Номер части:
Журнал

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЭТНОНИМА «DEUTSCHE»: АНАЛИЗ КОРПУСНЫХ ДАННЫХ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЭТНОНИМА «DEUTSCHE»: АНАЛИЗ КОРПУСНЫХ ДАННЫХ // Евразийский Союз Ученых. Филологические науки. ; ():-.





В данной статье представлены результаты исследования функционального потенциала этнонима «Deutsche» на материале немецкого публицистического дискурса.

Прагматика играет важную роль в существовании и функционировании газетной статьи, в которой всегда проявляются коммуникативные и когнитивные установки языковой личности, реализуются информационная и воздействующая цели. Поэтому материалом исследования послужила сплошная выборка контекстов из статей газеты «Hamburg Morgenpost» (2010, 2013 гг.) с речевой актуализацией этнонима «Deutsche». Выборка производилась при помощи автоматизированной системы COSMAS II, которой снабжен немецкий корпус Института немецкого языка (г. Мангейм, Германия). Мангеймский корпус является крупнейшим собранием текстов и речевых записей на немецком языке и включает 1903 млн. употреблений и позволяет осуществлять поиск по морфологическим признакам словоформ. Корпус контекстов с речевой актуализацией этнонима «Deutsche» составил 11 147 единицы. В результате проведенной работы с корпусом были исследованы следующие проблемы.

Языковой статус этнонима в языкознании не определен и характеризуется наличием в их значении признаков как имен собственных, так и имен нарицательных. Так, например, В.А. Никонов [3] рассматривает этнонимы как онимы наравне с топонимами и др., а А.В. Суперанская [4] выступает категорически против такого понимания этнонимов и выделяет их в лексическую категорию, не входящую в ономастикон. Наше исследование позволило прийти к следующим выводам. Контексты, имеющие модели по аналогии с «arbeiten wie Deutsche» , «feiern wie Deutsche», «trinken wie Deutsche» являются подтверждением точки зрения, которая не включает этнонимы в ономастическое пространство из-за ярко выраженной коннотации. Прилагательное «deutsch» проявляет себя как качественное (а не притяжательное) в контекстах, где имеет сравнительную степень и в словосочетаниях по образцу «deutsches Werk», «deutsche Qualität», «deutsches Auto», «deutsches Bier», в которых оно придает определяемому предмету значение «высокое качество, признанное во всем мире».

Трудность исследования этнонима создает также неопределенность именуемого объекта, дискуссии о верхних и нижних границах содержания этнонима. Род, племя, народ, нация, государство, жители определенной местности становятся объектами обозначения этнонимов в зависимости от точки зрения исследователя. М.В. Крюков в своей статье [2] говорит о различных таксономических порядках этнонимов внутри своего класса, А.В. Суперанская полагает, что этнонимы обозначают племя или племенной союз, а остальные общности уже дают повод для дискуссии [4]. Как показывает наше исследование, этот проблема неопределенности денотата осложняется тем, что в немецком языке есть только одно слово «Deutsche», которое означает и государственную и этническую принадлежность, в отличие, например, от русского языка, где мы имеем «русский» и «россиянин» для различения этих значений. Носитель немецкого языка должен использовать дополнительные или альтернативные средства для однозначного толкования, которые также позволяет выделить корпус. Особое внимание привлекли этнонимы, образованные способом сложения из двух этнонимов, в которых первый компонент обозначает государственную, а второй этническую принадлежность. «Deutsch-Türke» – турок-гражданин Германии. Можно сделать вывод, что современные названия часто обозначают «этнополитические организмы», состоящие из различных национальных групп. И таким образом, можно говорить о некой близости понятий «этническая» и «этнополитическая общность», что дает право применять термин «этноним» и для именований жителей государств.

В.А. Никонов также подчеркивает, что ошибочно считать этнонимы лишь различителями. Они содержат историческую информацию, отражают оценки и характеристики носителей имени [3]. Изучая этноним, мы изучаем сложный многоаспектный феномен этничности, который привлекает внимание многих социальных и общественных наук. В результате исследования, мы не только выделили этнодифференцирующие признаки, т.е. каким образом человек относит себя или другое лицо к той или ной общности, но и распределили эти признаки по степени значимости для субъекта, опираясь на их частность. Этнодиффернцирующие признаки меняются с развитием общества. Раньше религиозная принадлежность выступала как определяющая характеристика. Сейчас, опираясь на данные корпуса, можно сделать вывод, что для субъекта этническая идентичность может приобретаться, теряться или заменяться другой («Bin ich noch Amerikaner oder schon Deutscher?»). Субъект может быть представителем нескольких этносов. Биэтническая идентичность свойственна людям, осознающим свое сходство с двумя группами и обладающими компетентностью в двух. Этническая принадлежность может иметь разную степень соотношения и интенсивность («Ich bin sicher 70 oder 80% deutsch»).

Названия народов не развиваются по одному преимущественному пути. Все они обусловлены потребностями этнического самосознания, отправная точка общая идентификация / дифференциация людей по принципу «мы – они». Семантические примитивы «свой – чужой» являются ключевыми для этнонимов. Использование этнонима в речи всегда влечет за собой актуализацию бинарной оппозиции. Особенно это заметно в таких выражениях как «südafrikanischer Fahrer», «deutsche Freunde», «US-Exmann» «heiraten Deutsche», «deutsche Frau» . В контекстах всегда появляется этноним, обозначающий другой этнос, или слово, которое содержит имплицитно такой этнический компонент значения, «CIA», «Hollywood-Kommerz». Постулат количества Г. П. Грайса гласит, что высказывание должно содержать не больше и не меньше информации, чем следует. Мы можем заметить, что для говорящего интуитивно важно передать адресату информацию об этнической идентичности лица, о котором идет речь, будь то даже просто водитель из новостных сводок, попавший в ДТП, друг, бывший муж. Это говорит о глубинной потребности этнического сознания, прежде всего в процессе коммуникативного взаимодействия проводить границу между своим и чужим, важность этой информации для характеристики любого лица. Категория может быть передана имлицитно, специально вербализована или даже может быть усилена дополнительными средствами в зависимости от интенции говорящего. К дополнительным средствам относится использование иностранного языка в речи представителя другого этноса: «Ich bin black German». Это – пример прямой речи, где имитируется разговор на иностранном языке, как это и происходило в реальности. Но есть примеры, в которых иностранные слова присутствуют в речи автора и выступают в роли стилистического приема. Такое использование иностранных слов при разговоре об иностранцах усиливает дистанцию между немцами и «чужими»: «Englisch ist out». Такое использование иностранных слов при разговоре об иностранцах увеличивает дистанцию между немцами и «чужими», усиливает эффект «чужеродного».

Этноним и этническое прозвище относятся к одному объекту референции, но выбор того или иного средства номинации зависит от прагматической цели говорящего. Этноним как результат развития межэтнических отношений делается объектом этнической нетерпимости в том случае, когда отношение к самому этносу перерастает из толерантного в интолерантное. Название этноса становится своеобразным громоотводом, когда негативные чувства по отношению к этносу переносятся на его этноним. В ходе исследования мы выделили следующие этнические прозвища для немцев: «Krauts», «Tanks» («Panzer»), «Teutonen», «Kartoffelfresser», «Deutsche Michel». В.А. Никонов, говоря об исчезновении этнических прозвищ вместе с исчезновением этнической обособленности и конфликтных отношений, подчеркивал важность сохранения их для этнографии и истории как образцов народной выдумки [3].

В.Б. Кашкин анализирует ретроспективную интертекстуальность этнонима. Исследователь полагает, что употребление этнонима вызывает в сознании свёрнутые в единый образ воспоминания о предшествующих контекстах его употребления, контекстах общественной практики с участием носителей этого имени, оценку соответствующих референтов, отношение к ним и т. п. То есть, этноним «ведёт за собой» миф как свёрнутое руководство к действию [1]. Такая память слова присуща, разумеется, не только этнонимам, но и в принципе всем словам и фрагментам дискурса. Однако в данном случае лексема-этноним характеризует одного из возможных участников коммуникации. Более того, она приписывает возможному собеседнику классификационные признаки ещё до вступления в коммуникацию.

В результате исследования нами были выделены этнические авто- и гетеростереотипы. Какими видят себя немцы, как их видят другие этносы и как выглядит немцы в глазах других общностей по их мнению.

Функции стереотипа заключатся в реализации принципа экономии усилий, потребность в защите групповых ценностей, как в чисто социальной функции, реализующейся в виде утверждения своей непохожести, специфичности. Как показали данные корпуса, прилагательные и наречия «deutsch» и «typisch deutsch» можно назвать маркерами стереотипизации. Функция таких выражений категоризировать и систематизировать предметы и явления окружающего мира, обозначать, что можно и нельзя ожидать от национальности, как и что оценивать, выявлять национальные особенности.

Исследование на базе корпуса позволило сделать выводы как об особенностях этнонима как части языковой системы, так и о его функционировании в речевом взаимодействии, проанализировать работу этнического сознания конкретной общности, ее позиционирования себя в картине мира. Эпоха миграции, этнических и национальных конфликтов, изменения отношения к этнической идентичности придает подобным исследованиям особую актуальность.

Список литературы:

  1. Кашкин В.Б. Этноним в наивной философии языка и картине мира, Парадоксы границы в языке и коммуникации, Издатель О.Ю. Олейников, Воронеж, 2012. – с.212 – 220.
  2. Крюков М.В. Этнонимы: Об этнической картине мира в древнекитайских памятниках II – I тысячелетия до н.э., Наука, М., 1970. – с.34 – 46.
  3. Никонов В.А. Этнонимия: Этнонимы. Наука, М., 1970. – с. 5–33.
  4. Суперанская, А.В. Общая теория имени собственного, Книжный дом «Либроком», М., 2012. – с. 368.[schema type=»book» name=»ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЭТНОНИМА «DEUTSCHE»: АНАЛИЗ КОРПУСНЫХ ДАННЫХ» description=»Целью статьи является комплексное изучение функционального потенциала этнонима, проведенное на анализе корпусных данных. В результате исследования раскрываются проблемы языкового статуса этнонима и границ содержания, исследуется феномен этничности, этнодифферцирующие признаки, когнитивная оппозиция «свой – чужой», стереотипизация и этнические стереотипы.» author=»Сухарева Ксения Андреевна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-04-18″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2015_04(13)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6778

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх