Номер части:
Журнал
ISSN: 2411-6467 (Print)
ISSN: 2413-9335 (Online)
Статьи, опубликованные в журнале, представляется читателям на условиях свободной лицензии CC BY-ND

ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА



Науки и перечень статей вошедших в журнал:
DOI:
Дата публикации статьи в журнале:
Название журнала: Евразийский Союз Ученых, Выпуск: , Том: , Страницы в выпуске: -
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Автор:
, ,
Анотация:
Ключевые слова:                              
Данные для цитирования: . ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА // Евразийский Союз Ученых. Исторические науки. ; ():-.

Северный Кавказ в контексте современной глобальной политики представляет стратегический интерес, оставаясь открытым для внешнего мира,  сохраняет свою уникальность, связанную с территориальными особенностями.

Цивилизации Кавказа  часто переживали, сохранившись в своей оригинальной форме или в целом, другие земледельческие цивилизации, скорее подпадающие под городское влияние, вплоть до момента, когда они понемногу подчинялись «внешнему миру», «пришельцу» — с разной долей успеха, в зависимости от того, появился ли пришелец в образе торговца, колонизатора или воина. Тогда они либо оказывались отверженными и отграниченными вследствие своей архаичности и отсталости, либо напротив, добровольно или естественно ассимилировались в результате интеграции в более развитое общество с его ценностями [16, c. 2].

Положение России на перекрестке цивилизаций предопределило живое восприятие и усвоение ею идей и вещей пограничных миров, а также выполнение роли посредника, не только генерирующего, транслирующего, но и трансформирующего знания, технологии, феномены материальной и духовной культуры.

Рассматривая Кавказ в российском и мировом контексте, Ю.А. Жданов писал: «Кавказ хранит в себе и ныне мощные исторические традиции. На планете не существует региона, где жили бы длительно и совместно сотни народов. Это удивительное многоцветье является драгоценным сокровищем всего человечества…» [8, с. 23].

Кавказ является  территорией оригинальных и ценных цивилизаций. Важно отметить два положения. Первое – это взаимодействие природы и человека. Здесь исторически формировалась культурно-экологическая особенность горного образа жизни кавказских народов и экологическое мировоззрение горцев. Тип диалогичного отношения человека по отношению к природе был обусловлен исторически. Второе  – геокультурное разнообразие, повлиявшее  на формирование структуры социальной системы региона. Этим во многом объясняется культурное разнообразие, которое сложилось на территории Кавказа» [17].

В. А. Потто, обогативший военную литературу множеством художественных произведений, большая часть которых посвящена горским народам, в живом и увлекательном изложении напомнил нам о героических страницах прошлого, подчеркивая, что  «геополитический потенциал издревле играл довольно значимую роль в истории Кавказа» [13, c. 11-19].               

Воздействие геополитических факторов в отдельные периоды на исторические судьбы тех или иных этносов было определяющим и значительно превосходило значимость факторов внутреннего развития. Кавказский регион, как перекресток торговых, завоевательных и переселенческих маршрутов в первые столетия нашей эры был целью стратегических притязаний со стороны внешних сил.

В середине XV в. право за обладание Кавказом оспаривали Оттоманская империя и Иран. С середины XVI в. устанавливаются связи отдельных частей Северного Кавказа с Москвой. В предгорьях Кавказа начинается расселение казачества. С XVIII в. активную геополитическую силу на Кавказе стали представлять Англия и Франция. Так формировалась система геополитических отношений, которая в последующем в течение нескольких столетий стала определять исторические судьбы народов Северного Кавказа.

Став частью Российской империи, регион продолжал испытывать на себе геополитическое воздействие западных держав и восточных соседей. Необходимо подчеркнуть, что международные отношения вокруг Северного Кавказа и геополитический контекст его развития не были более сложными, чем это имеет место сегодня, как по остроте внутренних и внешних противоречий, так и по числу и разнонаправленности действующих здесь политических и идеологических сил, по общей сложности цивилизационного развития.

Северный Кавказ, являясь частью  РФ, вовлечен в глобальную геополитическую среду, одновременно являясь частью региональной геополитической системы, связывающей его с государствами Востока и Запада. Наложение глобальных и региональных процессов, происходящих в регионе и вокруг него, образуют достаточно сложную геополитическую среду, требующую всестороннего научного анализа.

В XVI в. после того как ключ объединения Евразии с распадом Золотой Орды перешел к России, отдельные племена и этнические сообщества стали добровольно переходить российское подданство. Исторические хроники повествуют о том, как на протяжении XVI – XVII  вв., в Москву поступали многочисленные прошения и грамоты от народов Кавказа с просьбами о покровительстве и включении их в пределы России. Этот период взаимоотношения народов Кавказа и России нашел отражение в исследованиях кубанских ученых А.М. Авраменко, О.В. Матвеева, П.П. Матющенко, В.Н. Ратушняка  [1, c. 28]. Б.М. Джимов в книге «Кавказская война: уроки истории и современность», пишет, что  прибывшим в Москву адыгским князьям была обещана защита их народа «…от всех недругов» а Терскому казачьему гарнизону была поставлена задача исполнять «…государственную службу и оберегать Кабарду» [7, c. 8].

Россия на протяжении своей истории испытала несколько периодов активного внешнего влияния: Древнерусское государство — тюркское, прибалтийское, византийское; Российская империя – европейское. Новейшая история также демонстрирует сложную диалектику развития процессов в политике и социальной практике.

Определение места и роли современной России в мировом сообществе, характера и результатов ее взаимоотношений с другими странами, степени ее зависимости от внешнего мира и собственной способности изменять мир имеет большое значение в осмыслении исторического прошлого и реального настоящего.

Взаимовлияния между странами приобретают особую значимость в  переломные эпохи мировой истории, когда жизнь ставит вопрос о радикальных социальных и политических преобразованиях, когда страны стоят перед выбором своего дальнейшего развития. К историческому выбору российской истории относятся конец XVII, середина XIX, начало и конец XX вв., что и предопределило повышенное внимание ученых, политиков к проблеме исследования.

Учитывая особую остроту проблем идеологического характера в регионе, избранная тема требует привлечения обширного исторического и фактического материала, отражающего генезис и эволюцию становления геополитических отношений на Кавказе. Отсюда назревшая необходимость обращения к истории Северного Кавказа, рассматриваемой с геополитической точки зрения, которая указывает на целый ряд нерешенных в этом плане задач.

В обширной историографии, как нам представляется, слабо представлен промежуточный пласт между общероссийскими и региональными проблемами. Вполне справедливы утверждения авторов коллективного исследования под руководством Д.А. Аронова «Северный Кавказ в составе Российской империи», что дореволюционная история изучала Северный Кавказ, как правило, без учета региональных форм [2, c. 11].  

Князь Мещерский предлагал учитывать роль народов Кавказа в присоединении края к России. В путевом дневнике, изданном в 1876 г., вскоре после окончания Кавказской войны, князь  писал: «Кавказ был завоеван как оружием русских, так и оружием туземцев Кавказа. На протяжении шестидесятилетней войны на Кавказе мы видим, что в этих войнах всюду и везде отличались тамошние туземцы. Они дали целую плеяду героев, достойных высших чинов и знаков отличия» [11, c. 126].

Современные геополитические интересы России диктуют необходимость перехода к разработке кавказской проблематики, в которой одновременно были бы дифференцированы причины, исторические обстоятельства, пути и последовательные стадии вхождения северокавказских народов в состав России, как все это определялось геополитическими факторами в системе отношений между Россией и другими государствами.

Отношения народов Северного Кавказа с соседними странами традиционно изучались как проблемы истории России или истории ее внешней политики. Основы такого подхода были заложены в XIX в. после Крымской войны. В конце XIX в. появились исследования, в которых рассматривались внешнеполитические аспекты кавказоведения. Это труды Н.Ф.Дубровина, М.И. Богдановича, P.A. Фадеева, В.А. Потто и др. Базовым содержанием этих работ является толкование северокавказской темы исключительно с точки зрения государственных интересов Российской империи.

В это время стали складываться и первые основы научного кавказоведения. Началась работа Кавказской археографической комиссии, акты которой публиковались с 1866 по 1905 г. Параллельно все шире публиковались сборники этнографических материалов, посвященных народам Северного Кавказа.

Историки советского периода акцентировали  основное внимание на классовой борьбе и антиколониальном сопротивлении народов Северного Кавказа. Наиболее видной фигурой этого времени в северокавказской историографии был М.Н. Покровский. Антиколониальная тема в дальнейшем уступила место «добровольному вхождению народов Северного Кавказа в состав России» и «исторически прогрессивному значению этого процесса для их дальнейшего развития». История Северного Кавказа стала разрабатываться в духе официальной идеологии «дружбы народов».

В советский период был расширен диапазон изучаемых проблем, разработана периодизация русско-кавказских отношений, восходящая к первым контактам Московского царства с правителями Закавказья и Северного Кавказа. По сравнению с дореволюционными работами резко повысилась роль источниковедения, сложилось кавказоведение как отрасль исторической науки. В северокавказских республиках на местном материале стали складываться собственные направления исследований: «История Дагестана», «История Северной Осетии», «История Кубани» и др. [10].

Более широко стала разрабатываться и внешнеполитическая проблематика истории Северного Кавказа, особенно в послевоенный период. В это время выходят фундаментальные исследования. Академик Е.В. Тарле подготовил панорамное исследование «Крымская война» в 2-х т. [14]. Специалист в области социального прогнозирования и глобалистики И.В. Бестужев-Лада представил «Исследования будущего: проблемы и решения [5]. Профессор С.К. Бушуев — «Из истории внешнеполитических отношений в период присоединения Кавказа к России» [4]. Х.М. Ибрагимбейли — «Кавказ в Крымской войне 1853-1856 и международные отношения» [9]. Среди современных авторов необходимо назвать книгу профессора, руководителя Центра Кавказских исследований В.В. Дегоева «Большая игра на Кавказе» [6], в которой  ученый отмечает, что  по мере присоединения или завоевания закавказских территорий в первой трети XIX  в. перед Россией вставала проблема управления ими. Необходимо было найти такую форму имперского присутствия в регионе, которая, прежде всего, позволяла обеспечить там социально-политическую стабильность для решения текущих и грядущих внешнеполитических задач. Автор отходит от устоявшейся формулы исследования и предлагает новую концепцию ориентализма, основанную на культурно-историческом взаимодействии России и Кавказа.

Из иностранных авторов интерес вызывает книга английского путешественника Джона Баддели «Завоевание Кавказа русскими» [3]. Автор сравнивает Кавказ с мощной крепостью, защищенной самой природой, поэтому борьба русских за овладение им растянулась на многие десятилетия. В книге представлена хроника завоевания Кавказа от появления первых экспедиций в конце XVII века до развертывания полномасштабной войны. В отличие от многотомного труда генерала Потто, Баддели сумел в одном издании несколько расширить рамки повествования, охватив период Кавказской войны и после 30-х годов XIX века, описав противостояние русской армии и мюридов имама Шамиля. Прекрасный знаток традиций и быта горцев, автор приводит множество интереснейших фактов, редких свидетельств и данных военной статистики.

Эрик Осли в книге «Покорение Кавказа: Геополитическая эпопея и войны за влияние» [12] описывает самые драматичные эпизоды истории Кавказа, определившие судьбу этого региона. Автор указывает на  политические ошибки царского правительства, не сумевшего показать горцам видимые, в первую очередь социально-экономические, преимущества развития края в составе сильного европейского государства.

Для наиболее адекватного понимания истории и современности Кавказа, в дополнение к традиционному историческому подходу, как нам представляется, необходим геополитический подход, ориентирующий на анализ особых аспектов международных отношений, определяемых их географическим положением и вытекающих из него направлений внешней политики государств, или внешних ориентаций этносов. Геополитический подход во многих случаях решает традиционные проблемы кавказоведения более адекватно, чем это делалось в рамках исторически-описательного подхода [15, с. 135].

 В историческом кавказоведении в центре внимания исследователей находилась преимущественно военная тематика (история войн, военных кампаний, военного завоевания Кавказа и т.д.) и недостаточно внимания уделялось глубинным факторам, определявших само возникновение этих войн. Геополитический подход позволяет выработать более широкую и точную картину российской колонизации Кавказа.

Какие интересы преследовала Россия на Кавказе? Факты говорят о том, что Россию на Кавказ привели не колониальные торгово-экономические интересы, а геополитическая необходимость по обеспечению безопасности своих южных границ.

В XVI в. угроза для России исходила от Крымского ханства, вассала Турции. В течение почти столетия Москва выплачивала крымским ханам дань. После ликвидации ханства, Россия пришла в непосредственное геополитическое соприкосновение с Турцией. С этого времени начинается череда русско-турецких войн, борьба за геополитические позиции в регионе. Главным направлением продвижения России в период русско-турецких и русско-персидских войн оставался Крым – Северный Кавказ.

При всех сложных аспектах российской политики на Кавказе большинство кавказских народов признают, что они обрели свою национальную идентичность только в составе Российской империи. Это относится, прежде всего, к таким государствам Закавказья, как  Азербайджан, Армения и Грузия. Этносы Северного Кавказа сложились, как народы в рамках Российской империи. После завершения Кавказской войны процессы этногенеза ускорились и завершились в советский период.

Геополитическая ситуация на Кавказе определяется теми процессами, которые происходят внутри каждого из государств Закавказья, отношениями между ними, а также их отношениями с Россией и другими ведущими региональными державами.

Южные границы России — самые проблемные в Российской Федерации. В Закавказье два из трех государств официально заявляют о своей стратегии долгосрочной ориентации на Запад. Во всех трех государствах после распада СССР произошла деиндустриализация с сопутствующим ей социально-экономическим кризисом и потенциалом политической нестабильности. При современных транснациональных процессах все это представляет определенную угрозу геополитическим позициям и интересам РФ в целом.

Список литературы:

  1. Авраменко А.М., Матвеев О.В., Матющенко П.П., Ратушняк В.Н. Об оценке Кавказской войны с научных позиций историзма // Кавказская война: уроки истории и современность: Матер. науч. конф. Краснодар. 16-18 мая 1994 г. Краснодар, 1995.
  2. Северный Кавказ в составе Российской империи / Автор, кол.: Д. А. Аронов и др. — М., 2007.
  3. Баддели Д. Завоевание Кавказа русскими 1720-1860. М.: Центрополиграф, 2011.
  4. Бушуев С.К. Борьба горцев за независимость под рук. Шамиля. М. – Л., 1939; Из истории внешнеполитических отношений в период присоединения Кавказа к России: (20-70-е годы Х1Х века). Изд-во Московского университета, 1955.
  5. Бестужев-Лада И.В. Исследования будущего: проблемы и решения.Russian Futures Studies. Academy – 2000.
  6. Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе. — М., 2001.; Он же Социально-политические вызовы XXI века и пути развития российского кавказоведения // Кавказ в российской политике: история и современность. — М., 2007.; Он же Кавказ и великие державы 1826 — 1864 гг. Политика, война и дипломатия. М., 2009.
  7. Джимов Б.М. Политика ведущих держав и ее отражение в ходе Кавказской войны (конец ХУ111 – первая половина Х1Х вв.) // Кавказская война: уроки истории и современность: Матер. науч. конф. Краснодар, 16-18 мая 1994 г. Краснодар, 1995.
  8. Потто В.А. Кавказская война Т. 1. — Ставрополь, 1994.
  9. Ибрагимбейли Х.М. Кавказ в Крымской войне 1853-1856 и международные отношения [Текст] / Х.М. Ибрагимбейли. – М.: Наука, 1971.
  10. Тарле Е.В. Крымская война: в 2-х т. – М.-Л.: 1941-1944.
  11. Лурье С.В. Российская империя как этнокультурный феномен // Цивилизации и культуры. Вып. 1. М., 1994.
  12. Осли Э. Покорение Кавказа: Геополитическая эпопея и войны за влияние. Вагриус, 2010.
  13. Напсо Д.А., Чекменев С.А. Надежда и доверие. Из истории дружественных связей народов Карачаево-Черкесии с русским народом. Черкесск. 1993.
  14. Тарле Е.В. Крымская война: в 2-х т. – М.-Л.: 1941-1944.
  15. Узлов Ю.А. Геополитическая стратегия России на Северном Кавказе. Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. № 5. 2013.[schema type=»book» name=»ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА» description=»Целью статьи является изучение геополитического поля Северокавказского региона в условиях фронтира методом геокультурного анализа; определение опций воздействия на цивилизационное развитие в исторической ретроспективе.» author=»Узлов Юрий Андреевич» publisher=»Басаранович Екатерина» pubdate=»2017-03-06″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_27.06.2015_06(15)» ebook=»yes» ]
Список литературы:


Записи созданы 6780

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх