30 Дек

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Явная недостаточность развития в российской науке межотраслевого подхода на стыке экономики, права и психологии, отставание этого направления в теории государства и права обнаруживает необходимость осуществить анализ психологической сущности налогообложения.

Экономика, право и психология как науки имеют сходные области исследования – это поведение индивидов и социальных групп. Экономическая наука осуществляет анализ рыночных действий субъектов, правовая наука – правомерное и неправомерное поведение, а психология – индивидуальные реакции и переживания. Экономические действия, правовые поступки, психологические установки формируются, как правило, на уровне сознания.

Отражение в сознании общества, социальных групп и индивидов налогообложения определяется существованием естественных, хотя иногда и неприметных, связей между экономическим и правовым поведением субъектов (человека, социальной группы, общества) и их психологическими установками. Такая связь носит характер стихийного взаимодействия экономических, правовых и психологических процессов, поведенческой реакции субъектов.  Нельзя рассматривать человека как «колесико» в общественном или государственном механизме, действующее автоматически. Такой подход наносит серьезный вред экономическому, правовому и социальному анализу.

Экономическая психология изучает следующие взаимосвязанные явления и процессы: «побуждения или мотивы деятельности экономического человека; экономическое сознание личности, формирующееся на основе жизненных переживаний, накопленного опыта, преодоления трудностей; бессознательное начало в психике индивида и масс (иллюзии, ажиотаж, страхи и психозы), возникающие из закрепившихся в памяти событий, взаимосвязей, эмоций; экономическое поведение, активные волевые действия, целенаправленно изменяющие окружающую среду» [1, с. 21].

В свете психологического анализа налогообложения сразу возникает парадоксальный вопрос о том, каким образом человек с глубоко эгоистической составляющей соглашается половину или даже более своего честно заработанного дохода отдавать охотящемуся за налоговыми поступлениями государству без права требовать за это какой-либо ответной услуги?

Основным вариантом поведения налогоплательщика является уклонение от налогов. Такое поведение осуществляется в двух формах: во-первых, путем ухода в так называемую теневую экономику, во-вторых, путем всяческих способов сокрытия доходов.

Причины уклонения от уплаты налогов можно условно разделить на две группы:

  1. Объективные причины – неупорядоченность налоговой системы; слишком высокие налоговые ставки, которые делают проблематичным само выживание предприятия; низкий уровень правового сознания и т. д.
  2. Психологические причины – недоверие к государству, неправильно расходующему собранные налоговые платежи; низкая оценка работы существующих на средства налогоплательщика государственных учреждений; сложность заполнения налоговых деклараций и т. д.

Государства во все века своего существования устанавливали жесткие способы изъятия налогов, но не только с помощью строгих мер юридической ответственности, а и используя психологические способы воздействия. Так, немецкий исследователь истории налогообложения Г. Шмёльдерс отмечает: «К каким только трюкам и надувательствам со сменой вывесок не прибегали в истории налогообложения правители, чтобы придать жесткой налоговой хватке безобидный вид, преуменьшить ее значение, а по возможности даже скрыть ее под каким-нибудь звучным названием. Особенно неохотно обозначаются суровым словом «налог» новые виды сборов. Их называют «пожертвованием на помощь оказавшимся в бедственном положении», «взносом», «угольным пфеннингом», «помощью Берлину» или как-нибудь еще, тщательно избегая слова «налог», чтобы как можно незаметнее вкрасться в доверие налогоплательщика, к деньгам которого подбираются» [2, с. 367-368].

Государство не может доводить налоги до крайности. Это обедняет граждан, но не приводит к обогащению государства. Налогоплательщик в этом случае испытывает явное неудовлетворение, у него подрываются стимулы к трудовой активности (выгоднее жить на пособие по трудоспособности), к дополнительной и сверхурочной работе. Высокие налоги вызывают утечку капитала за границу и уход в теневой сектор экономики. Это не только уменьшает доходы государства, но и формируют негативную общественную модель экономического поведения.

Психологическая сущность налогообложения проявляется в закономерности поведения человеческой личности в рамках экономических и правовых отношений касательно налоговой составляющей.

Научное исследование этого направления осуществляется в рамках различных теорий экономической психологии и юридической психологии. Анализ должен осуществляться в рамках макроэкономики – науки о совокупном экономическом поведении людей, о функционировании целостной социально-экономической системы. В основу макроэкономики положена теория предельной полезности, в том числе предельной ставки налогообложения. Американский экономист А. Лэффер установил, что снижение ставок налогов не всегда приводит к сокращению налоговых поступлений, а повышение – к их росту. Составленный им широко известный график зависимости доходов бюджета от прогрессивности налогов получил название «эффект» или «кривая Лэффера» [3, с. 46-47;4, с. 33-34;1, 115-116].

Эта концепция определила, что повышение ставок налогов увеличивает, но все более замедляющимися темпами и до определенного предела, сумму доходов бюджета. Психологическая характеристика поведения налогоплательщика заключается здесь в его заинтересованности в легальном заработке, которая сокращается медленнее, чем возрастают налоги.

За определенным пределом возрастания ставок налогов они начинают подавлять экономическую активность, соответственно налоговая база сужается, а доходы бюджета сокращаются. Необходимо принимать во внимание психологическую составляющую – никто не будет работать только для того, чтобы платить налоги. Таким образом, чем выше налоговые ставки, тем сильнее побудительные мотивы для уклонения от налогов, тем большую долю в ВНП составляют доходы теневой экономики.

В случае если налоговая ставка снижается, то это оказывает на экономику стимулирующий эффект. С. Г. Пепеляев выделяет следующие три направления такого эффекта: «Во-первых, поскольку чистая доходность труда и капитала возрастает, повышается их рыночное предложение, расширяется объем производства и, как следствие, увеличивается налоговая база. Во-вторых, улучшается распределение капитала по сферам хозяйственной деятельности, так как сужается разрыв между низко- и высокооблагаемыми отраслями. В-третьих, сокращается уклонение от налогов, возрастает доля «таксируемой» экономической деятельности» [5, с. 62].

Российский ученый, специалист в области юридической психологии В. Л. Васильев отмечает, что в последнее время сложилась позиция, «которую можно назвать прагматической. Смысл ее в том, что долгосрочные эгоистические интересы предпринимателя, то есть обеспечение прибылей в будущем, требует его сотрудничества с обществом и решении социальных проблем. Иначе говоря, предприниматель, который рассчитывает на развитие своего бизнеса, должен быть «социально озабочен» в самом широком смысле этого выражения» [6, с. 180]. Таким путем решается фундаментальное противоречие, лежащее в самой природе предпринимательства: «с одной стороны, стремление к максимальной прибыли и эгоистическая защита частнособственнических интересов, а с другой – необходимость считаться с интересами и ценностями общества и обладать определенным чувством ответственности перед ним» [6, с. 180] (в частности, это проявляется в обязанности платить налоги – С. Щ.).

Н. Ф. Дмитревская, один из соавторов книги «Экономическая психология», отмечает, что в настоящее время характеристика психологической сущности налогообложения различается среди разных групп населения в России. «У лиц наемного труда на государственных предприятиях налог с зарплаты снимался невидимо для получателя денег. Отношение к налогам, как системе, обеспечивающей заработную плату, было положительным. У мелких ремесленников оно, скорее, отрицательное, поскольку их мировоззрение – это мировоззрение одиночки. У крупных предпринимателей отношение реальное: это и понимание того, что налоги платить надо, и уклонение в силу их непомерной величины» [7, с.207].

Путем специального психолого-экономического исследования, голландский ученый Р. Соммерхальдер установил, что необходимость налоговой реформы, заключающейся в упрощении налогового законодательства, в частности связана с  необходимостью лучшего понимания налоговых законов со стороны субъектов экономической деятельности [8, с. 156-166].

Другой голландский ученый А. Элинг, продолжая это направление, указывает, что чем чаще индивидуальные налогоплательщики «сталкиваются с новыми налоговыми законами, тем более положительно к ним относятся». С другой стороны, чем меньше предприятия и фирмы «сталкиваются с налоговым законодательством, тем спокойнее они к нему относятся» [9, с. 154]. Также он отмечает, что изменения налоговых ставок индивидуальными налогоплательщиками понимаются либо не в полной мере, либо ошибочно. Важное значение имеют отношение плательщика к налоговой системе в целом, а также степень его взаимодействия с налоговой системой, т. е. насколько обременительной она ему представляется.

По словам М. К. Бункиной и В. А. Семенова многие налогоплательщики «обнаруживают традиционное неприятие новых правил составления документов, сетуют на усложнение налоговых систем и возрастание издержек на содержание государственного административного аппарата» [1, с. 114].

Таким образом, анализ психологической сущности налогообложения имеет весьма существенное значение в понимании этой категории. В подтверждение этого можно привести мнение основателя аналитической психологии К. Г. Юнга о том, что недооценка индивидуального человека и даже индивидуальных событий искажают картину реальности. Он указывал: «Мы не должны недооценивать психологическое воздействие статистической картины мира: она отвергает индивида, заменяя его безликими единицами, которые собирает в массовые формации. Вместо конкретного индивида мы имеем названия организаций и, как кульминацию, абстрактную идею Государства, как принципа политической реальности. При этом нравственная ответственность индивида неизбежно заменяется государственными интересами. Вместо нравственной и умственной дифференциации индивидов мы имеем благосостояние общества и повышение жизненного уровня. Цель и смысл индивидуальной жизни (которая является единственной реальной жизнью) заключается уже не в индивидуальном развитии, а в политике Государства, которая навязывается индивиду извне и состоит в претворении в жизнь абстрактной идеи, которая имеет тенденцию притягивать к себе всю жизнь» [10, с. 74].

На основании изложенного, психологическая сущность налогообложения состоит в следующем: во-первых, это верное или ошибочное понимание налоговых законов; во-вторых, это эмоциональная оценка налоговой системы с точки зрения ее обременительности для плательщика; в-третьих, это уровень психологической оценки деятельности государственного аппарата; в-четвертых, это отношение субъектов экономической деятельности к снижению или повышению ставок налогов, а также к увеличению или снижению налоговой базы.

Список литературы:

  1. Бункина М. К., Семенов В. А. Экономика и психология. На перекрестке наук. Учебное пособие. – М.: Издательство «Дело и Сервис», 1998.
  2. Шмёльдерс Г. Бороды и свадьбы, окна и меха – налогам конца не видно. Курьезные случаи из истории налогообложения // Все начиналось с десятины: этот многоликий налоговый мир. – М.: Прогресс, 1992.
  3. Налоги и налогообложение // Под ред. Романовского М. В., Врублевской О. В. – СПб: Питер, 2000.
  4. Сомоев Р. Г. Общая теория налогов и налогообложения. Учебное пособие. – М.: «Издательство ПРИОР», 2000.
  5. Налоговое право. Учебное пособие // Под ред. С. Г. Пепеляева. – М.: ИД ФБК-Пресс, 2000.
  6. Васильев В. Л. Юридическая психология. 3-е изд. – СПб: Издательство «Питер», 2000.
  7. Экономическая психология // Под ред. И. В. Андреевой – СПб: Издательство «Питер», 2000.
  8. Соммерхальдер Р. Упрощение налогового законодательства в Дании: уникальное явление в международном сообществе? // В кн.: Бункина М. К., Семенов В. А. Экономика и психология. На перекрестке наук. Учебное пособие. – М.: Издательство «Дело и Сервис», 1998.
  9. Элинг А. Оценка налоговой реформы в Дании со стороны предпринимателей // В кн.: Бункина М. К., Семенов В. А. Экономика и психология. На перекрестке наук. Учебное пособие. – М.: Издательство «Дело и Сервис», 1998.
  10. Юнг К. Г. Нераскрытая самость (настоящее и будущее) // В кн.: Юнг К. Г. Избранное // Пер. с нем. Е. Б. Глушак, Г. А. Бутузов, М. А. Собуцкий, О. О. Чистяков. – М.: ООО «Попурри», 1998.
    ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
    Written by: Щепкин Сергей Станиславович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/25/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook