Номер части:
Журнал

ДЕСТРУКТИВНАЯ «СТРУКТУРА АВИАПРЕДПРИЯТИЯ» И ЭФЕМЕРНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ГЧП: НЕЛЕПОЕ «РАЗДЕЛЕНИЕ» (46-53)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: , Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор: Leontyev R.G.
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI: 10.31618/ESU.2413-9335.2019.8.63.195
Данные для цитирования: . ДЕСТРУКТИВНАЯ «СТРУКТУРА АВИАПРЕДПРИЯТИЯ» И ЭФЕМЕРНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ГЧП: НЕЛЕПОЕ «РАЗДЕЛЕНИЕ» (46-53). PDF архив. ; ():-. 10.31618/ESU.2413-9335.2019.8.63.195



ДЕСТРУКТИВНАЯ «СТРУКТУРА АВИАПРЕДПРИЯТИЯ» И ЭФЕМЕРНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ГЧП: НЕЛЕПОЕ «РАЗДЕЛЕНИЕ»

DESTRUCTIVE «AIRCRAFT ENTERPRISE» AND EFFERNUM INDICATORS OF PUBLIC-PRIVATE PATNERSHIP: ALFUNCTION “SEPARATION”

Леонтьев Рудольф Георгиевич

д-р экон. наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ, главный научный сотрудник ВЦ ДВО РАН, г. Хабаровск, Российская Федерация; E-mail: RLeontyev1@mail.ru

Leontyev R.G.

Computer center of the Far East office Russian Academy of Sciences

Khabarovsk, Russia

Ключевые слова:

Аэропорты, местные воздушные линии, государственно-частное партнерство (ГЧП), структура предприятия, финансовые потоки, функции управления, неавиационная деятельность, аэропортовый бизнес.

Key words:

Airports, local airlines, public-private partnership (PPP), enterprise structure, financial flows, management functions, non-aeronautical activities, airport business.

Аннотация:

В статье подвергнуты анализу содержащие сведения о нелепом «разделении неавиационной деятельности» пятый, шестой и седьмой из представленных в автореферате соискателя аспирантуры железнодорожного вуза двадцати абзацев, которые характеризуют и обосновывают его третье «выносимое на защиту основное положение диссертационного исследования» о концептуальной модели фантома «экономической структуры» авиапредприятия, и соответствующие им фрагменты содержания научно-квалификационной работы этого соискателя об «аэропортах местных воздушных линий Хабаровского края Российской Федерации».

Annotation:

The article analyzes the fifth, sixth and seventh information about the ridiculous “separation of non-aviation activities” of the twenty paragraphs presented in the author’s abstract of the post-graduate school of the railroad high school, which characterize and substantiate the third “deferred basic position of the dissertation research” about the phantom conceptual model. The “economic structure” of the airline and the corresponding fragments of the content of the scientific-qualification work of this applicant about “local airports ear lines of the Khabarovsk Territory of the Russian Federation».

Между невежеством и знанием

лежит пропасть.

Японская пословица

В настоящей работе и последующих публикациях будут представлены дальнейшие рекомендации «как не надо формулировать «выносимые на защиту основные положения (элементы научной новизны полученных результатов) диссертационного исследования», являющихся неотъемлемой частью более общих рекомендаций «как не надо писать диссертацию» и «как не надо и как надо осуществлять экспертизу материалов диссертационного исследования на всех этапах его официального рассмотрения». Предыдущие рекомендации или уроки, исходящие из конкретного примера экспертного анализа определенно неудачного диссертационного исследования Милой А.В. об аэропортах МВЛ, освещены в работах [1-11].

Если в ракурсе общепринятых и официально установленных требований к диссертациям и порядку их рассмотрения научной общественностью подвергнуть анализу пятый, шестой и седьмой из представленных в автореферате соискателя ДВГУПС Милой (стр. 16-21) всех двадцати абзацев (в том числе четыре таблицы и 2 рисунка), характеризующих и обосновывающих ее третье «выносимое на защиту основное положение диссертационного исследования» и соответствующие им фрагменты содержания диссертации той же Милой, то достаточно квалифицированный читатель может обнаружить многочисленные негативные обстоятельства.

Пятый абзац. В пятом абзаце характеристики и обоснования третьего «выносимого на защиту основного положения диссертационного исследования» на стр.17 своего автореферата и во втором предложении второго абзаца на стр. 140 своей же диссертации соискатель ДВГУПС Милая сообщает буквально следующее: «Такое разделение позволяет более точно определить и классифицировать объекты инвестирования и определить оптимальные способы и механизмы привлечения частных инвестиций в аэропортовую инфраструктуру на среднесрочную и долгосрочную перспективу».

Анализ содержания данного абзаца автореферата Милой позволяет выявить следующие негативные обстоятельства:

а) относительно данных абзацев автореферата и диссертации Милой, прежде всего, следует отметить то, что лично сформулированное в них небезызвестным «продвинутым» соискателем ДВГУПС Милой утверждение является ничем иным, как нахальным блефом и чрезмерной глупостью. Полноценным подтверждением этого могут служить такие обстоятельства:

— во-первых, как уже констатировалось выше, самое простое арифметическое действие — «разделение неавиационной аэропортовой деятельности» всего лишь на две части («основную и вспомогательную»), — в принципе, не может «позволить» выполнить такие очень сложные и, к тому же, неграмотно сформулированные социально-экономические задачи, как «более точно определить и классифицировать объекты инвестирования и определить оптимальные способы и механизмы привлечения частных инвестиций в аэропортовую инфраструктуру на среднесрочную и долгосрочную перспективу»;

— во-вторых, при анализе предыдущего абзаца автореферата было выяснено, что, как-раз, предлагаемое соискателем ДВГУПС Милой «разделение неавиационной деятельности на «основные виды» и «вспомогательные виды» никоим образом не обосновано и является фальсифицированным, а иллюстрирующий это «разделение на две части» рисунок 1 на стр. 16 автореферата той же Милой представляется де факто невежественным и де юре ничтожным;

— в-третьих, на этом анализ рассматриваемой здесь формулировки пятого абзаца обоснования третьего «положения диссертационного исследования» (стр. 17 автореферата) и идентичного абзаца диссертации Милой (стр. 140) следовало бы закончить, но, как говорится, «для чистоты эксперимента» представляется необходимым продолжить этот анализ;

б) итак, продолжая анализ формулировки данного абзаца автореферата (стр. 17) и идентичного абзаца диссертации Милой (стр. 140), следует констатировать, что эта формулировка, с точки зрения специальной компетенции и построения русскоязычной фразеологии, изложена крайне безграмотно:

— во-первых, сначала надо «классифицировать» (распределить по группам-признакам, разрядам, классам [12]) и только потом – «определить» (с точностью выяснить, установить [12]), поэтому вместо некорректного словосочетания «более точно определить и классифицировать» следовало бы употребить более корректное словосочетание – «классифицировать и более точно определить»;

— во-вторых, некорректное слова «более точно» не указывают на то, в чем заключается «точность», поэтому вместо некорректного словосочетания «более точно определить объекты» следовало бы употребить более корректное словосочетание, например, — «более точно определить самые выгодные объекты» или просто «определить выгодные объекты»;

— в-третьих, следовало бы также указать на принадлежность «объектов инвестирования», например, после слова «инвестирования» применить слова «в аэропортах» или перед словом «объекты» вставить слово «аэропортовые»;

— в-четвертых, в одном и том же предложении данной формулировки дважды употреблено слово «определить», то есть налицо явный повтор, недопустимый для научно-квалификационной работы. Поэтому следовало бы изъять второе слово «определить», например, применив словосочетание — «классифицировать и определить выгодные аэропортовые объекты инвестирования и оптимальные способы…»;

— в-пятых, вместо некорректных слов «в аэропортовую инфраструктуру» следовало бы употребить более корректное словосочетание, например, — «для развития данных объектов», а вместо предлога «на» и слова «перспективе» — соответственно предлог «в» и слово «перспективах»;

— в-шестых, совершенно непонятно, почему соискатель ДВГУПС Милая предпочла «привлечь частные инвестиции» только «на среднесрочную и долгосрочную перспективы», а не на либо «краткосрочную перспективу», либо «ближайшую перспективу», либо в текущий период, либо, наконец, немедленно и сейчас? Ведь, по крайней мере, Милая свои предпочтения относительно упоминания «среднесрочной и долгосрочной перспективы» никак не обосновывает в ее пресловутом «диссертационном исследовании»;

в) однако, как говорится в народе, «ларчик просто открывался». Оказывается, что, якобы, лично предлагаемое соискателем ДВГУПС Милой пресловутое «разделение неавиационной деятельности на «основные виды» и «вспомогательные виды», на самом деле, является отнюдь не плодом сугубо ее «творческой исследовательской мысли», а явно «навеяно» жульническими заимствованиями той же Милой идей из чужих работ [13,14]:

— во-первых, так, в неоднократно ставших предметом литературного воровства соискателем ДВГУПС Милой (см. [39]) статье Азимова Л. [13] (2003) и учебном пособии Волковой Л.П. [14] (2007) представлены, соответственно, рис. 1 [13] и рис. 20 [14, с. 90] с одним и тем же названием «Перспективная модель бизнеса российского аэропорта», так же украденные в свое время той же Милой (см. [1]). Любопытно, что в содержании этих рисунков в рамках непосредственно «аэропорта» обозначены два структурных подразделения: «управление комплексом авиационных услуг» и «управление комплексом неавиационных услуг»;

— во-вторых, на этих рисунках [13,14] также представлены две группы «сервисных компаний»: первая из этих групп обеспечивает оказание «прочих авиационных услуг», отнесенных к «долгосрочному периоду», в вторая – оказание «непрофильных (неавиационных) услуг», отнесенных к «среднесрочному периоду». Причем в сопровождающих эти рисунки [13,14] комментариях говорится о «среднесрочной и долгосрочной перспективе» и упоминается «вспомогательный бизнес»;

— в-третьих, нетрудно убедиться, что все представленные на рис. 1 [13] и рис. 20 [14, с. 90] и в сопровождающих их комментариях элементы (выделенные здесь курсивом) присутствуют в несколько ином порядке в четвертом и пятом абзацах и на рисунке 1 автореферата Милой (рис. 16-17) и в соответствующем абзаце и на рисунке 3.2 ее диссертации (стр. 140). Налицо – кража отображений чужих мыслей и невежественное их представление в искаженном виде в пресловутом «диссертационном исследовании» небезызвестного и «продвинутого» соискателя ДВГУПС Милой;

г) теперь, когда стало ясно, (как говорят в народе) «откуда растут ноги», то есть что же именно подсказало соискателю ДВГУПС Милой сделать «фундаментальное научное открытие» — путем тривиального «разделения аэропортовой неавиационной деятельности» лишь на две составные части, которое, якобы, «позволяет более точно определить и классифицировать объекты инвестирования и определить оптимальные способы и механизмы привлечения частных инвестиций в аэропортовую инфраструктуру», но, почему-то, только «на среднесрочную и долгосрочную перспективы», — то возникла необходимость выявить дополнительные негативные обстоятельства, объясняющие нелепость назначения Милой сугубо данных «перспектив»:

— во-первых, дело в том, что в вышедшей в свет в 2003 году статье директора по развитию бизнеса консультационной компании «ПАКК» Азимова Л. [13] «описываются принципы и подходы, примененные консультантами «ПАКК» при разработке стратегической модели развития новосибирского аэропорта «Толмачево». То есть в данной статье изложены конкретные практические рекомендации (проектные решения), представленные в выполненной конкретными экспертами-консультантами конкретной консультационной (консалтинговой) организации в соответствии с конкретным договором к конкретному сроку конкретной проектной работе, которая посвящена конкретной стратегии развития конкретного аэропорта «Толмачево»;

— во-вторых, поэтому, какие-либо фрагменты статьи Азимова Л. [13] (2003), с точки зрения научной ценности и методической достоверности, отнюдь не бесспорны, их нельзя признать положениями какой-либо признанной теории или составной частью научного знания и безоговорочно принимать в практическом восприятии за «истину последней инстанции». В этой связи становится вполне очевидной абсурдность предложенного без адекватного обоснования в представленной научному сообществу в 2012 году (то есть через девять лет, соответствующих «долгосрочному периоду времени», после выхода в свет обокраденной той же Милой статьи Азимова Л. [13]) диссертации соискателя ДВГУПС Милой «разделения неавиационной деятельности» с целью «привлечения частных инвестиций в аэропортовую инфраструктуру» исключительно «на среднесрочную и долгосрочную перспективу».

Шестой абзац. В шестом абзаце характеристики и обоснования третьего «выносимого на защиту основного положения диссертационного исследования» на стр.17 своего автореферата и во втором предложении второго абзаца на стр. 140 своей же диссертации соискатель ДВГУПС Милая сообщает буквально следующее.

«Приоритетным направлением развития ГЧП в аэропортовом бизнесе, по нашему мнению, должно стать направление, связанное с выполнением вспомогательных видов неавиационной деятельности, что, впрочем, не исключает, использование различных вариантов ГЧП и для управления основными видами неавиационной деятельности. Представленный комплекс услуг, конечно, не является исчерпывающим перечнем коммерческих направлений развития аэропортового бизнеса, и зависит от конкретных условий расположения и инфраструктуры того или иного аэропорта».

Анализ содержания двух предложений данного абзаца автореферата Милой позволяет выявить следующие негативные обстоятельства:

а) относительно формулировки первого предложения шестого абзаца на стр. 17 автореферата соискателя ДВГУПС Милой следует отметить такие обстоятельства:

— во-первых, в двух предложениях абзаца на стр. 147-148 диссертации Милой, представлены следующие утверждения: «Опираясь на направления и элементы развития ГЧП в аэропортовой деятельности АМИП в аэропортах с малой интенсивностью полётов (?) можно выделить ряд коммерческих направлений, в которые видеться (?) привлечение частных партнёров (инвесторов) на начальном этапе развития аэропортового бизнеса, это: гостиничный бизнес; обеспечение работы магазинов беспошлинной и розничной торговли; обеспечение работы пунктов питания пассажиров и экипажей; автостоянки; сдача коммерческих площадей для размещения рекламы. На втором этапе развития аэропортового бизнеса, возможно выделение таких видов деятельности, как: медицинское, противопожарное, орнитологическое обслуживание полетов; услуги продажи и бронирования билетов». Читатель может сам убедиться, что это есть абзац диссертации соискателя ДВГУПС Милой, крайне безграмотно сформулированное содержание которого в наибольшей степени корреспондирует с содержанием первого предложения шестого абзаца на стр. 17 ее автореферата;

— во-вторых, в пятом выводе к главе 3 диссертации Милой (стр. 170) представлено следующее: «5. Привлечение частного бизнеса возможно в основном в неавиационную деятельность аэропортового комплекса, в результате этого, доходы от оказания коммерческих услуг аэропортовым комплексом смогут покрыть часть убытков от функционирования КГУП «Хабаровские авиалинии». Нетрудно убедиться, что данный чисто практический (а не «научный» и непригодный для «диссертационного исследования») вывод также корреспондирует с содержанием первого предложения шестого абзаца на стр. 17 автореферата той же Милой;

— в-третьих, обнаружив в первом предложении шестого абзаца автореферата (стр. 17) ремарку — «по нашему мнению», — читатель может отметить для себя, что сформулированное в этом предложении «фундаментальное» утверждение лично принадлежат продвинутому «молодому ученому» соискателю ДВГУПС Милой. Однако, в соответствующих абзацах ее диссертации (стр. 147-148 и 170), к сожалению, вообще не указано, кому принадлежит изложенная в этом абзаце индифферентная (и, вместе с тем, якобы, «фундаментальная») констатация или что данная констатация заведомо и давно являются общеизвестной. То есть в диссертации Милой вообще не были высказаны ее претензии на данный «научный результат», тогда как в ее автореферате такие претензии, вдруг, появились, причем, как говорится, с «большой помпой»;

— в-четвертых, в неоднократно ставших предметом литературного воровства соискателем ДВГУПС Милой (см. [1]) статье Азимова Л. [13] (2003) и учебном пособии Волковой Л.П. [14] (2007) изложено утверждение о том, что «выделяя отдельные непрофильные виды деятельности, аэропорт… значительную долю доходов может получать именно от этих (неавиационных) видов деятельности и так называемого «вспомогательного» бизнеса». Поэтому у той же Милой не было никаких оснований бессовестно присваивать эти давно известные чужие идеи и в 2012 году жульнически выдавать их в ее «диссертационном исследовании за свои личные «научные результаты»;

— в-пятых, более того, здесь следует учесть, что, как уже было выяснено в настоящей работе выше, предлагаемое соискателем ДВГУПС Милой «разделение неавиационной деятельности на упоминаемые в первом предложении данного шестого абзаца ее автореферата (стр. 17) «основные виды» и «вспомогательные виды» никоим образом не обосновано и является искусственным и фальсифицированным, а иллюстрирующий это «разделение на две части» рисунок 1 на стр. 16 автореферата той же Милой представляется де факто невежественным и де юре ничтожным;

б) относительно формулировки второго предложения шестого абзаца на стр. 17 автореферата соискателя ДВГУПС Милой – «Представленный комплекс услуг, конечно, не является исчерпывающим перечнем коммерческих направлений развития аэропортового бизнеса, и зависит от конкретных условий расположения и инфраструктуры того или иного аэропорта» — следует отметить такие обстоятельства:

— во-первых, в первом и втором предложениях третьего абзаца на стр. 144 диссертации Милой сообщается буквально следующее: «Представленный комплекс услуг не является исчерпывающим перечнем коммерческих направлений развития аэропортового бизнеса. Если район, где расположен аэропорт, находится на значительном удалении от регионального центра и не имеет альтернативных видов транспортного сообщения с ним, то целесообразно на его базе создать единый информационно-справочный центр». Нетрудно убедиться, что первое предложение третьего абзаца диссертации (стр. 144) стало первой основной частью формулировки шестого абзаца автореферата (стр. 17), во второй части которой изложена существенно сокращенная редакционная версия второго предложения третьего абзаца диссертации Милой (стр. 144);

— во-вторых, как же сообщалось в монографии [1, с. 140] автора настоящей работы, на стр. 95 неоднократно ставшей предметом литературного воровства соискателем ДВГУПС Милой «Программы развития и модернизации аэропортов Николаевск-на-Амуре, Охотск, Аян, Чумикан, Богородское, Херпучи на период до 2029 года» [15] представлена следующая выдержка: «Представленный комплекс услуг не является исчерпывающим перечнем коммерческих направлений развития аэропортового бизнеса. Если район, где расположен аэропорт, находится на значительном удалении от регионального центра и не имеет альтернативных видов транспортного сообщения с ним, то целесообразно на его базе создать единый информационно-справочный центр». Читатель может убедиться, что формулировка первого и второго предложений третьего абзаца диссертации Милой (стр. 144) является абсолютной копией выдержки из пункта 1.3.3 «Коммерческая деятельность аэропортов, действующих в условиях малой интенсивности полетов» [15]. Однако, при этом соискатель ДВГУПС Милая неправомерно не сделала положенную ссылку на созданный в 2009 году данный документ Правительства Хабаровского края [15] как на источник;

— в-третьих, сравнение приведенной выше выдержки из «Программы…» [15] (стр. 95), и указанных заимствований, представленных во втором предложении шестого абзаца автореферата (стр. 17) и во первом и втором предложениях третьего абзаца диссертации (стр. 144) соискателя ДВГУПС Милой позволило выявить факт незаконного (без указания библиографических ссылок на документ [15]) заимствования этим псевдоисследователем чужих материалов.

Седьмой абзац и рисунок 2. В седьмом абзаце характеристики и обоснования третьего «выносимого на защиту основного положения диссертационного исследования» на стр.17 своего автореферата соискатель ДВГУПС Милая в качестве преамбулы к рисунку 2 автореферата сообщает следующее.

«При такой направленности аэропортового бизнеса экономическая структура управления авиационной и неавиационной (основной и вспомогательной) аэропортовой деятельностью АМИП (разработанная для КГУП «Хабаровские авиалинии») будет выглядеть следующим образом (рис. 2)».

Анализ содержания данного абзаца автореферата Милой (стр. 17) позволяет выявить следующие негативные обстоятельства:

— во-первых, во втором абзаце на стр. 148 своей же диссертации соискатель ДВГУПС Милая в качестве преамбулы к рисунку 3.6, с которого скопирован рисунок 2 автореферата (стр. 17), сообщает следующее: «При такой направленности и временной объектной ориентации аэропортового бизнеса экономическая структура управления авиационной и неавиационной (основной и вспомогательной) аэропортовой деятельностью АМИП (разработанная для КГУП «Хабаровские авиалинии») будет выглядеть следующим образом (см. рис. 3.6)». Нетрудно убедиться, что в отличие от преамбулы к рисунку 2 автореферата (стр. 17), в преамбуле к рисунку 3.6 диссертации Милой (стр. 148) присутствует дополнительное уточняющее словосочетание — «и временной объектной ориентации»;

— во-вторых, и, если в автореферате (стр. 17) отсылка — «при такой направленности аэропортового бизнеса» — неизвестно к чему относится и потому выглядит нелепой, то в диссертации (стр. 148) отсылка — «при такой направленности и временной объектной ориентации аэропортового бизнеса» — отнесена к помещенному на стр. 147 диссертации Милой рисунку 3.5 «Направления и элементы развития ГЧП в аэропортовой деятельности АМИП (на примере КГУП «Хабаровские авиалинии»)». Кстати, здесь следует отметить, что, как было указано в монографии [1] автора настоящей работы, многие элементы этого рисунка были украдены той же Милой (с изменением только направления стрелок: с горизонтального на вертикальное) из рис. 3 «Перспективная модель бизнеса российского аэропорта», представленного в опубликованной в журнале «Аэропорт — партнер» (2003) статье Азимова Л., директора по развитию бизнеса консультационной компании ПАКК [13];

— в-третьих, вместе с тем, соискатель ДВГУПС Милая в помещенный стр. 147 своей диссертации рисунок 3.5 «Направления и элементы развития ГЧП в аэропортовой деятельности АМИП (на примере КГУП «Хабаровские авиалинии»)» внесла несколько нелепых деталей. Так, даже в кошмарном сне трудно себе представить присутствие «магазинов беспошлинной торговли» (очевидно, что здесь имеются магазины «дьюти фри»), например, в таких аэропортах МВЛ Хабаровского края, как «Херпучи» и «Чумикан» (как тут не вспомнить о «межпланетном аэропорте Нью-Васюки» из известного сатирического романа). Кроме того, весьма спорными представляются приведенные Милой на данном рисунке прогнозные сроки: «среднесрочный период (1-3 года)» и «долгосрочный период (3-5 лет)». Поскольку, например, в монографии [16, с. 20], посвященной теории прогнозирования на воздушном транспорте, утверждается, что наиболее распространенными являются следующие понятия о сроках прогноза: краткосрочные (от месяца до 2-3 лет), среднесрочные (5-7 лет) и долгосрочные (10-15 лет);

— в-четвертых, бездумно предлагая в своей диссертации оставить аэропорты МВЛ в непосредственном управлении КГУП «Хабаровские авиалинии» (относящегося к так называемым «объединенным авиапредприятиям») соискатель ДВГУПС Милая не только проигнорировала (в силу своего невежества) весь зарубежный опыт и предназначенные для студентов вузов тривиальные знания об «управлении воздушным транспортом», изложенные в популярных учебных пособиях, но и требования различных государственных документов, регламентирующих функционирование и развитие воздушного транспорта;

— в-пятых, вместе с тем, утверждение о том, что де «экономическая структура управления авиационной и неавиационной (основной и вспомогательной) аэропортовой деятельностью АМИП (разработанная для КГУП «Хабаровские авиалинии») будет выглядеть следующим образом (см. рис. 2)», представляет собой не научное (теоретическое) положение, а чисто практическое решение (рекомендацию, вывод, предложение), которое предназначено только для конкретно существующего авиапредприятия объединенного типа – КГУП «Хабаровские авиалинии». Практические решения такого рода обычно разрабатываются и предлагаются проектными и консультационными (консалтинговыми) организациями и излагаются в соответствующей проектной документации (технико-экономических обоснованиях (ТЭО), предпроектных согласованиях, программах, концепциях, стратегиях, бизнес-планах и др.);

— в-шестых, более того, здесь следует учесть, что, как уже было выяснено в настоящей работе выше, предлагаемое соискателем ДВГУПС Милой «разделение неавиационной деятельности на упоминаемые в седьмом абзаце ее автореферата (стр. 17) «основные виды» и «вспомогательные виды» никоим образом не обосновано и является искусственным и недостоверным. Поэтому данное утверждение, не может считаться ни «оригинальным теоретическим положением», ни «элементом теории управления воздушным транспортом», ни «новой методической разработкой», ни хоть каким-то «вкладом в науку» и его нельзя представлять и квалифицировать в качестве «основного научного результата», «научной новизной» и «объекта новизны» «основного научного положения, выносимого на защиту»;

— в-седьмых, в итоге, представленное в седьмом абзаце автореферата (стр. 17) утверждение Милой о том, что, якобы, «при такой направленности аэропортового бизнеса экономическая структура управления авиационной и неавиационной (основной и вспомогательной) аэропортовой деятельностью АМИП (разработанная для КГУП «Хабаровские авиалинии») будет выглядеть следующим образом (рис. 2)», как и сам рисунок 2 на стр. 17 ее автореферата (рис. 1 настоящей работы) представляется ничем иным, как вполне очевидной фальсификацией и фактом профанации транспортной науки.

C:\Users\q\AppData\Local\Temp\FineReader12.00\media\image1.jpeg

Рис. 1. Отображение рис. 2 автореферата

и рисунка 3.6 диссертации Милой

На этом анализ рассматриваемой здесь формулировки седьмого абзаца обоснования третьего «положения диссертационного исследования» и рисунка 2 автореферата (стр. 17), а также идентичных фрагментов диссертации Милой (стр. 148) следовало бы закончить, но, как говорится, «для чистоты эксперимента» представляется необходимым детально рассмотреть указанный рисунок (рис. 1 настоящей работы).

Итак, отображенная на рисунке 2 автореферата (стр. 17) и на рисунке 3.6 диссертации Милой (стр. 148) так называемая «Экономическая структура управления перевозочной, авиационной и неавиационной (основной и вспомогательной) аэропортовой деятельности КГУП «Хабаровские авиалинии» в АМИП» (рис. 1 настоящей работы) не выдерживает никакой критики по всем параметрам (названию схемы, ее назначению, адекватности действительности, составу и содержанию структурных элементов в виде прямоугольников, отображению стрелками их взаимосвязей и взаимозависимостей):

а) прежде всего следует отметить, что на рисунке 2 автореферата (рис. 1 настоящей работы) совсем не отражены важнейшие характеристики пресловутой «экономической структуры», которые рекламировались в автореферате и диссертации Милой:

— во-первых, в нем не указано, что эта «экономическая структура», изложенная в диссертации Милой, в 2012 году предлагалась как перспективная. Поскольку, на стр. 126 своей диссертации Милая утверждает, что де «неавиационная деятельность заключается в оказании услуг: автотранспорта; морского буксира; по отоплению, уборке и содержанию помещений, занимаемых «Аэронавигацией Дальнего Востока» и «Метеоагентством»; по выработке электроэнергии от основного дизеля в филиале Аян и резервных дизелей в филиалах Богородск, Херпучи; торговля (буфет, магазин)». Вслед Милая констатировала, что «вышеизложенное показывает, что неавиационная деятельность рассматриваемого предприятия практически неразвита»;

— во-вторых, на данном рисунке никак не показаны конкретные инструменты и механизмы ГЧП (концессия, инвестиционный договор, аренда и др.), применяемые для их привлечения;

— в-третьих, не показаны структура имущества аэропортов (аэродромов), состав собственников и состав пользователей этого имущества, взаимосвязи и взаимозависимости между теми и другими, способы и формы управления имуществом аэропортов (аэродромов);

— в-четвертых, даже на ближайшую перспективу не отражено какие виды аэропортовой деятельности являются убыточными, а какие прибыльными, какие убыточные виды деятельности имеют перспективы стать рентабельными, а какие нет, какие прибыльные виды деятельности способны обеспечить достаточно существенные «инвестиции», а какие не могут;

— в-пятых, никак не отображены и «инвесторы» — осуществляющие «неавиационную аэропортовую деятельность» предприятия частного бизнеса, которые не могут входить в состав государственного унитарного предприятия и которые на схеме должны быть вынесены за пределы его границ;

— в-шестых, и, как следствие, не показаны взаимосвязи и взаимозависимости между участниками ГЧП – КГУП и «частными компаниями», Кроме того не отражены и важнейшие «функции управления» последних;

б) вместе с тем, явно недостаточная научно-практическая информативность рисунка 2 на стр. 17 автореферата Милой (рис. 1 настоящей работы) катастрофически усугубляется невежеством приведенных в нем сведений:

— во-первых, необходимо убрать из схемы фальсифицированные пресловутые «основную неавиационную деятельность» и «вспомогательную неавиационную деятельность»;

— во-вторых, связи «функций управления» должны исходить не от объекта управления (например, «перевозочной деятельностью»), а от субъекта управления (КГУП «Хабаровские авиалинии»). И потому, естественно, связи «функций управления» должны быть направлены на «перевозочную деятельность», а не наоборот (как на рисунке 2 автореферата). Таким образом на рисунке 2 вообще не показано, какими видами «деятельности» управляет руководство КГУП «Хабаровские авиалинии»;

— в-третьих, на схеме неполно и некорректно показан состав «функций управления». Ведь известно (например, [17]), что в состав основных (общих) функций управления входят планирование, организация, координация, стимулирование (мотивация) и контроль. К тому же, «организация» как основная функция является частью всего «управления» и потому они не могут перечисляться в одном ряду. Кроме того, известно [17], что в состав укрупненных блоков специальных (конкретных) функций управления входят маркетинг, управление производством, управление инновациями (нововведениями), управление финансами и управление персоналом. К тому же, «финансирование» как конкретная функция является частью всего «управления», и они также не могут перечисляться в одном ряду (как это сделано на рисунке 2 автореферата);

— в-четвертых, «функции регулирования и контроля», вероятно, «неавиационной деятельности аэропорта», осуществляемой «частными компаниями» в рамках «ГЧП», не является прерогативой КГУП «Хабаровские авиалинии», которое имеет право лишь контролировать выполнение условий договора с данными «частными компаниями». А регулирование «аэропортовой неавиационной» и любой другой деятельности «частных компаний» и контроль выполнения требований соответствующих нормативно-правовых документов возложено на федеральные и территориальные государственные учреждения;

— в-пятых, на рисунке 2 автореферата Милой чересчур примитивным и недостоверным выглядит отображение так называемых «направлений инвестиционных потоков». Дело в том, что на самом деле по факту первоочередного появления — это не «инвестиции», которые «зарождаются», якобы, в процессе «неавиационной аэропортовой деятельности», а перечисляемые «частными компаниями» арендные платежи за использование ими «неавиационных» объектов аэропорта, которыми по определенному праву распоряжается руководство КГУП «Хабаровские авиалинии»;

— в-шестых, такая перечисляемая в КГУП «Хабаровские авиалинии» оплата аренды осуществляется «частными компаниями» либо за счет соответствующих отчислений из получаемой ими прибыли, либо за счет включения этой оплаты в себестоимость производимых ими услуг «неавиационной деятельности». Поэтому далеко не факт, что полученные арендные платежи полностью или, хотя бы, частично будут использованы КГУП «Хабаровские авиалинии» для инвестиций, направляемых на развитие подчиненных ему аэропортов МВЛ. И если учесть, что КГУП «Хабаровские авиалинии» является убыточным и обречено оставаться таким на долгие годы, то вероятность появления в его рамках неких «инвестиционных потоков», отображенных на рисунке 2 автореферата соискателя ДВГУПС Милой, будет равна нулю;

в) в связи с вышеизложенным следует констатировать, что отображенная на рисунке 2 автореферата (стр. 17) и на рисунке 3.6 диссертации Милой (стр. 148) так называемая «Экономическая структура управления перевозочной, авиационной и неавиационной (основной и вспомогательной) аэропортовой деятельности КГУП «Хабаровские авиалинии» в АМИП» (рис. 1 настоящей работы) представляет собой, ни что иное, как самый неприглядный образчик несусветной глупости, неграмотно описанной и густо замешанной на вранье. То есть весьма смехотворной глупостью, которая в наибольшей степени должна раздражать российское научное сообщество.

Таким образом, налицо – факты проявления невежества, неправомерного заимствования и фальсификаций соискателя ДВГУПС Милой А.В., а также некомпетентность ее «научного» руководителя Комаровой В.В. и «научного» консультанта Фисенко А.И. и всех других экспертов, давших положительные отзывы на диссертацию Милой А.В. и не отметивших в своих отзывах данные факты.

Список библиографических источников

1. Леонтьев, Р.Г. Диссертация о малых аэропортах и нелегитимные заимствования из материалов краевого правительства (как не надо писать диссертацию): монография / Р.Г. Леонтьев. – Владивосток: Дальневост. федерал. ун-т, 2016. – 156 с.

2. Леонтьев Р.Г. Диссертация об аэропортах МВЛ: кражи идей, вранье о результатах, невежество утверждений (как не надо представлять общую характеристику диссертации): монография / Р.Г. Леонтьев. – Владивосток: Дальневост. федерал. ун-т, 2017. – 190 с.

3. Леонтьев Р.Г. Невежественная аргументация при анализе «аэропортовой инфраструктуры в условиях малой интенсивности полетов» (как не надо публиковать статью в рецензируемом журнале) // Вестник транспорта. – 2017. — № 2. – С. 34-41.

4. Леонтьев Р.Г. Невежественная аргументация при анализе «аэропортовой инфраструктуры в условиях малой интенсивности полетов» (как не надо публиковать статью в рецензируемом журнале) (окончание) // Вестник транспорта. – 2017. — № 3. – С. 39-43.

5. Леонтьев Р.Г. Завиральная байка об «уточнении содержания аэропортовой инфраструктуры» (как не следует представлять защищаемое положение) // Вестник транспорта. – 2018. — № 6. – С. 38-44.

6. Леонтьев Р.Г. Невежественные обоснования сути «аэропортовой инфраструктуры» (как не следует обосновывать защищаемое положение) // Вестник транспорта. – 2018. — № 7. – С. 40-44.

7. Леонтьев Р.Г. Невежественные обоснования сути «аэропортовой инфраструктуры» (как не следует обосновывать защищаемое положение) (окончание) // Вестник транспорта. – 2018. — № 8. – С. 37-44.

8. Леонтьев Р.Г. Фальсификация обоснований сути «аэропортовой деятельности» (как не следует обосновывать защищаемое положение) // Вестник транспорта. – 2018. — № 9. – С. 39-44.

9. Леонтьев Р.Г. Фальсификация обоснований сути «аэропортовой деятельности» (как не следует обосновывать защищаемое положение) (окончание) // Вестник транспорта. – 2018. — № 11. – С. 39-44.

10. Леонтьев Р.Г. Завиральная модель «добровольного альянса» в «аэропортовой деятельности» (как не следует обосновывать защищаемое положение) // Вестник транспорта. – 2018. — № 12. – С. 38-41.

11. Леонтьев Р.Г. Завиральная модель «добровольного альянса» в «аэропортовой деятельности» (как не следует обосновывать защищаемое положение) (окончание) // Вестник транспорта. – 2019. — № 1. – С. 38-41.

12. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: ООО «ИТИ Технология», 2003. – 944 с.

13. Азимов Л. Перспективная модель аэропорта как основа развития бизнеса (Источник: журнал «Аэропорт — партнер»). – Сайт ЗАО ПАКК 2003 – http://transport.pacc.ru

14. Волкова Л.П. Управление деятельностью аэропорта. Часть 2. Организационные основы управления: учебное пособие. – М.: ФГОУ ВПО «МГТУГА», 2007. – 105 с.

15. Программа развития и модернизации аэропортов Николаевск-на-Амуре, Охотск, Аян, Чумикан, Богородское, Херпучи на период до 2029 года. – Хабаровск: Министерство промышленности, транспорта и связи Хабаровского края, 2009. — 162 с.

16. Леонтьев Р.Г. Прогнозирование авиапотоков и оптимизация управления воздушной транспортной системой. — М.: Наука, 1984. – 184 с.

17. Веретенников Н.П., Леонтьев Р.Г. Корпорации: организационные формы, принципы и функции управления. М.: ВИНИТИ РАН, 2003, — 624 с.

Список литературы:


Записи созданы 1747

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх