25 Июл

СУДЕБНАЯ ОШИБКА И ЕЕ УСТРАНЕНИЕ В АПЕЛЛЯЦИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Ошибки возможны в любой сфере человеческой деятельности. К сожалению, не является исключением и судебная деятельность. Проблема предупреждения и устранения судебных ошибок является достаточно острой, поскольку любая ошибка существенно снижает эффективность судебной деятельности, а при определенных условиях способна исказить ее суть. Термин «ошибка» в словаре русского языка С.И. Ожегова разъясняется как «неправильность в действиях, мыслях [1]. Относительно понятия «судебной ошибки» в науке уголовного судопроизводства нет единого мнения. Так по мнению Е.А. Степановой «Под судебной ошибкой следует понимать, прежде всего, не соответствующее целям и задачам правосудия неумышленное действие или бездействие судебных органов, повлекшее негативные последствия или способные их повлечь» [6]. Есть еще целый ряд определений Интересным, в плане дальнейших рассуждений по теме, является определение О. Сухова, который полагает, что « судебная ошибка есть состоявшийся результат, в процессе формирования которого имели место и ошибочные действия, и ошибочная мыслительная деятельность» [7].

В этом определении наиболее значимым для нас является утверждение о том, что в основе судебной ошибки лежит ошибочная мыслительная деятельность. Как избежать судебной ошибки?

Гарантией постановления законного, обоснованного и справедливого приговора является оценка результатов судебного следствия по внутреннему убеждению судьи, сложившемуся в процессе судебного разбирательства. В ст. 17 УПК РФ заложен принцип формирования внутреннего судейского убеждения. Оно основывается на оценке имеющихся по делу доказательств и руководстве законом и совестью. Таким образом, формирование внутреннего судейского убеждения, т.е. осмысление исследуемых судом обстоятельств дела, происходит в первую очередь в стадии судебного следствия. В процессе выяснения обстоятельств совершения преступления, анализируя доказательства, определяясь с квалификацией содеянного, оценивая смягчающие и отягчающие обстоятельства, при их наличии, а также устанавливая данные о личности подсудимого судья, с определенной долей вероятности, уже формирует свою позицию по делу. В совещательной комнате он, анализируя данные полученные в ходе судебного следствия, сопоставляя их с нормами уголовного права и процесса формирует выводы и выносит решение. Таким образом, убежденность судьи в законности, обоснованности и справедливости выносимого им по делу судебного решения возникает не спонтанно, не на основании оторванных от реалий конкретного уголовного дела воззрений, формирующихся в совещательной комнате, а является результатом сложного мыслительного процесса, переходящего из одной стадии процесса в последующие. Именно в этом кроется возможность судебной ошибки.

Судебная ошибка обусловлена сложностью установления фактических обстоятельств дела, проблемами правоприменения. Немаловажное значение в ошибочной оценке происходящего приобретает также субъективный фактор: юридическая и профессиональная подготовка судьи, его деловые качества, уровень правосознания и общей подготовки. Судья – это человек со своими достоинствами и недостатками. Л.М. Карнозова отмечает, что «нельзя, однако, забывать, что те требования, которые формируются по отношения к суду как институту, обращены фактически к человеку, облаченному в судейскую мантию… Мы имеем неустранимый разрыв между требованиями к суду и человеческими возможностями» [4].

Учитывая объективную возможность допущения ошибки в процессе первоначального рассмотрения дела судом, законодатель установил систему проверочных инстанций с тем, что бы не допустить осуждения невиновного.

Право требования устранения судебных ошибок является для граждан, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, гарантией их права на судебную защиту.

Понятие судебная ошибка официально используется высшими судебными инстанциями в процедуре пересмотра судебных актов в контексте устранения ошибок.

Проверка судебных решений вышестоящим судом является важным гарантом предотвращения вступления в законную силу неправосудного приговора и тем самым призвана служить защитой от незаконного и необоснованного осуждения либо оставления безнаказанными лиц, совершивших преступление.

Основной задачей пересмотра судебных решений является прежде всего проверка законности, обоснованности и справедливости судебных решений, исправление судебных ошибок, при их выявлении вышестоящими судами. Еще И.Я. Фойницкий писал: «Истина – высший закон правосудия, и стремлением к ней должны быть проникнуты все меры его» [9].  Аналогично рассуждал и                  В.К. Случевский, отмечая, что «государство, сосредоточившее в своих руках судебную власть, заинтересовано в том, чтобы постановленное судебное решение было согласно с истиной, и чтобы оно в общественном сознании воспринималось как таковое» [5].

Право оценивать законность, обоснованность и справедливость итогового судебного акта, в первую очередь предоставлено апелляционной инстанции. Она является окончательной инстанцией по проверке фактических материалов дела. Дальнейшее движение дела связано с проверкой судебного акта только по вопросам права. Ст. 38915 УПК РФ предусматривает как минимум два основания отмены либо изменения приговора суда первой инстанции, которые носят оценочный, а, следовательно, субъективный характер. Это оценка фактических материалов дела и вопросы справедливости назначенного наказания. Проверяя правильность установления фактических обстоятельств дела, а также оценивая на предмет справедливости назначенное наказание, суд апелляционной инстанции фактически ревизирует мыслительный процесс судьи первой инстанции и пытается выяснить в какой момент было допущено нарушение. Для того чтобы до минимума сократить влияние субъективного фактора на принимаемое апелляционным судом решения, теория и практика апелляции исходят из того, что состав апелляционного суда должен быть коллегиальным. Это положение было заложено в Учреждении судебных установлений и Уставе уголовного судопроизводства 1864 года, а также в Концепции судебной реформы 1991 года, где прямо указывалось, что апелляционная инстанция должна работать в составе трех профессиональных судей. Нормы о коллегиальном составе суда апелляционной инстанции включены в законодательство подавляющего большинства стран мира. Почти все согласны с тем что «для суда апелляционной инстанции более соответствует коллегиальная форма судопроизводства». Как правило, апелляционная инстанция, это более широкий состав суда по сравнению с первой инстанцией. И это вполне понятно. Исправлять ошибки, если они допущены, должен более компетентный суд, что предполагает не только суд вышестоящей инстанции, но и более расширенный состав конкретного суда пересматривающего дело. Этим достигается исключение субъективного фактора при рассмотрении дела. Видный российский процессуалист Г.С. Фельдштейн так рассуждал по этой теме « коллегиальность суда – это способ компенсировать недостатки отдельного судьи, который, как правило, по своим качествам не может быть поставлен выше коллегии» [8]. И, действительно, при коллегиальном пересмотре постановленного единолично судьей первой инстанции приговора, вопросов, вроде бы, не возникает. Если апелляционный суд, в составе трех профессиональных судей придет к убеждению, что судья первой инстанции при рассмотрении дела, что то учел не в полной мере, либо каким то обстоятельствам не дал должной оценки, то несомненно, он имеет право исправить ошибки и вынести новый приговор либо определение. При этом вполне обоснованным представляется и право суда на принятие решения в сторону ухудшения положения оправданного либо осужденного.

Проблема, на наш взгляд, возникает при единоличном пересмотре апелляционной инстанцией приговора, постановленного единолично судьей первой инстанции. В соответствии ч. 3 ст. 30 УПК РФ дела о преступлениях небольшой и средней тяжести в порядке апелляции рассматриваются единолично судьей вышестоящего суда. Практика большинства правовых систем мира не знает подобных прецедентов. Новелла нашего законодателя наводит на размышления. Приведем пример наглядно подтверждающий наличие проблемы. Приговором суда гр. А осужден за хищение чужого имущества. Поскольку преступление было совершено в период условного осуждения, суд, назначив наказание за содеянное, отменил условное осуждение и применил положения ст. 70 УК РФ. При этом необходимость отмены условного осуждения и невозможность применения ст. 73 УК РФ судом в достаточной мере была мотивирована. По первой инстанции дело было рассмотрено единолично судьей. Не соглашаясь с постановленным приговором, осужденный обжаловал приговор в части назначенного наказания.

Поскольку, совершенное преступление отнесено к категории преступлений средней тяжести, пересмотр осуществлялся также единолично судьей апелляционной инстанции. Не согласившись с назначенным наказанием, апелляционный судья постановил считать назначенное наказание по основному составу условным, а также отменил решение судьи первой инстанции об отмене условного осуждения и постановил сохранить его. При этом мотивировка принятого решения выглядела буквально следующим образом- «решение об отмене условного осуждения по предыдущему приговору принято судом первой инстанции без достаточного учета данных о личности гр. А, совокупности обстоятельств смягчающих его наказание, а также его поведения после совершения преступления. В связи с изложенным, условное осуждение по предыдущему приговору возможно сохранить, а назначенное наказание по данному приговору считать условным в соответствии с требованиями ст. 73 УК РФ». Какой либо другой мотивировки вмешательства в приговор суда первой инстанции не приведено. Практика изобилует и другими не менее интересными решениями апелляционных судей. Не ставя под сомнение законность постановления суда, которое принято судьей апелляционной инстанции на основании своего внутреннего убеждения, хотелось бы задаться вопросом. А чем внутреннее убеждение единоличного судьи апелляционной инстанции весомее, или если хотите, законнее, единоличного решения судьи первой инстанции? Тем, что судья первой инстанции рассмотрел дело в полном объеме с непосредственным исследованием в судебном заседании всех обстоятельств совершенного преступления, в том числе и касающихся личности осужденного, а судья апелляционной инстанции пересматривал дело в усеченном варианте, оценивая в большинстве случаев, только материалы дела? Или он как- то совершенно по-иному оценил то, что было в полном объеме оценено судом первой инстанции? Тогда необходимо привести основания такой оценки [1].

Почему внутреннее убеждение единоличного судьи апелляционной инстанции должно превалировать над внутренним убеждением единоличного судьи первой инстанции? Ведь мы с вами определились, что в основе судебной ошибки лежит ошибочная мыслительная деятельность. Если судья апелляционного суда пришел к выводу о том, что в процессе формирования внутреннего убеждения судьи первой инстанции был какой то изъян, то мы должны быть убеждены, что процесс осмысления происходящего судьей апелляционной инстанции более совершенен, более убедителен. Возникает вопрос, а что может быть критерием такой убежденности? Таких объективных критериев нет. Я уже не говорю о профессионализме судей первой инстанции, которые в большинстве случаев, обладают достаточными теоретическими знаниями и большим практическим опытом, который, я думаю, не может быть поставлен под сомнение единоличным мнением судьи вышестоящего суда. Нельзя при такой ситуации исключить и влияние внешнего фактора на принимаемое единоличным судьей апелляционного решения.

Особо остро воспринимается в этой ситуации, предоставленное единоличному судье апелляционной инстанции право ухудшать положение осужденного либо оправданного, а также судить о справедливости приговора при отсутствии прямых нарушений закона.

Подводя итог изложенному, думается, что нельзя при принятии решений касающихся принципов организации апелляционного производства исходить только из соображений экономической целесообразности. А это фактически, единственный довод в обоснование введения единоличной апелляции по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести. В обоснование единоличной апелляции в литературе отмечают «учитывая реальные возможности судебной системы и трудности организационного порядка, сделан вывод, что коллегиальный состав суда апелляционной инстанции может быть не по каждому делу» [2]. С большой натяжкой с этим можно было бы согласиться при одном условии, право выбора состава суда апелляционной инстанции должно быть предоставлено участникам процесса. К сожалению, наш законодатель альтернативы сторонам не предоставляет.

По нашему мнению, экономика не должна превалировать над основами апелляции, одним из главных принципов которой является коллегиальность принимаемых апелляционным судом решений.

 

Список литературы:

  1. Архив Ленинского районного суда г. Барнаула. Дело№1-318/2013.
  2. Брянский В.Ю. Апелляционное производство в уголовном судопроизводстве : дис…канд. юрид. наук. М, 2006
  3. Казгериева Э.В. Логические ошибки в судебном правоприменении : автореф. дис…канд. юрид. наук. М., 2006. – 23 с.
  4. Карнозова Л.М. Гуманитарные начала в деятельности судьи в уголовном процессе : учеб. пособие. М., 2004. — С. 20-21.
  5. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство, судопроизводство. СПб.: Стасюлевича, 1910. – С. 117.
  6. Степанова Е.А. Апелляция в России: историко-правовой аспект и перспективы развития : дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999.
  7. Сухов О. Характеристика судебной ошибки. – Электронный ресурс. – Режим доступа : http://portal-law.ru\sudebnaia entsiklopedija.
  8. Фельдштейн Г.С. Лекции по уголовному судопроизводству. — М., 1915. — С. 100.
  9. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб., 1996. – С. 510.
    СУДЕБНАЯ ОШИБКА И ЕЕ УСТРАНЕНИЕ В АПЕЛЛЯЦИИ
    В статье рассмотрена судебная ошибка и ее устранение в апелляции, которая обусловлена сложностью установления фактических обстоятельств дела, проблемами правоприменения. Право оценивать законность, обоснованность и справедливость итогового судебного акта, в первую очередь предоставлено апелляционной инстанции.
    Written by: Динер Александр Артурович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/01/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_25.07.15_07(16)
    Available in: Ebook