Номер части:
Журнал

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУЩНОСТИ КАТЕГОРИИ «ПРАВОВОЕ ВОСПИТАНИЕ»



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Категория «правовое воспитание» в теории права используется, когда говорят об условиях, закономерностях, принципах и процессе формирования правосознания и правовой культуры. Принимая во внимание непосредственную взаимосвязь правосознания и правовой культуры со всеми правовыми явлениями и позитивным правом, включая отношение к последнему со стороны членов общества, следует признать важность и принципиальность категории «правовое воспитание» для теории права. Кроме того, наиболее оптимальное и корректное теоретическое осмысление данной категории имеет принципиальное значение в области практической деятельности по формированию правосознания и повышению уровня правовой культуры личности и общества.

Термин «правовое воспитание» употребляется во многих нормативно-правовых актах Российской Федерации, так или иначе касающихся организации деятельности правоохранительных и иных государственных органов и учреждений, а также вопросов образования, правового сознания, правовой культуры, правовой грамотности, правовой информации и т.п. О правовом воспитании говорится в Федеральных законах (например, в «Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации» от 08.01.1997 № 1-ФЗ; «О Государственной границе Российской Федерации» от 01.04.1993 № 4730-1; «Семейном кодексе Российской Федерации» от 29.12.1995 № 223-ФЗ и др.); указах Президента РФ (например, «Об изучении Конституции Российской Федерации в образовательных учреждениях» от 29.11.1994 № 2131; «О Концепции правовой информатизации России» от 28.06.1993 № 966; «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы» от 01.06.2012 № 761); в постановлениях Правительства РФ, в нормативных актах министерств и ведомств, в государственных образовательных стандартах юридического образования для всех ступеней высшего профессионального образования и др. Развитие правового обучения и воспитания является основным направлением государственной политики России, что отражено в «Основах государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан», утверждённых Президентом России 28.04.2011 г. № Пр-1168.

В этих документах определяется цель правового воспитания, а именно формирование правовой культуры личности; устанавливается необходимость участия государственных органов и учреждений в обеспечении условий для развития системы правового воспитания в обществе.

Однако, во всех нормативно-правовых актах термин «правовое воспитание» употребляется без разъяснений того, что под ним понимается. Хотя в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 № 273-ФЗ даётся определение педагогической категории «воспитание» (см. ниже), юридический термин «правовое воспитание», безусловно, требует своей дефиниции, которая была бы закреплена нормативно. Предполагается, что законодательное закрепление данного термина (равно как и других рядоположенных: гражданское воспитание, патриотическое воспитание и др.) обеспечит большую структурированность гражданско-правового аспекта теории педагогики и, как следствие, большее разнообразие способов его реализации в педагогической практике. Возможно, что это упущение обусловлено отсутствием общепринятого определения и множественностью подходов к пониманию термина «правовое воспитание».

Осмысление категориальных понятий в любой науке отражается, прежде всего, в их определении. Очевидно, что понятие «правовое воспитание» является видовым по отношению к родовому понятию «воспитание», то есть имеет все его признаки при наличии своих отличительных особенностей. Понятие «воспитание» выражается междисциплинарным термином «воспитание», используемым в философии, психологии, социологии, педагогике и смежных с ними научных дисциплинах. Учитывая, что правовое воспитание является одним из средств формирования правосознания и, как следствие, повышения уровня правовой культуры, что актуально как для теории права, так и для криминологии, представляется целесообразным рассмотреть категорию «правовое воспитание» как общую для теории права и педагогики. Следует отметить, что, например, для криминологии термин «правовое воспитание» не является категориальным, но результаты теоретических правоведческих и педагогических исследований важны и для этой отрасли юридической науки.

Анализ определений понятий «правовое воспитание» в теории права и «воспитание» в педагогике, приведённых в учебниках, монографиях и статьях по соответствующим научным дисциплинам, выявил неоднозначность подходов к толкованию данных понятий.

Во-первых, в теории права понятие «правовое воспитание» рассматривается, как правило, в одном значении (Акимова Т.И., Бабаев В.К., Венгеров А.Б., Власенко Н.А., Григорьева И.В., Кваша А.А., Малько А.В., Мелехин А.В. и др.), хотя некоторые авторы рассматривают его в широком и узком смыслах (Алексеев С.А. [2], Емельянов Н.С. [6]). Различаясь в субъективном осмыслении данного понятия, практически, все определения толкуют «правовое воспитание» как процесс формирования правового сознания и повышения уровня правовой культуры. Например, «… представляется возможным определить правовое воспитание как целенаправленную систематическую деятельность государственных органов, общественных организаций, граждан и их коллективов по формированию и повышению правового сознания и правовой культуры личности, для обеспечения эффективного правового регулирования общественных отношений, соблюдения в обществе законности и правопорядка» [19, с. 442].

Во-вторых, определяющие части исследованных дефиниций различаются в трактовке сущности понятия. Это и «систематическое воздействие на личность» (Акимова Т.И.) [1]; и «деятельность по трансляции (передаче) правовой культуры, правового опыта» (Перевалов В.Д. [18, с. 218]); и «целенаправленный процесс воздействия на сознание, психологию граждан» (Бабаев В.К. [14, с. 488]); «процесс воздействия на сознание личности, социальных групп и общества» (Матевосова Е.К. [10, с. 30]); и передача, накопление, усвоение правовых знаний и опыта (Кваша А.А. [7]); и «система мер» (Венгеров А.Б. [3, с. 585], Науменкова К.В. [13]), и «процесс … воздействия на сознание и культуру поведения» (Мелехин А.В. [11, с. 474]), и «система средств целенаправленного воздействия» (Власенко Н.А. [4, с. 328]), и даже «внедрение в сознание» (Мельников В.Ю. [12, с. 11]).

Ни в одном из приведённых выше примеров не отражена важнейшая сущностная характеристика воспитания (правового воспитания) — совместность деятельности воспитателя и воспитуемых. Возможно, что для категориального определения это значение будет избыточным, но в этом случае следует избегать и таких определителей как «воздействие», «трансляция», «передача», «внедрение» и т.п., носящих односторонний, однонаправленный характер. Для более полной определённости, следует отметить, что эти действия могут являться частью педагогического процесса, но никак не характеризующими категорию «воспитание» («правовое воспитание»).

Нельзя согласиться и с положениями, что объектом такого воздействия («внедрения в сознание») является «психология граждан» и их сознание. Вообще, психология, прежде всего, определяется как наука о человеческой психике. В значении, употребляемом, например, Бабаевым В.К. (см. выше), термин «психология» синонимичен термину «психика» и отражает, скорее, его общеупотребительное понимание, чем научное. Сознание — это субъективное отражение в человеческой психике объективной реальности и является одной из трёх составляющих личности человека. В самом общем понимании личность есть единство биологического, рационального и духовного, реализующаяся в разнообразных социальных отношениях, что проявляется в её общественном поведении. В юридическом смысле такая реализация подразумевает использование своих прав и свобод, а также исполнение обязанностей и может проявляться как в правомерном, так и в неправомерном поведении. Таким образом, правовое воспитание подразумевает формирование правовой личности, где формирование правового сознания будет частью такого процесса.

В-третьих, определения различаются в отношении установления объекта воспитания. В большинстве дефиниций в качестве объекта выделяется личность, но также встречается и иное понимание объекта, как то «член общества» и «трудовой коллектив» (Мелехин А.В.), «человек» (Перевалов В.Д.), «гражданин» (Григорьева И.В. [5, с. 57]), «граждане и должностные лица» (Венгеров А.Б., Малько А.В. [9, с. 53]), «индивиды и социальные группы» (Чепурнова Н.М., Серёгин А.В.) [20, с. 421], «социальные группы и общество» (Матевосова Е.К.).

В-четвёртых, в качестве субъекта воспитания правоведы выделяют либо государство (Власенко Н.А., Григорьева И.В.), государственные органы и учреждения (Малько А.В., Юрковский А.В.), общественные структуры, средства массовой информации (Григорьева И.В.), трудовые коллективы (Чепурнова Н.М.), общественность (Малько А.В.), либо не указывают на субъект.

В педагогике, однако, также нет единого подхода к пониманию данной научной категории, но в этой науке она более изучена и, как следствие, более структурирована, несмотря на различие подходов.

Один из распространённых подходов к определению воспитания в современной педагогике отражён в следующей дефиниции: «Воспитание понимают: в широком социальном смысле, когда речь идет о воздействии на человека всей окружающей действительности; в широком педагогическом смысле, когда имеется в виду целенаправленная деятельность, охватывающая весь учебно-воспитательный процесс; в узком педагогическом смысле, когда под воспитанием понимается специальная воспитательная работа; в еще более узком значении, когда имеется в виду решение определенной задачи, связанной, например, с формированием нравственных качеств (нравственное воспитание), эстетических представлений и вкусов (эстетическое воспитание)» [15, с. 7]. Таким образом, Ю.К. Бабанский выделил четыре возможных подхода к пониманию категории «воспитание». В «Российской педагогической энциклопедии» понятие «воспитание» освещается в трёх значениях, совпадающих с точкой зрения Ю.К. Бабанского, но без третьего значения [6, с. 165]. Не все учёные-педагоги разделяют эту точку зрения. Так Коджаспирова Г.М., Коджаспиров А.Ю. расширяют количество толкований понятия «воспитание» до семи [8, с. 23]. Также существует в современной педагогике и такой подход, когда воспитание рассматривается в двух смыслах: широком и узком. «Воспитание в широком смысле рассматривается как общественное явление, как воздействие общества на личность. В данном случае воспитание практически отождествляется с социализацией. Воспитание в узком смысле рассматривается как специально организованная деятельность педагогов и воспитанников для реализации целей образования в условиях педагогического процесса» [16, с. 235].

В связи с вышеизложенным встаёт вопрос о соотношении понятий «правовое воспитание» в теории права и «воспитание» в педагогике. В решении этого вопроса усматривается, как минимум, два подхода. С одной стороны, если к этим понятиям подходить с точки зрения иерархичности и многозначности определений, то правовое воспитание можно рассматривать как правовой аспект содержания воспитания, присутствующий во всех возможных значениях, предлагаемых разными учёными. То есть, в значении «социализация» — говорить о правовой социализации; в значении деятельности, охватывающей весь учебно-воспитательный процесс [15, с. 7] — о правовой составляющей такой деятельности; в значении решения конкретной воспитательной задачи — о формировании правовых знаний, ценностей, норм, правомерного поведения и т.д.

С другой стороны, правовое воспитание можно определить однозначно, основываясь на определении, приведённом в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 № 273-ФЗ: «Воспитание — деятельность, направленная на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающегося на основе социокультурных, духовно-нравственных ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства».

Анализ педагогических и правоведческих определений позволяет сделать выводы, на основе которых можно дать определение понятия правового воспитания, способного удовлетворить потребностям законотворчества и правореализации в рассматриваемом аспекте:

Во-первых, представляется целесообразным не рассматривать понятия «воспитание» и «правовое воспитание» в широком смысле, который все авторы обоснованно отождествляют с социализацией, и использовать в этом смысле термин «социализация», в правовом аспекте — «правовая социализация». При этом социализация будет иметь свои, отличающиеся от педагогических, цели, условия их реализации, своё содержание и методы его претворения в жизнь.

Во-вторых, научный термин стремится к однозначности вообще, поэтому необходимо придерживаться однозначности и в определении правового воспитания, в частности. В то же время, такое определение должно быть достаточно общим, охватывать лишь существенные признаки понятия, чтобы быть способным удовлетворять как теоретическим, так и практическим потребностям.

В-третьих, необходимо в определении выделить субъект и объект процесса воспитания как обязательные элементы педагогической системы. В предлагаемой ниже дефиниции это будут «воспитатель (коллектив воспитателей)» и «воспитуемые», что отражает функциональное, а не институциональное или должностное содержание субъекта и объекта.

В-четвёртых, во всех определениях присутствует понимание воспитания как специально организованной деятельности, направленной на формирование личности, что передаёт сущность этой категории в общем. Все попытки более детально раскрыть сущность воспитания в определениях, по убеждению автора данной статьи, суть попытки охватить все аспекты процесса воспитания, отразить признаки, не являющиеся ключевыми. В этом отображается многосложность, разнонаправленность и полифункциональность воспитания.

В-пятых, определение должно в общем виде отражать цели воспитания.

Всё вышеизложенное позволяет определить понятие «правовое воспитание» следующим образом:

Правовое воспитание — это совместная деятельность воспитателя (коллектива воспитателей) и воспитуемых, направленная на формирование личности, обладающей высоким уровнем правосознания и правовой культуры (правовой личности), создание условий для её правовой социализации на основе принятых в обществе норм правомерного поведения в интересах человека, семьи, общества и государства.

По мнению автора, предложенная трактовка определения категории «правовое воспитание» в самом общем виде отражает сущностные характеристики данной научной категории, что позволяет эффективно пользоваться дефиницией в правовых и педагогических теоретических исследованиях и практической деятельности, имеющих разнообразные цели и задачи. Возможно, именно такой подход к определению позволит рассмотреть вопрос о её законодательном закреплении.

ЛИТЕРАТУРА

  1. АкимоваТ.И. Правовая пропаганда как способ формирования позитивных элементов правового сознания, определяющих показатель лояльности правосознания [Электронный ресурс]. URL: (26.02.2015).
  2. Алексеев С.А. Теория государства и права [Электронный ресурс]. URL: (дата обращения 17.03.2015).
  3. Венгеров А.Б. Теория государства и права. М.: Новый Юрист, 1998. — 456 с.
  4. Власенко Н.А. Теория государства и права. М.: Проспект, 2011. — 416 с.
  5. Григорьева И.В. Теория государства и права. Тамбов: Изд. Тамб. гос. техн. унта, 2009. — 304 с.
  6. Емельянов Н.С., Бережкова Н.Ф. Правовое воспитание и предупреждение правового конфликта // Административное право и процесс. 2012. N 3.
  7. Кваша А.А. Правовые установки граждан: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград, 2002. — 18 с.
  8. Коджаспирова Г.М., Коджаспиров А.Ю. Педагогический словарь. М.: Издательский центр «Академия», 2003. — 176 с.
  9. Малько А.В. Теория государства и права в схемах, определениях и комментариях. М.: Проспект, 2010. — 144 с.
  10. Матевосова Е.К. Значение правового воспитания в условиях построения правового государства // Юридическое образование и наука, 2012. N 2.
  11. Мелехин А.В. Теория государства и права. М.: Маркет ДС корпорейшн, 2007. — 633 с.
  12. Мельников В.Ю. Правосознание и правовое воспитание личности в демократическом, правовом государстве // Культура: управление, экономика, право. 2012. N
  13. Науменкова К.В. Проблемы правового воспитания граждан России на рубеже веков. [Электронный ресурс]. URL: (26.12.2014).
  14. Общая теория права. Курс лекций / Под общей редакцией профессора В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. — 544 с.
  15. Педагогика / Под ред. Ю.К. Бабанского. М., 1983. — 384 с.
  16. Российская педагогическая энциклопедия. // Под. ред. В.В. Давыдова. М., 1993. — 608 с.
  17. Сластенин В.А. Педагогика / Под ред. В.А. Сластенина. М.: Издательский центр «Академия», 2002. — 576 с.
  18. Теория государства и права / Отв. ред. В.Д. Перевалов. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2008. — 496 с.
  19. Юрковский А.В. Теория государства и права. Иркутск: Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 2011. — 595 с.
  20. Чепурнова Н.М., Серёгин А.В. Теория государства и права. М.: ЕАОИ, 2007. — 465 с.
    ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУЩНОСТИ КАТЕГОРИИ «ПРАВОВОЕ ВОСПИТАНИЕ»
    Written by: Милорадов Сергей Альбертович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/03/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.03.2015_03(12)
    Available in: Ebook
Записи созданы 6765

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх