Номер части:
Журнал

ОБЩЕСТВЕННО — ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ПРЕДДВЕРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 1917-1920 ГГ. НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ. СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД (4-7)



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: , Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор: Akbiev A.S., Balabekova S.M., Gadzhiev I.A.
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
DOI:
Данные для цитирования: . ОБЩЕСТВЕННО — ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ПРЕДДВЕРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 1917-1920 ГГ. НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ. СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД (4-7). PDF архив. ; ():-.



Исторические науки

ОБЩЕСТВЕННО — ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ПРЕДДВЕРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 1917-1920 ГГ. НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ. СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД

Акбиев Арсен Султанмурадович

доктор исторических наук, профессор, Дагестанский государственный педагогический университет г. Махачкала;

Балабекова Седеф Мирзакеримовна

магистрант, исторический факультет, Дагестанский государственный педагогический университет г. Махачкала

Гаджиев Ибрагим Абдулкеримович

к.э.н., АО ДНИИ «ВОЛНА»

Аннотация. Целью данной статьи является изучение социально экономических особенностей уклада жизни народов Северного Кавказа в преддверии Великих потрясений и их влияние на политические события 1917 года на Северном Кавказе.

Annotation. The purpose of this article is to study the socio-economic features of the way of life of the peoples of the North Caucasus on the eve of the Great upheavals and their impact on the political events of 1917 in the North Caucasus.

Ключевые слова: геостратегический регион, многоконфессиональное сообщество народов, социокультурное пространство, экономические и общественные отношения.

Keywords: geostrategic region, mnogokonfessionalnoe community of the people, sotsiokulturnoe space, economic and public relations.

Северный Кавказ, расположенный на границе двух континентов Европы и Азии является одним из важнейших геостратегическим регионом, как связующее звено между континентами и находящийся в орбите интересов как западных, так и восточных государств. Это показывают, что и внешние и внутренние политические процессы как в России так и в мире не могут не оказывать серьезного влияния на геополитическую, геостратегическую и геоэкономическую обстановку на Северном Кавказе.

В процессе своей сложной и противоречивой истории Северный Кавказ как социокультурное пространство, состоящее из многонационального и многоконфессионального состава населения, пережил на протяжении столетий бесконечное количество войн, конфликтов между различными племенами, религиозными конфессиями, государствами и империями. Все эти факторы самым непосредственным образом отразились на исторических судьбах народов Северного Кавказа. И потому историю каждого кавказского народа невозможно рассматривать изолированно, вне рамок общекавказского исторического процесса и их социокультурного пространства.

Северокавказский регион в человеческой истории является уникальным образцом экономического и культурного взаимодействия и взаимопроникновения сообщества народов. Это и определяли особенность протекания политических процессов в регионе. И потому управление политическими процессами, происходящими в конкретном регионе, предполагает учет экономических, географических, политических, и культрурно-исторических, факторов, определяющих его значение.

К началу ХХ века процесс вовлечения горских народов в социально — экономическую систему России достиг существенного уровня, которое и привело к усилению процесса дифференциации местного населения. Расширились хозяйственные связи различных регионов, усилилась интернационализация способов производства и обмена. В конце XIX — начале XX веков происходит процесс снижения удельного веса почти всех коренных этносов региона при некотором росте их абсолютной численности и сохранении существующих ареалов расселения. Частым случаем стала работа на отхожих промыслах. В 1914 году только из Даргинского округа Дагестана ушло 6500 отходников, в 1915 г. их число возросло до 12 тысяч. Сокращение посевов, стихийные бедствия заставляли многих крестьян Чечни, Ингушетии уходить в города на заработки. Из Осетии основной поток отходников направлялся в промышленные центры Кавказа и Центральной России.

Процессы капитализации, идущие в стране, затронули горские аулы, усилилась расслоение населения, увеличилась доля русского населения, прежде всего, из-за миграций крестьян из центральных губерний России. В Ставропольской губернии, Кубанской и Терской областях они получили название “иногородние”. Не имея прав на землю, они вынуждены заниматься ремеслом и торговлей. Русское население было представлено тремя главными сословиями: казачеством, коренным крестьянством и иногородними [9].

Казачество играло важную роль в системе экономических и общественных отношений в регионе. Оно владело значительными земельными наделами – от 29,6% в Терской области до 78,8% — в Кубанской. Коренное крестьянство региона было достаточно зажиточным. Количество зажиточных крестьян доходило до 47%. Беднейшее крестьянство было представлено иногородними, жившими за счет случайных заработков. Капитализация северокавказского общества привела к глубокой дифференциации всех сословий, добавила к межсословным социальные и, в частности, классовые противоречия [7].

К концу 1913 года Северный Кавказ наряду с Украиной центральным Черноземьем становится житницей Российской Империи. Увеличились значительно объемы продаж на рынок зерна, мяса, кожи. Хлеб выращивали на Кубани и Ставрополье, которые давали 85% валового сбора зерна региона. Терская область производила 13,6% зерновых, Дагестан — 1,2%. Для доставки продукции в промышленные центры страны осуществляется строительство железных и шоссейных дорог.

Таким образом, Северный Кавказ, в том числе и горные районы, вначале XX вв. был охвачен процессом развития аграрного капитализма. Рост рыночных отношений в крестьянской экономике приводил к усилению имущественного неравенства, что выражалось, в первую очередь, в обеспеченности землей скотом. Низкий уровень обеспеченности горцев и порождал основные противоречия в регионе. Так, например, в Дагестане 87% крестьянских хозяйств либо не имели пахотной земли, либо имели её в количестве до 1 десятины на двор.

К началу революционных событий 1917 года территория Терской области составляла — 6,6 миллиона десятин (более 72 тысяч кв. километров, а население области составляло немногим более 1,3 миллиона человек. Примерно половина его-670 тысяч — это горские народы. На северо-востоке, на миллионе гектаров степных пустынных просторов, кочевали калмыки и ногайцы (35 тысяч). Также на территории области проживало много армян (27 тысяч), немцев (20 тысяч), грузин (10 тысяч), евреев, персов и других представителей, коренных и пришлых народов — всех в общей сложности до 120 тысяч человек. Славянское население в Терской области к этому периоду составляло 540 тысяч, в том числе терских казаков — 251 тысяча [6].

Все эти народы в начале XX-го века в силу особенности своего исторического пути, стояли на разных ступенях социально-экономического развития. Так в Кабарде и в Осетии существовали развитые формы феодализма с наличием хорошо сложившегося класса зависимого крестьянского населения. Балкария сохраняла во многом полупатриархальный уклад, хотя и там уже выделились крупные собственники – Таубии.

Однако такой экономической властью, скажем, как кабардинские князья, они не обладали. Нечто подобное было и в горном Дагестане с его горскими общинами во главе с муллами и старшинами. Чечня и Ингушетия в значительной степени сохранили патриархальный, родовой строй с его народной демократией. Но и здесь выделились свои знатные и богатые, а в нефтеносных районах и нефтепромышленники капиталисты как, например – Чермоевы [1].

Помимо сельскохозяйственного сырья активно разрабатывали природные ископаемые. Так в Осетии действовало несколько рудников по добыче полиметаллов. В Адыгее и Чечне проводилась разработка нефти. Процессы промышленного развития не играло существенной роли в экономической структуре Северного Кавказа, лишь отдельных городах как Екатеринодар, Грозный, Новороссийск, Владикавказ развивалась фабрично-заводская промышленность. И потому невелика была численность рабочего класса. Промышленность была слаборазвитой. Буржуазия только зарождалась. «Пролетариат, — отмечал Н. Самурский, — был крайне малочислен и притом почти весь состоял из пришлого элемента» [10]. Основная масса населения – крестьянство прибывало в нищете, поскольку собственный доход крестьянского хозяйства в Дагестане не обеспечивал потребностей крестьян и повинности бекам, крестьяне были вынуждены уходить на заработки в города.

Количественные и качественные изменения в составе рабочего класса происходили за счет притока из России разоряющихся крестьян и иногородних, привлечения на производство горцев, женщин, подростков. Доля женщин и детей повысилась с 11,8% в 1913 г. до 30,4% к началу 1917г. Почти 26% количества рабочих Грозненского нефтепромышленного района приходилось на дагестанцев, чеченцев, ингушей.

Под влиянием технического прогресса развитием капитализма в аграрном секторе, событий Первой мировой войны, а также революций 1917г. усилились процессы дифференциации северокавказского полиэтнического сообщества, а также рост социальных, межэтнических и внутриэтнических противоречий.

Одной из причин гражданского противостояния на территории Северного Кавказа является Первая мировая война. Её итогом стало участие широких масс населения Северного Кавказа в глобальной вооруженной конфронтации за его пределами, приобретение политического опыта и военного противоборства, она так же содействовала усилению причин гражданского вооруженного конфликта. Как отмечал В. И. Ленин, Гражданская война слилась с войной внешней в одно неразрывное целое[8].

Военные мобилизации трудоспособной части работников и изъятия скота у населения пагубно отражались на состояние производства промышленности и сельского хозяйства. Только из Кубанской области и Ставропольской губернии в действующую армию было мобилизовано до 300 тысяч человек, что составляло более 13% всего мужского населения. В Терской области из казачьих отделов было призвано в армию 30,8% общего числа работоспособных мужчин, в горских округах — 5,8%, от крестьянских хозяйств — 25307 человек.

В Румынии в 1917 году Кавказская туземная конная дивизия застала весть о революции и отречении Царя от престола. Недоумевавшие от потери Государя, кавказцы все же остались верны своему командованию и без него. Летом 1917 года решено было направить «диких» в Петроград для подавления революционного восстания. Однако, получив такую весть, большевики и Временное правительство решили, во что бы то ни стало остановить горцев. Не силой, а словом. Для начала был организован торжественный прием кавалеристов, где и прозвучали пламенные речи о том, что если доблестные воины хотят для России лучшего будущего, то разумнее будет им оставаться в стороне от гражданской войны. К переговорам был привлечен проживавший в Петрограде внук Имама Шамиля – Мухаммад Захид Шамиль. Горцы не могли не прислушаться к потомку великого имама.

Осенью все того же 1917 года, уже переорганизованная в Кавказский конный корпус туземная дивизия под командованием Петра Алексеевича Половцева была отправлена домой – на Кавказ, где окончательно расформировалась, и к декабрю полностью прекратила свое существование. Росло недовольство среди кавалеристов кавказской туземной дивизии. Многие рядовые всадники отказывались выполнять приказы командиров, уклонялись от службы.

Состояние внешнего конфликта и внутреннего распада спровоцировали активность северокавказских народов, которые с фактическим уходом России как политической силы из региона пытались упорядочить и организовать свою жизнь самостоятельно. Этническая и социальная неоднородность являлась носителем провокационной компоненты, особенно в условиях кризиса государственной власти, что приводило к усилению дестабилизации в регионе. Характер политических перемен, произошедших за это время, был стремительным и многоплановым, затронул интересы абсолютно всех слоев общества и не мог не породить гражданского противостояния. Ослабление авторитета центральной власти вело к отрицательному проявлению этнического фактора на Северном Кавказе.

Региональная политическая ситуация поначалу удерживалась благодаря более высокому уровню жизни по сравнению с другими регионами России, а также опыту взаимодействия разных этно — социальных групп, их огромному стремлению к стабильному положению. Северокавказское общество, живущее на приграничной территории, хорошо знало цену нестабильности в регионе. Дезинтеграционные процессы, охватившие страну в годы системного кризиса, актуализировались на Северном Кавказе в виде социального и этнического противостояния.

Несмотря на сочетание на Северном Кавказе традиционного единого социокультурного пространства с потенциальной энергией межэтнической и социальной вражды, регион «взорвался» при ослаблении центральной власти. В регионе сформировались и действовали значительные военные силы, представленные казачеством и вооруженными горскими народами. Это обусловило более жесткий характер гражданского противостояния на Северном Кавказе [11].

В обществе и росли недовольство и антивоенные настроения. Этой ситуацией воспользовались большевики и развернули активную работу в армии. Для этого сложились благоприятные условия: тяжелое экономическое положение страны, кризис и непопулярность власти, неудачи на фронте, массовое дезертирство из армии. Пропаганда и агитация, образование солдатских комитетов, создание в армии прослойки надежных командиров и особо уполномоченных лиц, готовых поддержать революцию; обещания солдатам и матросам дать крестьянам и рабочим землю, работу, свободу, хлеб, достаток. Проводимая большевиками агитационная работа содействовала росту антивоенных и антиправительственных настроений. И на фронте, и в тылу велась активная пропаганда и параллельная работа в больничных кассах, страховых обществах, организациях сельскохозяйственной и потребительской кооперации, других общественных организациях. Для активной деятельности на Северный Кавказ были командированы Петроградские большевики. Их деятельность должна была привести к усилению антиправительственного движения.

Помимо этого, необходимо отметить развитие таких процессов как утеря связи со своей социальной, национально-этнической группой определенной части населения, сильнейшая дифференциация всех социальных структур российского общества. Война «растревожила» северокавказский социум, начала превращать взаимоотношения в противоречия и вражду, что грозило развитием и усилением противостояния, но уже вооруженного народа.

Таким образом, к началу 1917 г. драматической стала концентрация таких факторов: безуспешная война; армия, которая уже несла в себе зерно разложения; истощенное хозяйство, и как следствие, голод среди населения; кризис власти, но и непонимание ею необходимости перемен в национальной политике, не использовавшей шансов на сближение с народом. Россия была охвачена глубоким экономическим, социальным, политическим кризисом, чреватым революционным взрывом.

Список использованной литературы

1.Бурда Э. В.. Социально-экономическое положение Терского казачьего войска и народов Терской области в предреволюционный период. Ч.1 rys-strategia.ru

2. Гасанов М.Р. Дагестан в истории Кавказа и России: проблемы, поиски и этюды. Даггоспедуниверситет, 2004 с.608

3. Гиоев М.И. Борьба большевиков Терека за разрешение аграрного вопроса в период победы социалистической революции (март 1917 февраль 1919 гг.) Орджоникидзе, 1966.

4. Гаджиев, К.С. Геополитика Кавказа. М.: Межд. отношения, 2001. — 464 с.

5. Козлов А.И. Некоторые вопросы общественно экономического развития и социального состава Дона и Северного Кавказа накануне Октября // Социально экономическая структура Дона и Северного Кавказа. Ростов н/Дону, РГУ. 1984. С. 8. источник интернет сайт dspace.nbuv.gov.ua

6. Коренев Д. З. Революция на Тереке. – Орджоникидзе, 1967, с. 10-11.

7. Козлов А.И. Некоторые вопросы общественно экономического развития и социального состава Дона и Северного Кавказа накануне Октября // Социально экономическая структура Дона и Северного Кавказа. Ростов н/Дону, РГУ. 1984. С. 8. источник интернет сайт dspace.nbuv.gov.ua

8.Ленин В. И. том 34 Издательство политической литературы Москва • 1969 Литература:

9. Суханова Н.И. Гражданская война 1917-1920 гг. на Северном Кавказе: социально-политический аспект Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. disserCat — электронная библиотека диссертаций

10. Самурский Н. Гражданская война в Дагестане. Махачкала. 1930.

11. Трут В. П Казачий излом : (Казачество Юго-Востока России в нач. XX в. и в период революции 1917 г Ростов н/Д Гефест 1997 253 с 27

 

 

Список литературы:


Записи созданы 1584

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх