Номер части:
Журнал
ISSN: 2411-6467 (Print)
ISSN: 2413-9335 (Online)
Статьи, опубликованные в журнале, представляется читателям на условиях свободной лицензии CC BY-ND

ТРАДИЦИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СТАНОВЛЕНИИ ПИСАТЕЛЯ – ДЕМОКРАТА ЦОМАКА ГАДИЕВА



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                              
Данные для цитирования: . ТРАДИЦИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СТАНОВЛЕНИИ ПИСАТЕЛЯ – ДЕМОКРАТА ЦОМАКА ГАДИЕВА // Евразийский Союз Ученых. Филологические науки. ; ():-.

Цомак Гадиев – выдающийся деятель осетинской культуры. Его личность и творчество вызывают большой интерес не только у массового читателя, но и у многочисленных критиков и литературоведов.

Он внес значительный вклад в осетинскую литературу: стихотворения, рассказы, драмы,  переводы.

Цомак Гадиев – первый историк осетинской литературы, крупный литературный критик и воспитатель целого поколения осетинских писателей. Его историко – литературные портреты осетинских писателей и статьи по отдельным вопросам истории осетинской литературы до сих пор остаются авторитетным словом о науке и об осетинской литературе.

Изучение влияния традиций русской литературы на идейно – художественный мир творчества классика осетинской словесности диктуется, с одной стороны требованиями научного освещения истории литературы, с другой – задачами дальнейшего развития национальной литературы.

В период 1907-1917 гг. Цомак не изменил реалистическим принципам и социальной проблематике своего творчества. В некоторых его стихах звучали мотивы революционной поэзии, принципы которой отстаивались Демьяном Бедным.

Однако Цомак, не будучи еще коммунистом, попал под влияние всеобщего упадка настроений. Его охватило настроение горя и печали при виде свирепствующего террора и страданий народа. Но Цомак не поддался таким настроениям, он не стал певцом ни «чистого искусства», ни клеветником на революционеров и социализм.

В своих стихах: «Рох бæсты хъарæг», «Царды фæйлауæнтæ», «Цъитийы цъуппытыл», «Зымæг» и в некоторых стихах цикла «Ахæстоны фыстытæй», Цомак дал потрясающие картины народного бедствия в период реакции.  При этом Цомак, как и многие поэты, тогда часто прибегает здесь, по вполне понятным причинам, к аллегории и символике. У него есть несколько излюбленных символических образов, которые проходят почти через все его творчество. Так, например: «солнце» и «весна» у него символы революции и новой счастливой жизни, употребляемые в дооктябрьской поэзии как образы заветных чаяний и надежд своих и народа, а в послеоктябрьской, как использование лучших мечтаний людей – наступление свободной, счастливой жизни. Символическими образами врага народа – самодержавия – служили «зима», «черная скала», «черные тучи». А в «неистовых раскатах грома» дан символ свирепствующей реакции — «Рох бæсты хъарæг». Но это «раскаты грома» поздней осени, тогда как в символических образах весеннего благодатного грома (в стихотворении «Арв нæры») заключалась Октябрьская революция, несущая народам счастье.

В период реакции Цомак больше всего прибегал к символическому образу суровой зимы, т. к. она наиболее подходила к изображению положения бедствующего народа. Именно зимой больше всего страдает горский народ от холода (т.к. в горах трудно с топливом), от голода (мизерные пашни не давали прокорма и до середины зимы) и губительных обвалов, которые так часто уносили человеческие жертвы.

Вот почему в стихотворениях «Плач забытой родины», «Зима», «Желание», «Сон» (из «Тюремных записей») даны с такой силой эмоционального воздействия картины трагического положения народа, и вызывающие у читателя глубокое сочувствие трудовому народу и жгучую ненависть к самодержавию:

От несчастья людей, от стонов бедняков вечно плачут ледниковые горы.

От неимоверного грохота неба рушатся крепости башни.

«Плач забытой родины» [6]

Когда спускаются снежные обвалы,

Когда воют звери,

Когда реки замерзают в горах,

Когда голодные и угнетенные

Люди дрожат в своих холодных хижинах,

Хотя бы, — говорю я тогда про себя, —

Хотя бы весна наступила.

«Желание» [6, с. 139]

В аллегорическом стихотворении «На ледниковых вершинах» поэт проливает слезы из – за обманутых надежд своих – поражения революции. В этом стихотворении поэт иносказательно передает долгий и тяжелый путь революционной борьбы своей и народа за свободу и счастье в виде трудного пути восхождения поэта к «давно влекущим» его горным вершинам «ослепительно – «Белых» ледников, расположенных «поблизости к солнцу». А поражение революции, которое сменило радость людей на еще большие страдания, Цомак изображает в виде спуска вниз с «сияющей вершины», при котором исчезла увиденная с вершины благодатная панорама неосуществленной мечты (обширные зеленые луга, добротные жилища и свободное, радостное, трудовое крестьянство).

Вместо этого он видит бедные аулы, облезлые клочки пашен и страдающий народ:

Горы с лысыми боками, склоны с оползнями,

Люди обнищали совсем, нет, нельзя больше жить.

Иду по ущелью. Глаза мои болят,

Слеза опять упала, упала тяжело,

Так плачет, роняя свои слезы,

Тот, кто вернулся с ледниковых гор, как я.

«На ледниковых вершинах» [6, с. 140]

В стихотворениях цикла «Из тюремных записей» печаль, тоска кончаются у него жизнеутверждающимимотивами.Например, в стихотворении «Дæ чиныг» от настроения смерти поэт переходит к оптимистическому настроению, в нем возродилась надежда. Цомак опять мечтает о «свободе» и «жизни»:

Опять желания рождаются в груди моей.

Моя надежда опять родилась…

Теперь мечтаю о свободе, а о жизни —  сильнее

«Хотя бы» и «О, если бы» — говорю я сейчас.

«Дæ чиныг» [6, с. 142].

Из стихов периода реакции особо надо отметить как шедевр пейзажной зарисовки зимы в горах Кавказа стихотворение — «Зима». Это стихотворение, как широкая панорама, открывает перед нами суровый, но величественный зимний пейзаж в горах. Поэт применяет широкие мазки художника, но они до тонкости передают всю своеобразную прелесть зимы на Кавказе.

Неудивительно поэтому, что, как стихотворение Пушкина «Зимний вечер» с детства знакомо и любимо русским, так и стихотворение «Зима» Цомака с детства пользуется большой популярностью у каждого осетина.

Арестованный в 1908г. в Дерпте за революционную деятельность среди студенчества вместе с 23 товарищами Цомак не бросает своей литературной деятельности. За два года (1908 — 1909гг.) пребывания в тюрьме поэт создал цикл стихов под названием «Из тюремных записей», написанных красивым, бисерным почерком на маленьких листках тонкой почтовой бумаги. Это семь изящных миниатюрных картинок, выхваченных из жизни в тюрьме и прочувствованно — тонко переданных поэтом. Сюда входят стихи: «Луч солнца», «Голубь», «Зависть», «Сон», «Твое письмо», «К брату», «Стемнело».Все стихотворения пронизывает одна мысль, одно стремление, отраженное в эпиграфе к ним, взятом из Гейне: «Только тот, кто побывал в тюрьме, познает до глубины души, как любима свобода».

Поэт в этих стихах дает реалистические картины нечеловеческих условий тюремной жизни, мысли и чаяния преданных делу революции друзей по борьбе и по камере. Поэт не отделяет свое стремление к личной свободе от основной своей цели — освобождение народа. Но более полно, что именно мучило Цомака и что он хотел отразить в цикле «Тюремных записей», он выразил в стихотворении «Бæлон»:

Раздумья о жизни, ее лучших идеалах,

Радостная свобода и моя любовь [6].

Таким образом, несмотря на субъективные лирические мотивы, в «Записях» большое место уделено и общественно — социальным мотивам. Революция, на которую он возлагал так много надежд, которая разбудила самое прекрасное, что было в его поэтической душе, прозвучав мощным набатом по всей Осетии, потерпело поражение. Этот удар вместе с наступившей тяжелой реакцией особенно мучительно сказался на моральном состоянии Цомака в «Тюремных записях». Ко всему этому добавлялся голод, всяческое надругательство тюремных властей над человеческим достоинством заключенных и нестерпимая тоска по родине, по родне, что сильно выражено в стихотворении «К брату»:

Как люблю тебя, моя родина!

Мои соотечественники, как тоскую по вам!

В тяжелой неволе, в надежде увидеть вас.

Себя поддерживаю вестями и воспоминаниями о вас[6, с. 144].

Угнетающе действовала на молодого поэта и роковым образом оборванная любовь к Н. И. Мусьпан. Арестованный как политический преступник Цомак потерял надежду как на ее любовь, так и на согласие ее более состоятельных родителей на их брак, даже в отдаленном будущем.

В «Тюремных записях» не говорится о сердечных муках поэта, он никогда не забывал о своей любви и это еще более окрашивало его поэзию нотками грусти. Впрочем, разве в стихотворении «Твое письмо» в жалобе на то, что «все меня бросили в час заключения» не скрыт упрек в адрес той, кого онсчитал самым дорогим и близким человеком. Или в выражениях жажды свободы разве не заключалась и надежда на счастье с любимой девушкой?

В одном из писем тюремного периода Цомак заверил Наталью Ионовну, что, хотя «ужасно ослабел в тюрьме» и «чувствует себя больным», он готов  вынести и «каторгу и ссылку», лишь бы «быть достойным ее». «Пусть закуют, пусть секут!», «я вынесу все, чтобы быть достойнымлюбвитвоей».

В «Тюремных записях» Цомак много внимания уделяет описаниям «своей чудесной родины», страждущих дорогих соотечественников и горем убитых родителей. В стихотворении «Завистник» он завидует даже проносившейся тучке, ему хочется «полететь свободным на любимую родину», «насладиться встречей с близкими».

Особенно трогательно дана поэтом сыновняя любовь к родителям и родителей к нему в стихотворении «Сон». Не «находя себе покоя» от тоски по далеким родителям и от других давящих мыслей, поэт ночами не смыкал глаз. И вот однажды он «взмолился», чтобы хоть во сне увидел свою мать, своего отца, своих близких и сказал им слово утешения в их горе и бедности. Заснув он, правда, увидел сиротливо накренившийся отчий дом, сидящих вокруг огня постаревшего отца и плачущую мать. Проснувшись, он еще более встревожился и желал уже: «Ах, хотя бы избавиться в эту ночь от своих сновидений, душераздирающих сновидений».

В «Тюремных записях» отразился благородный, «вдохновенно — идейный» образ Цомака с его тонким и глубоким восприятием прекрасного.

Читая этот цикл стихов перед нами встает образ «Пушкинского узника». Он так же радуется, когда в его темной камере показывается луч солнца и в окошко залетает голубь, так же завидует тучкам, свободно проносящимся мимо его окна. Вот почему, зная какой дивной бывает весна на родных плоскогорьях и в красивых ущельях, он молит судьбу дать ему возможность еще увидеть любимую отчизну.

Вернувшись после Октябрьской революции на родину вместе с другими ссыльными, находившимися под «тяжестью мук леденящих цепей», в «ожидании рассвета, свободы», Цомак славит «цветущую весну родногонарода». Долгожданная встреча с любимой родиной, ради счастья которой он столько претерпел, делает Цомака безмерно счастливым:

Осетия! От твоего вида сердце ныло,

Твое положение я помнил всегда,

И гнет, и голод, и горскую стужу,

Когда плач бедняка был слышен до небес…

Прошло это время. Права бедняка

Утвердились в жестоких боях,

Трудовой народ освободился тогда,

Когда показал свое неимоверное мужество.

«Отечество» [6, с. 152]

Весенними мотивами и картинами природы полны стихотворения поэта: «Ӕрцыд, ныллæууыд уалдзæг» (1924г.), цейские стихи 1925г.: «цъæй — дон», «Райсом», «Цъити», «Доны зарæг». Все они написаны в приподнятом духе с прекрасными, реалистическими видами чудесного курортного места Цей. Автор, прибегая к излюбленной аллегории и символике, поэт призывает трудовой народ быть, как цейская река, смелым и непреклонным, мужественным в борьбе за строительство новой жизни.

В стихотворении «Ӕрцыд, ныллæууыд уалдзæг», эпиграфом для которого Цомак взял слова из романса Моцарта «Тоска по песне», звучат те же мотивы весны, счастья и оживления природы:

В предгорьях и долинах,

В ущельях, на горах,

От края и до края –

Луч солнца золотой,

И ветерок играет

Весеннею травой.

Несется песнь ликуя,

И радости полна,

Таким же быть хочу я,

Как ты, моя весна! [6, с. 183]

Таким образом, Цомак в своем творчестве никогда не изменял традициям русской литературы. Он написал немногим более трех десятков стихотворений. Это были гимны свободе, рассвету, солнцу, весне. Это были стихотворения о торжестве и счастье людей и любимой родины. Это были призывы к самоотверженному участию в строительстве новой жизни.

Список литературы:

  1. Гадиев Ц. Сека Гадиев – осет. поэт – самоучка. Изв. Горского педагогического института. т. 5. Владикавказ, 1929. – с. 234.
  2. Гадиев Ц. Сочинения. Орджоникидзе, 1959. – с. 54.
  3. Гадиев Ц. Автобиография. Архив СОНИИ.
  4. Дзанаев С. Гадиев Цомак. О жизни и творчестве видного осетинского писателя// Соц. Осетия. – 1946. 22 ноябрь.
  5. Джусоев Н. Цомак Гадиев//Очерк истории осетинской современной литературы. – Ордзоникидзе, 1967. – 406 с.
  6. Цховребова Л. Э. Жизнь и творчество Ц. Гадиева и русская литература. – Сталинир, 1961. – 298 с.[schema type=»book» name=»ТРАДИЦИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СТАНОВЛЕНИИ ПИСАТЕЛЯ – ДЕМОКРАТА ЦОМАКА ГАДИЕВА» description=»В статье анализируются поэтические произведения известного осетинского писателя Цомака Гадиева с целью определения влияния традиций русской литературы на идейно – художественный мир его творчества.» author=»Туаева Лариса Ахсарбековна, Кибизова Ригина Аркадиевна» publisher=»Басаранович Екатерина» pubdate=»2017-04-18″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2015_04(13)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6780

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх