29 Авг

УСМОТРЕНИЕ В ЧАСТНОМ ПРАВЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Исследуя усмотрение в праве, необходимо отдельно обратиться к изучению вопросов о специфике усмотрения в частном и в публичном праве. В рамках настоящей статьи попытаемся раскрыть вопрос о специфике усмотрения в частноправовых отраслях.

Прежде всего, в частном праве применительно к правовому усмотрению прослеживаются две противоречивые тенденции. С одной стороны частноправовая сфера, включающая правовые отношения равноправных субъектов, не связанных отношениями власти и подчинения, реализацию ими личных интересов, предполагает достаточно широкую свободу участников соответствующих правоотношений и с этой точки зрения частное право является более насыщенным правовым усмотрением. С другой стороны, процесс формирования частного права, когда уже сложившиеся объективно общественные отношения опосредуются правовыми нормами, его зависимость от уровня экономического развития общества и от иных внеправовых сфер социальной жизни, значительно уменьшают роль усмотрения при создании нормативно-правовых актов, относящихся к частноправовым отраслям [10, с. 233]. Однако, две названные особенности частного права «мирно уживаются» в нем, поскольку относятся к разным уровням правового усмотрения и к различным видам нормативного усмотрения: усмотрению в сфере правотворчества и правореализационному усмотрению.

Первый уровень – субъективно-поведенческое усмотрение в частном праве имеет достаточно широкие границы. Это связано с тем, что субъект права в отношениях, регулируемых частным правом, не встречается с государством как носителем государственной власти и суверенитета. Если государство присутствует в таких отношениях, то преимущественно как субъект равный (за некоторыми исключениями) другим (например, предусмотренная гражданским законодательством поставка товаров для государственных нужд). Поэтому для удовлетворения личных интересов в сфере предпринимательской деятельности, семьи, труда, приобретения, использования и распоряжения имуществом субъекту предоставляется достаточно свободы в выборе вариантов поведения.

Второй, базисный уровень правового усмотрения, внутренне присущий любому субъективному праву, также чрезвычайно широко представлен в частном праве. Это обусловлено тем, что в отраслях российского права, традиционно относимых к частноправовым: в гражданском, семейном и трудовом праве, преобладает такой метод правового регулирования как диспозитивный, предполагающий в основном закрепление субъективных прав, в каждом из которых заключено общее усмотрение субъекта.

Преобладающим методом правового регулирования в частном праве обусловлено и существование нормативного уровня усмотрения. Нормативный уровень усмотрения в частноправовых отраслях представлен достаточно широко, за исключением такой разновидности как законодательное усмотрение.

Вообще для частного права в наибольшей степени характерен такой вид усмотрения как правореализационное, то есть усмотрение субъектов права, не являющихся ни правоприменителями, ни законодателями, ни представителями судебной власти. По степени свободы выбора возможных вариантов поведения в частном праве присутствует: абсолютно-определенное, относительно-определенное и свободно-вариативное усмотрение. При этом свободно-вариативное усмотрение характерно именно для частноправовых отраслей и в публичном праве встречается гораздо реже.

Возникает вопрос: допустимо ли существование в частном праве таких видов усмотрения как судебное, правоприменительное и законодательное? Данный вопрос обусловлен тем, что перечисленные виды правового усмотрения реализуются субъектами (правоприменительными государственными и муниципальными органами, судами, законодательными органами), деятельность которых регулируется нормами, относящимися к публичному праву.

С одной стороны, следует согласиться с утверждением о том, что процедурные (процессуальные) нормы, регулирующие правоприменительную и правотворческую деятельность соответствующих органов и должностных лиц, – это всегда нормы публичного права. И если усмотрение указанных органов, обусловлено предписаниями данных публично-правовых норм, то его следует относить к усмотрению в сфере публичного права. С другой стороны, необходимо обратить внимание на существование определенных особенностей усмотрения правоприменительных и судебных органов, зависящие от применяемых материальных норм права и того, относятся они к частному или публичному праву. Аналогичная специфика присутствует в деятельности законодательных органов и связана она с тем создаются ли нормы частного или публичного права.

Например, в случае распространения сведений, несоответствующих действительности и порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающие его репутацию, действия виновного могут получить в суде как гражданско-правовую, так и уголовно-правовую оценку (при условии, что данное деяние содержит признаки состава преступления, предусмотренного ст. 128.1 Уголовного кодекса РФ). То есть пострадавший гражданин может обратиться за судебной защитой или в порядке гражданского судопроизводства с требованиями, предусмотренными ст. 152 Гражданского кодекса РФ, либо в порядке уголовного судопроизводства с требованием о привлечении виновника к уголовной ответственности (однако следует отметить, что и при обращении пострадавшего в суд в порядке уголовного судопроизводства возможно также подать и гражданский иск о возмещении морального вреда).  И в том и в другом случае в ходе рассмотрения дела судом будут присутствовать вопросы, разрешаемые судом по усмотрению, в частности вопрос о юридической ответственности виновного лица. Если речь идет об уголовном процессе и соответственно о руководстве судьи материальными нормами публичного права, то здесь судебное усмотрение ограничено санкциями ч.1 ст. 128.1 Уголовного кодекса РФ, предусматривающей такие виды уголовного наказания как штраф в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев, обязательные работы на срок до 160 часов. В гражданском судопроизводстве, когда судья руководствуется материальными нормами частного права, в отношении юридической ответственности виновного лица таких четких пределов не установлено, поскольку в соответствии со статьями 151 и 152 Гражданского кодекса РФ лицо, в отношении которого распространены порочащие сведения, вправе требовать их опровержения и компенсации морального вреда, размер которого в настоящее время не имеет законодательно определенных высших и низших границ. Как правильно отмечается в юридической литературе, в настоящее время отсутствует тенденция к упорядочению определения размера компенсации морального вреда, не выработаны общая методология и базис для этого [11, с. 9].

Таким образом, пределы усмотрения, основанного на нормах частного права гораздо шире, чем усмотрения, базирующегося на публично-правовых нормах.

Аналогичный пример, подтверждающий наличие особенностей, следует привести и в отношении законодательного усмотрения. Так 5 июня 2007 года федеральным законом был учрежден Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации и внесены существенные изменения в действующее уголовно-процессуальное законодательство [6]. Несмотря на существенные организационные трудности работать Следственный комитет при прокуратуре РФ начал по истечении 90 дней со дня принятия указанного федерального закона – 7 сентября 2007 года. В сентябре 2010 г. Президент Российской Федерации принял решение выделить Следственный комитет из системы органов прокуратуры Российской Федерации, создав полностью независимый орган [9]. В декабре 2010 года был принят федеральный закон, регулирующий деятельность Следственного комитета Российской Федерации [7], а сам орган начал функционировать в соответствии с новым законом с 15 января 2011 года. В данных нормативно-правовых актах создавались нормы публичного права, так как они регулируют деятельность одного из государственных органов, и в соответствии с ними достаточно быстро были приведены общественные отношения. Следовательно, законодательные органы в известной степени свободны по своему усмотрению вырабатывать нормы публичного права.

При выработке норм частного права ситуация прямо противоположна. Нормы частного права должны соответствовать существующим отношениям в социуме, опосредовать их. В противном случае приведение регулируемых отношений в соответствие с выработанными и закрепленными в нормах права моделями поведения займет достаточно длительное время. Например, Семейный кодекс Российской Федерации в ст. 13 устанавливает, что брачный возраст – 18 лет, а в исключительных случаях может быть разрешено вступление в брак лиц, достигших 16 лет, однако допускает, что в законах субъектов Российской Федерации может быть закреплена возможность при наличии особых обстоятельств вступать в брак и до достижения 16 летнего возраста. Это связано с национальными особенностями народов, проживающих на территории России. То есть допускается опосредование в нормах права тех национальных семейных традиций, которые веками складывались у различных народов.

Если обратиться к примерам в других частноправовых отраслях, в частности в гражданском праве, то следует отметить, что правовые основы кредитования были заложены еще в 1996 году с принятием части 2 Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако активное развитие данного сектора услуг началось по истечении практически 10 лет после принятия данного правового акта и проходило по различным регионам страны неравномерно, в зависимости от уровня развития банков в данном регионе. Так же до настоящего времени не сложилось устойчивой положительной практики применения части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, хотя до его принятия и вступления в силу в 2008 году уже с 1992-93 годов существовало правовое регулирование отношений в сфере использования и охраны результатов интеллектуальной деятельности [8]. Представляется, что нормы четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации как и большинство норм законов, действовавших до его вступления в законную силу, во многом заимствованы из законодательства других государств, но при этом они не соответствуют уровню общественных отношений, сложившихся в данной сфере в России.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что особенностью законодательного усмотрения при создании норм частного права будут более строгие, узкие пределы, чем при создании норм публичного права.

Таким образом, с учетом специфики законодательного, судебного и иного правоприменительного усмотрения, обусловленной разновидностью правовых норм (нормы частного права и нормы публичного права) следует выделять особые подвиды законодательного, судебного и правоприменительного усмотрения, характерные для частного права.

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. (в ред. от 13 июля 2015 г.) № 51-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.
  2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. (в ред. от 13 июля 2015 г.) № 223-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 1. Ст. 16.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. (в ред. от 29 июня 2015 г.) № 14-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. (в ред. от 13 июля 2015 г.) № 63-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.
  5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. (в ред. от 13 июля 2015 г.) № 230-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2006. № 52 (ч. 1 ). Ст. 5496.
  6. Федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2007. № 24. Ст. 2830.
  7. Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. (в ред. от 22 декабря 2014 г.) № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. № 1. Ст. 15.
  8. Утратившие силу законы, регулировавшие отношения интеллектуальной собственности: Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. (в ред. от 11 декабря 2002 г., с изм. от 24 декабря 2002 г.) № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товара» (утратил силу) // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2322; Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. (в ред. от 2 февраля 2006 г.) № 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (утратил силу) // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2325; Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. (в ред. от 2 февраля 2006 г.) № 3526-1 «О правовой охране топологий интегральных микросхем» (утратил силу) // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2328; Закон Российской Федерации от 9 июля 1993 г. (в ред. от 20 июля 2004 г.) № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (утратил силу) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 32. Ст. 1242.
  9. Указ Президента Российской Федерации от 27 сентября 2010 г. (в ред. от 14 января 2011г.) № 1182 «Вопросы Следственного комитета Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. № 40. Ст. 5043.
  10. Козлихин И. Ю. Марксизм и современное правопонимание (к выходу в свет 3-го тома «Логических оснований общей теории права» В. М. Сырыха) // Право. Законодательство. Личность (сб. научн. трудов). Вып. 3. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2008. С. 233.
  11. Пархоменко В. С. Определение размера компенсации морального вреда. Анализ законодательства и судебной практики. Образцы судебных решений и исковых заявлений: практическое пособие / В. С. Пархоменко; ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». 2-е изд., испр. и доп. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009. С. 9.
    УСМОТРЕНИЕ В ЧАСТНОМ ПРАВЕ
    В статье исследуются специфические черты усмотрения в праве, характерные для частноправовых отраслей. Полученные результаты могут быть использованы для развития юридической науки.
    Written by: Никитин Александр Александрович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/18/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_29.08.2015_08(17)
    Available in: Ebook