Номер части:
Журнал

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГИПЕРБОЛЫ С ДРУГИМИ СТИЛИСТИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI:
Данные для цитирования: . ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГИПЕРБОЛЫ С ДРУГИМИ СТИЛИСТИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ // Евразийский Союз Ученых. Педагогические науки. ; ():-.





В настоящее время в научной литературе понятие гиперболы имеет размытые границы, так как  оригинальная  авторская гипербола в одиночном виде встречается редко. Обычно она сочетается с другими стилистическими приемами. Как отмечает С. А. Тихомиров,  гипербола является стилистическим приемом, активно функционирующим в зоне синкретизма; сочетаясь с другими стилистическими приемами, она создает модифицированную семантику синкретического приема [1, с. 6]. Зона синкретизма порождает более яркий, тонкий смысл художественного текста, создает многочисленные коннотации, увеличивает прагматический потенциал гиперболы. Необходимо отметить, что в одном высказывании могут сочетаться сразу несколько стилистических приемов.

Гипербола + метафора.

…but the place where Strickland lived had the beauty of the Garden of Eden. Ah, I wish I could make you see the enchantment of that spot, a corner hidden away from all the world, with the blue sky overhead and the rich, luxuriant trees. It was a feast of colour. And it was fragrant and cool. Words cannot describe that paradise. And here he lived, unmindful of the world and by the world forgotten [3].

При описании места, где провел последние годы жизни Стрикланд, персонаж использует гиперболу a feast of colour, построенную на метафорическом переносе. Все краски этого места находят воплощение в данной метафоре. Более того, говоря о том, что нельзя словами описать это место, персонаж прибегает к еще одной метафоре paradise. В гиперболическом комплексе оба приема трансформируются: метафора приобретает признак  алогичности, а гипербола приобретает образность второго порядка, ей не свойственную.

Следует отметить, что ранее в этом отрывке автор использует метафорический эпитет, основанный на аллюзии the Garden of Eden. The Garden of Eden является синонимом слова paradise, которым завершается описание места. Следовательно, перед нами прием нарастания. Такая конвергенция стилистических приемов придает экспрессивность и дополнительную эмоциональную окрашенность высказыванию, делает создаваемый автором образ более ярким и выразительным.

Гипербола + антономазия.

Blanche Stroeve was in the cruel grip of appetite. Perhaps she hated Strickland still, but she hungered for him, and everything that had made up her life till then became of no account. She ceased to be a woman, complex, kind and petulant, considerate and thoughtless; she was a Maenad. She was desire [3].

В приведенном отрывке описывается страсть, которую испытывала  Бланш Стрёв к Стрикланду. Гиперболический комплекс основан на нарастании: он начинается с метафорической гиперболы ceased to be a woman и заканчивается метафорической гиперболой desire. Кульминацией нарастания становится стилистический прием антономазии Maenad и последующая метафора. Обращаясь к антономазии, называя героиню именем вакханки из древнегреческой мифологии, Моэм создает яркий образ женщины, полный неистовства и желания.

Гипербола + эпитет.

Examinations, sir, are pure humbug from beginning to end.  If a man is a gentleman, he knows quite enough, and if he is not a gentleman, whatever he knows is bad for him [4].

Гипербола выражена интенсифицирующим прилагательным pure, и чрезмерная мера признака увеличивается с помощью фразеологизма  from beginning to end. Употребление гиперболического эпитета задерживает внимание на языковой форме, указывая тем самым на возможность иронии.

Гипербола + сравнение.

С помощью гиперболических сравнений выражается предельная мера действия, состояния, качества, степень силы признака, степень качества, степень проявления состояния. Например:

Somehow, it was hotter then: a black dog suffered on a summer’s day; bony mules hitched to Hoover carts flicked flies in the sweltering shade of the live oaks on the square. Men’s stiff collars wilted by nine in the morning. Ladies bathed before noon, after their three-o’clock naps, and by nightfall were like soft teacakes with frostings of sweat and sweet talcum [2, p. 72].

В данном примере гиперболическая мера признака (жары) передается оригинальной авторской гиперболой-сравнением, создавая при этом иронический эффект.

Следующий пример представляет собой узуальную гиперболу, основанную на сравнении, так как она выражена сравнительной фразеологической единицей sounded like a flute:

And her voice  – I never heard such a voice.  It was very low at first, with deep mellow notes that seemed to fall singly upon one’s ear. Then it became a little louder, and sounded like a flute or a distant hautboy [4].

Гипербола + ирония.

For the life of me, I did not understand how he could sit there in cold blood and read a newspaper when his only son stood an excellent chance of being murdered with a Confederate Army relic [2, p. 154].

В приведенном высказывании речь идет о том, как девочка не понимает поведения отца, который спокойно читает газету, когда его сын в качестве наказания находится у старухи-соседки, которую дети боялись и ненавидели. Гиперболическая мера признака передается глаголом murder, при этом гипербола одновременно сочетается с иронией, так как прилагательное excellent на самом деле имеет противоположную оценку. Ироническую окраску имеет и перифраз Confederate Army relic, в котором содержится явный намек на преклонный возраст старухи.

Гипербола + нарастание.

He told me of his childhood in the tidy brick house, and of his mother’s passionate orderliness. Her kitchen was a miracle of clean brightness. Everything was always in its place, and no where could you see a speck of dust. Cleanliness, indeed, was a mania with her [3].

В данном примере автор описывает чистоплотность и страсть к порядку, которые были свойственны матери его друга, с помощью субстантивной гиперболы mania, которая выражает крайнюю степень качества и основана на метафорическом переносе. Весь отрывок построен на приеме нарастания: сначала используется гиперболический эпитет passionate, затем гиперболическая метафора a miracle of clean brightness. И кульминацией этой страсти к чистоте является гипербола mania.

Гипербола + повтор.

Every night-sound I heard from my cot on the back porch was magnified three-fold; every scratch of feet on gravel was Boo Radley seeking revenge, every passing Negro laughing in the night was Boo Radley loose and after us; insects splashing against the screen were Boo Radley’s insane fingers picking the wire to pieces; the chinaberry trees were malignant, hovering, alive [2, p. 116].

Гипербола, выраженная кванторным местоимением every, повторяется несколько раз в параллельных конструкциях. Таким образом, она передает страх девочки перед Бу Рэдли, создавая эффект его присутствия повсюду.

Гипербола + антитеза.

I discovered that in Paris he had been painting just the same stale, obviously picturesque things that he had painted for years in Rome. It was all false, insincere, shoddy; and yet no one was more honest, sincere, and frank than Dirk Stroeve [3].

 

Гипербола + риторический вопрос.

But music was not articulate.  It was not a new world, but rather another chaos, that it created in us.  Words!  Mere words! How terrible they were!  How clear, and vivid, and cruel!  One could not escape from them.  And yet what a subtle magic there was in them! They seemed to be able to give a plastic form to formless things, and to have a music of their own as sweet as that of viol or of lute. Mere words!  Was there anything so real as words? [4].

Приведенный отрывок завершается риторическим вопросом, основанным на  гиперболе: Was there anything so real as words? Его можно перефразировать в утвердительное предложение There is nothing so real as words. Этот риторический вопрос на самом деле содержит в себе ответ, который персонаж мучительно ищет в предыдущем контексте. Высказывание содержит также  гиперболические эпитеты mere, которые повторяются дважды. Повторы и сравнения, завершающиеся риторическим вопросом создают эффект нарастания.

Итак, благодаря конвергенции гиперболы с различными стилистическими приемами образность и воздействующая функция высказывания повышаются. Именно в зоне синкретизма возрастает прагматический потенциал гиперболы.

 

Список литературы

  1. Тихомиров, С.А. Гипербола в градуальном аспекте [Текст] : автореф. дис. … канд. филол. наук / С.А. Тихомиров. – Москва, 2006. – 21 с.
  2. Lee, N. H. To Kill a Mockingbird [Electronic resource] / N. Harper. Lee. – М. : Антология, 2011. – 320 p. – URL:
  3. Maugham, W. S. The Moon and Sixpence [Electronic resource] / S. Maugham. – The Pennsylvania State University, Electronic Classics Series – URL: https://www2.hn.psu.edu/faculty/jmanis/s-maugham/moon-sixpence.pdf
  4. Wilde O. The Picture of Dorian Grey [Electronic resource] / O. – URL: type=»book» name=»ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГИПЕРБОЛЫ С ДРУГИМИ СТИЛИСТИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ» description=»В данной статье рассматривается взаимодействие гиперболы с различными стилистическими средствами. Сочетание стилистических средств, их конвергенция способствуют трансформации стилистических приемов, создавая образность второго порядка. Таким образом, увеличивается прагматический потенциал гиперболы.» author=»Санцевич Я.С.» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-04-13″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2015_04(13)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6772

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх