30 Окт

ТЕНДЕНЦИИ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ В РОССИЙСКИХ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Совершаемые в исправительных учреждениях преступления имеют повышенную степень общественной опасности, так как наносят вред всему комплексу мер по исправлению осужденных. Дополнительной характеристикой пенитенциарной преступности является то, что она представляет собой сложную и специфическую разновидность уголовного рецидива.

Как отмечают М.К. Гайдай, Ю. Р. Герасимова, «преступления, совершаемые в ходе отбывания наказания перечеркивают исправительную направленность пенитенциарных учреждений»[1].

Ряд авторов отмечает, что фиксации подлежат только те преступления, о совершении которых становится известно широкому кругу общественности, а те преступления, которые не выходят за рамки исправительного учреждения, относят к разряду нарушений порядка отбывания наказания или к злостным нарушениям.

В отличие от русских зеков, иностранцы практически не склонны к побегам. Сдерживающими факторами являются помимо языкового барьера долгая белая зима и глухие леса. Однако не бывает правил без исключения. В конце прошлого столетия, нашлись энтузиасты – трое зеков из Северной Кореи трудились почти год, делая подкоп. Докопали до забора и дальше. Вылезли. После поднятия тревоги, беглецов повязали в нескольких сотнях метров от колонии.

Словом, отдаленность от цивилизации, погодно-природные условия не располагают к побегам. И пребывание в ШИЗО делает самых «демократизированных» послушными до окончания срока. Сбиваются арестанты в группы по национальности и вероисповеданию – это помогает им «высидеть» срок.

Тем не менее, преступность иностранцев в местах лишения свободы существует, принимая свои специфические формы (противодействие выполнению решений администрации, постоянная нелегальная связь «с волей» и организованной преступностью, проявление религиозной нетерпимости к иноверцам, существование глубоко законспирированных этнических преступных групп, влияние экстремистских исламских религиозных течений и др.).

Преступность иностранных граждан характеризуется высокой латентностью, она фиксируется именно как преступность иностранных граждан только в случае раскрытия преступлений и обнаружения виновных лиц.

Основными причинами высокой латентности преступности являются следующие обстоятельства:

— неформальные нормы поведения, существующие во многих общинах и землячествах;

— малочисленность и отсутствие длительной практики работы специализированных подразделений по раскрытию преступлений, связанных с иностранными гражданами, в то время как выявление преступлений в среде иностранцев требует определенной специфики – знания сотрудниками языка, нравов и обычаев иностранцев, наличия источников информации в их среде и т.д.

Западные криминологи отмечают, что число преступлений, совершаемых в местах заключения, увеличивается прямо пропорционально с увеличением числа осужденных – представителей разных этнических групп. Группируясь по национальному принципу в традиционные этнической диаспоры со строгой иерархией, это повышает сопротивляемость внешнему воздействию со стороны других конкурирующих групп. Группы, созданные по национальному признаку, быстрее приспосабливаются к меняющимся условиям, успешнее конспирируются, используя языковой барьер.

В местах лишения свободы представители не терпящих друг друга наций и этносов вынуждены содержаться на одной территории, в одних камерах. Конфликты неизбежны и выделяются столкновения на национальной почве между представителями различных национальных или этнических групп, например между африканцами и индусами; монголами и корейцами; арабами и евреями; однако, в общей структуре преступлений конфликты исключительно на национальной почве случаются редко. Несмотря на попытки сотрудников использовать этот фактор в своей оперативной работе, преступный мир понимает, что деление по национальному признаку — его слабая сторона, и все стремятся нивелировать этот фактор.

В настоящее время в исправительных учреждениях содержатся лица, которые до осуждения руководили организованными преступными группами, в том числе бандами. Эта категория осужденных стремится перенести в учреждения УИС элементы своих организационных структур, а также оказать влияние на основную массу осужденных. В результате этого возникают национально окрашенные конфликты между «авторитетами», в основе которых – борьба за сферы влияния.

Сложность структурирования и систематизации преступности иностранных граждан в местах лишения свободы заключается в том, что на ее состояние и динамику с политическими, психологическими и другими факторами влияет «наслоение» религиозно-экстремистской мотивации. К криминогенной мотивационной группе религиозных противоречий и разногласий можно отнести такие факторы преступного поведения отдельной категории лиц, отбывающих наказание, как религиозный фанатизм, псевдорелигиозный экстремизм, основанный на личной заинтересованности с целью поддержания престижа, завоевания авторитета, лидерства с агрессивной окраской; этнонациональные противоречия, перерастающие в конфликты. Религиозный экстремизм способен порождать в местах лишения свободы преступления против правосудия, порядка управления и общественной безопасности (побеги, организация преступных группировок, дезорганизация деятельности исправительных учреждений, уклонение от отбытия наказания и др.).

24 июля 2016 г. акцию неповиновения с исламистским подтекстом организовали в хакасской колонии № 35. Одно из требований — религиозные поблажки мусульманам. Спецназу республиканского УФСИН пришлось штурмовать корпус исправительного учреждения. Требования о совершении намаза в любое время выдвигали заключенные в якутском исправительном учреждении.

Отмечается рост числа исламских радикалов в российских тюрьмах. Проблема тюремного джамаата становится все более актуальной. В подавляющем большинстве случаев миссионерскую деятельность ведут радикальные исламисты, которые отбывают наказания за терроризм. Создание специализированных тюрем для террористов пока только обсуждается в различных инстанциях, включая Совет безопасности. В это же время в местах лишения свободы сформировались неформальные сообщества мусульман в связи с возрастающей активностью запрещенной в РФ организации «Исламское государство». Осужденные, исповедующие радикальные формы ислама, объединяются в неформальные ячейки, в которых «может вестись вербовка и распространение экстремистской литературы». Только за 2015 год на профилактический учет было поставлено более 800 человек.

В начале этого года Федеральная служба исполнения наказаний заявила, что намерена усилить в своих учреждениях борьбу с общинами радикальных мусульман — тюремными джамаатами. Эксперты Российского института стратегических исследований даже призывали создать отдельные зоны для исламистов, дабы лишить их возможности вербовать в свои ряды неофитов из числа заключенных. Неофиты стараются проявить себя, повысить статус в джамаате и изначально готовы на самые радикальные поступки. Лидеры численно небольших тюремных джамаатов часто исподволь используют это в конфликтах с администрацией и ворами. Неофитов провоцируют на драку с конкретным сотрудником администрации или вором, который якобы «не любит Аллаха». Провокатор попадает в карцер, получает иные наказания. Но влияние джамаата в тюремной среде укрепляется.

Деятельность современного преступника невозможна без его принадлежности к определенной криминальной среде. Эта принадлежность означает не только нахождение лица в окружении себе подобных, общении с ними, но и идентификацию себя с преступным миром. У ряда осужденных, как отмечает В.Я. Годлевская, в период отбывания наказания продолжают действовать те виды криминальных мотиваций, которые уже привели их в исправительное учреждение. К ним добавляются побуждения, связанные с уклонением от наказания; стремление завоевать лидерство, продемонстрировать силу, навязать другим свою волю, иногда просто «от нечего делать»[2].

Чтобы противостоять совершению пенитенциарных преступлений иностранными гражданами, необходимо иметь:

1) полное представление о правонарушениях и преступлениях, совершаемых иностранцами, об их масштабе и причинах, фактологический материал по отдельным видам преступлений (ч. 2 ст. 105, 205, 206, 295, 296, 313, 318, 321 и др.);

2) систему контроля за планированием и эффективностью проводимых предупредительно-профилактических мероприятий; программу по противодействию различным проявлениям преступности иностранных граждан в исправительных учреждениях с учетом организации и проведения специальных мероприятий, предусмотренных оперативно-розыскным законодательством.

В настоящее время все более очевидным становится тот факт, что предупреждение пенитенциарных преступлений, совершаемых иностранными гражданами и лицами без гражданства, требует комплексного применения криминологических мер гласного характера и оперативно-розыскных мер негласного характера. Их комплексное использование позволяет выявлять и устранять причины и условия, способствующие совершению преступлений иностранцами, обнаруживать конкретных иностранных граждан, нуждающихся в профилактическом воздействии со стороны сотрудников УИС, а также документировать фактические данные, позволяющие решать конкретные задачи борьбы с преступностью, определенные законодательством.

В предупредительно-профилактический комплекс мероприятий по борьбе с проявлениями пенитенциарной преступности иностранцев, помимо принимаемых мер общего, специального и индивидуального характера, должны быть включены разработка методики исправления иностранцев с учетом их этнопсихологии, традиций, мировоззрения, этнографической специфики; создание модели перевоспитания граждан различных этносов, осужденных по ст. 205–209 УК РФ; изучение причин и условий формирования криминальной этнической субкультуры и ее негативного влияния на иностранцев; разработка мер организационно-управленческого характера по своевременной нейтрализации активных осужденных.

Совершению пенитенциарных преступлений способствует и отсутствие у администрации своевременной и полной информации о конфликтах среди осужденных порой по самым ничтожным поводам. Поступающая информация не всегда проверяется и сопровождается адекватными мерами воздействия.

В августе 2016 г. начальник отдела организации взаимодействия с религиозными организациями ФСИН Сергей Гуров сообщил, что в ФСИН России появятся специалисты для борьбы с религиозным экстремизмом среди заключенных. Эта должность будет укомплектована «в некоторых местах православными священниками, в южных регионах — исламскими». «Они будут вести разъяснительные уроки с осужденными, проводить индивидуальные беседы. Кроме того, они будут взаимодействовать с местными духовными лидерами, чтобы избежать напряженностей, связанных с религиозными вопросами»[3].

Вся система борьбы с противоправными проявлениями этнических и национальных групп в местах лишения свободы, должна носить упреждающий характер. Предотвращение проявлений преступности иностранцев следует осуществлять с учетом имеющейся этнообстановки, наличия внутренних и внешних условий ее обострения, в том числе факторов, входящих в группу специфических мотивов, таких как деятельность религиозно экстремистских этнических групп, их лидеров или активных членов из числа осужденных.

Являясь наиболее опасной формой девиантности, пенитенциарная преступность вообще, и иностранных граждан в частности, требует к себе пристального внимания, изучения, организации профилактических мер. Заслуживает внимание и такая мера превентивного характера, как выделение пенитенциарных преступлений в особый раздел Особенной части Уголовного кодекса России.

Список использованной литературы

  1. В российских тюрьмах появятся специалисты по борьбе с религиозным экстремизмом. [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – // URL: https://lenta.ru/news/2016/08/22/fsinextremizm/
  2. Гайдай М.К. Пенитенциарная преступность: цифры и факты / Сибирский юридический вестник. – 2013. — № 4. – С. 65 – 70.
  3. Годлевская В.Я. Характеристика преступлений, совершаемых в местах лишения свободы // Вестник международного юридического института. – 2012. — № 2. – С.35.
  4. Легостаев С.В. Пенитенциарная преступность: состояние, основные тенденции и проблемы предупреждения // Cyberleninka: научная электронная библиотека. [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL:http://cyberleninka.ru/article/n/penitentsiarnaya-prestupnost-sostoyanieosnovnye-tendentsii-i-problemy-preduprezhdeniya
  5. Федеральная служба исполнения наказаний России: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://xn--h1akkl.xn--p1ai/(дата обращения: 18.09.2016).

 

[1] Гайдай М.К. Пенитенциарная преступность: цифры и факты / Сибирский юридический вестник. – 2013. — № 4. – С. 67.

[2] Годлевская В.Я. Характеристика преступлений, совершаемых в местах лишения свободы // Вестник международного юридического института. – 2012. — № 2. – С.35.

[3] В российских тюрьмах появятся специалисты по борьбе с религиозным экстремизмом // https://lenta.ru/news/2016/08/22/fsinextremizm/

ТЕНДЕНЦИИ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ В РОССИЙСКИХ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ
В статье говорится о преступлениях совершаемых иностранными гражданами в пенитенциарных учреждениях. Особое внимание уделено на причины совершаемых преступлений в учреждениях ФСИН России. Также говорится о факторах религиозно-экстремистской мотивации, которые распространены среди осужденных.
Written by: Гаврилов Евгений Дмитриевич
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 01/17/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.10.16_31(2)
Available in: Ebook