Номер части:
Журнал

ТЕЛО В ДИСКУРСЕ ИДЕНТИЧНОСТИ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:


Каждый этап развития человеческого общества, создает свой «антропологический код», который отражает связь человека со своим телом [7, с. 31-35]. Согласно П. Бурдье, вся человеческая жизнь есть совокупность определенных социокультурных практик. Самыми ранними из них являются практики, связанные с осознанием собственного тела, дающие человеку сведения о пределах самого себя и становящиеся инструментом познания окружающего мира. В практике осмысления телесности все время возникают новые дискурсы тела, образы тела, концепции тела. Они рождаются под воздействием новых вызовов и реалий. Очевидно, что самым мощными факторами последних десятилетий, рождающими качественно новое отношение к телу и влияющими на деформации телесных практик, являются уже не столько новые биотехнологии, позволяющие создавать и конструировать какое угодно тело, сколько информационные технологии, позволяющие обходиться вообще без него. Тело перестает быть последним бастионом человеческой идентичности.

В культуре общества потребления тело превращается в абсолютную ценность, главный объект собственности. Доминирующими становятся представления: о здоровом и красивом теле, необходимости здорового образа жизни, правильного питания, что позволяет констатировать повышение рейтинга здоровья в системе ценностей общества. Современный человек начинает существовать в условиях медикализации культуры, которую чаще всего понимают как «рационализацию поведения» человека по отношению к собственному телу» [5, с. 112-113]. И все-таки этот период еще можно рассматривать как продолжение восприятия тела в рамках «наук о природе», когда манипуляции с телом, также как и на протяжении предыдущих столетий, велись в области медицины и оздоровительных технологий. Под давлением мировой системы «культурного империализма» ключевая роль стала принадлежать фитнесу, веллнесу, косметологии, пластической хирургии, превращающими тело в искусственный конструкт, с четко заданными параметрами «глянцево-гламурных» стандартов физической красоты. Уже тогда тело все больше превращалось в симулякр, объект, стремящийся отказаться от своей природной уникальности и не обладающий идентичностью.

В человеке и в его телесности очень трудно разделить биологическую и социокультурную составляющие. С одной стороны, человек – есть тело, с другой стороны – человек имеет тело, «вписан» в свое тело, и тело-габитус является необходимым инструментом, позволяющим человеку стать участником сложных социально-культурных практик. Тело весьма изменчивая субстанция, которая постоянно трансформируется и как инструмент для выражения смыслов имеет неограниченные выразительные возможности. У тела есть форма, пропорции и объем, силуэт, цвет, у тела есть пластика, звук, наконец, запах, и все это имеет возможность постоянно изменяться, сочетаться, взаимодополняться, видоизменяясь с каждой новой конфигурацией. С помощью тела человек может выразить абсолютно все, и познать все может тоже только с помощью тела.

На протяжении всей человеческой истории ситуация «лицом-к-лицу», в которой человек «предъявлял» свое тело другому, являлась одним из наиболее важных моментов в его жизни. Эта реальность всегда была самой важной и самой большой по объему частью его бытия. В ситуации «лицом-к-лицу» человек совершенно реален для другого человека. Это именно та среда и та ситуация, в которой социальность человека воплощается наиболее полно. Вот как описывают ее П. Бергер и Т. Лукман в работе «Социальное конструирование»: «В ситуации «лицом-к-лицу» другой предстает передо мной в живом настоящем, которое мы оба переживаем. Мое и его «здесь-и-сейчас» постоянно сталкиваются друг с другом, пока длится ситуация лицом-к-лицу. В результате происходит постоянный взаимообмен моей и его экспрессивности. Каждое мое выражение направлено на него и наоборот; и эта непрерывная взаимность актов самовыражения одновременно доступна нам обоим. Можно сказать, что в ситуации лицом-к-лицу другой гораздо более реален для меня, чем я сам [1, с. 53]. Таким образом, субъект был интересен субъекту своей предметностью, своим телом, но при этом его телесный субстрат играл роль носителя ценностных смыслов, пристрастий, установок, предпочтений. В само широком смысле тело обеспечивало «аксиологический контакт» с помощью некоего языка (знаков, жестов, символов), понятного обоим субъектам.

В современной культуре наблюдается усталость человека от осознания того, что он постоянно проигрывает в соревновании, что его собственное тело не отвечает «телу-канону», поскольку канон изменяется быстрее, чем тело успевает к нему примериться. Все вместе это ведет кризису самоидентичности, к разочарованию, уходу из зоны культуры, где надо «предъявлять» реальное тело. И возможность такого ухода из вещно-материального пространства культуры предоставляет новая виртуальная реальность и информационное пространство.

В культурном пространстве информационного общества появляются ситуации, когда человек, активно использующий информационные технологии, как будто вовсеперестает нуждаться в теле, как инструменте передачи информации. Тело, всегда являвшееся бастионом идентичности человеческой личности, перестает быть активным участником коммуникации. Современная диффузная коммуникация, опосредованная компьютером превращается из диалогичной в однонаправленную и больше не нуждается в ситуации «лицом к лицу». И если раньше для человека был важен именно обмен информацией, то теперь автор сообщения не нуждается в обратной связи и редко рассчитывает на нее.

Ситуация «лицом-к-лицу» – это именно та ситуация, в которой индивид конструировал свой образ для другого и нес ответственность за него. Информационные технологии позволяют формировать виртуальные личности, в которых социокультурная идентичность создается как некая заданная модель, не имеющая телесно-биологической основы. В однонаправленной виртуальной коммуникации человек лишается своего визави, «другого» как своего «зеркала» в коммуникации. Следовательно, не существует никакой культурной ответственности за создаваемый в виртуальном пространстве образ, поскольку он даже не может быть соотнесен с конкретным носителем и является симулякром.

В отличие от человека традиционной культуры, который ориентировался на привилегированные смыслы и ощущал на себе давление культурных доминант, человек информационного общества имеет возможность реализовать себя самым невероятным образом. И уже не существует никакой культурной ответственности за акт создания фантомного имиджа, он не проходит никакого отбора, а сразу через Интернет становится достоянием огромного круга потребителей. Бытие современного человека превращается в калейдоскоп образов, в набор ролей, позволяет ему виртуально встраиваться в различные социокультурные идентичности. Он может мгновенно менять свой виртуальный образ, сообразуясь с возникающей ситуацией, не меняя при этом ничего в своем материальном образе. Даже привязка к расово-биологическому компоненту, этно-национальному облику перестает быть жесткой и теряет свое значение в виртуальном мире. Исследователи называют такую ситуацию «играми в идентичность» и «вживлением в образы» [6]. Возникают целые потоки и «дискурсы идентичности», утверждающие свой смысл на фоне немаркированного пространства всех иных возможностей [4, с. 72].

Превращение окружающей среды из вещно-предметной в информационно-знаковую привело к «тотальной сверхсемиотизации бытия», распространившейся и на телесную оболочку человека [2]. Современные «синтезированные образы вводят нас в область имитации, где эффект реальности господствует над самой реальностью» [8, с. 23]. Однако, каким бы странным и пугающим это ни казалось, нужно признать, что продолжается процесс включения каждого отдельного индивида в процесс создания и освоения культуры. В век информационных технологий появляются новые способы связи между человеком и культурой, релевантные для ее носителей и, по-видимому, адекватные для своего времени.

Литература:

1.​ Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности.- М.: “Медиум”, 1995. — 323 с.

2.​ Бодрийяр Ж. Система вещей – М., 1995.-224 с.

3.​ Быховская И.М. Homosomaticus: аксиология человеческого тела. М.: Эдиториал УРСС, 2000. – 204 с.

4.​ Луман Н. Самоописания. – М.: Логос, 2009.- 320 с.

5.​ Медведева Л. М., Черёмушникова И. К. Болезнь: анализ культурного феномена в гуманитарном контексте//Философия социальных коммуникаций. Науч. теоретический журнал ВИЭСП – Волгоград, 2013. – № 3 (24) .- С. 110-119.

6.​ Скородумова О.Б. Информационная революция трансформации национально-культурной идентичности// Национально-культурная идентичность в информационную эпоху». [Электронный ресурс]. –URL https://www.intelros.ru/readroom/vestnik-rossijskogo-filosofskogo obshhestva/vestnik-1-57-2011/11637-nacionalno-kulturnaya-identichnost-v-informacionnuyu-yepoxu.html (дата обращения: 02.02.2015)

7.​  Черёмушникова И.К. Имидж в смысловом пространстве культуры: автореф. дис. … канд. филос. наук – Волгоград, 2011.- 48 с.

8.​ Юнан С. Девальвация образа//Курьер ЮНЕСКО. Что такое современность.- М.:,1993.- № 11.- С. 21-26.

ТЕЛО В ДИСКУРСЕ ИДЕНТИЧНОСТИ
Статья нацелена на выявление особенности нового дискурса тела, который рождается в современной социокультурной ситуации под воздействием информационных технологий. Авторы приходят к выводу о том, что виртуальная реальность рождает новый тип связи человека с собственным телом, при котором тело перестает существовать как биологическая и социокультурная основа его идентичности.
Written by: Черёмушникова Ирина Кабдрахимовна, Медведева Лариса Михайловна, Чернышёва Ирина Валерьевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 03/06/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_27.06.2015_06(15)
Available in: Ebook
Записи созданы 6766

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх