Номер части:
Журнал

ПРОБЛЕМАТИКА КАТЕГОРИИ БУДУЩЕГО ВРЕМЕНИ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ В ДИАХРОНИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ



Науки и перечень статей вошедших в журнал:


DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                     
Данные для цитирования: . ПРОБЛЕМАТИКА КАТЕГОРИИ БУДУЩЕГО ВРЕМЕНИ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ В ДИАХРОНИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ // Евразийский Союз Ученых. Филологические науки. ; ():-.





Первоначально проблема времени была поставлена в точных науках.  Кант считал, что время имеет отношение к деятельности ума, а не к вещам в себе.  Как указала в своей работе Л.Н. Михеева, французский психолог и философ Гюйо считал время не априорным условием, но следствием нашего восприятия мира, продуктом человеческого воображения, воли и памяти. Так же Л.Н. Михеева отмечает, что Жан Пиаже, основатель «генетической эпистемологии» считал, что чтобы суждение было возможным, оно должно совершаться по логическим законам, т.е. в сознании уже должны присутствовать категории времени и пространства, в то время как Уитроу  ум человека считает источником происхождения времени. По его мнению идеи пространства и времени – это ментальные конструкции, приобретаемые в процессе научения.

К.О. Байгонысова считает, что в индоевропейских языках грамматическая категория будущего времени сформировалась гораздо позже, чем категории прошедшего и настоящего. По ее мнению, это связано с экстралингвистическими обстоятельствами, т.к. в мировоззрении древнего человека категория будущего времени не была сформирована. Таким образом, не было необходимости в формировании грамматической дейктической категории, относящей действие к будущему. С принятием христианства в мировоззрении происходят изменения, в результате меняется модель времени. Отдаляясь от природы, концентрируясь на себе, получая знания, в сознании человека появляется все больше свойств будущего.

«Категоризация будущего в мышлении человека проходит несколько этапов. На завершающем этапе категория будущего проходит через процедуру грамматикализации» [1, с. 9].

Как пишет К.О. Байгонысова, изучение категории времени в лингвистике осуществляется в двух направлениях: «анализ концепта времени как объективной категории мировосприятия, т.е. как элемент языковой картины мира и анализ дейктической категории времени в системе языка, т.е. дейктической категории темпоральности» [1, с. 6].

В работах по функциональной грамматике особенно остро и противоречиво ставится вопрос о существовании категории будущего времени в английском языке.

Отсутствие доминантного способа выражения будущности и сложный структурный характер с наличием грамматических и лексических, принадлежащих к разным уровням языка, ставит перед лингвистами вопрос о правомерности отрицать существование грамматического будущего в английском языке. Л.В. Ипатова, в современном английском языке ядром микрополя выделяет «систему выражения ожидаемых действий, представленных грамматическими конструкциями будущего (Future Indefinite, Future Continuous, Future Perfect и т.д), конструкциями настоящего (Present Indefinite, Present Continuous, to be going to др.), модальными глаголами в сочетании с инфинитивом и лексические средства (будущные адвербиалии, модальные слова и т.д.)» [8, с. 18]. Будущее обладает более сложной структурой, чем настоящее и прошедшее, и средства его выражения принадлежат к разным уровням системы языка. Кроме того, характер будущего времени тесно переплетается с понятием модальности. По сравнению с настоящим и прошедшим будущее, как понятийная категория, обладает меньшей определенностью, так как выражает гипотетически предполагаемом событие, о котором нет достоверных данных. Поэтому будущему всегда сопутствует некая неопределенность, неуверенность, вероятность. В силу этого некоторые лингвисты полагают, что будущее не имеет определенного грамматического выражения. В английском языке, как и во многих других, выражение будущего имеет потенциальную, предположительную или нереальную модальность. Так, структура shall/will +infinitive входит в поле предположения, так же как и модальные слова, модальные выражения, интонация.

Ряд лингвистов  (М. Swan, С. Walter, R. Murphy, M. Hewings, Е.М. Гордон, И.П. Крылова)  придерживаются  точки зрения, в основе которой лежит трихотомическое представление о категории времени, где в видовременной системе английского глагола воплощаются все три фазы времени: прошедшее, настоящее и будущее. Эта модель является наиболее традиционной моделью видовременной системы. А.И. Смирницкий считает, что категория времени в английском языке не ограничивается только двумя категориальными формами, настоящего и прошедшего, а «оказывается представленной у полных глаголов, т.е. у подавляющего большинства глаголов, по меньшей мере, тремя грамматическими временами — настоящее, прошедшее и будущее» [12, с. 334].

Другие грамматисты (М.Я. Блох, Я.Г. Биренбаум, П.С. Бархударов, O. Jespersen, F.R. Palmer, R. Quirk, Ch. C. Fries, J. Lyons)  придерживаются концепции  дихотомической системы, противопоставляя прошедшее и не прошедшее, при этом будущее время как грамматическая категория либо вообще отрицается, либо рассматривается как одно из средств выражения модальных значений в языке. За основу определения времени берется морфологический подход, т.е. основным критерием является наличие глагольных флексий и вспомогательных глаголов. А в современном английском языке не существует глагольной формы, функцией которой было бы отнесение действия к будущему времени.  По мнению Я.М. Блоха в системе английского глагола можно выделить две временные категории. «Первая категория «первичное время» (“primary time”), где прошедшее время является маркированным членом оппозиции, выражает прямую, обращенную в прошлое оценку времени процесса, определяя процесс как прошедший и не прошедший, вторую – «проспективное время» (“prospective time”), где будущее время является маркированным членом оппозиции, дает оценку времени, направленную в будущее, определяя его как будущее и не будущее» [4, с. 152-153].

  1. Jespersen считает, что конструкции с will/shall следует рассматривать как сочетание вспомогательного глагола настоящего времени и инфинитива, т.к. если эти конструкции включить в систему будущего времени, то сюда же следует включить и конструкции may, can+infinitive, going to, Present Continuous, Present Indefinite.
  2. Quirk утверждает, что в английском языке есть только два времени: настоящее и прошедшее и не существует явного будущего времени, а существуют конструкции с модальными глаголами и конструкции с формами настоящего времени. J. Lyons указывает на то, что в большинстве индоевропейских языков будущее время было заимствовано из форм изначально выражающих модальность, но не будущее. Я.Г. Биренбаум вообще выделяет отдельную категорию в английском языке, которую называет категорией «модального времени»[3, с. 54]. По содержанию грамматическая категория «модального времени» полуабсолютна и полуотносительна по своему характеру, т.к. может отсчитываться от момента речи или другой точки отсчета. Эта категория определяет отношение процесса, выраженного в знаменательном глаголе, к какому-то временному центру в ситуации плюс возможный, но не обязательный модальный оттенок, прошедшем способно передавать событие, которое при отсчете от момента речи может оказаться прошедшим, настоящим или будущим.

В.Я. Плоткин  выделяет обязательную прогностическую сему будущего, так как предпосылки возможного действия относятся к настоящему, а само действие к будущему.

Как отмечает Л.Н. Михеева,  новым поворотом в изучении лингвистикой времени стало выявление общей  когнитивной составляющую языка «(Г.А. Брутян, А.В. Кравченко, Е.С. Кубрякова, А.П. Бабушкин, Р.И. Павленис и другие.) [10, с. 6]. «Отталкиваясь от идей В.Гумбольдта, гипотезы лингвистической относительности Сепира-Уорфа, ученые сегодня пытаются создать единую систему языка и человека» [10, с. 5].

Переход лингвистики на антропоцентрическую парадигму «требует рассмотрения языка как одного из психических процессов, который может протекать только во взаимодействии с другими психическими процессами» [6, с. 47],  поэтому «лингвиста, как выясняется, должны интересовать не только вербальные репрезентации – это входит в наши служебные обязанности. Но оказывается, что даже невербальные репрезентации входят в сферу деятельности лингвиста, поскольку в невербальных (как и в вербальных) энграммах содержатся одновременно и знания языка, и знание мира как такового» [9, с. 14]. Рассмотрение категории времени во взаимосвязи языка и культуры, языка и сознания  представляется наиболее актуальным согласно последним тенденциям языкознания, в рамках антропологической и когнитивной лингвистики.

 

Литература

  1. Байгонысова К.О. Когнитивно-функциональные особенности категории будущего времени в современном английском языке (на материале англоязычной прессы): автореферат дис…канд. филол. наук. (10.02.22)- Республика Казахстан, Алматы, 2010.-27с.
  2. Бархударов П.С. Очерки по морфологии современного английского языка.- М.: Высшая школа, 1975.-155с.
  3. Биренбаум Я.Г. Система английского глагола. — Киров.: Изд-во Кировского Пед.Ин-та им.В.И. Ленина,1993.-155с.
  4. Блох М.Я. Практическая грамматика английского языка: Учеб.-4-е изд., испр. – М.: Высш.шк., 2003. – 423с.
  5. Гордон Е.М., Крылова И.П. Грамматика современного английского языка: Учебник для ин-тов и фак. иностр.яз. – 12-еизд. – М.: КДУ, 2006. – 448с.
  6. Залевская A.A. Введение в психолингвистику. М.: Российский гос.гуманит. ун-т, 2000. – 348c.
  7. Ипатова Л.В. Семантико-грамматическая связь аналитических средств выражения понятий модальности и будущности в английском, французском и русском языках. Сравнительный анализ: канд. дисс., М.: 2003. – 219с.
  8. Кант И. Критика разума – М.: Мысль, 1994 – 591с.
  9. Кубрякова Е. С., Демьянков В. З. К проблеме ментальных репрезентаций // Вопросы когнитивной лингвистики. М.: Институт языкознания; Тамбов: Тамбовский гос. университет им. Г. Р. Державина, 2007. – № 4. – С.8–16.
  10. Михеева Л.Н. Время в русской языковой картине мира: лингвокультурологический аспект :канд.дисс., М.: 2004. – 329с.
  11. Плоткин В.Я. Грамматические системы в английском языке. – Кишинев «Штиинца», 1975. – 127с.
  12. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. – М.:1959. – 440с.
  13. Fries Ch.C. The Structure of English. London, Longmans, 1957. – 304p.
  14. Hewings M. Advanced Grammar in Use – Cambridge University Press, 2006. – 294p.
  15. Jespersen O. Essentials of English Grammar. Allen and Udwin, 1953.
  16. Lyons. Introduction to Theoretical Linguistics. Cambridge: Cambridge University Press, 1968.
  17. Murphy R. English Grammar in Use. Cambridge. – Cambridge University Press, 2002. – 350p.
  18. Palmer F.R. Modality and the English Modals. – L. and N.Y., 1990.
  19. Quirk R.A. A Grammar of Contemporary English. Harlow, 1980. – 1120p.
  20. Swan M., Walter C. How English Works: A grammar practice book. – Oxford University Press, 1997. – 358p.[schema type=»book» name=»ПРОБЛЕМАТИКА КАТЕГОРИИ БУДУЩЕГО ВРЕМЕНИ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ В ДИАХРОНИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ» description=»К категории времени, являющейся базовой в системе мироопределения человека, неотъемлемой частью существования всех предметов и процессов материального мира, человек проявляет неизменный интерес с древних времен. За время существования человечества категория времени всегда была и остается предметом изучения разных областей научного знания от естественных наук до гуманитарных. Появлялись некие представления о времени, существовали противоположные точки зрения, но и сейчас время является предметом научных исследований.» author=»Кутепова Наталья Владимировна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-10″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_27.06.2015_06(15)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6776

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх