Номер части:
Журнал

ДЕФИНИЦИИ КОНФЛИКТОВ: СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РОДОВОГО ПОНЯТИЯ (57-61)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы: Syomik A.A., Karpunov V.N.
DOI:


ДЕФИНИЦИИ КОНФЛИКТОВ: СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РОДОВОГО ПОНЯТИЯ

Сёмик Алла Анатольевна

Доктор исторических наук, кандидат психологических наук, доцент,

Профессор Кубанского социально-экономического института

г.Краснодар, Россия

Карпунов Вячеслав Николаевич

Кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии и правоведения

ГУО ВПО «Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко»

г.Луганск, ЛНР

CONFLICT DEFINITIONS: SEMANTIC ANALYSIS OF GENERAL CONCEPT

Syomik Alla Anatolevna

Doctor of Historical Sciences, Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor,

Professor of the Kuban Social -Economic Institute

Krasnodar, Russia

Karpunov Vyacheslav Nikolaevich

Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of the Department of Political Science and Law

«Lugansk National University Taras Shevchenko»

  Lugansk, Lugansk People’s Republic

Аннотация: В статье рассмотрены некоторые вопросы семантического анализа понятия социальный конфликт, дефиниции политических конфликтов. Авторы анализируют ситуацию на востоке Украины и обосновывают предложения по разрешению политического конфликта на Донбассе.

Annotation. This article examines some issues of semantic analysis of the concept of social conflict, the definition of political conflicts. The author analyses the situation in the East of Ukraine and provide suggestions for resolving the political conflict in the Donbass.

Ключевые слова: конфликт, политический конфликт, гражданская война, компромисс, консенсус, народная дипломатия.

Keywords: conflict, political conflict, civil war, compromise, consensus, public diplomacy.

Социальные конфликты появляются в истории человечества с первых дней его существования в начале как индивидуальные, а по мере формирования человеческого общежития и как групповые.

Как социальное явление конфликты чрезвычайно разнообразны. Среди них можно выделить экономические, национальные, религиозные, в том числе и политические.

Все они изучаются и исследуются разными науками, которые с учетом конфликтности современного мирового развития пытаются решить непростые задачи познания сущности и причин возникновения конфликтов, разработки путей и средств их предотвращения, регулирования и разрешения [1].

Анализ научных разработок, изучение теории конфликтов имеет особое значения для понимания процессов, происходящих в современном конфликтном мире, что и определяет актуальность данной статьи.

Пристальное внимание к конфликтам обусловило становление и развитие различных направлений исследования этого социального явления. На основании таких подходов и появились разнообразные дефиниции социальных конфликтов.

Если мы обратимся к академическим и энциклопедическим словарям, в которых зафиксирована семантика этого понятия, то увидим, что в словаре русского языка С.И. Ожегова конфликт определяется как столкновение, серьезное разногласие, спор [2, c. 237].

В другом словаре, а именно большом толковом словаре современного украинского языка конфликт также имеет три содержательных значения:

1) столкновение противоположных интересов, мыслей, взглядов;

2) серьезные разногласия;

3) острый спор [3].

Такие же три значения понимания конфликта зафиксированы и в словаре иностранных слов [4, c. 258].

Краткая философская энциклопедия рассматривает конфликт с психологической точки зрения как столкновение двух или более сильных мотивов, которые не могут быть удовлетворены одновременно [5, c. 221].

Такой, пусть и краткий, анализ словарной литературы дает основание для вывода о практически однообразном семантическом понимании конфликта как социального явления.

Что же касается научной социологической и политологической литературы, то понятие «конфликт» рассматривается в ней в несколько ином, более серьезном конструктивном содержании.

В словаре политических терминов конфликт имеет несколько содержательных значений и рассматривается, в частности, как:

— способ взаимодействия людей, при котором преобладает тенденция противоборства, вражды, разрушения достигнутого единства, согласия и сотрудничества;

— столкновение сторон, мнений, сил;

— форма развития противоречий, выражающаяся в непосредственном противоборстве сторон [6].

Подобной точки зрения придерживаются многие политологи и социологи.

Так, Т. Парсонс видел в конфликте причину дестабилизации и дезорганизации общественно — политической жизни. Ученый определял конфликт как аномалию общественного развития и считал, что их наличие объективно ведет к невозможности поддержания бесконфликтных, мирных отношений в обществе. Именно поэтому Т. Парсонс отвергал  конфликт  как способ общественного развития [7].

Диаметрально противоположную точку зрения высказал в своей работе «Функции социального конфликта» Л. Козер, рассматривая конфликт не только как борьбу непосредственно за власть, но и определенные ценности, социальный статус, материальные и духовные блага. Для Л. Козера конфликты, в отличие от взглядов Т. Парсонса, — не социальные аномалии, а необходимые естественные формы существования и развития человеческого общежития, социального общения социумов. Практически в каждом акте социального взаимодействия субъектов этих отношений кроется возможность конфликта. Ученый определяет конфликт как противоборство социальных субъектов (индивидов, групп), возникающее из-за дефицита власти, статуса или средств, необходимых для удовлетворения ценностных притязаний и предполагающее нейтрализацию одного из субъектов [8].

Это борьба, в которой целью сторон является как ущемление, так и нейтрализация и даже уничтожение противника.

Однако эта борьба выполняет и некие позитивные функции:

— во-первых, предоставляет возможность для выхода негативных эмоций;

— во-вторых, люди во время конфликта лучше узнают друг друга, а взаимное познание может трансформировать враждебные конфликтные отношения в отношения сотрудничества.

Именно поэтому социальный конфликт, по мнению Л. Козера, стимулирует изменения в социуме, появление новых правил поведения и, в конечном счете, новых общественных отношений [9].

В разработке общей теории конфликтов особое место принадлежит учению Р. Дарендорфа, который обосновал теорию конфликтной модели общества. По его мнению конфликт общества зависит от характера власти, преобладающей в конкретное историческое время на конкретном историческом этапе [10].

Р. Дарендорф рассматривал конфликт как ситуацию, в которой имеет место несоответствие:

— между положением социальных слоев, социальных групп в обществе;

— доступом к социальным благам и возможностям их реализации.

Исходя из этого он использовал термин «конфликт» не только для определения соперничества, конкуренции, споров и намерений, но и для открытых столкновений [11].

После Второй мировой войны в Великобритании сложилась общая теория конфликтов модернистско-сциентистской направленности, которая предназначалась, как утверждали ее создатели (К. Боулдинг, А. Раппопорт, Д. Аптер), для каждого отдельного случая.

Сторонники этой концепции утверждали, что конфликтэто осознанное и созревшее противоречие и столкновение интересов. В соответствии с уровнем взаимодействия субъектов конфликты рассматривались на уровне индивидуума, группы и организации.

Этим же качеством отличалась и теория конфликтов А. Раппопорта, которая позволила систематизировать разнообразные конфликты и свести их к трем типам: «война», «игра» и «спор». Эти типы отличаются разной степенью конфликтности. Но о каком бы типе конфликта в свете взглядов А. Раппопорта не шла речь, становилось понятным, что все они настоятельно требуют использования различных методов и возможностей урегулирования.

Д. Аптер добавил к этой классификации еще и «повод» конфликта. Согласно мнению Д. Аптера, конфликты типа «война» возникают по поводу ценностей, это самое худшее, что может проявиться во взаимоотношениях субъектов конфликта, вплоть до открытого военного противоборства. Конфликт типа «игра» — это столкновение интересов на уровне конкуренции и даже возможной кооперации. «Спор» же как разновидность конфликта предусматривает столкновение различных предпочтений. Исходя из подобного рода рассуждений, Д. Аптер считал, что главный вопрос теории конфликтов состоит в том, как трансформировать ценностный конфликт, как наиболее сложный, в конфликт интересов, т.е. в конкуренцию или даже в кооперацию [12].

Это предположение способствовало появлению так называемого дисциплинарного подхода, разработанного американскими учеными, и направленного на практическое разрешение конфликтов.

Его основной идеей выступает целостное, комплексное понимание феномена социального конфликта. В каждом отдельном случае конфликта этот подход помогает определить, каким должен быть допустимый уровень анализа конфликта, что лежит в основе его анализа и какие социальные науки в совокупности наиболее подходят для адекватного понимания и решения данного конфликта[13, с. 8].

Один из сторонников данного подхода Дж. Бертон считал, что только те организационные усилия, которые полностью удовлетворяют основные человеческие потребности. могут принести подлинное завершение конфликта, то есть такое его разрешение, которое во всем объеме затрагивает предмет спора и устанавливает новые отношения между противниками [14, с. 353].

Не вызывает сомнений вывод о том, что противодействие конфликтам как и выбор средств относительно их предотвращения не может ограничиваться вышеизложенным материалом.

Важно учесть то, что в разрешении конфликтов главными принципами должны быть не амбиции ученых, политических деятелей, а удовлетворение интересов государства, интересов народа.

Особое внимание следует обратить на разрешение политических конфликтов, которые с формированием и развитием государственных отношений, структуризацией органов государственной власти в XX веке стали объектом научного анализа сначала в рамках политологии, а затем и отдельной отрасли научного знания — политической конфликтологии.

Следует согласиться с мнением авторов учебного пособия по политической конфликтологии, что политический конфликт не представляет собой совершенно уникального феномена общественной жизни. На него распространяются общие характеристики любых социальных конфликтов[15, с.15].

Однако, особая актуальность проблематики политических конфликтов в современном мире объективно расширяет и семантическое поле понимания политического конфликта, что проявилось в различных его дефинициях.

Так уже вышеупомянутый нами Л.Козер видел сущность политического конфликта в борьбе за власть. Член-корреспондент Российской Академии наук Тощенко Ж.Т. рассматривает политический конфликт, как проявление объективных или субъективных противоречий, выражающихся в противоборстве сторон; Ветренко А.И. считает, что политической конфликт – это столкновение интегрированных интересов больших социальных групп, выраженных в виде политических ценностей, задач, требований, лозунгов и связанных с борьбой за властные ресурсы [16]. Интересна для исследователя и точка зрения проф. Сироты Н.М., которая основывается на взглядах А. Торквиля, М. Вебера и согласно которой конфликт – это постоянно действующая форма борьбы за власть в каждом конкретном обществе [17, с.9].

О какой бы дефиниции политического конфликта не шла речь, в ней заложена идея, что конфликт, который возникает на почве политических отношений, предусматривает мобилизацию наибольшей численности со стороны всех конфликтующих сил, в него включены большие социальные группы, десятки тысяч или миллионы людей. Соответственно его последствия ощутимы во всех основных сферах общества [18, с. 8].

Именно политические конфликты несут в себе риски и угрозы стабильности общества и государства и, вместе с тем, являются неотъемлемым атрибутом процесса развития. Особенно остро это ощущается в трансформирующихся обществах, что характерно и для современной Украины.

Ситуацию, которая сложилась на востоке Украины начиная с 2014 года можно называть по-разному. С точки зрения правящей украинской власти (оставим это на ее совести) — антитеррористическая операция, переросшая в операцию объединенных сил. С точки зрения научного подхода и здравого смысла – внутригосударственный военно-политический конфликт в форме гражданской войны. При этом нужно уточнить, что он уже вышел за рамки чисто внутригосударственного.

Этому политическому конфликту присущи все основные для данного явления параметры:

— во–первых, столкновение интересов и потребностей во власти и несовпадение статусов субъектов политики, их ролевых назначений и функций;

— во-вторых, расхождения людей (населения Донбасса и остальной части Украины) относительно ценностей и политических идеалов, культурных традиций, оценок исторических, политических и иных событий.

Если говорить о тактике и стратегии участвующих в конфликте на Донбассе сторон, то можно выделить два диаметрально противоположных направления. С одной стороны, а именно украинских правящих кругов:

— в определенной мере инициация  ситуации, т.е. перманентное обострение противоречий между Луганской Народной Республикой, Донецкой Народной Республикой и Украиной, консервация противоборства с целью порождения ситуации, которую можно было бы использовать более эффективно, чем это сможет сделать восставшее население Донбасса;

— в значительной степени рутинизация  конфликта, означающая сознательное поддержание возникшей напряженности в отношениях сторон с целью использовать ее в собственных интересах (особенно в ходе начавшейся выборной компании).

С другой стороны, Луганская Народная Республика и Донецкая Народная Республика стремятся к  разрешению конфликта, предполагающее устранение вызывавших его причин, формирование нового уровня отношений между конфликтующими сторонами, а также его улаживание, что предусматривает не только снижение уровня враждебности конфликтующих сторон, но и перевод конфликта в русло совместного решения проблемы. Остается только сожалеть, что эти и другие инициативы Луганской Народной Республики и Донецкой Народной Республики не просто не воспринимаются нынешней украинской властью, а прямо ею игнорируются

Все предпринимаемые попытки политически урегулировать конфликт на востоке Украины привели всего лишь к своеобразному военному противостоянию, при котором нет ни полномасштабной войны, ни полного прекращения огня, а прямые военные действия ведутся в отдельных «горячих» точках. Вроде бы есть соглашение о мирном урегулировании, но его содержание и темпы выполнения порождают не надежды на мир, а все больше скепсиса и критического отношения. И, по-прежнему, остается актуальным вопрос: раз конфликт длится дольше, чем Великая Отечественная война 1941-1945 годов, то что же будет дальше? Понятно, что сегодня возможный ответ носит чисто риторический характер.

Именно с учетом нынешней ситуации для Луганской Народной Республики важным является разработка программы, которая была бы направлена на предотвращение конфликтов, в первую очередь, именно политических и включала в себя теоретические наработки разрешения конфликтов, выработанные теорией и практикой возможные и разнообразные средства и методы предотвращения возникновения и нейтрализации конфликтных ситуаций.

На наш взгляд, среди них можно выделить такие как: проведение ранней диагностики с целью выявления как причин возможных конфликтов, так и их нейтрализации и последующих устранений.

Для определения подобных явлений возможно использование стандартизированных операций, основанных на отслеживании предполагаемых конфликтных проявлений с помощью современных средств электронной техники. Одновременно при этом большое внимание следует уделить развитию социальных институтов и механизмов предупреждения негативных форм развития конфликтов. К их числу, в частности, следует отнести создание сети самых различных как государственных, так и негосударственных консультационных служб.

Помимо этого представляется возможным выделить и методы, которые концентрируют внимание исследователей и политиков на устранении причин возникновения конфликтов. В этом случае разрешение конфликта связывается с изменением его глубинной структуры. Правильно организованное общение между различными социальными общностями, находящимися в конфликте, является одним из центральных приемов в данном подходе, ибо оно объективно ведет к изменению негативного отношения субъектов друг к другу.

Наконец, программа может включать в себя ряд методов, которые предполагают перевод конфликта в рациональную сферу. Сделать это можно прибегая к различным приемам, в частности, к  компромиссу и консенсусу.

Компромисс  в словарях политических терминов определяется как соглашение на основе взаимных уступок. Они могут быть различными, в частности, вынужденными и добровольными. Первые с неизбежностью навязываются сложившимися обстоятельствами, а вторые заключаются на основе соглашений по определенным вопросам и соответствуют какой-то части политических интересов всех взаимодействующих сил.

Обеспечить консенсус в политическом кризисе, как соглашение значительного большинства людей определенного сообщества или социальной группы относительно наиболее важных аспектов их социальных порядков, выраженное в реальных действиях, довольно сложно, порой даже невыполнимо. Однако на отдельных стадиях развертывания политического кризиса консенсус вполне возможен.

Одним из реальных вариантов использования компромиссов и консенсуса в прекращении гражданской войны на Донбассе становится народная дипломатия. Общеизвестно, что народная дипломатия представляет собой гражданскую инициативу, осуществляемую лицами или общественными организациями на добровольных началах.

За годы войны на Донбассе в этом направлении проделана серьезная работа. В Луганской Народной Республике ее субъектами стали неправительственные организации и, в первую очередь, Федерация профсоюзов республики, которая является полноправным членом Всемирной Федерации Профсоюзов. В результате работы, проделанной профсоюзами Донбасса, мероприятия в поддержку республик Донбасса неоднократно проходили в России, Австрии, Бельгии, Германии, Ирландии, Голландии, США, Сирии, Бразилии, ЮАР, Чехии. По инициативе профсоюзных организаций Италии была организована поездка по ряду городов для встреч с представителями различных общественных движений. Во время этой поездки было проведено 8 таких встреч, которые проходили в формате круглых столов, где каждый из присутствовавших имел возможность задать любой вопрос [19].

Ярким подтверждением успехов народной дипломатии является открытие в Демократической Республике Конго культурного центра Луганской Народной Республики.

Подобного рода действия и будут реально способствовать снижению напряженности в зоне продолжающегося военного конфликта, возможной его трансформации в конфликт заинтересованных сторон, а в перспективе, как в свое время подчеркивал Д. Аптер — в конкуренцию или даже в кооперацию.

 

Список использованной литературы:

1. Слободянюк А. О. Політичний конфлікт як спосіб подолання сучасних проблем в Україні [Электронный ресурс] / А. О. Слободянюк // Матеріали XLVI науково-технічної конференції підрозділів ВНТУ, Вінниця, 22-24 березня 2017 р. — Електрон. текст. дані. — 2017. — Режим доступа: https://conferences.vntu.edu.ua/index.php/all-hum/all-hum-2017/paper/view/1768.

2. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов /Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. – 20-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз. — 1988. – 750 C.

3. Великий тлумачний словник сучасної української мови (з дод., допов. та CD) / Уклад. і голов. ред. В.Т. Бусел.- К.: ВТФ «Перун», 2009. – С. 570.

4. Словарь иностранных слов. – 16 изд., испр. – М.: Рус. Яз, 1988. – 624 C.

5. Краткая философская энциклопедия. – М.: Издательская группа «Прогресс» — «Энциклопедия». – 1994. — 576 С.

6. Словарь политических терминов [Эл. ресурс]. – Режим доступа: http://www.onlinedics.ru/slovar/pol/k/konflikt.html

7. Функциональная концепция конфликта Т. Парсонса [Эл. ресурс]. – Режим доступа: https://studfiles.net/preview/6703065/page:6/

8. Теория конфликта Л. Козера [Эл. ресурс]. — Режим доступа:https://murzim.ru/nauka/sociologija/24913-teoriya-konflikta-l-kozera.html

9. Теория социального конфликта Л. Козера и Р. Дарендорфа [Эл. ресурс].-Режим доступа: https://studme.org/1256060728764/sotsiologiya/sotsialnye_konflikty

10. Теория конфликта Р. Дарендорфа [Эл. ресурс]. — Режим доступа: https://psy.wikireading.ru/78730

11. Теория социального конфликта Ральфа Дарендорфа [Эл. ресурс]. — Режим доступа: https: https://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=599537#text

12. Теории конфликтов. Общая теория конфликтов К. Боулдинга, А. Раппопорта, Д. Эптера [Эл.ресурс] .–Режим доступа: https://studref.com/354522/pravo/teorii_konfliktov_obschaya_teoriya_konfliktov_bouldinga_rappoporta_eptera

13. Криволапчук В. О. Політичний конфлікт, як об’єкт політичних і правових досліджень / В. О. Криволапчук // Південноукраїнський правничий часопис : щоквартал. наук. журн. 1997. – 2009. – № 3. – С.6-9.

14. Бертон Дж. Конфликт и коммуникации: Использование контролируемой коммуникации в международных отношениях //Теория международных отношений: хрестоматия/ Сост., науч. ред. и коммент. П.А. Цыганова. – М.: Гардарика. – 2002. – 400 С.

15. Политическая конфликтология: Учебное пособие /Под ред. С. Ланцова. – СПб.: Питер, 2008, — 319 С.

16. Ветренко А.И. Игровые технологии при разрешении политических конфликтов [Эл. ресурс]. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/igrovye-tehnologii-pri-razreshenii-politicheskih-konfliktov

17. Сирота М.И. Политическая конфликтология: учеб. Пособие для бакалавриата и магистратуры /Н.М. Сирота.- 2-е изд, испр. и доп. – М.: Издательство ЮРАЙТ, 2019. — 121 С.

18. Криволапчук В. О. Політичний конфлікт, як об’єкт політичних і правових досліджень / В. О. Криволапчук // Південноукраїнський правничий часопис : щоквартал. наук. журн. 1997. – 2009. – № 3. – С.6-9.

19. Народная дипломатия в условиях непризнанности республик Донбасса [Эл. ресурс].-Режим доступа: https://www.geopolitica.ru/article/narodnaya-diplomatiya-v-usloviyah-nepriznannosti-respublik-donbassa.

Записи созданы 1268

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх