31 Окт

ВОЗНИКНОВЕНИЕ АНГЛИЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА, ЕГО СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ В XIII-XIV вв.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Парламент, осуществляющий представительство от имени нации и облаченный законодательной функцией, является краеугольным камнем политического устройства большинства демократических государств, и британцы не без оснований гордятся тем, что именно древнейший в Европе английский парламент стал «праматерью» подобных учреждений не только наэтом континенте, но и за пределами его: в США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии, Индии, непосредственно заимствовавших опыт прежней метрополии — Британской монархии. [8]

История английского парламентаризма – это универсальный опыт сохранения традиций и новшеств, противостояний и компромиссов, поиска оптимальных форм организации государственной власти для любой страны мира.

Интерес в изучении самого раннего периода существования английского парламента объясняется рядом причин.

Во-первых, тем, что это был период становления парламента, когда, с одной стороны, еще очень рельефно выступала его живая связь с социальными конфликтами, вызвавшими его к жизни, с другой – уже складывались основные характерные черты средневекового парламента как специфического и вполне самостоятельного учреждения.

Во-вторых, этот период в истории английского парламента является менее изученным.

Историческим началом сословного представительства были собрания вассалов короля, которые с середины XII в. стали обязательной частью государственной жизни. В 1146г. с участием баронов и епископов (как светских и духовных вассалов короны) были утверждены Кларендонские статьи. Согласие такого собрания на законодательные предложения королей впредь стало считаться более чем желательным. Созываемое королем такое собрание стало играть и роль высшего суда — суда пэров (равных). Во второй половине XII в. в собраниях участвовали уже не только высшие, но и средние вассалы (» старшие и меньшие бароны «).

Во второй четверти XIII в. совет магнатов (духовных и светских баронов) стал обязательным спутником королевской власти. В 1236-1258гг. совет созывался по два-три раза в год для совещаний по политическим вопросам; нередки были требования магнатов ставить и снимать королевских должностных лиц. В условиях кризиса и начавшейся гражданской войны в Англии (1236-1267) влияние советов магнатов усилилось.

Новое политическое учреждение — парламент, который формировался в процессе ряда последовательных политических соглашений, заключавшихся между различными группами господствующего класса, и отразил в своей структуре и организации процесс оформления в английском феодальном обществе сословных групп — баронства, рыцарства, горожан, зародилось в социальных и политических конфликтах XIII в.

22 июня 1264г., де Монфором был созван парламент в г. Лондоне, куда, помимо прелатов и знати, были приглашены по 4 представителя от графств. Это представительство приняло особый акт — «Форму управления», составленную де Монфором, где по-новому решались вопросы власти короля и представительства. В новый созванный де Монфором парламент — в январе 1256г. — были приглашены не только рыцари от графств, но и представители поддержавших оппозицию городов. Это стало рождением нового учреждения, где были представлены основные сословия Англии.

Складывание парламента происходило постепенно, в течение 30-40 лет, последовавших за концом гражданской войны. Только в конце 90-х гг. XIII в., он оформился как самостоятельное постоянно действующее учреждение. Тогда же за ним и закрепилось название «парламент» (parliamentum). До этого же времени в документах и хрониках XIII в. «парламентами» назывались собрания различного типа: заседания узкого королевского совета, совета магнатов и лишь наряду с ними сословно-представительные собрания.

В 1295 г. был созван «образцовый» парламент, состав которого послужил моделью для последующих парламентов Англии. Помимо лично приглашенных королем  крупных светских и духовных феодалов в него вошли по 2 представителя от 37 графств (рыцари) и по 2 представителя от городов. До середины XIV века они заседали вместе.

Та часть парламента, которая состояла из прелатов, эрлов и баронов, получивших личные приглашения от короля, и впоследствии превратилась в палату лордов, вела свое происхождение от совета магнатов, регулярно собиравшихся  уже в первой половине XII в. На всем протяжении правления Эдуарда I совет магнатов все еще сохранял самостоятельное существование, не сливаясь полностью с парламентом и деля с ним общее название «parlamentum».

В отличие от представителей общин, которые вызывались через шерифов, светские и духовные магнаты всегда получали личные специальные приглашения.

Прелаты, эрлы и бароны составляли только одну часть парламента. Кроме них, в нем также участвовали также выборные представители графств и городов, которые с начала XIV в. получили собирательное название «представители общин».

Хотя участие выборных от «общин» в парламенте стало регулярным только в последние годы XIII в., собрания такого типа были довольно обычным явлением уже с начала правления Эдуарда I.

Представители графств и городов в первые десятилетия существования парламента далеко не составляли в нем единого целого и даже организованно не были еще объединены, как это было позднее, в палате общин. Они не только занимали в парламенте различное положение и по отдельности давали разрешения на субсидии, но и не всегда одновременно присутствовали на парламенте.

Члены нижней палаты — в отличие от лордов — получали денежное довольствие: рыцари графств — по четыре шиллинга, горожане — по два шиллинга за каждый день сессии. К началу XV в. эти выплаты стали традиционными.

Разделение парламента на две палаты — верхнюю и нижнюю, палату лордов и палату общин сложилось только к середине XIV в. Эти названия вошли в широкое употребление позднее, в XVI в.

С 1330г. парламент собирался не реже одного раза в год (фактически чаще — до четырех раз на протяжении года, когда это требовала политическая ситуация). Заседания, за вычетом времени переездов, праздников и прочих перерывов, продолжались в среднем от двух до пяти недель. Так как парламент открывался по приглашению короля, то его участники собирались в том месте, где в данный момент находился королевский двор. Как правило, это было Вестминтское аббатство.

Языком парламентской документации, особенно протоколов совместных заседаний палат, был французский. Некоторые записи, в основном служебные или относящиеся к делам Церкви, велись на латыни. В устной парламентской речи в основном также использовался французский, но с 1363 г. речи депутатов иногда произносились и на английском языке.

Для того чтобы решить вопрос о социальном назначении парламента в жизни феодальной Англии, необходимо выяснить круг дел, подлежавших ведению парламента, его взаимоотношение с другими органами феодального государства и с королем. Вопрос этот был и остается предметом споров.

Стеббс особенно подчеркивал большую роль представителей общин в деле налогообложения и выдвинул эту функцию парламента на первый план его деятельности.[5, с. 236, 239]

Уже в это время, по мнению Стеббса, парламент осуществлял своеобразную гармонию между «народом» и королем Эдуардом I, который  строил свою политику в отношении парламента с учетом «обычаев, пожеланий и силы нации, обычаи, желания и силу которой он научился понимать».[5, с. 293] Схожей позиции по данному вопросу придерживался и ряд других авторов: Р. Гнейст [9, с.441] , Уилкинсон[6, с.23; 7, 503], Кларк[1, с. 316],Д. М. Петрушевский[10, с. 217].

Противоположной точки зрения на политическую роль парламента придерживались историки «критического направления». Регулярной и наиболее важной функцие парламента они считали принятие им петиций, их разбор и консультации по этим петициям. Для этой цели, по мнению этих историков, король и созывал парламент, который тем самым как бы «помогал» королю наилучшим образом осуществлять его административные и судебные функции в интересах его подданных.[4, с. 4-8;  2, с. 71]

Макильвейн же главной функцией парламента в ранний период его существования считает судебную функцию, отождествляя парламент с » судом пэров», и тем самым совершенно отрицая за ним какую-либо особую общеполитическую роль. По его мнению, делом парламента в этот период было не творить, но только интерпретировать и разъяснять законы. [3, с. 24,25,109,110,119, 257-327]

Круг вопросов, ставившихся на сессиях парламента  в период с 1272 по 1307 г., был чрезвычайно разнообразен и обширен: сбор очередных налогов на недвижимость, о повышении таможенных пошлин на шерсть и кожу, дважды парламент решал вопрос об объявлении войны. В 1283 г., он санкционировал карательную экспедицию против восставшего Уэльса, а на парламенте 1298 г. был решен поход в Шотландию. Один раз- в сентябре 1283 г.- парламент в полном составе собрался в качестве верховного судебного трибунала для суда над Давидом Уэльским. Четыре раза парламент с представительством от общин принимал непосредственное участие в издании новых законов (1275, 1297, 1300 и 1307 гг.)

Особенно важен вопрос участия парламента в деле разрешения налогов для общей оценки политической роли парламента. Степень и характер участия парламента в решении этого важнейшего вопроса политической жизни XIII в. определяла и в значительной мере и степень его влияния на всю политику феодального государства.

Финансовые функции парламента практически мало ограничивали фискальную политику короны даже в отношении налогов на движимость, которые обычно собирались с разрешения парламента. Ограничительная роль парламента в этом вопросе, в конечном итоге, сводилась к некоторому упорядочению и систематизации этих налогов, а также к возможности политического нажима на корону с целью издания тех или иных постановлений. При этом следует иметь в виду, что парламент мог контролировать далеко не все доходы короны. В период с 1272 по 1307 г. он мог контролировать путем разрешений налогов на движимость всего 26% общей суммы государственных налогов.

В отличие от большинства других функций парламента, функция разрешения налогов  была присуща только ему и не дублировалась другими органами центрального государственного аппарата.

Вопрос об участии парламента в подаче петиции имеет две стороны, каждая из которых требует самостоятельного рассмотрения. С сессиями парламента связаны были два различных вида петиций. С одной стороны, во время парламентских сессий на имя короля и его совета обычно подавалось большое количество частных петиций, индивидуальных и коллективных, которые имели целью разрешение частных, обычно местных, вопросов, помощь в судебном деле, устранение отдельных злоупотреблений, дарование какой-либо новой привилегии общине или частному лицу.

Наряду с такими петициями с конца XIII в. в практику входит новый вид петиций, непосредственно связанных с парламентом,- петиций, подававшихся королю от имени всего парламента или отдельных групп его членов. Эти петиции, являвшиеся выражением какой-либо коллективной акции членов парламента, обычно касались важных вопросов общей государственной политики, и ответом на них должны были быть какие-то общегосударственные мероприятия («парламентские» петиции).[4, с. 71]

Частные петиции имели к парламенту только то отношение, что они обычно подавались во время сессий или перед ними. Это обстоятельство в некоторой степени способствовало воспитанию общественного мнения в духе уважения к парламенту, что в свою очередь повышало его политическое влияние. Однако оно не мешало королю по-прежнему самолично выносить решения по частным петициям, без какого-либо участия парламента как учреждения.

Иначе обстояло дело с «парламентскими» петициями, практика подачи которых родилась вместе с появлением парламента и развивалась и укреплялась по мере того, как он становился регулярно действующим учреждением.

Утверждение практики подачи коллективных «парламентских» петиций, которая оформилась в процессе упорных столкновений с короной, было вторым успехом парламента, если первым считать утверждение его права разрешать основные виды налогов, которого он добился с 1297 г.

Со временем подача таких «парламентских» петиций превратилась в одну из важнейших функций парламента.

Помимо разрешения налогов и обсуждения и подачи коллективных петиций, парламент уже в конце  XIII в. нередко привлекался к выполнению и других политических функции: время от времени  он давал санкцию на издание нового закона, или выступал в качестве высшего, наделенного особыми полномочиями суда; иногда ему предлагалось решить тот или иной вопрос внешней политики или во всяком случае высказать свое мнение по этому вопросу. Однако все эти функции в XIII-XIV вв.  еще не превратились в специфические функции парламента как сословного представительства. Наряду с парламентом они выполнялись другими органами феодального государства. Кроме разрешения налогов и подачи коллективных петиций, парламент в конце XIII и начале XIV в. дублировал деятельность совета магнатов, узкого королевского совета, различных королевских судов, казначейства, что в равной степени подчеркивает, с одной стороны, неустановленность и неопределенность границ компетенции парламента в данный период, с другой стороны, его тесную и органическую связь со всем аппаратом феодального государства.

С возникновение парламента изменилась политическая форма английского феодального государства. Рядом с королевской властью и созданными ею в предшествующий период центральными правительственными учреждениями появился новый политический орган-парламент, с самого начала обладавший специфическими политическими функциями, несвойственными другим государственным учреждениям Англии того времени. Эти изменения в политической структуре феодального государства отражали экономические и социальные сдвиги, происходившие в XII-XIII вв. в английском обществе, и то новое соотношение сил, которое сложилось в нем к концу этого периода.

Парламент возник в ходе длительной политической борьбы между отдельными группировками господствующего класса феодалов, в которой в качестве союзников борющихся партий выступали также горожане и верхушка свободного крестьянства.

Изменения, внесенные парламентом в политическую жизнь Англии, привели к окончательному оформлению феодального государства нового типа- относительно централизованной феодальной монархии с сословным представительством

Список литературы:

  1. Clarke M. V. Medieval Representation and consent. London, 1936.
  2. Maitland F. W. Memoranda de parliamento. London, 1893
  3. McIlwain M. H. The high court of parliament. New Haven, 1910
  4. Riess L.Geschichte des Wahlrechts. Leipzig, 1886
  5. Stebbs W. The constitutional history of England, vol. II. London, 1875
  6. Wilkinson B. Studies in the Constitutional history of the 13 and 14 centuries. Manchester, Univ, Press;
  7. Wilkinson B. The political revolution of the thirteenth and fourteenth centuries in England. «Speculum», oct., 1949.
  8. ДмитриеваО.В. У истоков английского парламентаризма // Британия и Россия. — М.,1997
  9. Гнейст Р. История государственных учреждений Англии / Гнейст Р.; Пер. с немецкого под ред.: Венгеров С.А. – М.: К.Т. Солдатенков, 1885. – 876 с.
  10. Петрушевский Д. М.. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. М., 1937
    ВОЗНИКНОВЕНИЕ АНГЛИЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА, ЕГО СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ В XIII-XIV вв.
    Статья посвящена исследованию вопросов формирования и развития английского парламента. Автор приводит различные точки зрения на значение, функционирование, и роль парламента в политической и экономической жизни Англии.
    Written by: Власова Ольга Олеговна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/01/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_31.10.15_10(19)
    Available in: Ebook