30 Дек

СУБЪЕКТИВНО-ОБЪЕКТИВНЫЕ НАЧАЛА ВНУТРЕННЕГО УБЕЖДЕНИЯ СУДЬИ КАК КРИТЕРИЙ ДОСТИЖЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ ИСТИНЫ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

По мнению ряда процессуалистов, внутреннее убеждение – это категория субъективно – объективная [21, c.15-16; 28, c.31; 30, c.73; 32, c.10], иными словами, это субъективная форма выражения объективной истины в процессе оценки судьей доказательств [22, c.6], свободное от мнения иных лиц устойчивое и нравственно обоснованное психическое отношение субъекта доказывания к качеству и количеству необходимых и достаточных элементов, составляющих содержание понятия доказательства, выступающее в качестве метода и результата оценки доказательств [25, c.48], субъективное познание объективных фактов, что, в свою очередь, расценивается как критерий истинности в уголовном судопроизводстве [28, c.31; 30, c.73], поскольку устанавливает мыслительными процессами связь между доказательствами в их совокупности и искомыми по делу фактами [6, c.65; 17, c.209]. При исследовании судьей обстоятельств уголовного дела, в его сознании срабатывает процесс субъективной оценки полученной информации, с точки зрения необходимости доказывания истины, что и способствует формированию внутреннего убеждения. То есть, понятия «внутреннее убеждение», «оценка доказательств», «доказывание» — являются неотделимыми, едиными, неким «симбиозом процесса и результата оценки доказательств» [4, c.13], при этом, оценка доказательств является компонентом внутреннего убеждения, а понятие «доказывание» расценивается нами, как фактор, влияющий на формирование внутреннего убеждения, поскольку исходит и зависит полностью от сторон, и только после этого этапа суд непосредственно сам оценивает доказательства, исходя из своей внутренней убежденности, опыта,  уровня правовой культуры и совести.  Однако, оба названных выше понятия также являются необходимыми условиями познания истины, что для нас принципиально важно.

Но есть и у данной точки зрения оппоненты. Совершенно иначе к взаимосвязи достижения объективной истины и внутреннего убеждения судьи относится К.В. Бубон, говоря, что внутреннее убеждение судьи вряд ли можно считать мерилом и критерием объективной истины, в противном случае, для этого в обществе должно существовать особое отношение к судьям как к сакраментальной власти, опирающейся едва ли не на божественное соизволение. Истина всегда была служанкой сильной стороны, то есть того, кто может силой принуждения утвердить свою позицию как истинную [7, c.10]. Однако, закон не предопределяет силу и ценность отдельных доказательств, их совокупности и предварительной оценки, данной другими органами на любой стадии процесса, а также иных формальных предписаний, оставляя, тем самым, достаточный простор для творческой деятельности судей, что вполне оправданно [9, c.240; 12, c.70; 27, c.120].

Мы полагаем, что процесс формирования внутреннего убеждения должен преломить подчас негативное воздействие одной из сторон, пытающейся «насильно» увести суд от объективной истины, и, во избежание судебной ошибки, отразить объективность своего убеждения в логично выстроенном, обоснованном судебном акте, раскрывающем истинность отражения в материалах дела события преступления.

В.А. Лазарева оценивает силу аргументации состязающихся в процессе сторон, как способствующую суду в установлении объективной истины, ограничивающую его ошибочный односторонний субъективизм [10, c.33]. Нам импонирует высказанная точка зрения лишь в той мере, в которой суд, предпринимая усилия по достижению основной цели доказывания, не просто принимает доводы сильной стороны, лишь потому, что они наиболее обоснованны с точки зрения формального соблюдения процессуального закона, а с учетом доказательств, полученных в ходе состязания сторон, «с помощью процессуальных средств, и путем использования внутреннего убеждения компетентного познающего субъекта, критически осмысливающего внешне объективные данные в их совокупности» [29, c.34], устраняет и снимает определенные сомнения, сложившиеся у него в процессе познания доказательств, выстраивая, тем самым, логические связи между имеющимися в деле доказательствами, обосновывая и оценивая с их помощью истинность своего решения. Только целеустремленная работа, напряженная мыслительная деятельность судьи, исключающая всякие сомнения, вырабатывающая категоричность познания истинных фактов, послужит надежным «строительным материалом» [8, c.24] в механизме формирования правильного внутреннего убеждения.

При этом, категоричность выводов и решений, обоснованность отклонения сомнительных, неубедительных доказательств, которые не могут лечь в основу приговора, логичность изложения и оценка доказательств, составляющих фундамент истинного судебного акта, подтверждает беспристрастность внутреннего убеждения судьи, обеспечивает правильность его мышления, безошибочность и однозначность выводов по уголовному делу, укладывающихся в отвечающее нормам закона процессуальное решение [1, c.123; 9, c.240; 13, c.111; 15, c.197, 20, c.18; 23, c.16; 26, c.334; 31, c.145].

Более того, история человеческого опыта свидетельствует о том, что критерием истины в правосудии может быть только внутреннее убеждение судьи, сформированное при его активной роли, направленной на преодоление сомнений и «информационной неопределенности»[3, c.141], тщательную проверку судом собранных по делу доказательств, и поиск новых, в целях постановки справедливого приговора, и, что самое важное, – отысканию истины [11, c.29]. Устремленность же субъекта познания к истине – это своего рода «презумпция», которая призвана направлять ход познавательной деятельности, обеспечивая выполнение целей уголовного процесса [33, c.16]. Таким образом, правильно сформированное внутреннее убеждение судьи, его уверенность в познании истинных обстоятельств дела, являются основой для исключения ошибок суда, но только при его «активной» деятельности в данном направлении.

Кроме того, потребность в активности суда диктуется соблюдением, хоть и «непродуманно» проигнорированным действующим УПК РФ, но фундаментальным для формирования правильного внутреннего убеждения судьи принципом всесторонности, полноты и объективности исследования и оценки совокупности исследуемых доказательств [2, c.12; 14, c.199; 16, c.59; 18, c.29; 19, c.28]. Ориентированность суда на обязательность исполнения названного принципа  предполагает использование надежного механизма формирования правильного внутреннего убеждения судьи, и послужит в дальнейшем хорошей основой для полноценной аргументации принятого решения. Кроме того, внутреннее убеждение судьи является «психологическим регулятором поведения судей в их работе по отысканию истины»[17, c.211], а также основой предотвращения судебной ошибки, зачастую кроющейся в односторонности и поверхности исследования и оценки доказательств.

При этом, следует заметить, что истина охватывает не только доказанное и обоснованное знание, но, в том числе, и гипотезу, зародившуюся в процессе мыслительной деятельности судьи [24, c.63-64]. Именно она, формируя внутреннее убеждение судьи, служит мотиватором его процессуальных действий, направленных на достижение истины, отыскание дополнительных доказательств для подтверждения правильности своих выводов и справедливости принимаемого судебного акта.

Еще одним мотиватором к инициативной деятельности суда по добыче дополнительных доказательств являются положения статьи 235 УПК РФ, в соответствии с которой суд  по ходатайству сторон рассматривает вопрос об исключении доказательств. Вполне логично, что в основу приговора или иного судебного решения не может быть положено исключенное доказательство, однако оно в любом случае служит  одним из факторов, влияющих на формирование внутреннего убеждения судьи. Так, доказательство, исключенное сторонами в силу того, что получено с нарушениями требований УПК РФ, может содержать в себе весомые факты, способствующие познанию объективной истины по делу. В таком случае, суд, находясь в динамичном процессе формирования внутреннего убеждения, для устранения неясностей и сомнений, должен обладать правом истребовать дополнительные доказательства, подтверждающие, либо опровергающие сложившуюся в процессе познания гипотезу судьи. В противном случае, при его правильно сформированном внутреннем убеждении, которое судья не может отразить в судебном акте по объективным основаниями, судебная ошибка, кроющаяся в отражении истины формальной, разнящейся с реальными событиями преступления, является безусловным итогом рассмотрения уголовного дела. Неужели такую «защиту» прав и интересов участников уголовного процесса на современном этапе развития демократического общества преследует  действующий УПК РФ?

Внутреннее убеждение – это категория субъективно-объективная, которая со своей объективной стороны может быть проверена на факт логического мышления судьи с точки зрения достоверности этих доказательств, что ограничивает произвольность действий судьи, стимулирует стремление к вынесению законного и обоснованного приговора, поскольку иначе — ошибки, предвзятость в суждениях, голое усмотрение судей могут повлечь отмену судебного акта [12, c.74].

Но все же, так или иначе, имея основой субъективные начала,  состояние внутреннего убеждения судьи не может непосредственно оцениваться вышестоящими инстанциями, они лишь высказывают мнение по вопросу правильности или неправильности сделанных выводов, обоснованности принятого нижестоящим судом решения [8, c.106], оценивая, таким образом, объективную сторону его выражения.

Внешнего контроля за внутренним убеждением и быть не может, как не может быть контроля за совестью и нравственностью судьи. Именно высокий уровень нравственности, совестности, правосознания и правовой культуры судьи позволят обеспечить правильность не только формирования внутреннего убеждения, но и его отражения в логично обоснованном судебном акте. И все же, в некоторой части  вызывает сомнение суждение о том, что судья дает отчет о сложившемся внутреннем убеждении себе, а не вышестоящему суду или органу [5, c.215], избегая приобщения, дополнения и оценки доказательств, которые могут повлиять на достижение истины. При этом для суда предпочтительнее дать оценку и выстроить логическую цепочку из иных, достаточных для доказывания фактов, укладывающихся в рамки законодательного обоснования и «нужной» квалификации. В таких случаях наблюдается несовпадение, или даже — противостояние внутреннего убеждения судьи и буквы закона.

Ввиду вышеизложенного, неоправданно исключение из уголовно-процессуального закона таких категорий, как «правосознание», «всесторонность, полнота и объективность исследования доказательств», «объективная истина», поскольку это неизбежно затрудняет достижение целей правосудия, препятствуя   установлению объективной истины по делу, и, что самое важное, закладывает основания для судебной ошибки, выраженной в вынесении незаконного и несправедливого приговора, определения, постановления. Более того, отмеченные огрехи уголовно-процессуального закона, с нашей точки зрения, служат неким «оправданием» ошибок суда, что прямо противоречит целям правосудия. Вместе с тем, как показано выше, работу механизма формирования правильного внутреннего убеждения судьи, как главного фактора предотвращения судебных ошибок, могут затруднить такие обстоятельства, как психологические особенности конкретного судьи, его профессиональный опыт, понимание целей правосудия и т.д.

В конечном счете, адекватно сформированное внутреннее убеждение судьи, объективно отражающее истину, составляя основу судебного акта, служит гарантией предотвращения судебной ошибки, существенно «укрепляя шансы» на правосудность итогового акта по уголовному делу.

Список литературы:

  1. Абакумова М.Г. Отражение беспристрастности судей в судебных постановлениях // Вестник ВГУ. Серия: Право. – 2011. — № 2. – С. 123-131.
  2. Азаров В.А. Оценка качества доказательств как элемент судебного контроля // Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики: сборник научных работ / Омский государственный университет. Юридический факультет. – Омск: ОмГУ. – 2003. – Выпуск 7. – С. 5-12.
  3. Астафьев А.Ю. Свобода оценки доказательств как гарантия эффективности судебной деятельности // Вестник Воронежского института МВД России. – 2013. — № 1. – С. 139-143.
  4. Аубакирова А.А. Следственные ошибки при формировании внутреннего убеждения. Монография. Алматы, 2009.-
  5. Байчорова Ф.Х. Внутреннее предубеждение судьи // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. – 2013. — № 6 (39). –С. 214-216.
  6. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств: сущность и методы. – М.: Наука, 1966.-295c.
  7. Бубон К.В. Реквием по истине // Адвокат. – 2010. — № 1. – С. 7-13.
  8. Васин В.В. Без права на ошибку: уголовно-процессуальное познание судом первой инстанции обстоятельств уголовного дела. – Монография. — Магадан, 2007.-183c.
  9. Лавренко А.П. Закономерности формирования внутреннего убеждения судей в российском уголовном судопроизводстве // Общество и право. – 2011. — № 4 (36). – С. 238-240.
  10. Лазарева В.А. Проблемы доказывания в современном уголовном процессе России. – Самара: Издательство «Самарский университет», 2007.-303c.
  11. Лукичев Н.А. Роль суда по установлению объективной истины по уголовным делам в свете конституционного принципа состязательности процесса. – Следователь. – 2002. — № 2. – С.26-32.
  12. Максимов Н.Р. Свобода внутреннего убеждения судей как условие правосудности приговора // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного рассмотрения и судебного разбирательства. – Свердловск, 1974. – Выпуск 31.- С. 69-74.
  13. Миронов В.Ю. Достоверность выводов следствия и суда: логический аспект// 50 лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): материалы Междунар.научн.-практ. конференции. – Екатеринбург, 27-28 января 2005г.-Ч.2. – С. 106-112.
  14. Нурбаев Д.М. Принцип свободы оценки доказательств и применении преюдиции в уголовном процессе РФ: новые грани старых проблем // Вестник Омского университета. Серия «Право». – 2011. — № 2 (27). – С. 198-201.
  15. Нурбаев Д.М. Понятие внутреннего убеждения как основы свободной оценки доказательств в уголовном судопроизводстве // Вестник Омского университета. Серия «Право». – 2013. — № 1 (34). – С. 196-199.
  16. Орлов Ю.К. Внутреннее убеждение при оценке доказательств // Вопросы борьбы с преступностью.-М.: издательство «Юридическая литература». –1981.- Выпуск 35. – С. 55-62.
  17. Петренко В.М. О внутреннем убеждении при исследовании доказательств в уголовном процессе // Труды высшей школы Министерства внутренних дел СССР. – М., 1969. – Выпуск 24. – С. 207-225.
  18. Петрухина А.Н. Проблемы оценки заключения эксперта в современном уголовном судопроизводстве // Юрист. – 2011. — № 9. – С. 29-32.
  19. Печников Г.А., Резван А.П., Блинков А.П. Принцип свободы оценки доказательств по УПК России // Вестник Воронежского института МВД России. – 2012. — № 1. – С.25-32.
  20. Пилюгина Н.Н. Внутреннее убеждение при оценке доказательств // Следователь. – 2004. — № 12. – С. 18-19.
  21. Пилюгина Н.Н. Свобода оценки доказательств в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис… канд.юрид.наук. – Саратов, 2007.-22c.
  22. Пискун О.А. Истина в уголовном судопроизводстве: Автореф. дисс…канд.юрид.наук.-Иркутск, 2006.-24c.
  23. Прокопенко А.А. Оценка доказательств в ходе рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции: Автореф. дис…канд.юрид.наук. – Краснодар, 2009.-27c.;
  24. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. Монография. – Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. – М.: Юридическая литература, 1977.-120c.
  25. Снегирев Е.А. Оценка доказательств по внутреннему убеждению: Дис…канд.юрид.наук. – Воронеж, 2002.-198c.
  26. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том I. М.: Наука, 1968.-468c.
  27. Сундюкова А.Р. Прения сторон как средство формирования внутреннего убеждения судьи // Сибирский юридический вестник. – 2011. — № 2 (53). – С. 117-121.
  28. Туленков Д.П. Внутреннее убеждение как критерий истины в уголовном процессе // Российский судья. – 2007. — № 2. – С. 29-32.
  29. Туленков Д.П. К вопросу о характере истины в уголовно-процессуальном познании // Уголовный процесс. – 2012. – № 8. – С.32-34.
  30. Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции: монография. – М.: Госюриздат, 1959.-167c.
  31. Шейфер С.А. Доказывание как познавательная деятельность по уголовному делу // Право на судебную защиту в уголовном процессе: европейские стандарты и российская практика. – Томск: издательство Томского университета. – 2007. – С. 144-154.
  32. Юрченко Л.В. Оценочные действия судьи на этапе подготовки уголовного дела к судебному заседанию: Автореф. дис…канд.юрид.наук. – Оренбург, 2007.-22c.
  33. Яцишина О.Е. Внутреннее убеждение как основание свободы оценки доказательств в российском уголовном процессе: Автореф. дис…канд.юрид.наук. – Челябинск, 2004.-22c.
    СУБЪЕКТИВНО-ОБЪЕКТИВНЫЕ НАЧАЛА ВНУТРЕННЕГО УБЕЖДЕНИЯ СУДЬИ КАК КРИТЕРИЙ ДОСТИЖЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ ИСТИНЫ
    Cтатья посвящена анализу субъективных факторов, составляющих основу внутреннего убеждения судьи, и влиянию объективных начал на механизм его правильного формирования.
    Written by: Беккер Татьяна Александровна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/10/2017
    Edition: euroasia-science.ru_29-30.12.2015_12(21)
    Available in: Ebook