Номер части:
Журнал
ISSN: 2411-6467 (Print)
ISSN: 2413-9335 (Online)
Статьи, опубликованные в журнале, представляется читателям на условиях свободной лицензии CC BY-ND

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ ТИПОГРАФИЙ В РОССИИ В КОНЦЕ XVIII- СЕРЕДИНЕ XIX вв.



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                              
Данные для цитирования: . ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ ТИПОГРАФИЙ В РОССИИ В КОНЦЕ XVIII- СЕРЕДИНЕ XIX вв. // Евразийский Союз Ученых. Исторические науки. ; ():-.

До второй половины XVIII в. типографское дело в России было достоянием исключительно Москвы и Санкт-Петербурга. Лишь с приходом к власти Екатерины II и проведение ей политики «пресвященного  абсолютизма», развитие книгоиздания перешло на новый уровень. Важными вехами в распространении типографского дела являлись: Указ о создании типографии при наместнических правлениях (1773); Губернская реформа (1775); Указ о вольных типографиях (1783); «Жалованная грамота городам» (1785). Проведение всех этих преобразований привело к созданию новых многочисленных бюрократических организаций, которые требовали большого количества грамотных чиновников. Спрос на книги не только вырос, но и качественно преобразился. В то же время потребность в печатной продукции столичные типографии были не в состоянии восполнить, как объемом выпускаемых книг, так и содержанием, которое, все менее отражало, зачастую, сугубо частные, местные запросы.

Указы о создании типографий при наместнических правлениях (1773) и о вольных типографиях (1783), предприняли попытку ликвидировать монополию столичных типографий. На основании принятых юридических документов в стране стала возникать провинциальная печать, сначала в виде казенных типографий при Наместнических (Губернских) Правлениях, а затем в виде частных типографий или, как они тогда назывались, «вольных» [11, С. 197 – 201]. На основании Указа 1783 г., «вольным» типографиям предоставлялись обширные свободы, чтобы открывать их мог «каждый по своей воле… не требуя ни от кого дозволения» и не различать (их – И.Т.) от прочих фабрик» [2, Т. XXI. № 15634]. В результате в стране началась компания учреждения типографий. Первыми в стране стали появляться казенные типографии, и в конце XVIII в. их в стране насчитывалось 18, они были в городах: Астрахани, Владимире, Воронеже, Вятке, Калуге, Киеве, Костроме, Курске, Москве, Нижнем Новгороде, Перми, Саратове, Смоленске, Санкт-Петербурге, Тамбове, Тобольске, Ярославле и в Кременчуге (Новороссийская губерния – И.Т.) при канцеляриях губернатора. Как мы видим, все эти типографии были созданы для обслуживания чиновничьего делопроизводства, и существовали при канцеляриях губернатора. И уже после открытия казенных типографий в регионе начинали зарождаться «вольные». Так было практически повсеместно в России, но исключением, в данном случае, явилась Пензенская губерния. Здесь сначала возникла частная типография, и лишь в начале XIX в. мы наблюдаем появление казенной, при губернском правлении.

В целом, следует отметить, что решающую роль в становлении провинциального типографского дела сыграла, именно, инициатива верховной власти в лице Екатерины II. Указами о создании типографий при наместнических правлениях (1773) и о создании вольных типографий (1783) была предпринята попытка переноса типографского дела за пределы столиц. Однако, это начинание не успело добиться большого успеха, т.к. уже в 1796 г. появился указ ограничивающий свободу книгопечатания [2, Т. XXIII. № 17508], вызванный революционными событиями во Франции. Этот указ сильно ограничил издательскую деятельность в Москве и Санкт-Петербурге, а в провинции ликвидировал все частные типографии, сохранив лишь типографии при губернских правлениях. Поэтому говорить о появлении полноценного книгоиздания в провинции в последней трети XVIII в. нельзя, т.к. существовавшие на местах типографии обслуживали в основном администрацию губернатора, лишь иногда занимаясь изготовлением издательской продукции для частного лица. К тому же низкий уровень грамотности городского населения, делал эту проблему не столь актуальной.

Новый импульс развития типографское дело получило в 1802 г. когда предварительная цензура, осуществляемая органами надзора полиции и управы благочиния, была передана в ведение Главного управления училищ. Правда, этот период продолжался недолго – до 1804 г., когда был принят цензурный устав, предусматривающий вновь введение предварительной цензуры, однако на этот раз типографии получали намного больше свобод, в том числе, и при выборе публикуемых изданий, чем в предшествующие годы. Цензурный устав 1804 г.стал в России самым либеральным за всю историю Российской империи, т.к. передавал эту обязанность университетам. Все это привело к росту издательской продукции, и с 1801 по 1805 г. новые типографии открылись в Пензе, Рязани, Уфе, Екатеринбурге, Петрозаводске, Пскове и Харькове [6, С. 49].

Еще одним фактором, повлиявшим на рост типографского дела, явилось усовершенствование техники печати, и внедрение ее в процесс книгопроизводства. Первая в России стереотипная машина была установлена в 1814 г. под руководством английского инженера Рутта в типографии Русского библейского общества. Переход к стереотипии – способу получения цельных копий наборной печатной формы – позволял увеличить тираж изданий. Первое издание, отпечатанное в России со стереотипной формы, – греческое Евангелие – вышло в 1816 г. тиражом 5000 экз.

С появлением литографией, новым способом печати, изобретенным немцем Алоизом Зенефельдером в 1797 г., при котором краска под давлением переносится с плоской печатной формы на бумагу, Россию познакомил академик В.М. Севергин (1763 – 1827). Первым русским изданием, отпечатанным с плоской печатной формы на камне, был «Азиатский музыкальный журнал» (1816), изданный в Астрахани. В 1816 г. появилась литографская мастерская в Петербурге, основанная ученым П.Л. Шиллингом (1786 – 1837). Новый метод стал применяться главным образом для изготовления художественно-графических работ: плакаты, иллюстрированные вкладки к изданиям, географические карты, визитки и т.д. Преимущество литографии заключалось в том, что она давала возможность печатать разноформатную цветную продукцию, причем с высоким качеством цветопередачи. В результате многие предприятия освоили цветную печать, а полиграфическая продукция стала более качественной. В провинциях также стали появляться многочисленные литографии, а вслед за ними и предприятия, комбинирующие два способа печатания, так называемые типолитографии [10, С. 40-42].

Однако, расцвет «вольного» книгоиздания, к 1809 г. стал угасать. В этом году было издано ряд законов, направленных на ужесточение цензуры. Теперь любые сочинения могли печататься только после предварительного просмотра их цензурой [4, С. 103]. А с 1810 г. вводиться государственный учет печатной продукции, т.е. все издательства обязаны были предоставлять в Министерство народного просвещения экземпляры новых книг и журналов. В 1811 г. происходят еще большие изменения: функции контроля над типографиями переходят Министерству полиции, что сводит на нет все либеральные начинания начала царствования Александра I [2, Т. XXXI. №. 24341, 24687].

Перечисленные выше многочисленные законодательные ограничения не смогли помешать развитию типографского дела. Прогресс, намеченный в начале XIX столетия, продолжался, хотя и пытался сдерживаться правительством. Об увеличении объемов печатаемой продукции и количестве типографий свидетельствуют статистические данные: если в 1811 г. в России существовало 106 типографий, то в 1833 г. их стало 180; с 1836 по 1862 г. увеличивалось в 1,5 раза число газет и журналов [6, С. 104].

В 1829 г. происходят очередные изменения в правовом регулировании типографского дела: выдача разрешений на открытие новых типографий переходит Министерству внутренних дел [3, Т. IV. № 2702]. И в дальнейшем в стране получает развитие политика покровительства официальной печати, которая находит свое проявление в повсеместном распространении официальных периодических изданий. Поводом к подобного рода действиям правительства было неудовлетворительное состояние местных казенных типографий. Местные типографии едва обеспечивали потребности казенных заказов. Отсталость провинциального типографского дела от столичного, заставляло правительство предпринимать меры стимулирующие данное направление. Положениями «Об издании губернских ведомостей», «Порядке производства дел в губернских правлениях» и «Учреждением губернских правлений» [ 3, Т. V. № 4036, Т. XII. № 10304, Т. XX. № 18580] местные типографии губернских правлений получали привилегии снабжать бланками все подведомственные Министерству внутренних дел учреждения и выпускать официальные периодические издания. В результате в сорок двух губерниях стали издаваться «Губернские ведомости», а необходимость их регулярного выпуска подтолкнула организаторов к приобретению недостающего оборудования и расширению обслуживающего персонала. [5, С. 153]

Полученные льготы в виде освобождения от налогов, права бесплатно пользоваться производственными помещениями и гарантированные заказы обеспечили благоприятное развитие типографий губернских правлений. Местные власти были заинтересованы в увеличении типографского производства, поскольку доходы из этой отрасли шли в губернскую казну.

С 1840-х гг. конкуренцию типографиям губернского правления стали составлять типографии государственных имуществ. Впервые они появились по инициативе Министерства государственных имуществ в конце 1830-х гг. Однако их работа не соответствовала заявленным целям – обеспечивать потребность министерства в деле подготовки реформы государственной деревни, т.к. многие из них работали на широкий рынок. Подобное положение дел вызывало недовольство губернских типографий т.к. это лишало их частных заказов. Это приводило к губернаторским жалобам в МВД на деятельность типографий Министерства государственных имуществ. Подобные жалобы в министерство были направлены Пензенским, Архангельским и Рязанским губернаторами [1, Ф. 1286. Оп. 52. Д. 29. Л. 1 — 9.]

Характеризуя 1830-е гг., следует отметить, что типографское и издательское дело все больше и больше превращается из дотационной отрасли и благотворительной сферы в профессиональное занятие, приносящее стабильный доход. Этот процесс был характерен для большинства губерний Российской империи. Одной из причин активизации частного предпринимательства явилось повышение спроса на печатную продукцию: книги, афиши, визитных карточек и т.д.

В 1840-х гг. издательское дело в стране стало меняться одновременно с ростом типографий губернских правлений. Пользуясь полученными привилегиями, казенные типографии значительно увеличили свои штаты, тем самым став поставщиком квалифицированных рабочих для частных типографий. К середине XIX в. рынок вольнонаемной рабочей силы еще не сложился, поэтому частные типографии вынуждены были привлекать работников из казенных типографий. Такое положение вещей не устраивало казенные типографии т.к. это подрывало их работоспособность, а это приводило к тому, что лично губернаторы вынуждены были вмешиваться в данный процесс.    Решая вопрос с нехваткой кадров, типографии вынуждены были нанимать работников 13 – 14 лет, на обучение которых уходило 3 года. Решение данной проблемы виделось в скорейшем внедрении в производство новых техник печати и замены ручного труда машинным. Как мы уже говорили выше, первая стереотипная машина была установлена в 1814 г. в типографии Русского библейского общества, однако, переход к использованию новой техники осуществлялся крайне медленно и трудно. Объяснялось это тем, что переоборудование типографии новыми машинами подразумевало покупку новых станков, что требовало единовременного крупного денежного вложения, поэтому многие типографии продолжали решать увеличивающиеся потребности старым способом – увеличением численности персонала. К тому же, необходимые станки, до конца 1820-х гг. были иностранного производства, что так же сдерживало развитие типографского дела. Впервые типографский станок «нового образца» в России был изготовлен, как опытный образец, в 1829 г. в Санкт-Петербурге на Александровской мануфактуре. Пройдя различные проверки и сравнения, он был куплен типографией Н.И. Гречеа и стал использоваться для публикации газеты «Северная пчела». Позднее приобретенный опыт стал использоваться и другими мануфактурами для и изготовления печатных станков[7, С. 192].

Как мы видим, в силу указанных причин в провинции внедрение новой техники началось лишь со второй половины XIX в., что, сразу же, повысило скорость и качество печати.

Со второй половины XIX в. значение типографского дела неуклонно возрастало. В период проведения либеральных реформ печатное слово становилось единственным средством выражения общественного мнения. Однако, существовавшее законодательство не позволяло данной отрасли развиваться в соответствии с потребностями эпохи. На основании дореформенного законодательства печатное дело не признавалось сферой промышленности, поэтому типографии и литографии причислялись к художественным заведениям, связанным не с хозяйственной, а культурной деятельностью. В результате этого владельцы не могли пользоваться налоговыми льготами, которые, например, предоставлялись промышленникам и собственникам торговых предприятий[9, С. 35]. Лишь в 1895 г. типографии с числом рабочих более 15 были приравнены к фабрично-заводским предприятиям[9, С. 38].

Дореволюционное законодательство устанавливало перечень лиц, которым запрещалось заниматься издательским делом. В этот список были внесены офицеры, священнослужители, монашествующие, лица лишенные прав состояния и не достигшие 17 лет. Лицам неправославных конфессий разрешалось открывать типографии лишь при наличии приписки к купечеству[9, С. 306-308; 3, Т. ХХ. №19474].

Законодательством ограничивалось и женское участие в издательском деле. Замужние женщины не имели права без согласия мужа принимать участие в издательском деле, но это не распространялось на отдельно живущих девиц, вдов и разведенных жен. Для избегания разбирательств по данному вопросу, Министерство внутренних дел рекомендовало губернаторам отклонять заявки на открытие новых типографий для всех представительниц женского пола. Выдавая, подобного рода разрешения, местные власти могли руководствоваться «целесообразностью» открытия новой типографии, если, как они считали, существовавшее количество типографий покрывало необходимый спрос населения, что, несомненно, могло являться причиной отказа любому просителю[8, С. 138].

Вопрос о печати стал актуальным в свете проведения либеральных реформ. С 1857 г. началась подготовка нового цензурного устава. С 1858 г. упростился порядок регистрации предприятий, право выдачи разрешений на открытие типографий в губерниях перешло в ведение к губернаторам[3, Т. XXXIII. № 32885]. Принятие этих мер оказалось достаточным, чтобы типографское дело заметно активизировалось, наиболее заметно это отразилось на появлении новых газет и журналов. С ростом газетного дела интенсивнее стало осуществляться внедрение новой типографской техники.

Однако низкий промышленный потенциал страны приводил к нехватке квалифицированных рабочих, а низкий уровень грамотности и неразвитость книжной торговли тормозили рост типографского дела. Поэтому важную роль в открытии типографий, особенно на местах, играла правительственная поддержка. Так, например, в провинции широко распространялись типографии при губернских правлениях и палатах государственных имуществ. Вместе с тем, непоследовательность правительственной политики, проявившаяся в поддержке предприятий официальной печати, с одной стороны, и ограничение частной издательской предпринимательской активности – с другой, предопределила значительное отставание и неравномерное развитие отрасли. Основной формой типографского производства оставалась казенная мануфактура, основанная на применении ручного труда. Казенные предприятия, обеспечивались стабильными заказами со стороны государства, и не спешили переходить на использование современной типографской техники, продолжая увеличивать производительность труда за счет увеличения численности рабочих. Таким образом, экономически способные типографии, за исключением отдельных предприятий, имеющие постоянный государственный заказ, считали нецелесообразным покупать новое, дорогостоящее оборудование, даже более производительное т.к. были монополистами в своей отрасли. Частные типографии, в основной своей массе, не имели финансовой возможности приобретать новые типографские станки, и тем самым предложить качественно новую печатную продукцию. Таким образом подобная ситуация приводила к еще большему технологическому отставанию России от стран Западной Европы.

Список литературы:

  1. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1286. Оп. 52. Д. 29. Л. 1 — 9.
  2. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое. – СПб.: Тип. II Отделения собственной ЕИВ Канцелярии, 1830. – Т. XXI, XXIII, XXXI.
  3. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе. – СПб.: Тип. II Отделения собственной ЕИВ Канцелярии, 1894. – Т. IV, V, XII, XX, XXXIII.
  4. Сборник постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 г. – СПб.: Тип. Морского министерства, 1862. – 482 с.
  5. Блюм А.В. Издательская деятельность русской провинции конца XVIII – начала XIX в. (Основные тематические направления и цензурно-правовое положеине) // Книга. Исследования и материалы. – М.: «Книга», 1966. – Вып. 12. – С. 136 – 159.
  6. Куфаев М.Н. История русской книги в XIX в. – Л.: «Начатки знаний», 1927. – 354 с.
  7. Немировский Е.Л. Мир книги с древнейших времен до начала ХХ века. – М.: «Книга», 1986. – 288 с.
  8. Орлов Б.П. Полиграфическая промышленность Москвы. Очерк развития до 1917 г. – М.: «Искусство», 1953. – 312 с.
  9. Поткина И.В. Законодательное регулирование предпринимательской деятельности в России // История предпринимательства в России. Вторая половина XIX – начало ХХ века. – М.: РОССПЭН, 1999. – С. 15 – 77.
  10. Синяков Н.И. Фотомеханические процессы за полвека // Полиграфия. – М.: Наука, 1967. – № 11 – 12. – С. 40 – 42.
  11. Щелкунов М.И. Искусство книгопечатания в его историческом развитии. – М.: Моск. ин-т журналистики, 1923. – 215 с.[schema type=»book» name=»ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ ТИПОГРАФИЙ В РОССИИ В КОНЦЕ XVIII- СЕРЕДИНЕ XIX вв.» author=»Травникова Инна Владимировна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-31″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_4(13)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6780

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх