную подгруппы германских языков. Внутри подгрупп языки еще ближе друг другу, чем внутри групп или ветвей.

Генеалогическая классификация понимается обычно как классификация, направленная ретроспективно, вглубь веков. Такое направление анализа естественно предполагает, что группировка родственных языков должна учитывать время их возникновения и реального существования. Тем не менее, это учитывается далеко не всегда. Если мы, например, в южнославянской группе языков называем старославянский, то в западногерманской группе было бы логично назвать древневерхненемецкий и древнеанглийский, как это делает Эмиль Бенвенист.

В его схеме индоевропейской семьи языков приводятся следующие из интересующих нас языков, ведущих свое начало с эпохи средневековья. Восточная подгруппа включает только готский язык, прекративший существование к 500 году н.э. Фактически современная группа германских языков состоит из двух подгрупп: северной и западной. К северной относятся шведский, датский, норвежский, исландский языки; английский, немецкий, «платтдойч», фризский, фламандский и нидерландский языки относятся к западной подгруппе. Внутри славянской группы выделяются тоже три подгруппы: восточнославянская – западнославянская и южнославянская.

К восточнославянской подгруппе относятся русский, белорусский и украинский языки; к западнославянской – чешский, польский, словацкий; к южнославянской подгруппе – словенский, болгарский, сербский, хорватский, верхнелужицкий, нижнелужицкий языки.

В других источниках можно найти другой состав подгрупп. Например, Альберт Клозе причисляет к западнославянским языкам еще такие языки, как лехский, сорбский, кашубский, полабский , которые другие исследователи относят к диалектам. Эти факты говорят о том, что генеалогическую классификацию языков нельзя считать закрытой. Более того, в современном мире она приобретает большую актуальность, в связи со стремлением многих малых этносов доказать свою автономность, что можно сделать прежде всего на основе особого языка. Для доказательства родства языков в генеалогической классификации не придается решающего значения существованию отдельных одинаковых явлений. Например, артикль имеется не только в индоевропейских языках, но и в семито-хамитских, как-то арабском. Наличие имени и глагола – это вообще универсалии, т.е. признаки, свойственные всем языкам мира. С другой стороны, даже и в родственных языках не все пригодно для сравнения с целью доказательства их родства: например, для этого не пригодны слова, возникшие в результате звукоподражания. Такие слова, которые имеют фонетически схожее звучание, можно встретить и в не родственных языках: хохотать – хыхылдарья (татарск.); или же bad –« дурно» и в английском, и в новоперсидском, но это является результатом случайного совпадения. Для доказательства родства непригодны и междометия.

Что же в таком случае является основой сравнения с целью доказательства генетического (генеалогического) родства языков? Материалом для сравнения служат в данном случае наиболее устойчивые элементы языка, к которым относятся основной словарный фонд и некоторые грамматические явления.

  1. Основной словарный фонд включает местоимения, глаголы бытия, глаголы, обозначающие действия человека, термины родства, наименования животных, т.е слова, которые исторически могут относиться к эпохе языка-основы. Сравним соответствия по некоторым приведенным рубрикам: я – ich (нем.) – I (англ.) – ik (готск., совр. швед.) – ego (греч.) – ego (лат.) – io (итал.) – je (фр.); есть (от «быть») – sein (нем.) – to be (англ.) – essere (итал.); есть – essen (нем.) – to eat (англ.) – essan (швед.); стоять – stehen (нем.) – to stand (англ.) – stare (итал.); мать – Mutter (нем.) – mother (англ.) – mater (лат.) – madre (итал.) – mytera (греч.) – mere (фр.); два – dyo (греч.) – due (лат., итал.) – zwei (нем.) – two (англ.) – deux (фр.); волк – lykos (греч.) – lupus (лат.) – lupo (итал.) – loup (фр.) – vulfs (готск.) – Wolf (нем.) – wolf (англ.).
  2. Грамматическая общность также свидетельствует об общем происхождении языков. Сам тип грамматического строя является доказательством родства. Так индоевропейские языки являются флективными, а флексии в системе глагола до сих пор обнаруживают значительное сходство.

Ни в коей мере не умаляя достижений классической компаративистики, нельзя, тем не менее, не согласиться с Фердинандом де Соссюром, который считал: «Их наука оставалась исключительно сравнительной, вместо того, чтобы стать исторической». Только младограмматики включили результаты сравнения в историческую перспективу. По мнению Соссюра, только историческая перспектива может объяснить переходы от одного языка к другому и скачки в языковом развитии. Главнейшим фактором он считает перемещение народов. Наслаиваясь одно на другое в течение столетий, эти переселения все перепутали и во многих местах не оставили и следов от переходных явлений от одного языка к другому. «Характерным примером может служить индоевропейская семья языков. Первоначально эти языки должны были находиться в весьма тесном общении и образовывать непрерывную цепь языковых областей. <…> Славянская группа по своим признакам пересекается с иранской и германской, что вполне сообразуется с географическим распределением соответствующих языков; равным образом германскую группу можно рассматривать как связующее звено между славянской и кельтской. А между тем, как только мы начинаем рассматривать границу между двумя группами языков, например, германско- славянскую границу, мы тотчас обнаруживаем резкий скачок без всяких переходных явлений: оба наречия сталкиваются, а вовсе не переливаются одно в другое. Объясняется это тем, что промежуточные диалекты исчезли. Ни славяне, ни германцы не оставались неподвижными.

Актуализация картины мира в разных языках производится в современной компаративистике с помощью сопоставления идентичных лексико-семантических групп, фразеологизмов, пословиц. Показательна в этом смысле актуализация пространственной картины мира на основе сопоставления глаголов движения в немецком и русском языках. «Она обнаруживает разные культурологические признаки, лежащие в основе восприятия категории пространства русскими и немцами: в немецком языковом сознании пространство воспринимается как часть сферы субъекта, в русском – сфера субъекта воспринимается как часть пространства. Представления о времени и пространстве средневекового человека восстанавливаются на основе изучения фразеологизмов из немецкой деловой прозы ХIV-XVI веков. » [4, с. 152]

Процесс этнической идентификации неразрывно связан с проблемой культурной самобытности, что объясняет внимание к культурологическому аспекту современных сопоставительных исследований. С одной стороны, интерес исследователей направлен на выявление этнокультурных особенностей, обусловливающих языковое своеобразие; с другой стороны, особую актуальность приобретает обучение иноязычной речи. В первом случае в сопоставительном плане исследуются, например, культурные концепты, такие как «время», «собственность», «пространство», – или картины мира, формируемые фразеологизмами, метафорами и пословицами. Здесь компаративистика смыкается с типологическими исследованиями.

Учитывая глубинный характер перемен, о которых шла речь выше, можно, видимо, говорить о смене научной парадигмы в рамках традиционной компаративистики, перешедшей от поисков сходства в историческом прошлом к поискам различий в сиюминут ном настоящем. Сохраняя автономность по отношению к типологическим исследованиям, компаративистика ограничивается сравнением языков и литератур, имеющих общие этнические корни. Вместе с тем, она, несомненно, сближается с типологией, заимствуя у нее синхронный подход к объекту исследования, и с когнитивистикой, обращаясь к изучению нетрадиционных для себя объектов концептуальной сферы.

 

Список литературы:

1.Алпатов В.М. История лингвистических учений. Учебное пособие для вузов. — 4-е изд. испр. и доп. — М.: Языки славянской культуры, 2005. — 368 c.

2.Дельбрюк Б. Введение в изучение языка: Из истории и методологии сравнительного языкознания. — М.: УРСС Эдиториал, 2003. — 152 с.

3.Евтюхин, В.Б. «Российская Грамматика» М.В. Ломоносова [Электронный ресурс]

4.Звегинцев В.А. История языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечениях. Часть 2 — М.: Просвещение, 1965 год, 496 стр.

5.Нелюбин Л.Л., Хухуни Г.Т. История науки о языке — М.: Флинта, 2008 год, 376 стр.

6.Реформатский А.А. Введение в языкознание. — 4-е изд. — М.: Просвещение, 2001. — 536 с.[schema type=»book» name=»ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ » author=»Салмина Татьяна Владимировна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-05-02″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.03.2015_03(12)» ebook=»yes» ]

Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх