30 Дек

Уголовно-правовые санкции как элемент уголовно-правового регулирования




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Наука уголовного права  к  числу наиболее важных направлений своего развития   относит  дальнейшее совершенствование  института уголовно-правовых санкций, который  активно влияет на многие проблемы эффективности уголовной политики государства, в частности, проблему   соответствия наказания противоправному деянию, и его назначению не только как  инструмента карающему преступника, но и оказывающего на него профилактическое, воспитательное  воздействие. Поэтому так важна необходимость изучения  состояния и тенденций правоприменительной практики, и влияния на нее механизма уголовно-правовых санкций в решении задач уголовной политики государства  на современном этапе.

Как известно, в нормах уголовного права закладываются негативные последствия  неисполнения предписаний закона, что по сути придает указанным последствиям карательный характер. Однако, наряду с этим, уголовный закон  устанавливает границы карающей власти правоприменителя для отдельных преступных деяний путем определения конкретных видов наказания и их пределов. И в этом случае, карательная часть правовой нормы содержит определение мер наказания,  которые могут быть  применены к лицу, совершившему преступление. Причем, она представляет собой определенную структуру, состоящую как из одного, так и из нескольких,  санкционированных законодателем,  видов наказаний и их пределов.

Таким образом, санкция как структурный элемент уголовно-правовой нормы,  указывающий   на последствия  ее нарушения, определяет  вид и размер  правовой ответственности для нарушителя ее предписаний, реализуя тем самым  предупредительную и восстановительную функции права, основанные  на принципах  справедливости   и гуманизма.

Несмотря на то,  что санкции статей УК являются нормативной базой для санкций уголовного права вообще,  это вовсе не  означает, что в санкциях  Особенной части  УК содержатся все  виды наказаний, назначаемых за совершение преступлений. т.к. отдельные виды наказаний изложены в Общей части УК в качестве дополнительных наказаний (в частности, ст.45 УК РФ), аналогичная картина обстоит с отдельными элементами состава преступления (напр. возраст субъекта, последствия преступления и т.д.) которые не  указываются в диспозиции статьи, поскольку нашли отражение  в Общей части уголовного закона.

Роль уголовно-правовых санкций заключается, прежде всего, в том, что они как наиболее изменяемая часть уголовно-правовой нормы, могут  оперативно откликаться на те перемены, которые происходят в жизни общества и государства, что позволяет довольно продолжительное время не изменять  норму права в целом, а лишь корректировать ее принудительную часть (как меру воздействия)  с учетом  поступивших запросов социума. Данный  правоприменительный механизм был неоднократно использован российским государством и в 2003г.[1], например, в вопросе о величине штрафа как разновидности санкций  с учетом действующего  на тот момент  МРОТ, так и впоследствии, когда 26-ФЗ от 07.03.2011г. был  исключен нижний предел сроков наказания в виде лишения свободы по 68 составам преступлений,  и введен новый вид наказания  — принудительные работы, который существенно дополнил прежние виды наказаний, путем включения его  в санкции значительного количества статей Особенной части УК РФ.

В настоящее время возрастание в  структуре применяемых санкций  штрафа как альтернативы лишению свободы будет адекватно отражать, на наш взгляд, наметившуюся тенденцию к смягчению уголовной ответственности за преступления в сфере экономики, относящихся к категории небольшой и средней тяжести. И, в свою очередь, соответствовать  международным рекомендациям,  которые  содержатся, в частности  в Токийских правилах 1990г. (Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением). [2,с.3-5]

Имеющийся к настоящему времени значительный  исторический опыт показывает, что в середине 90-х гг. прошлого века в странах Западной Европы (Англия, Швеция, Германия и др.) из общего числа осужденных к лишению свободы приговаривалось около 20%, а к штрафу – почти половина осужденных, а в Японии, соответственно, — 3,5% и  свыше  95%![3] Подобная практика, безусловно, может только приветствоваться, поскольку она создает оптимальные условия для ресоциализации бывших осужденных, к сохранению имеющихся у них связей с семьей, трудовых навыков и имеющейся специальности и, в конечном счете – к предотвращению рецидива.

В современных условиях трудно переоценить роль штрафа в качестве наиболее гибкого из уголовных наказаний, которое  в равной степени может применяться как основное,  так и дополнительное  наказание. Кроме того, возможность назначения размера штрафа судом с учетом тяжести преступного деяния и материального положения осужденного, его семьи,  а также  иных источников дохода и т.п. делает его одним  из универсальных видов уголовного наказания, позволяющих определить его размер исходя из индивидуальных возможностей виновного, с учетом его социальных и экономических условий.

Существующая в настоящее время система конструирования статей Особенной части УК предполагает такой порядок, когда части одной статьи выстроены в зависимости от степени общественной опасности содеянного, от простого состава в первой части, до квалифицирующих- в последующих частях. Вместе с тем, в гл.31 «Преступления против правосудия» ч.1 ст.296 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за угрозу убийством или иные насильственные действия в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, где максимальная санкция составляет 3 года лишения свободы, в тоже время ч.2 указанной статьи, где говорится об аналогичных действиях в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание и иных лиц предусматривает максимальное наказание в виде 2 лет лишения свободы, т.е. здесь, во-первых, нарушается конституционный принцип равенства всех перед законом и судом(ч.1ст.19 Конституции РФ). т.к. жизнь и здоровье одних должностных лиц оценивается выше чем других, и, во-вторых, судя по санкциям, учет степени общественной опасности носит обратный характер. И более того, должностные лица, отправляющие правосудие, такие как судьи, прокуроры, а также лица, участвующие в расследовании уголовных дел, в соответствии с вышеуказанной ст.296 УК РФ, менее защищены, чем лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, судя по санкциям ч.1 ст. 321 УК РФ.

В последнее время среди ученых и практиков в области уголовного права, обращается серьезное внимание на проблему судейского усмотрения при назначении наказания.[4,с.3-4] Зачастую негативное отношение к этому явлению во многом обусловлено той мотивацией, которой при назначении наказания руководствуются отдельные судьи при рассмотрении конкретных уголовных дел, которые вызывают вопросы не только у рядовых граждан, но и у их коллег по правоприменительной практике. Поводом к вопросам в данной области являются и своеобразная конструкция санкций в статьях Особенной части, допускающая широкий выбор мер наказания от обязательных (принудительных) работ до лишения свободы в несколько лет, без учета общественной опасности содеянного, как это имеет место в ст.116 УК РФ. Кроме того, вызывает вопросы и отсутствие обоснованной зависимости между имеющимися категориями преступлений по их тяжести и соответствия им мер наказания в виде определенных сроков лишения свободы, что напрямую связано, на наш взгляд, с проблемой назначения справедливого наказания.

 Одним из перспективных направлений в решении данной проблемы, как представляется, является предложение Битюцкой О.В. о формировании законодателем четкого механизма в формировании уголовно-правовых санкций когда высший предел санкции за преступления небольшой тяжести (до 3–х лет лишения свободы) являлся бы низшим пределом преступлений средней тяжести (от трех до пяти лет лишения свободы – для умышленных преступлений и свыше трех лет – для неосторожных преступлений), для тяжких преступлений – соответственно до десяти лет и за особо тяжкие преступления – свыше десяти лет лишения свободы или более строгое наказание. Реализация подобного подхода позволила бы минимизировать связанность судей рамками уголовно-правовой нормы и свободой выбора законного решения, с учетом индивидуальных особенностей конкретного дела и реализацией принципа справедливости. [5]

В действующем уголовном законодательстве не единичны примеры, когда санкция одной статьи (или ее части) является общей для нескольких различных преступлений. Например, состав злоупотребления должностными полномочиями, повлекшего тяжкие последствия (ч.3 ст. 285 УК РФ), применительно к указанным последствиям  допускает как умышленную, так и неосторожную форму вины. Вместе с тем, степень общественной опасности  при умышленном причинении тяжких последствий или неосторожном характере их нанесения  существенно отличаются  друг от друга,  в связи с чем и характер санкции должен это обстоятельство учитывать. Аналогично, в интересах реализации принципа справедливости, законодателю необходимо  дифференцировать наказание за угрозу применения насилия и его фактическую реализацию, предусмотренные диспозициями ч.2  ст. 203, ч. 1 ст. 205, ч. 1 ст. 227, ч. 1 ст. 318, ч. 1 ст. 321 УК РФ.

Как известно, ст. 64 УК РФ предоставляет суду право, при наличии определенных обстоятельств, назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотренный этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. Поскольку смягчающие обстоятельства в данной статье определены в самом общем виде, каждый правоприменитель толкует их по своему усмотрению. Так, приговором районного суда Саратовской области  П. был осужден  по ч.4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Полунин признан виновным в том, что нанес малолетней  А. (дочери сожительницы) множественные удары руками и ногами в область головы и тела, причинив ей закрытую тупую травму головы с кровоизлияниями под оболочки головного мозга, ушиб головного мозга, осложненный развитием отека. Указанные повреждения повлекли тяжкий вред здоровью. Потерпевшая скончалась в больнице. Соглашаясь с доводами кассационного представления о чрезмерной мягкости назначенного П. наказания, судебная коллегия Саратовского областного суда в своем определении указала, что суд не учел в полной мере данные о личности осужденного, совершение им особо тяжкого преступления и иные обстоятельства совершения данного преступления, и приговор отменила.

Поэтому, с удовлетворением можно отметить законодательное закрепление запрета для суда снижения низшего предела санкции более чем на одну категорию (ч.6 ст.15 УК РФ), отсутствие которого, приводила к «переосмыслению» судебными органами законодательной оценки характера и степени общественной опасности преступных посягательств, ссылаясь на «исключительные» обстоятельства   конкретного преступления. Представляется, что данное уточнение закона позволит сократить не только пределы судейского усмотрения, но и объем приговоров, отмененных или измененных в кассационной и надзорной инстанциях.

Таким образом, правильно сконструированная законодателем санкция должна содержать в качестве главного элемента такое наказание и в таком объеме, чтобы обеспечить ее эффективное применение на практике, не вызывая  сложностей и трудностей в процессе его применении. А при назначении наказания должны строго соблюдаться принципы законности, равенства, вины, а также принципы справедливости и гуманизма. Только в этом случае будут достигнуты цели наказания, обозначенные законодателем: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Список использованной литературы:

  1. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон РФ от 8 декабря 2003 г. № 161 // Российская газета. 2003. 16 декабря.
  2. Галинский В.А.Штраф как мера наказания в уголовном праве России и ФРГ. Сравнительный анализ. Автореф. дис… к.ю.н. М.2007. С.3-5.
  3. http://sartraccc.ru/i.php?oper=read_file&filename=Pub/gilinskiy(15-06-08).htm
  4. Грачева Ю.В.Судейское усмотрение в реализации уголовно-правовых норм: проблемы законотворчества, теории и практики..Автореф.дис. д..ю.н. М.2011.С.3-4.

      5.  См.ttp://sartraccc.ru/i.php?oper=read_file&filename=Pub/bituckaya(5-08-08).htm

  1. .http://pravo.ru/arbitr_practice/courts/269/
    Уголовно-правовые санкции как элемент уголовно-правового регулирования
    Written by: Решетников Владимир Яковлевич, Семенова Ирина Владимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/25/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook