30 Дек

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ПОНИМАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ В РФ В СВЕТЕ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ) является одним из основополагающих для демократического устройства общества в целом, а не только для современного уголовного судопроизводства. В Конституции РФ термина «презумпция невиновности» как такового нет, однако косвенно об этой норме говорится во второй главе, которая называется «Права и свободы человека и гражданина». Так в статье 49 Основного закона читаем: 1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.
Иными словами, если вас не осудили, а виновность не доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, не установлена вступившим в законную силу приговором суда то вы не преступник,  в отношении вас нельзя совершать никаких ограничивающих прав и свобод, тем более силовых, насильственных действий.. К этому стоит добавить, что в ст. 11 «Всеобщей декларации прав человека«, принятой и провозглашенной резолюцией 217А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года указано следующее: Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты.

За относительной простотой формулы презумпции невиновности и формулировки этого принципа в статье 11 Декларации кроются серьезные проблемы для правоприменителей внутреннего законодательства. Они связаны с интерпретацией в конституциях и иных конституционных актах с их реализацией в жизни, что можно обнаружить на противоречивых подходах понимания и использования принципа презумпции невиновности в России, выраженного в Конституции РФ в статье 49, где в отличие от статьи 11 Декларации, акцент делается на совершенно другом аспекте. Поскольку особенность любой декларации состоит в том, что в ней изложены права, свободы и возможности людей в различных областях человеческой активности, поэтому во Всеобщей декларации принцип презумпции невиновности выражен в виде права на то, чтобы «считаться невиновным«, а не так, как он выражен в Конституции РФ. Причем, при всей жесткости и категоричности формы выражения презумпция невиновности, в России «…работает через раз или даже от случая к случаю, а формула Всеобщей декларации работала, работает, и наверняка будет работать»[1, p.280].

Категоричность и жесткость выражения презумпции невиновности в российском варианте полностью компенсируется завершающей частью, а именно, «…пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и  установлена  вступившим в законную силу приговором суда» (ст. 49 п. 1 Конституции РФ). В этой связи хотелось бы отметить, как не самый удачный выход из сложной ситуации, выраженный в Конституции РФ, т.е. отсылка на федеральный закон, так и несовершенность самого федерального закона – УПК РФ, в свете выражения смысла, содержания и процедуры реализации принципа презумпции невиновности.

Во Всеобщей Декларации выражению данного  принципа  предшествует  положение,  согласно которого «каждый…имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом» (ст. 10 Всеобщей Декларации), что является существенной гарантией в защите и осуществлении права на защиту в судебном порядке. Обращает на себя внимание сразу несколько моментов, вызывающих серьезный научный интерес:

         а) «…имеет право считаться невиновным…»,

         б) «…пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства…» и

         в) «…ему обеспечиваются все возможности для защиты».

         Процесс  установления виновности или невиновности  лица, путем надлежащего доказывания, будет  осуществляться только путем открытого, т.е. публичного и гласного судебного разбирательства, при котором будут выполняться  все  процессуальные  требования,  условия и даже формальности, на что указывает словосочетание «…законным путем…», полностью, как представляется, соответствующее по форме и  содержанию  конкретному понятию, отражающему универсальный принцип, существующий в американском доказательственном процессе «procedural due process» или просто «due  process of law». Немаловажным дополнением ко всему сказанному является гарантия предоставления каждому обвиняемому всех возможностей для защиты. Их можно определить, как совокупность прав обвиняемого и его представителя (защитника) в рамках процесса, а  также  все  иные возможности, которые предоставлены всем лицам, подозреваемым (обвиняемым) в совершении преступления, как во время процесса, так и после него (т.е. иными словами, включая все то, что не запрещено законом). Это, думается, является особо важным и актуальным, поскольку, презумпция невиновности действует до момента вступления в законную силу процессуального акта суда, вынесшего окончательное решение (вердикт). Таким образом, анализ формулы и формы выражения принципа презумпции невиновности во всеобщей Декларации прав человека 1948 года позволяет сделать вывод о том, что данный вариант вышеуказанного принципа является наиболее удачным, с точки зрения, лингвистического построения и адекватно отражает содержание презумпции невиновности, основываясь на ее англо-американской модели[2, p.286].

 Итак, делая предварительный вывод и резюмируя все вышесказанное, можно заключить, что принцип презумпции невиновности прописан в таких международно-правовых нормативных актах как: Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 г. (т.е. в главном международно-правовом документе); Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, 1950 г.; Международный пакт об экономических, социальных и культурных  правах, 1966 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах, 1966г.

Однако, несмотря на это, в настоящий момент в области обеспечения и защиты прав и свобод  человека существует уже давно назревшая, но все еще не разрешенная, являющаяся очень актуальной[i], как по своей сути, так и по содержанию необходимость, сформулировать и в Конституции РФ, и современном уголовно-процессуальном законодательстве РФ принцип презумпции невиновности (заметим для справедливости, уже закрепленный в ст.14 УПК РФ) надлежащим образом, что, как представляется, диктуется осуществляемой в России в настоящий момент комплексной правовой и административной реформой. На первый взгляд может показаться, что данному принципу, сформулированному в международных актах, противоречат правила Конституции РФ (ст.49 ч.1), УПК РФ (ст. 14 ч. 1) и других указанных выше источников, связывающие возможность признания лица виновным с обязательным проведением судебного разбирательства — стадии, где сосредоточены максимальные гарантии прав и законных интересов личности.

Однако Европейские комиссия и суд по правам человека, толкуя термин «законный порядок» в формулировке презумпции невиновности, данной Конвенцией («Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком» (ст.6 ч.2)), указали, что презумпция невиновности, воплощенная в п.2 ст.6, и различные права, неисчерпывающий перечень которых приводится в п.3 ст.6, являются составными элементами понятия справедливого судебного разбирательства по уголовным делам[3, С. 315]. В приложении протокола № 11 к Конвенции по защите прав человека и основных свобод «Заголовки статей, подлежащие включению в текст Конвенции о защите прав человек и основных свобод и Протоколов к ней» указано, что ст.6 должна быть озаглавлена «Право на справедливое судебное разбирательство». Это означает, что решение вопроса о том, где признается лицо виновным по УПК РФ не противоречит п.2 ст.6 Конвенции о защите права человека и основных свобод. Тем более, на это указано в ст.11 Всеобщей декларации о правах человека, принятой ООН в 1948 году, где прямо отмечено, что виновность лица устанавливается путем судебного разбирательства. Практика Европейского суда по правам человека также свидетельствует о том, что лицо признается виновным независимым и беспристрастным судом при справедливом и публичном судебном разбирательстве. В этом отношении характерны решения по делам Адольфа против Австрии, Минелли против Швейцарии[4, С. 317],  в рамках которого Европейский суд постановил: «Презумпция невиновности нарушается, если ранее виновность обвиняемого не была доказана по закону и, прежде всего, если он не имел возможности осуществить свои права на защиту…»[5, С.234],   Этот суд также часто заявлял, что предварительное содержание под стражей не должно использоваться в качестве предварительного наказания (решение по делу Летелье от 26 июня 1991 года, решение по делу Томази от 27 августа 1992 года).

Презумпция невиновности как объективное правовое положение означает, что закон считает лицо, привлеченное к уголовной ответственности, невиновным, пока те, кто считает его виновным, не докажут, что он действительно виновен, и его виновность не будет установлена вступившим в законную силу решением суда. Анализ ч.1 ст.14 УПК РФ позволяет выделить два неразрывно связанных между собой признака: 1) признак доказанности виновности в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и 2) признак установления виновности вступившим в законную силу приговором суда.

Следует заметить, что Европейский суд по правам человека считает, что посягательство на презумпцию невиновности может исходить не только от судьи или от суда, но и от всех остальных органов государства, т.е. сфера применения этого принципа шире: он обязателен не только для уголовного суда. В этом отношении примечательно также высказывание Европейского суда по делу Саундерс против Соединенного Королевства, смысл которого заключается в том, что предварительное расследование по объему гарантий прав личности отличается от судебной процедуры, установленной ст.6 Конвенции. Лицо может быть признано виновным только в судебном порядке со всеми вытекающими уголовно-правовыми последствиями. Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус лица, привлеченного к уголовной ответственности[6, С.123] не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве субъекта. При отсутствии вступившего в законную силу обвинительного приговора суда за лицом, даже если он содержится под стражей, сохраняются трудовые, семейные и иные права и свободы человека и гражданина.

Итак, сравнительный анализ положений нового российского УПК с позиций международных норм и стандартов позволяет предложить следующую редакцию определения презумпции невиновности: каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, считается законом невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном порядке и установлена вступившим в законную силу судебным решением (приговором, решением апелляционной, кассационной, надзорной инстанций, суда при рассмотрении дела о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств).

  1. Flinston M.H. American Constitutional Law. Mineola, N.Y., FPCS Press, Inc., 1993. – 345p.
  2. Flinston M.H. American Constitutional Law. Mineola, N.Y., FPCS Press, Inc., 1993. – 345p.
  3. Европейский суд по правам человека. Избранные решения в 2-х т. Т.1. М., 2000. — 456с.
  4. Европейский суд по правам человека. Избранные решения в 2-х т. Т.1. М., 2000. — 456с.
  5. Европейский суд по правам человека. Избранные решения в 2-х т. Т.1. М., 2000. — 456с.
  6. Гуляев А.П. Комментарий к УПК РФ/ Под общ. ред. В.В. Мозякова. М., 2002.- 284с.
    СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ПОНИМАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ В РФ В СВЕТЕ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
    Written by: Абдрашитов Вагип Ммнирович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/24/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook